Л. В. Нургалеева



Скачать 112.39 Kb.
Дата27.02.2016
Размер112.39 Kb.
Работа написана при поддержке гранта РФФИ № 05-06-80425А.

Л.В. Нургалеева


Медиаконтекст знания и проблема моделирования реальности1
Эволюция структуры и функций медиаязыка связана с историческим поиском различных способов конструирования социальной реальности. Этот процесс сопровождается развитием знания как системы отношений между знаковыми и внезнаковыми феноменами. Медиаязык, как и любая другая интеллектуально-эмоциональная конструкция, является способом определения границы отношений «знания-незнания», «мышления-немышления», «истины-неистины» в пространственно-временном континууме реальности. Медиаязык создает условия для производства впечатления, содержащего в себе «прямой удар истины»[3]. Наращивание медиасенсорного опыта связано с формированием истины чувств, которая задает расширение способа восприятия человеком мира и себя в нём.

Нелинейная комбинаторика медиаязыка создает возможность применения спонтанной ситуационной логики при разработке разнообразных социокультурных моделей описания реальности. Человек вчитывает смыслы в медиатексты и, возможно, делает это ещё не столь умело. Смысл явлений, подобных медиадискурсу, не выводим целиком из той конечной размерности человеческих интересов, ценностей, потребностей, из естественного устройства человека и конкретного человеческого общежития.

Медиа – часть реальности, воспроизводящая риторику человеческого чувства. Его современная форма обусловлена глубинными изменениями среды обитания образа и идеи. Эволюция медиаязыка связана с реализацией интересов человека к возможной жизни культурных объектов, созданию систем символьной ритуалографии, поиску средств перехода от потенциальной бесконечности к актуальной. В этом скрывается онтологический смысл его становления.

В современной системе конструирования реальности медиаязык приобретает новый статус благодаря его «переливанию в сосуды» цифровых компьютерных форм, обладающих высокой комбинаторной динамикой, объединяющей в едином пространстве возможности разных описательных средств. На основе цифровых медиа формируются декорации современной виртуальной реальности. Медийные практики, бурно развивающиеся сегодня благодаря развитию цифровых технологий, настораживают прежде всего тем, что формируют потерю чувствительности к представлению реальности, в тех её формах, в которых она была привычна человеческому сознанию прежде. С легкой руки П. Слотердайка по отношению к современному человеку сегодня применяется выражение «освобожденный от пут реальностей» [6]. В тоже время виртуальное остаётся средством доступа к реальному.

Р. Дойч рассматривает виртуальную реальность не просто как компьютерную технологию конструирования моделей поведения физических сред, а как важную черту структуры реальности[2]. Он выводит сам принцип постижимости мира из законов самоподобия, проявляющихся в языковых играх различной этиологии и пространственной конфигурации, в том числе и в мультимедийных средствах коммуникации. Действие принципа самоподобия объясняется так: существуют универсальные физические среды, которые могут внутри себя смоделировать любую другую физическую среду. Самоподобие как принцип воспроизводства делает реальность постижимой, а поиск способов построения разнообразных моделей реальности не прихотью эволюционируюшего разума, а условием познания и признанием неантропоморфного порядка в мире.

Сегодня человек готов воспринимать лишь гипертрофированные эффекты виртуализации реальности, представленные, в том числе и в форме медиаконтекста. Мы не готовы оценить всю сложность связей, возникающих между элементами языка медиаописаний, потому что опыт определения границ отношений «знания-незнания» для воспринимающего реальность внутреннего и внешнего миров человека не может быть конечным. Мультимедийные методы конструирования опираются на такую систему восприятия и оценки, которая требует выбора между конкурирующими и взаимно обусловливающими друг друга способами регистрации действительного – жизненной реальностью и реальностью воображения. Мышление является процессом, протекающим во времени и пространстве всех возможных миров, с которыми человек, благодаря воображению, поддерживает сюжетно-иконические контакты. Это позволяет человеку формировать различные формы динамической, виртуальной идентичности. Все исторически сформированные методы медиатизации и виртуализации опираются на поиск методов активизации образов-референций, конституирующих акт сознания.

Симптоматика этого процесса проявляется еще более отчетливо, когда мы расширяем понятие медиадискурса до уровня границ геномной реальности, где проект интеллектуализации-деинтеллектуализации восприятия принимает неожиданную форму. Технологическую основу биогенного искусства составляет симбиоз компьютерных технологий и практик генной инженерии. Антропологическая граница художественных экспериментов с генотипами и фенотипами смещена в плоскость формирования биотемпоральных представлений реальности. Этот новый аспект медиаконструирования был концептуально выявлен на основе теоретических обобщений принципов фотографии. Идея освидетельствования факта реальности через приближение к природе принадлежит Э. Штайхену, нью-йоркскому фотографу и теоретику искусства. Фотография по мнению этого исследователя приближает человека к отрицанию всех репрезентативных систем формы. Подтверждением тому являются и эксперименты с конструированием геномной реальности и деконструкция материальной формы в цифровой медиапрактике, природа которой связана со свободным переносом в электромагнитном пространстве структурных описаний формы.

Сегодня понятие медиадискурса расширяется до уровня границ геномной реальности. Биогенное искусство является одной из практик формирования современной системы гипермедиакоммуникаций, но одновременно расширяет границы представлений о способах формирования художественной реальности в современной культуре и методах познания мира. В его основе лежит эксперимент с цифровыми кодами, освоением новых территорий реального и виртуального миров. Используя традиционные методы селекции, художники Э. Штайхен, Д. Гессерт, Б. Балланже, К. Эбенер создают произведения генетического искусства. Процесс скрещивания организмов и отбора эстетически совершенных образцов исследователи рассматривают как художественную деятельность, направленную на формирование биотемпоральных представлений о реальности, продолжая традицию изучения пространственных ощущений времени в различных сферах человеческого познания.

Формирование биогенных художественных реальностей является одним из инновационных трендов современного художественного языка. Оно выступает одним из наиболее ярких воплощений опыта пересечения границы, «пере-ступления», в том широком значении этого слова, которое применял Ф.Достоевский, создав свой роман «Преступление и наказание». В основе ценностного подхода к изучению этого вопроса лежит представление о конфликте био- и технокодов, который можно считать ключевым в развитии современной культуры. Он предполагает, что глубинные изменения среды обитания образа и идеи, тесно связаны с изменением походов к оценке многих жизненных событий, фактов и практик познания.Изучение опыта формирования биогенных художественных реальностей позволяет уточнить сложившиеся представления о природе интермедиальности, мультимедийном ресурсе художественной коммуникации, сдвигах в построении ценностных пирамид и проектах осмысления мира.

Анализируя ценностные подходы к изучению таких систем художественного конструирования как гипермедиакоммуникации и генные, химерные направления в искусстве, нужно отметить, что не социальный контекст выступает ценностным основанием эволюции современного искусства, а стремление к решению проблем, связанных с расширением представлений о реальности [1]. Формируется область художественной практики на стыке «материальное-идеальное», «реальное-ирреальное», «естественное-искусственное». На основе технологий генной инженерии сегодня формируется новый опыт конструирования художественной реальности, который гибко сочетает в себе эстетическое отношение к миру природы и миру культуры. Биотехнологии, как и гипермедиаязык, являются конструктивным элементом жизненной среды информационного общества и его новой эпистемологической парадигмы.


Появление подобных практик конструирования художественной реальности ставит новые вопросы, касающиеся определения ценностей жизни, интеллекта, общества, власти, идентичности, пола и границ человеческого. Они определяют собой способы формирования конкурирующих дискурсов, связанных с опытом видения будущего. Этот процесс порождает волну сложных резонансов в символическом пространстве, основанных на конфликте ценностей познавательных, художественных, моральных и религиозных.

Художественному эксперименту с биогенными средами и цифровыми коммуникационными технологиями предшествовал серьёзный научный поиск. Он поразительным образом сочетал в себе достижения разных областей научного исследования, но синхронно развивался во времени. Эволюция форм художественной коммуникации дополняла собой опыт научного познания. Одним из примеров параллельного развития научного и художественного познавательного ресурса является «феномен двадцать восьмого года». Это период ярких научных открытий и активных экспериментов с художественной формой. В 1927 году немецким исследователем Г.Мёллером была создана теория воспроизводимости генов, которые несут в себе информацию о том, каким образом должны в будущем формироваться клетки живого организма и как должна сказываться на их развитии окружающая среда. Процесс исследования основывался на структурном подходе, который в глазах учёных того времени представлялся универсальным методом, позволяющим рассматривать весь мир как особый лингвистический объект.

Записи генетической информации изучались с лингвистических позиций, а результаты генного конструирования воспринимались как совокупность внешне проявленных символов, «замораживающих определённые степени свободы» и формирующих сложные пространственные структуры с встроенными в них механизмами управления. Генетическая информация становится биологически осмысленной только тогда, когда она расшифровывается в результате контакта с окружающей средой: о содержании шифрограммы судят только по расшифрованной записи. Представления о природе и методах биологического кодирования носят фундаментальный характер. Они характеризуют неоднородное состояние семантически насыщенного пространства.

Эволюция характеризуется возрастающей сложностью, проработанностью внутренних описаний, возникающих из сочетаний лингвистических и динамических факторов. Эволюционный потенциал языка заключается в его способности меняться и расти, образовывать новые уровни описания и контроля, не теряя при этом собственную грамматическую структуру, определяющую смысл и динамические следствия соответствующих символических интерпретаций. Эта лингвистическая модель биологического языка имеет прямое отношение к механизмам информационных и коммуникационных взаимодействий в обществе.

Открытие, сделанное Г.Мёллером, способствовало развитию методов генной инженерии и позволили со временем рассматривать её опыты как составную часть проблем, связанных с изучением природы информационного взаимодействия. Современный взгляд на структуру реальности, связанный с информационным подходом, позволяет выделить онтологические уровни реальности, различающиеся в зависимости от их отношения ко времени. Этот опыт является одним из вариантов определения границы реальности, поиска современных методов конструирования и познания мира. «Прогрессивность ряда современных практик, ориентированных на создание био-темпоральных представлений реальности, заключается в попытках оперирования единственной значимой составляющей континуального языка – временем. Сопоставляя различные временные зоны, автор не только делает проницаемой границу между фиктивным и реальным, искусственным и природным, но и может погрузить зрителя в медитативное размышление о сконструированном времени проекта, о внутренних ощущениях времени и т.д. Ars Genetica в этом отношении предлагает настоящий медийный эксклюзив – возможность художественного исследования глубинно-временных структур: генотипа (наследственной программы развития) и фенотипа (совокупности признаков и свойств организма, проявляющейся при взаимодействии генотипа с окружающей средой).» [1]

Такой подход ориентирует на восприятие мира как единой динамической системы, отличающейся фундаментальной гомологией всех уровней и одновременно подчиняющейся вероятностным законам. Информация как субстанция, определяющая взаимную согласованность вещей и их уникальность, обнаруживает единство природы в трансформации всех её форм. Она включена в процессы качественно определяющихся структур бытия, в котором вещь, форма, образ выступают отдельными явлениями, вырванными из-под власти потока всеобщей жизни. Они несут в себе единство созидающей функции, которая в них отложилась и проявлена. Информация воспринимается как сущность, благодаря которой наличное бытие приобретает определённое значение и своеобразное содержание. Основную функцию информации составляют предикаты воспроизведения основ самой жизни. Исследование роли информации в конструировании реальности сводится к пониманию организующих начал всякой целеустремленной активности, включая культуру как особый деятельностный континуум. В теоретическом смысле в категориях информации заключено последнее значение принципа развития, связанного с беспрерывным преобразованием форм.

Возвращаясь к вопросу о практиках биогенного искусства, соединяющих в себе технологии цифрового переноса информации и генной инженерии, интересно отметить, что в том же 1927 году, когда Г. Мёллер обосновал теорию воспроизводимости гена, Р. Хартли были сформулированы первые подходы к разработке идей математической теории информации, продолжением которой явилось развитие кибернетики Н. Винером и К. Шенном, позволившим инженерам создать современные системы электронной коммуникации и цифровую глобальную сеть социального взаимодействия.

В этот же период в искусстве проводились первые эксперименты со звуковым кино, расширившие горизонты применения мультимедийных технологий. Одновременно шло формирование художественных сетей, прообраз того открытого коммуникационного арт-пространства, которое сформировалось к настоящему времени на основе интернациональной системы электронных коммуникаций.


Изучение особенностей формирования языка биогенного искусства как одного из инновационных трендов медиадискурса позволяет увидеть, каким образом связаны между собой формальные и смыслогенерирующие процессы в науке и искусстве, как увязаны между собой рациональные и иррациональные стратегии человеческого мышления и практики. Теоретики постбиологической культуры считают, что эксперименты, связанные с конструированием биогенных реальностей, подводят художественное сообщество к новому пониманию роли искусства как инструмента, обеспечивающего переход к «медиасозерцанию», к созерцанию «коммуникаций».

Исследование опыта конструирования современной системы художественных коммуникаций связано с необходимостью изучения природы динамических сдвигов в процессах формообразования в искусстве. «Поход за формой» в искусстве, как правило, превращается в социальное самоисследование, диагностику меняющихся событий и более или менее устойчивых тенденций в мире человеческих отношений. На гребне новой интерпретационной волны вновь приобретают значимость коренные вопросы о положении и назначении человечества и человека в развивающемся мире, о границах творческой свободы художника, о соотношении реального и ирреального в различных системах идентификации, о статусах динамической и статической формы в организации художественного пространства, о коммуникационном потенциале искусства, пространственно-временном моделировании картин мира, об особенностях художественного мышления как практике познания мира и согласования ценностных приоритетов в системах социальной коммуникации. Они в свою очередь тесно связаны с изменениями человеческого сознания и мировосприятия, вызванными развитием представлений о пространственно-временной природе взаимодействия в мире.


Литература

  1. Булатов Д. Патент на жизнь. – Режим доступа: http://www.evarussia.ru/eva2002/russian/dok_433.html

  2. Дойч Д. Структура реальности. – Ижевск: НИЦ РХД, 2001. – 400с.

  3. Мамардашвили М. К. Лекции о Прусте (психологическая топология пути). –
    М.: Ad Marginem. 1995. – 547 с.

  4. Мамардашвили М. К. Наука и ценности. – Режим доступа: http://www.mamardashvili.ru/index.php?texts/interwiev/nauka.htm

  5. Анисимова Т.Б., Плотникова Т.В. Biomediale: Современное общество и геномная культура. – Калининград: Янтарный Сказ. – 500 с.

  6. Слотердайк П. После истории. – Режим доступа: photounion.by/klinamen/fila22.html  

  7. Баксанский О. Е. Виртуальная реальность и виртуализация реальности // Концепция виртуальных миров и научное познание. – СПб.: РХГИ, 2000. – 320 с.

  8. Ващук А. Независимая жизнь формы в арт-практике постмодернизма. – Режим доступа: http://history.pu.ru/biblioth/novhist/stud-konfer/2005/04.pdf

  9. Тишунина Н.В. Методология интермедиального анализа в свете междисциплинарных исследований.// Методология гуманитарного знания в перспективе XXI века. – СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2001. – C. 149–154.

  10. Зонтаг С. Единая культура и новая восприимчивость. – Режим доступа: http://www.susansontag.com/againstinterpretation.htm

  11. Нургалеева Л.В. Образность дискурса сетевого искусства. – Режим доступа: http://www.humanities.edu.ru/db/msg/47691



1 Медиафилософия. Основные проблемы и понятия. – СПб.: СПб. философ. об-во, 2008. – С.139-148.


Каталог: kaf -> sotr -> kaf -> scientworks -> nurgaleeva
kaf -> Примерные темы выпускных квалификационных работ
kaf -> Курс лекций Саранск 2011 Лекция введение в сравнительный менеджмент
kaf -> Учебное пособие Воронеж 2012 Н. Б. Трофимова, Т. Ф. Пушкина, Н. М. Трофимова, Н. В. Щиголева Психология
kaf -> Методические рекомендации по изучению дисциплины «Педагогическое обеспечение работы с молодёжью»
kaf -> А. В. Прялухина, кандидат психологических наук, доцент, зав кафедрой социальной работы и психологии Российского государственного социального университета
nurgaleeva -> МОлох социального проектирования1 Особенности социального проектирования
nurgaleeva -> Проблема актуализации исторических кодов и гуманитарное образование
nurgaleeva -> Л. В. Нургалеева проблемы формирования ценностного фундамента
nurgaleeva -> Постгерменевтические принципы и виртуалистика


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница