Лекции по стилистике и культуре речи



страница1/24
Дата03.05.2020
Размер0,76 Mb.
ТипЛекции
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

Лекции по стилистике и культуре речи
ВВЕДЕНИЕ. СТИЛИСТИКА КАК НАУКА
План

  1. Стилистика как особая научная дисциплина. Истоки стилистики. О становлении стилистики как лингвистической научной дисциплины. Предмет стилистики. Положения о предмете стилистики в работах Г.О. Винокура, Л.В. Шербы, В.В. Виноградова. Задачи стилистики как учебной дисциплины. Определение стилистики.

  2. Основные понятия и категории стилистики. Стилистическая структура языка. Стиль как основное понятие стилистики. Стилистическое средство. Стилистическая коннотация. Стилистическая окраска. Стилевая черта.

Рекомендуемая литература:

Кожина М.Н. Стилистика русского языка. – М., 1983. – С.7–31.

Стилистика русского языка. Под ред. Шанского Н.М. – Л., 1989.

Виноградов В.В. Проблемы русской стилистики. – М., 1981. – С.20–102.



Дополнительная литература:

Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. – М., 1981.

Кожин А.Н. О границах стилистики русского языка // Основные понятия и категории лингвостилистики. – Пермь, 1982. – С.3–11.

Федоров А.В. Очерки общей и сопоставительной стилистики. – М., 1971.




  1. Стилистика как особая научная дисциплина.

У истоков современной стилистики находятся античная и сравнительная поэтика и риторика. Поэтика понималась как наука о поэзии, а риторика – как наука об ораторском искусстве. В риторику входило учение о словесном выражении, предусматривающее отбор слов и их сочетание, изучение фигур речи Центром риторики 17-18 вв. становится учение о стилях (Например, риторика А.Х.Белоблоцкого). Наибольшую роль в развитии русской стилистики сыграла теория стилей М.В.Ломоносова и его “Риторика” (1748 г.).

В трудах М.В.Ломоносова были заложены основы стилистики русского языка как учения о выразительных средствах языка, о правильной речи, о красноречии как искусстве красиво и убедительно говорить и присоединять слушающих к своему мнению. Учение о правильной и хорошей речи перерастает в учение о стилистических ресурсах русского языка, об умении пользоваться ими, что нашло выражение в содержании руководств, созданных по стилистике русского языка для учебных целей.

Ломоносовым были не только заложены основы стилистики, но и намечены перспективы ее дальнейшего развития. Стилистикой занимались: А.Х.Востоков, К.С.Аксаков, Ф.И.Буслаев, Я.К.Грот, Л.И.Поливанов, А.А.Потебня, А.М.Пешковский, Л.А.Булаховский, Г.О.Винокур, А.Н.Гвоздев, В.В.Виноградов и другие исследователи.

Сам термин “стилистика” появился в начале ХІХ века в произведениях немецких романтиков в связи с появлением новых для той эпохи понятий индивидуальности творческой личности.

Попытки научно обосновать стилистику были предприняты в трудах “Философия стиля” Г.Спенсера (1852 г.) и Х.Штейнталя (1866 г.). В исследованиях А.Н.Веселовского (“Из истории эпитета”, 1895 и др.) и А.А.Потебни были заложены основы исторической стилистики.
Так как стилистика является учением об “употреблении языка”, многие лингвисты пытались сделать ее наиболее общей филологической дисциплиной, в которую языкознание входило бы как частная наука. Этот подход наблюдается у немецких филологов-романтиков братьев А.В. и Ф. фон Шлегель (начало ХІХ в.), в направлении эстетического идеализма К.Фосслера.

В России в 20-е годы ХХ в. стилистика рассматривалась как база культуры речи. Однако, все большую определенность обретала мысль о том, что стилистика – самостоятельная дисциплина, имеющая свой предмет, изучающая “употребление языка”, т.е. совокупность установившихся в обществе языковых норм, в силу которых из существующего запаса языковых средств осуществляется отбор, не одинаковый для разных условий языкового общения.

Современная лингвистическая стилистика начинается с работ Шарля Балли (“Трактат по французской стилистике”, 1909 г.) и выделяется как самостоятельный раздел языкознания в трудах языковедов Пражского лингвистического кружка. В русском языкознании становление стилистики как науки было завершено в концепции В.В.Виноградова. К современной стилистике примыкает теория интерпретации в компьютерной лингвистике (работы В.З.Демьянкова и др.).

По словам А.Н.Кожина, “стилистика как наука, как учебная дисциплина, выступает как учение о наиболее эффективных формах выражения мысли и чувства в самом широком смысле этого слова, как учение о выразительных средствах языка, о целесообразном отборе и комбинировании средств языка в определенной сфере общения, как учение о закономерностях употребления единиц языка в актах речевой деятельности”.

Стилистика – наука о системе стилистических средств языка. В отличие от других лингвистических наук, которые имеют свои собственные единицы (например, фонетика – фонемы, морфология – морфемы и т.п.), у стилистики нет своих собственных единиц. Носителями стилистических значений являются единицы фонетические, морфологические, лексические и синтаксические – они выполняют стилистическую функцию дополнительно к своим основным функциям.

Дополнительные значения, передаваемые единицами языка включают сведения: 1) о сфере жизни, в которой происходит общение (функционально-стилистическое значение); 2) о типах ситуаций, в которых эти единицы, как правило, употребляются (экспрессивно-стилистическое значение); 3) об общественной оценке явлений, обозначенных данными единицами языка (оценочно-стилистическое значение). Эти стилистические значения в каждую эпоху закреплены за единицами языка, как след, как отпечаток их преимущественного употребления в определенных ситуациях и контекстах.

В сферу интересов лингвистической стилистики входят средства языка с точки зрения их выразительности, целесообразного их отбора и организации в текст определенного стиля, а также функциональные стили как типизированные разновидности языка, используемые в разных сферах общественно-производственной деятельности.

“Стилистика – раздел языкознания, имеющий основным предметом стиль во всех языковедческих значениях этого термина – как индивидуальную манеру исполнения речевых актов, как функциональный стиль речи, как стиль языка и т.д. Однако задачи стилистики шире, чем только изучение стиля; она исследует эволюцию стилей в связи с историей литературного языка, язык художественной литературы в его эволюции, универсальные приемы языкового построения произведений литературы (соприкасаясь с поэтикой), а также жанры общения (соприкасаясь с прагматикой). Предметом стилистики является также изучение экспрессивных средств языка, фигур речи и тропов, которые не связаны с каким-либо определенным стилем” (Лингвистический энциклопедический словарь. – М., 1990. – С. 492).

По словам А.Н.Кожина, предметом стилистики являются “речевые явления, объективирующие существенные признаки ее объекта, дающие объективное представление о типе речи как о языковой данности, как о типизированной сфере речевых поведений. Область стилистических разысканий должна распространяться на функциональные разновидности языка в видах речевой деятельности, на типы текстов как сферы речевых действий, в которых находит свое воплощение композиционно-речевая ориентация средств языка, характерная для того или иного “ориентира” организация языкового материала в пределах сферы общения” (Кожин А.Н., 1982. – С. 8).

Человеческая речь состоит из текстов разной величины, разной стилистической принадлежности, различного композиционного построения и т.д. Объектом изучения стилистики как науки является текст. Мы будем придерживаться определения текста, данного И.Р.Гальпериным: “Текст – это произведение речетворческого процесса, обладающее завершенностью, объективированное в виде письменного документа, литературно обработанное в соответствии с типом этого документа, произведение, состоящее из названия (заголовка) и ряда особых единиц (сверхфразовых единств) объединенных разными типами лексической, грамматической, логической, стилистической связи, имеющее определенную целенаправленность и прагматическую установку” (Гальперин И.Р., 1981. – С. 18).

Текст выступает объектом стилистики так как он дает представление о характере употребления языка в типизированных формах речевой деятельности. Принципы отбора языковых средств в таких формах, характер организации языкового материала в структуре высказывания, текста рассматриваются в стилистике.

Анализ текстов различной стилистической принадлежности позволяет выявлять специфические особенности речи в разных сферах речевого общения, исследовать функционально-стилевые возможности системы русского языка.

Так как предмет стилистики как науки обширен, и носителями стилистических значений выступают все единицы языка, начиная с фонетических и оканчивая синтаксическими и текстом, в языкознании сформировалось несколько подходов к пониманию стилистики:

1) Наиболее узкое понимание стилистики (исторически не первое) было характерно американской дескриптивной лингвистике (40–50 гг. ХХ в.). В поле зрения стилистики попадало исследование структуры единиц, более крупных, чем предложение – аранжировка предложений, группировка их в абзацы и т.д. Этот подход называется дескриптивной стилистикой.

2) Более широкое понимание стилистики характерно для, преимущественно английской, лингвистики текста. То, что дескриптивисты определяли как стилистическую вариативность, т.е. построение текста на более длинных отрезках, чем предложение, в лингвистике текста характеризуется как проявление общих закономерностей построения текста. Стилистика отождествляется с грамматикой текста, т.к. понятие свободного выбора автором приемов и форм выражения сильно ограничивается. Однако, в определенном смысле можно этот подход назвать текстовой стилистикой.

3) Языковеды Пражской лингвистической школы в 30–40 гг. ХХ ст. разработали стилистику, выходящую за пределы текста, как учение о соотношении текста с внетекстовыми подсистемами языка – стилями. Текст предстает как результат выбора говорящим языковых форм из заранее данных языком возможностей: фонетических, лексических, грамматических, и как их комбинация в речевом акте в зависимости от его цели (“функции”). В основе такого подхода лежит понятие функционального стиля речи и его можно назвать функциональной стилистикой. Это направление сближается с социолингвистикой.

Вышеперечисленные подходы составляют современную языковедческую стилистику в узком смысле слова.

В широком смысле трактуют стилистику 2 следующих подхода:

4) В противовес развивающемуся учению о структуре языка, стилистика оформляется как общее учение об употреблении языка (Винокур Г.О.). Сюда входит изучение “языка в действии” (о чем писал в 50-е гг. ХХ ст. Э.Бенвенист), использование языка говорящими в определенных ситуациях, предпосылки успешного совершения речевых актов и т.п. Таким образом, можно говорить о прагматической стилистике.

С другой стороны, с 30-х гг. 20 в. синхронная стилистика современного языка стала рассматриваться как этап в истории литературного языка (в стилистической концепции В.В.Виноградова). Сформировалась историческая стилистика.

5) Начиная с 20-х гг. ХХ ст. стилистика общенародного языка рассматривается в связи с языком художественной литературы и творчеством выдающихся писателей. Этот подход определен в концепции В.В.Виноградова, Л.Шпитцера на Западе. Появилась стилистика языка художественной литературы, которая тесно соприкасается с поэтикой.

Все перечисленные подходы составляют языковедческую стилистику в широком смысле слова. При этом 3-й и 4-й подходы используются при обучении языку и рассматриваются как практическая стилистика, целью которой является обучение нормам родного языка.

В центре теоретической стилистики находится проблема речевого акта и текста как результата речетворческого процесса.

Существует также сопоставительная стилистика, которая изучает стилистические явления родного языка в сравнении с другими языками. (См.: Лингвистический энциклопедический словарь. – М., 1990. – С. 492–493).

К широте и размытости границ предмета стилистики привело то, что в процессе становления стилистики как науки ученые соредоточивали внимание на различных аспектах исследования языка-речи. Становлению единой точки зрения мешало также неоднозначное толкование таких фундаментальных понятий, как “язык-речь”, “текст”, статуса и границ лингвистического и экстралингвистического в лингвостилистике. В 20–40 гг. ХХ в. над этими вопросами работами Г.О.Винокур, Л.В.Щерба, Л.П.Якубинский и др., позже – В.В.Виноградов.

Маргарита Николаевна Кожина приводит следующие положения, выдвинутые отечественными лингвистами:

1. Стилистическое в языке не составляет особого уровня языка, оно как бы пронизывает все уровни языка по вертикали и имеется в каждом из них. Таким образом, предмет собственно стилистики составляет особую точку зрения, аспект изучения языка. Г.О.Винокур говорил об этом: “…Стилистика обладает тем свойством, что она изучает язык по всему разрезу его структуры сразу, т.е. и звуки, и формы… но зато с особой точки зрения. Эта особая точка зрения и создает для стилистики в чужом материале ее собственный предмет”.

2. Стилистическая система литературного языка сложна, многообразна и неоднородна. По мнению Л.В.Щербы, в нее входят и характеристики социальных и иных диалектов, и разные формы письменного языка (язык художественной литературы и “формы делового языка”). Л.В.Щерба: в стилистической сфере “особо стоят 4 соотносительных слоя слов – функциональный, нейтральный, фамильярный, вульгарный (ср. лик – лицо – морда – рожа)”.

3. 3-е положение стало кардинальным для последующего развития стилистики. Известен тезис Г.О.Винокура: “Язык вообще есть только тогда, когда он употребляется”. На этом основывается функциональная стилистика – внимание на закономерностях употребления языка в разных сферах общения и образуемой в результате этого особой речевой организации (речевой системности).

4. На этой основе Виноградовым выделяются функциональные стили языка, языка-речи как исторически сложившиеся коммуникативно целесообразные системы средств выражения в различных сферах общения. (См.: Кожина М.Н., 1983. – С. 17–19).

Таким образом, по словам М.Н.Кожиной, предметом стилистики являются выразительные возможности и средства разных уровней языковой системы, их стилистические значения и окраски (коннотации) а также закономерности употребления языка в разных сферах и ситуациях общения и своеобразная организация речи, специфичная для каждой сферы. (См.: там же. – С. 19).

В.В.Виноградов, исходя из сложности задач, стоящих перед стилистикой, выделял “…три разных круга исследований, тесно соприкасающихся и всегда соотносительных, однако наделенных своими задачами, своими критериями и категориями. Это, во-первых, стилистика языка как “системы систем” или структурная стилистика; во-вторых, стилистика речи, т.е. разных видов и актов общественного употребления языка; в-третьих, стилистика художественной литературы” (Виноградов В.В., 1981. – С. 20). К последней примыкают теория и история поэтической речи и поэтика.

Стилистика языка, или структурная стилистика, по словам В.В.Виноградова, описывает, квалифицирует и объясняет взаимоотношения, связи и взаимодействия разных соотносительных частных систем форм, слов, рядов слов и конструкций внутри единой структуры языка как “системы систем”. Она изучает исторически изменяющиеся тенденции или виды соотношений стилей языка, характеризующихся комплексом типичных признаков (функциональные стили: разговорный, научно-деловой, публицистический и др.).

В стилистику языка входит также изучение и разграничение разных форм и видов экспрессий, смысловой окраски, которые сказываются и в семантической структуре слов и сочетании слов, в их синонимике синтаксических конструкций, словорасположение и т.д. Стилистический анализ произведения базируется на изучении структуры языка и заложенных в ней стилей.

В.В.Виноградов приводит в качестве примера рассказ Л.Толстого “Зерно с куриное яйцо”, в котором воспроизводятся черты поэтики и стиля народной сказки. Несколько раз употребляются формы прошедшего многократного или давнопрошедшего времени с оттенком обыкновения типа: покупывая (покупать), раживался (родиться), севал (сеять) – с отрицанием не и без него. В данном случае для художественно-речевого анализа грамматических вариантов необходимы наблюдения и факты из общей стилистической грамматики и стилистики русского языка 2-й половины ХІХ в.

Стилистика речи базируется на стилистике языка. Изучаются способы употребления языка и его стилей в разных видах монологической и диалогической речи и в разных композиционных системах, вызванных общественной практикой. Среди задач стилистики речи выделяется исследование семантических и экспрессивно-стилистических отличий между различными жанрами устной и письменной речи. Многие виды устной речи (лекция, доклад, беседа, пресс-конференция) предполагают смешение элементов книжного и разговорного стилей.

В задачу стилистики речи также входит изучение видов монологической и диалогической речи. Исследуются как общие свойства монолога и диалога, так и стилистические различия между разными их жанровыми формами.

Среди задач стилистики речи выделяются также исследование взаимопроникновения монологической и диалогической речи; анализ разных типов высказываний и их структуры, видов их связей и сцеплений, зависимость от контекстов и ситуаций, от их стилистических качеств и своеобразий.

Стилистика художественной литературы сближается со стилистикой речи т.к. в ней рассматривается применение в художественном произведении элементов разных композиционных форм и типов общественной, социально-групповой, диалектной, профессиональной речи, анализируются экспрессивные формы и оттенки речи. Носителями экспрессивных значений и окрасок являются слова, фразеологизмы, синтаксические конструкции. Ср.: самоучка, недоучка, недотепа, недотрога.

Экспрессивные свойства речи являются средством формирования стиля, образования характеров и литературных композиций.

Анализируются и индивидуально-стилистические своеобразия в формах речевого словоупотребления, речевых конструкций.

Центральное место в стилистике художественной литературы занимают наблюдения и исследования в области закономерностей образования и развития индивидуальных и индивидуализированных, т.е. оформившихся как устойчивые и целостные структуры систем словесно-художественного выражения как в истории отдельных национально-художественных литератур, так и в общей истории мировой литературы (стиль литературно-художественного произведения, стиль писателя, стиль литературной школы и т.п.).

В задачи стилистики художественной литературы входит изучение исторических изменений в самом понятии художественного стиля и истории литературы, в применении его к структуре литературы в разные периоды, изучение закономерностей развития стилей литературы с историей русского литературного языка.

В.В.Виноградов отмечает, что в стилистике художественной литературы изучаются не только способы индивидуального или канонизированного целой писательской школой применения разнообразных средств общего языка, его стилей, диалектов, жаргонов, разных социально-речевых стилей, разных композиционных систем устного и письменного общественного речевого употребления, не только приемы индивидуальных литературно-художественных новообразований, новые типы и виды сочетания разностильных элементов в том или ином словесно-художественном стиле, не только мотивированные в эстетико-речевом плане многообразные роды и формы отступлений от норм общего литературного языка, – тут выступают новые задачи и принципы изучения разных форм повествования, сочетания взаимодействия повествования с диалогическими отрезками, композиционно-синтаксического движения речи в структуре словесно-художественного целого, приемы ритмической структуры и образного строя литературно-художественных произведений, приемы индивидуального построения словесных образов и их динамического развития, их трансформаций и сцеплений с другими образами в структуре того или иного литературного произведения, проблемы специфики речевых характеристик образов персонажей в отдельных индивидуальных стилях или стилях целых школ, вопросы индивидуально-стилистической структуры образа автора и др. Стилистика языка и стилистика речи выступают материальной базой для стилистики художественной литературы. В стилистике художественной литературы единицы стилистики языка и речи применяются функционально, получают новые смысловые приращения применительно к художественно-эстетическому заданию и композиции произведения.

Цель стилистики художественной литературы: в ходе исследования вскрыть закономерности и приемы стилевой организации литературного произведения, охарактеризовать и определить индивидуальный стиль писателя, индивидуальное своеобразие строевой системы литературной школы, литературного произведения и т.п. Таким способом создается история стилистики той или иной национальной литературы.

Этой же точки зрения (о различении 3-х стилистик) придерживается и Шарль Балли. В книге “Французская стилистика” (М., 1961), он выделяет “общую стилистику”, исследующую стилистические проблемы речевой деятельности, “частную стилистику”, занимающуюся вопросами стилистики конкретного национального языка, и “индивидуальную стилистику”, рассматривающую экспрессивные особенности речи отдельных индивидов.

Ш.Балли считает, что предметом изучения стилистики является эмоциональная экспрессия элементов языковой системы с точки зрения их эмоционального содержания, то есть выражение в речи явлений из области чувств и действие речевых фактов на чувство. Таким образом, стилистика исследует то, что остается в языковых средствах за исключением их логического, смыслового содержания.

Такую же позицию занимает О.С.Ахманова, которая считает определение стилистики как науки о тех элементах языка, которые присоединяются к собственно выражению мысли, сопровождают собственно семантическое содержание высказываемого, то есть науки о разного рода экспрессивно-эмоционально-оценочных моментах в языке правильным.

Чешские лингвисты считают, что объектом стилистики является слог (как синоним понятия “стиль”), т.е. стилистика – наука о языковом слоге. Задачи стилистики у них сводятся к описанию функциональных стилей языка, изучению стилистической системы языка в определенную эпоху, установлении действующих стилистических норм.

Некоторые исследователи объединяют 2 задачи: изучение языковых стилей и изучение выразительных средств языка.

Перед стилистикой стоит также задача целенаправленного выбора средств языка. При таком подходе к числу основных понятий стилистики относится понятие синонимии.
Связь стилистики с другими филологическими дисциплинами

“Поскольку каждое средство языка, тем более – языка художественной литературы, может прямо или опосредствованно стать носителем стилистической функции, поскольку язык, реализуясь в речи предстает в стилистическом аспекте, поскольку любое языковое явление даже в коротком высказывании может приобрести определенную стилистическую окраску, постольку наука, изучающая данный аспект языка, соотносится с такими филологическими дисциплинами, как общее языкознание, как поэтика и как теория перевода” (Федоров А.В., 1971. – С. 6).

а) Стилистика и общее языкознание

Стилистика как одна из частных дисциплин занимает своеобразное место по отношению к общему языкознанию. В общем языкознании до недавнего времени привлекались данные стилистики лишь как материал для обобщения в связи с отдельными явлениями лексикологии и грамматики. В работах по общему языкознанию редко выделяется стилистический уровень языка.


Однако прослеживается много общих стилистических черт в западно-европейских языках. Общность проявляется в номенклатуре и определении основных понятий (стили языка, тропы, пласты словарного состава и т.п.) и наблюдается чаще при исследовании фактов лексики, чем грамматики.

Характеризовать стилистику в ее национальной специфике можно только в плане сопоставления с другими языками.

Сопоставительное изучение языков в синхронном разрезе, как исследовательская задача, возникло в ХХ в. Одним из первых этими вопросами занимался Шарль Балли (“Общая лингвистика и вопросы французского языка” и “Французская стилистика”). В обеих книгах Ш.Балли проводится сопоставление французского языка с немецким: в первой – для выявления специфики структуры слова и грамматического строя, во второй – для определения стилистических особенности двух языков в их соотнесенности друг с другом.

Русские лингвисты в своих работах оперируют материалом либо двух языков, либо русского и романо-германских языков, которые изучаются в вузах.

Е.Г.Эткинд в статье “Теория художественного перевода и сопоставительная стилистика” пишет, что средства, функционально сооветствующие друг другу в двух разных языках, формально могут быть самыми различными. Это различие им определяется так: “Задача теории перевода – раскрыть внутренние ресурсы таких функциональных подобий в двух сопоставляемых языках. Наука, обнаруживащая эти ресурсы, должна называться сопоставительной стилистикой” (Сб. ст. Теория и практика перевода. – Л., 1962. – С. 28).

Таким образом, сопоставительная стилистика является базой для теории перевода.

Учеными проводится сопоставительно-стилистическое исследование лексики в семантическом разрезе. При этом используются разные принципы группировки анализируемых явлений: по синонимическим рядам, по соотнесенности с определенными понятиями (по смысловым группам), по степени абстрактности-конкретности, по характеру значений – прямых и переносных. Изучаются условия сочетаемости, в которых выявляется стилистическая потенция слова.

Сопоставительная стилистика исследует фонетику языков с двух точек зрения:

1) с точки зрения использования звуковой стороны языка с целью социальной или культурной характеристики речи повествователя или персонажей художественного произведения;

2) с точки зрения эстетической организации звукового материала (звукоподражание, повторение отдельных звуков в связи со смысловым выделением мест текста, ритм прозы и т.д.).

б) Стилистика и теория перевода. Стилистика и поэтика

“Язык, принимая в литературном произведении особое качество – качество индивидуального стиля автора, составляет с его содержанием, с образами отразившейся в нем опосредованной действительности, нерасторжимое единство, в котором равно важны обе эти стороны, образующие его” (Федоров А.В., 1971. – С. 31). Е.Г.Эткинд писал, что предмет сопоставительной стилистики составляет изучение закономерностей, определяющих искусство перевода. Чтобы открыть эти закономерности, необходимо установить несколько уровней сопоставления:

1) сопоставление обеих языковых систем (грамматических структур, лексики и фразеологии и т.д.);

2) сопоставление стилистических систем двух языков (закономерностей в образовании стилей языка, отношений, существующих в каждом языке между литературной нормой и диалектами, жаргонами, просторечием и т.д.);

3) сопоставление традиционных литературных стилей в обоих языках (стили классицизма, сентиментализма, романтизма и т.д., или стили отдельных жанров – оды, элегии, басни и т.д.);

4) сопоставление просодических систем в их национальной специфике (французская силлабическая и русская силлабо-тоническая просодия; метрическая просодия античности и тоническая просодия – немецкая или русская);

5) сопоставление культурных исторических традиций в двух национальных цивилизациях – постольку, поскольку они отражаются на традиции литературной;

6) сопоставление двух индивидуальных художественных систем стиля (автора оригинала и переводчика). (См.: Федоров А.В., 1971. – С. 40).

в) Стилистика и культура речи

Стилистика является наукой о словесном мастерстве, поэтому она выступает основой для культуры речи, служит теоретической основой развития национальной речевой культуры.

Культура речи сближается с практической стилистикой, в сферу которой входят: 1) общие сведения о языковых стилях; 2) оценка экспрессивно-эмоциональной окраски речевых средств; 3) синонимия языковых средств.

В сферу стилистики входит материал, включающий трудные случаи словоупотребления, сочетания слов и предложений. В этом случае стилистика исследует то же, что является предметом изучения в лексикологии, фразеологии, словообразовании, грамматике. В свою очередь, сведения о стилистических возможностях языковых единиц рассыпаны в учебных пособиях по современному русскому языку, встречаются в АГ (Академической грамматике).

Один и тот же языковой материал является объектом изучения в языкознании, практической стилистике, культуре речи.

г) Стилистика и лингвистический анализ текста

Интересы стилистики и лингвоанализа текста перекрещиваются, так как у них есть общий объект исследования – текст определенной стилистической принадлежности. Один из аспектов лингвоанализа – выделение и описание коннотативных значений, различных смысловых приращений и стилистических фигур. Характеристика текста производится на основе его функциональной отнесенности (художественный поэтический или прозаический текст). Поэтому стилистический и лингвистический анализ текста неразрывно связаны между собой.

Методы и приемы стилистических исследований

В сфере стилистических исследований могут применяться как универсальные методы языкознания, так и специфические стилистические методы.

К универсальным методам относятся описательные, сопоставительные и другие методы, с помощью которых осуществляется анализ стилистически окрашенных и нейтральных средств языка, их функция в речи. В речи экспрессивно-стилистическая окраска может ослабляться или усиливаться. В роли предмета исследования выступают как крупные стилистические категории (функциональные стили), так и тончайшие семантико-стилистические оттенки.

К специфическим стилистическим методам относятся: семантико-стилистический метод исследования текста, метод “слово-образ (микрообраз)”, анализ по стилистическим пометам в словарях и справочной литературе, наблюдение над нейтральными и стилистически окрашенными средствами в речи, стилистическая интерпретация текста, метод стилистического эксперимента.

Семантико-стилистический метод исследования текста является основным специфическим методом. Существует проблема адекватности выражения оттенков смысла со стилистическими значениями. На семантико-стилистических связях языковых единиц базируется взаимосвязь языковых средств и общая стилистическая окраска функциональных стилей речи. Методом сравнения (сопоставления) определяется специфика существующих функциональных стилей.

Метод “слово-образ (микрообраз)” применяется при анализе художественных произведений. Он заключается в выявлении того комплекса языковых средств разных уровней, который служит выражением данного микрообраза в системе образной мысли автора.

Анализ по стилистическим пометам в словарях и справочной литературе. Применяя этот метод, можно исследовать стилистические категории в фонетике, лексике, фразеологии, словообразовании, морфологии, синтаксисе, которые имеют стабильный характер и фиксируются нормативными пособиями (орфографическими, грамматическими, словообразовательными, лексико-графическими и другими словарями).

При наблюдении над нейтральными и стилистически окрашенными средствами в речи исследователями выявляется стилистический оттенок речевых средств в контексте.

Стилистическая интерпретация текста состоит в анализе новых стилистических категорий: стилистической тональности (окраски) отдельного высказывания, отрывка или целого текста; стилевой черты; норм данного стиля, самого функционального стиля, представленного в исследуемом тексте.

Метод стилистического эксперимента был разработан А.М.Пешковским, Л.В.Щербой, А.Н.Гвоздевым. А.М.Пешковский под ним понимал “искусственное придумывание стилистических вариантов к тексту и оценку их стилистических достоинств. Стилистический эксперимент предполагает наличие системы приемов, в которую входит оценка языковых средств при замене одних элементов функционально сходными, при устранении отдельных слов, словосочетаний, частей предложений, при развертывании отдельных компонентов текста в более обширные и т.п.
2. Основные понятия и категории стилистики.

Понятие и типы стилистической окраски

а) Под стилистической окраской понимаются экспрессивные свойства языкового средства, которые накладываются на его основное или предметно-логическое значение (“глаза” – нейтральная окраска, “очи” – возвышенная окраска).

Денотатом стилистически маркированной (отмеченной) единицы является “сложное комплексное явление, где соотнесенность с квалификативными сферами “преломляется” через выделенный языковым коллективом признак предмета наименования, который становится бросающимся в глаза”, ведущим, доминирующим в процессе осмысления объекта реальной действительности средствами номинации. Именно на основе этого признака происходит “переосмысление” объекта именования через призму оценочного, чувственного или образного представления” (Языковая номинация (Общие вопросы). – М., 1977. – С. 46).

Справка: Денотат (от лат. denotatum – обозначаемое) – обозначаемый предмет.

Одно из значений денотата некоторой языковой (абстрактной) единицы – множество объектов действительности (вещей, свойств, отношений, ситуаций, состояний, действий и т.д.), которые могут именоваться данной единицей ( в силу ее языкового значения); обычно речь идет о денотате лексических единиц. В логике это называется “объемом понятия”, а у Р.Карнапа – “экстенсионалом”. Денотат в таком понимании противопоставляется сигнификату (“содержанию понятия” традиционной логики, “интенсионалу” по Р.Карнапу) и во вторую очередь – референту.

Референт (от англ. refer соотносить, ссылаться; лат. referens, Р.п. referentis – относящий, сопоставляющий) – объект внеязыковой действительности, который имеет в виду говорящий, произнося данный речевой отрезок; предмет референции. Предметная отнесенность противопоставляет референт смыслу знака (значению, сигнификату), а соотнесенность с конкретным речевым актом – денотату (См.: Лингвистический энциклопедический словарь. – М., 1990. – С. 128–129, 410–411).

В лингвистических исследованиях для обозначения стилистически окрашенных единиц чаще используется термин “коннотация”.

“Коннотация (ср. – лат. connotatio, от connoto – имею дополнительное значение) – эмоциональная, оценочная или стилистическая окраска языковой единицы узуального (закрепленного в системе языка) или окказионального характера. В широком смысле это любой компонент, который дополняет предметно-понятийное (или денотативное), а также грамматическое содержание языковой единицы и придает ей экспрессивную функцию на основе сведений, соотносимых с эмпирическим, культурно-историческим, мировоззренческим знанием говрящих на данном языке, с эмоциональным или ценностным отношением говорящего к обозначаемому или со стилистическими регистрами, характеризующими условия речи, сферу языковой деятельности, социальные отношения участников речи, ее форму и т.п. В узком смысле это компонент значения, смысла языковой единицы, выступающей во вторичной для нее функции наименования, который дополняет при употреблении в речи ее объективное значение ассоциативно-образным представлением об обозначаемой реалии на основе осознания внутренней формы наименования, т.е. признаков, соотносимых с буквальным смыслом тропа или фигуры речи, мотивировавших переосмысление данного выражения” (Лингвистический энциклопедический словарь. – М., 1990. – С. 236).

Понятие коннотации подробно рассматривается в монографии В.Н.Телии “Коннотативный аспект семантики номинативных единиц”. По словам В.Н.Телии, коннотация – это “семантическая сущность, узуально или окказионально входящая в семантику языковых единиц и выражающая эмотивно-оценочное и стилистически маркированное отношение субъекта речи к действительности при ее обозначении в высказывании, которое получает на основе этой информации экспрессивный эффект” (В.Н.Телия, 1986. – С. 5).

Понятия экспрессивность и коннотативность зачастую выступают в лингвистической литературе как синонимы, однако, по словам В.Н.Телии, первое есть эффект, производимый за счет особых семантических компонентов, создающих данный эффект.

Коннотативные компоненты значения представляют собой обычный сигнификат единиц языка, взятый в рамках коммуникативных фрагментов, отражающие цельное мыслительное содержание, образуемое всей совокупностью связей сигнификатов слов в пределах законченных грамматических конструкций.

В синтагматическом плане коннотация может рассматриваться как взаимодействие нескольких значений, закрепленное в результате номинации за конкретным словом онтологически обоснованное (через реальный денотат) значение (Милый друг, хороший друг! Вот тебе и друг! Верный друг и т.п.).
Коннотативные значения являются проявлением связи значений в пределах определенных лексических групп, объединяемых общностью содержания (синонимический ряд, семантические поля и т.д.). (См.: Языковая номинация. Общие вопросы. – М., 1977. – С. 48).

По словам В.Н.Телии, окраска словесных значений – это информация, добавленная к значению как результат словоупотребления в высказывании – словоупотребления, нацеленного на воздействие на реципиента со стороны говорящего.

В словарях встречаются различные пометы: презрит., пренебр., одобр., уничижит. Так как пометы сигнализируют о правилах словоупотребления, о выборе помеченных слов для реализации конкретного коммуникативного задания, поэтому смысл этих помет и есть собственно экспрессивная окраска значения, а остальные компоненты коннотации, по словам В.Н.Телии, служат как бы “грунтом” для нее. Если функционально-стилистические пометы несут информацию о социальном статусе коммуникантов или условиях речи, то пометы подобного типа сигнализируют об эмотивном отношении субъекта речи к обозначаемому, а выбор слова “нацелен” на определенный эффект воздействия на адресата и поэтому его можно отнести к прагматике речи как деятельности, оперирующей языком как инструментом изменения состояния дел в мире.

Под “прагматикой языковых знаков понимаются те отношения, которые стали частью семантической структуры самого знака, закрепляются за ним постоянно, осознаются всеми носителями данного языка, получая соответствующую экспрессивно-стилистическую помету в словаре” (Г.И.Коротких. К вопросу о прагматическом значении языкового знака // Соотношение содержательной и формальной сторон языковых единиц. – Кемерово, 1977. – С. 43). Этой точки зрения придерживается также Л.С.Бархударов.

В определениях других ученых под прагматическим значением понимается “содержание, связанное с индивидуальной реакцией на знак, специфическое восприятие заключенной в языковом высказывании информации” (Там же. – С. 43). Эту точку зрения поддерживают Апресян Ю.Д., Леонтьев А.А., Сенкевич М.П. Как коннотация, такое значение имеет окказиональный характер и является результатом субъективного отношения к самому знаку.

Существуют слова, которые несут информацию не только о том, что обозначено ими, но и об эмоциональном состоянии субъекта речи, что проявляется в выборе слова, указывающего на это состояние. При этом эмоциональное состояние как стимул выбора преобразуется в процессе его реализации (акта говорения или номинации) в эмотивное отношение говорящего к обозначаемому.

По мнению В.Н.Телии, именно этот порыв эмоционального, субъективного отношения к обозначаемому и составляет эффект экспрессивно окрашенного значения в языке.

В.Н.Телия выделила еще одну особенность экспрессивно окрашенного значения. Она заключается в том, что эффект экспрессивности подготавливается либо внутренней формой, либо экзотическим звучанием слова, которую можно приравнять к одному из способов его отстранения. А.А.Потебня писал, что если исключить субъективное содержание, то в слове останется только звук, т.е. внешняя форма, и этимологическое значение, которое тоже есть форма, но только внутренняя.

Понятие внутренней формы восходит к Гумбольдту – ассоциативно-образный мотив, организующий (оформляющий) содержание в языке.

“Внутренняя форма слова – семантическая и структурная соотнесенность составляющих слово морфем с другими морфемами данного языка; признак, положенный в основу номинации при образовании нового лексического значения слова” (Лингвистический энциклопедический словарь. – М., 1990. – С. 85). Признак, лежащий в основе называния, не всегда является основополагающим. Это может быть какой-либо бросающийся в глаза признак. В результате в разных языках один предмет может быть назван на основе выделения разных признаков, например рус. “портной” (от “порты” ’одежда’), болг. “шивач” (от “шия” ’шить’) и т.д.

Внутренняя форма слова может остаться ясной и вызывать положительное или отрицательное по эмоциональному восприятию ассоциативно-образное представление (“осел” – об упрямо-глупом человеке, “тащиться” – двигаться медленно и с трудом).

По словам В.Н.Телии, любой образ (или представление), так или иначе ассоциируемый в сознании говорящих с предшествующим значением слова или выражения, есть внутренняя форма. В основном экспрессивно окрашенная лексика является результатом вторичной номинации. Внутренняя форма – это звено, соединяющее ценностную ориентацию субъекта речи с действительностью. Так, называя кого-либо “медведем”, говорящий “переоценивает” появившуюся в языке, в прилагательном “неуклюжий” и ставшую нормативной оценку лица по манере двигаться, добавляя к ней образно-ассоциативное представление о таком эталоне неуклюжести, которое говорящему представляется верхом неловкости и выражает отрицательное восприятие и т.п.

По мнению В.Н.Телии, лексическое значение можно представить как комбинацию 3-х макрокомпонентов: денотативного аспекта значения, указывающего на объективированную в нем реальность, категориально-грамматического компонента (который является обязательным для всех типов лексического значения) и эмотивно-модального компонента, выражающего отношение говорящего субъекта к миру, а тем самым – способность высказывания, содержащего данное имя, производить прагматический эффект и составляет специфику экспрессивно окрашенного значения.

б) Различается собственно стилистическая окрашенность, экспрессивная окрашенность и функционально-стилевая окрашенность.

Собственно стилистическая окрашенность связана с использованием единиц языка или целых его пластов в той или иной сфере общения. Стилистическую окраску слов, фразеологизмов, грамматических форм и конструкций можно выделить на фоне нейтральных языковых средств. Сравните: гореть – полыхать, пылать (гореть интенсивно); множество – уйма, бездна, пропасть, куча, воз, вагон, прорва, гибель (большое количество чего-нибудь, но с большей степенью интенсивности).

В парах слов: непреложный – бесспорный, трепетать – бояться, восполнить – возместить – первые слова воспринимаются как книжные, а вторые – как обычные, стилистически нейтральные. Собственно стилистическая окраска редко встречается в чистом виде. Обычно ее сопровождают экспрессивность, эмоциональность, оценочность.

Экспрессивная окрашенность – это разновидность стилистической окраски, указывающая на характер и степень выраженности качественных или количественных признаков называемого явления (объекта, лица, действия и т.д.). Экспрессивность является своеобразной прибавкой к простой номинативности слова.

Экспрессивность (от лат. expressio – выражение) – “совокупность семантико-стилистических признаков единицы языка, которые обеспечивают ее способность выступать в коммуникативном акте как средство субъективного выражения отношения говорящего к содержанию или адресату речи” (Лингвистический энциклопедический словарь. – М., 1990. – С. 591). К фонетическим экспрессивным средствам относятся фонологически нерелевантные для данного языка изменения звуков (изменение длительности и т.д.), акцентные и интонационные средства. К словообразовательным средствам относятся словосложение, ласкательные и уничижительные аффиксы. К лексическим средствам относятся слова, имеющие кроме предметно-логического значения оценочный компонент, междометия и усилительные частицы. Разноуровневые экспрессивные средства характеризуются положительной или отрицательной коннотацией. На уровне синтаксиса экспрессивность проявляется в изменении порядка слов, использовании парцелляции, эллипсиса, повторов и т.д.

Экспрессивность бывает 2-х видов: 1) не сопровождаемая эмоциональностью и 2) сопровождаемая эмоциональностью. Например: “шпарить” в значении ’быстро уходить’; жарить (жарь на гармошке) – в значении ’играть’. У этих пар слов происходит наложение этих 2-х окрасок (См.: Лукьянова Н.А., 1976. – С. 3–21).

К экспрессивности и эмоциональности часто прибавляется оценочный момент (положительный или отрицательный): кушать (есть) – жрать, лопать, трескать, наворачивать; суд – судилище; общаться – якшаться; соглашение – сговор.

Положительная окраска чаще присуща книжной лексике, а отрицательная – разговорно-просторечной. Эмоционально-экспрессивные слова могут иметь окраску шутливую, шутливо-ироническую, неодобрительную, ласкательную, приподнятую и др. Эти же оттенки наблюдаются в произношении, интонировании высказывания.

К функционально-стилевым средствам относятся слова (средства), которые регулярно используются в определенных стилях речи (официально-деловой: надлежит, доложить, довести до сведения, уведомить; газетно-публицистический: отечество, патриотизм, форум). Соотнесенность этих средств со стилями часто определяется термином “стилевая окрашенность”. Все стили имеют общую ориентированность на книжный и разговорный стиль.

Различается языковая и речевая стилистическая окраска. Речевую окраску могут получить нейтральные средства, употребленные в необычном значении, новой функции (переносное значение слов, употребление одного наклонения вместо другого и т.д.).

Стилевая черта – это характерный специфический признак функционального стиля, одна из его опознавательных примет (безобразность – образность; эмоциональность – рациональность; точность – неточность; логичность – нелогичность; стандартизированность – уникальность и др.).

Понятие стилистической нормы

В.В.Виноградов писал о том, что анализ стилистических явлений опирается на понятие нормы языка и ее вариаций (свободных или функционально обусловленных). “Нормы языка исторически изменчивы. Описательное и историческе языкознание, стремящееся установить закономерности изменений системы языка, не может обойтись без изучения общественно-языковых норм. Стилистика в своих исследованиях исходит из этих норм, из оценки их живых вариаций и, следовательно, базируется на материале и результатах описательной фонетики, грамматики и лексикологии. Но изучая функциональные связи языковых фактов, возможности взаимозамещения в их кругу … формы их смыслового параллелизма, синонимические соотношения между ними, систему распределения их по разным речевым сферам и деятельностям, – стилистика общенародного языка приходит к характеристике разновидностей и типов речи, основных сфер речевого общения; на этом пути она осложняется и дополняется стилистикой литературно-художественной речи” (В.В.Виноградов, 1981. – С. 14).

Языковая норма – это “совокупность наиболее устойчивых традиционных реализаций языковой системы, отобранных и закрепленных в процессе общественной коммуникации (Лингвистический энциклопедический словарь. – М., 1990. – С. 337). Норма представляет собой совокупность стандартных языковых средств и правил их употребления, которые фиксируются и культивируются обществом. Норма выступает специфическим признаком национального литературного языка. Это одновременно лингвистическая и социально-историческая категория. Социальная сторона нормы проявляется в отборе и фиксации явлений языка, а также в системе их оценок (“правильно – неправильно”, “уместно – неуместно”), эти оценки могут иметь и эстетическую окраску (“красиво – некрасиво”).

Существует 2 плана проявления нормативности в языке: она может реализоваться как 1) совокупность реально использующихся в языке лексем, словоформ, конструкций и 2) как тенденций отбора и правил использования языковых средств.

Стабильность нормы означает ее историческую устойчивость, традиционность, ограничение определенных вариантов, территориальное единообразие норм и т.д.

Однако в литературном языке предполагается сохранение целого ряда вариантов и синонимических способов выражения. В свою очередь вариативность языковых средств лежит в основе функционально-стилистической дифференциации литературного языка.

Выделяются следующие основные типы нормативных дифференциаций: дифференциация норм письменной и устной форм литературного языка; территориально обусловленные нормативные отличия при наличии местных вариантов литературного языка.

Литературная норма неоднородна. Ядро ее образуют стилистически нейтральные языковые средства, а периферию – архаические и новые явления, включая функционально и территориально маркированные, которые закрепляются литературной нормой.

Цели и задачи человеческой коммуникации многообразны, они предопределяют использование специфических лексических, синтаксических и других средств, которые оправданы в определенной ситуации общения. Литературная норма тонко градуирует языковые средства по различным шкалам: смысловой, стилистической, ситуативной.

Смысловая шкала предполагает умение правильного употребления слов по смыслу, использовать оттенки их значений.

Стилистическая шкала квалифицирует особую окраску слова. Стилистические пометы слов фиксируются в толковых словарях, справочниках по стилистике, в учебниках. Например, слова: норовить, насмарку, нытик, мастак, миндальничать – отличаются пометой “разг.”. Слова грядущий, свершиться, восстать, восславить, встарь – истолковываются как торжественные (помета: “высок.”).

Не следует видеть в пометах “разг.”, “прост.” запретительного характера. Они отражают существующие в языке стилистические отличия и составляют основу стилистической нормы литературного языка. Они способствуют правильному словоупотреблению, т.к. соотносят стилистическую окраску слов с целями речи. Так, высокое слово неуместно в бытовом общении, его можно применить в торжественной речи. Разговорные слова неуместны в научной речи.

Ситуативная шкала ориентирует в выборе языковых средств в зависимости не только от стиля, но и от условий общения и от ситуации.

Часто стилистические нормы связываются со стилистически маркированными (отмеченными) единицами языка. Е.Петрищева отмечает, что речевые стилистические нормы – это “коллективные привычки употребления окрашенных элементов языка в тех или иных условиях, не остающиеся неизменными (Стилистические исследования. – М., 1972. – С. 133).

Э.Г.Ризель под стилистическими нормами понимает “обязательные в данное время закономерности отбора и организации языковых норм в функциональных стилях и жанровых подстилях”. Исследователь различает: 1) языковые стилистические нормы как кодируемые списки средств, наиболее частотных в стилях; 2) речевые стилистические нормы – нормы построения целого текста и его частей.

Коммуникативная ситуация и параметры ее описания

В лингвистической литературе отмечается, что стиль несет информацию о субъекте речи (говорящем или пишущем), которая включает в себя данные о его социальной и территориальной принадлежности, профессии и т.д., об отношении его к высказываемому (предметно-логической информации) и к адресату (собеседнику), о речевой ситуации, в которой происходит общение.

Т.Г.Винокур: “Специфика стилистического значения такова, что любые ее характеристики выводят нас из предметно-логической области номинации в область коммуникативно-языковых ценностей”.

Стиль отражает не непосредственно параметры речевой ситуации, а то, как представляет себе ситуацию и себя в ней говорящий субъект. Это обусловлено тем, что выбор стилистических средств – не реакция говорящего на параметры ситуации как на внешние стимулы, а результат осознания совокупности “внешних координат” речевой деятельности субъекта речи.

Г.Михель отмечал, что стиль “детерминирует не только объективные обстоятельства: “говорящий”, “слушающий”, “система языка” и т.д.; для стиля важно то, как эти объективные обстоятельства восприняты и переработаны в сознании говорящего индивидуума”.

Среди параметров речевой ситуации, которые определяют стиль и протекание речевой ситуации в целом, называют социальные роли коммуникантов.

Ролевое поведение участников общения зависит от принятой им и признанной собеседником ролью, в которой отражаются сфера и способ общения, форма речи, отношения между собеседниками, обстановка, канал связи.

Специфика ролевого поведения заключается в том, что поведение субъекта соответствует требованиям и ожиданиям, которые предъявляются социумом или отдельной социальной группой к его общественной позиции. Речевая деятельность всегда ролевая. Регулярность речевой вариативности представляет собой стандартизированность ролевого поведения, реализующегося в речи. Стиль определяется в первую очередь ролью, которую исполняет субъект речи, и сигнализирует об этой роли. Если стиль конкретного речевого сообщения сверх роли отражает индивидуальные свойства субъекта, то коллективный стиль типичной речевой разновидности, т.е. стилистический инвариант текстов, составляющих эту разновидность (речевой жанр или регистр), ничего кроме роли не выражает.

С этой т.зр. традиционные функциональные стили отличаются от “малых” речевых жанров только степенью обобщенности и представляют собой большие классы речевых жанров (ролей). Они формируются на основе общности сферы и характера деятельности, которую обслуживают эти жанры, а также характером требований, предъявляемых к субъекту речи.

Обычно речевой акт состоит из 3-х компонентов: автор акта (“отправитель”, “адресант”); текст; воспринимающий акт (“получатель”, “адресат”). Собственно этому выделяются: 1) стилистика от “автора” (“генетическая”) – исследование авторского выбора речевых средств, замысла (идеи) и его исполнения (воплощения в текст); 2) стилистика внутреннего построения самого текста – иногда рассматривается как воплощение собственных законов данного речевого жанра (имманентная стилистика); 3) стилистика адресата – рассматривает интерпретацию адресатом замысла отправителя речи, а также сам “образ адресата”, или “фактор адресата”, который также соприкасается с замыслом автора.

Это трехчастное деление находит параллель в литературоведческой стилистике, в которой вычленяются: “образ автора” (детально исследованная в концепции В.В.Виноградова); проблема структуры текста, составляющая предмет исследований структуральной поэтики (Н.Трубецкой, Ю.Лотман, Р.Якобсон); проблема адресата (Д.С.Лихачев исследовал на материале древнерусской литературы. Напр., адресат “житий” не тот же, что адресат “хождений” как жанров древней словесности. Основную проблему составляют неоднозначность прочтений, интерпретаций художественного текста. Например, текст комедии “Горе от ума”, по данным Ю.Тытянова, как текст, полный кружковых ассоциаций и намеков 20-х гг. ХІХ в., в наши дни как текст – результат богатейших ассоциаций, связанных с протекшими событиями русской жизни и традицией театральных интерпретаций.




Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница