Л. Биневангер и Ж. П. Сартр. Понятие психопатологии в эклистенциальном анализе



Скачать 192.49 Kb.
Дата20.04.2016
Размер192.49 Kb.
ТипКонтрольная работа


ПРИДНЕСТРОВСУКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСТИТЕТ

ИМ. Т.Г.ШЕВЧЕНКО

ФАКУЛЬТЕТ «ПЕДАГОГИКИ И ПСИХОЛОГИИ»


КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

ПО ПСИХОТЕРАПИИ

НА ТЕМУ: «Л. Биневангер и Ж.-П. Сартр. Понятие психопатологии в эклистенциальном анализе»

Выполнил:

Студент 5 курса, 52 группы

специальность «Педагогика и психология»



Якубовский Р.Г.

Проверил:

преподаватель

Иванова М.Д.

. Тирасполь 2013г.



ПЛАН

Введение


1. Понятие психопатологии в эклистенциальном анализе

2. Манифест экзистенциального психоанализа Жана Поля Сартра. Концепция первоначального выбора мира проекта.

3. Концепция «Экзистенциального анализа» Л. Бинсвангера

Заключение

Литература

ВВЕДЕНИЕ

Психоанализ возник на рубеже XIX—XX столетий. За вековую историю своего развития он пережил взлеты и падения, запрещение и возрождение в ряде стран мира. В настоящее время, несмотря на продолжающиеся дискуссии и споры о психоанализе, его влияние на индивидуальное и общественное сознание, различные направления естественнонаучных и гуманитарных наук, философию и религию, медицину и искусство оказалось столь значительным, что он стал неотъемлемым элементом современной культуры. Поэтому для любого образованного человека важно и необходимо знать основные идеи и концепции, составляющие психоаналитическое учение о психической реальности, бессознательных влечениях индивида, его внутриличностных конфликтах, ошибочных действиях и сновидениях, неврозах и возможностях их исцеления, взаимосвязях между личностью и культурой, сексуальностью и нравственностью, филогенетическим и онтогенетическим развитием.



В последние годы уходящего века, а вместе с ним и тысячелетия психология как наука переживает кризис. Кризис, который распространяется, в том числе и на ее методологические основания. Это выражается в спорах о предмете психологии, а также в размывании ее границ как науки. Уже далеко не очевидны казавшиеся ранее незыблемыми бинарные оппозиции: “житейская психология – научная психология”, “академическая психология – прикладная психология”, “глубинная психология – вершинная психология” и др. (Д. А. Леонтьев, 1999). Исследовательская составляющая психологической и психотерапевтической практики этих авторов наиболее ярко отразилась в концепции экзистенциального анализа. Стоит, однако, отметить, что экзистенциальный анализ в большей степени явление европейское, нежели американское. Экзистенциальный анализ родился незадолго до Второй мировой войны, и связан, прежде всего, с именами Людвига Бинсвангера и Медарда Босса, швейцарских психиатров, начинавших свою практику с ортодоксального психоанализа. Известно, что Л. Бинсвангера анализировал сам З. Фрейд, дружеские отношения с которым Бинсвангер поддерживал вплоть до смерти последнего. Метод экзистенциальной аналитики Dasein явился основным толчком для разработки метода экзистенциального анализа Л. Бинсвангера и М. Босса. В самом общем виде мы можем говорить о том, что экзистенциальный анализ занимается анализом способа существования человека в мире. В результате процедуры экзистенциального анализа Ж. П. Сартра и Л. Бинсвангера психолог пытается выйти к своего рода общей универсалии, структуре описывающей условия существования индивидуального сущего как такового, во всех его ракурсах рассмотрения: временных, пространственных, ментальных, гностических и т. д. Именно в этой универсалии являющейся одновременно смысловой матрицей, психотерапевт может найти источник смысла конкретных симптомов психического расстройства. Экзистенциальный анализ продолжает свое существование и в настоящее время. Прежде всего, это такие институты как “Английское общество экзистенциального анализа”, “Институт экзистенциального анализа и логотерапии В. Франкла”, “Швейцарское общество Dasein анализа” и “Dasein аналитический Институт Психотерапии и Психосоматики”. Проблема заключается в том, что до сих пор не было проведено последовательного и систематического исследования самого явления экзистенциального анализа как такового. Единственной попыткой целостного осмысления экзистенциального анализа как отдельного феномена являются работы А. М. Руткевича (Руткевич, 1985а, 1985б) написанные им в духе воинствующего марксизма и потому далеко не беспристрастные. А поскольку экзистенциальная психология и психотерапия в России постепенно завоевывают все большую популярность, информационный вакуум порождает многочисленные спекуляции.

Понятие психопатологии в эклистенциальном анализе
Главная идея экзистенциального подхода заключается в том, чтобы дать людям возможность вновь открыть для себя свои смыслы, верования и жизненные цели. Его цель состоит в том, чтобы снова, а, может, и впервые, ощутить себя реально живущим. Это значит, прийти к осознанию самого себя, живущего среди ограничений и возможностей человеческой жизни, всем сердцем участвовать в ней, жить так, чтобы жизнь приносила наибольшее удовлетворение.

Мотивация двигаться вперед возникает только тогда, когда клиент обрел ясное видение своих целей. Никакие искусственные построения здесь не сработают: клиент должен проникнуть вглубь собственных намерений. А роль терапевта состоит в том, чтобы контролировать процесс, убедиться, что клиент действительно проникает вглубь себя и изучает собственные склонности и цели. Ничьи чужие цели не подойдут. Только играя в унисон со своим собственным настроением, человек обретает мотивацию реализовать тот проект, который он начинает. Это как раз то, из чего состоит подлинное бытие: меняться так, чтобы быть способным двигаться в том направлении, которое совесть называет верным и, таким образом, становиться автором собственной судьбы. Очень просто: быть подлинным значит быть честным перед самим собой

        Центральным понятием в творчестве экзистенциалистов является понятие существования, экзистенции. Подходы к трактовке этого понятия у разных авторов значительно различаются, однако в общем виде можно говорить об экзистенции как своего рода противопоставлении системе. Экзистенция не объективируема и нередуцируема, она всегда есть то, что ускользает от понимания посредством абстракций. Как же можно если и не определить, то хотя бы уловить понятие экзистенции? Экзистенция всегда указывает на конечность существования, она всегда есть возможность, например - возможность быть. Экзистенция в этом смысле не есть сущность; в отличие от животных и растений человек может быть тем, кем он решил быть. Его существование дано как возможность выхода за пределы самого себя в виде решительного броска вперед, через свои мечты, через свои стремления, через свои желания и цели, через свои решения и действия. Броска, всегда сопряженного с риском и неопределенностью. Экзистенция противоположна универсальному миру мертвых, застывших абстракций.

        Часто наиболее характерным для экзистенциальной философии как таковой обычно считают тезис Сартра "Существование предшествует сущности" [8]. Однако не все экзистенциалисты безоговорочно принимали этот тезис, в частности Марсель [6] говорил о нерасторжимом единстве сущего и существующего. По Марселю, наше существование просто насыщено всевозможными сущностями. Хайдеггер [10] говорил о том, что бытие предшествует всяким сущностям. И если все сущности - порождение человека, то бытие не таково. Причем бытие Хайдеггера совсем не то, что существование Сартра, о чем он писал, полемизируя с Сартром, в одной из наиболее известных своих статей "Письмо о гуманизме" [11]. Тем не менее, несмотря на упомянутые различия, мы можем говорить о том, что всех экзистенциально-ориентированных философов объединяет протест против эссенционализма в философии, направленного на поиск сущностей, подведение всего уникального, неповторимого, мятущегося, живого под универсальное, обобщающее, абстрактное, мертвое.

Л. Бинсвангер — единственный из феноменологических психиатров и экзистенциальных аналитиков, чье творчество осмыслено в философском ключе. Классической здесь является монография редактора собрания сочинений Бинсвангера М. Херцога5. В том же русле написана более ранняя работа Х.-П. Кри-нена, представляющая историю и критический анализ экзистенциально.

Творчество непосредственных последователей феноменологических психиатров и экзистенциальных аналитиков исследовано в еще меньшей степени, имеются лишь отдельные статьи и в основном на родных языках [1].

Говоря обобщенно, экзистенциальная психология (от лат. «exsistentia» – «существование» ) представляет собой научное направление, опора которого – размышления на так называемые «вечные» темы. А на вопросы о смерти и смысле жизни, свободе и ответственности, любви и одиночестве невозможно получить один правильный ответ. Возможно, поэтому экзистенциальной психологии нередко отказывают в звании направления, а сам экзистенциализм обвиняют в пессимизме и упадничестве.

Возникновение экзистенциальной философии

Источником этого направления в психологии стала экзистенциальная философия, основы которой были заложены в конце 19 века датским философом Сёреном Кьеркегором. В 20 веке на фоне напряженной социально-политической обстановки и трагических событий мировых войн философия экзистенциализма получила развитие в трудах Э. Гуссерля, К. Ясперса, М. Хайдеггера, Ж.-П. Сартра, А. Камю, Г. Марселя, Н. Бердяева, Л. Шестова.

Многие исследователи считают, что экзистенциальная философия родилась как отражение социального и духовного кризиса цивилизации. Вместе с тем, она вобрала в себя черты воззрений Ф. Ницше, К. Г. Юнга, А. Адлера, Э. Фромма. Традиционные для экзистенциализма мотивы замечают и в творчестве Ф. М. Достоевского, Л. Н. Толстого, Ф. Кафки. Сегодня среди методов экзистенциальной психологии называют разработки В. Франкла, Д. Бюдженталя, Л. Бинсвангера, М. Босса, Р. Мэя, И. Ялома.

Для экзистенциалиста человек потому не поддается определению, что первоначально ничего собой не представляет. Человеком он становится лишь впоследствии, причем таким человеком, каким он сделает себя сам Сартр Ж.-П.

Огромное количество психологов в качестве профессионалов никогда в действительности не видели индивидуума. Наука, утверждают они, имеет дело только с общими законами. Индивидуальность - это помеха.

Экзистенциальная психология возникла как последовательный, целостный подход к пониманию человеческого поведения и к влиянию на него.

Манифест экзистенциального психоанализа Жана Поля Сартра. Концепция первоначального выбора мира проекта.
В основе философского учения Сартра лежит творчески разработанная феноменологическая методология. В противоположность Хайдеггеру, Сартр акцентирует свое внимание, прежде всего, на субъективно-деятельной стороне сознания человека, “заброшенного в мир”, в котором человек утверждает, “выбирает себя”, но каким бы в конечном счете этот выбор не оказался, он абсурден, бессмыслен (“Тошнота”).. В этом виде сознание Сартра являло собой генератор “жизненного мира”, “неутомимое творчество экзистенции”. Такое сознание, представляющее собой некую метапсихологическую реальность, было в определенной мере изолировано от бытия. Эту проблему Сартр попытался решить в своих работах более позднего периода, в частности в его концепции “феноменологической онтологии”. Здесь сознание определяется как Ничто, изначальная пустота в бытии. Само же бытие Сартр наделяет антропоморфными свойствами. Таким образом, в концепции Сартра собственно психическое как бы отторгается от сознания и слипается с бытием. В результате смешения онтологических и психологических предикатов возникает своеобразный язык, в опоре на который Сартр производил “экзистенциально-психологическую дешифровку “символов личности”.

Согласно Сартру, человеческое существование не укоренено ни в чем. Сама человеческая субъективность привносит в бытие мира трещину. Через человеческую свободу в мир проникает небытие (“Бытие и ничто”). Человек, лишенный каких бы то ни было ориентиров, делает себя сам, и потому его жизнь есть “проект”, самостановление в пассивном, косном мире вещей – эта убежденность Сартра отражена в известной формуле “существование предшествует сущности”. Конечным результатом любой деятельности человека является отчуждение. Отчуждение неизбежно лежит в основе человеческих отношений. Одно из центральных понятий философии Сартра – это понятие самообмана, самообольщения сознания. В качестве основного инструмента борьбы с самообманом Сартр видит экзистенциальный психоанализ, который представляет из себя метод выяснения в строго объективной форме субъективный выбор, посредством которого человек делает себя личностью, то есть, сообщает о себе то, что он есть (“концепция первоначального выбора”). Сартр считал, что Фрейд впервые ввел “вертикальный детерминизм” в понимании человеческих действий, раскрыть который можно лишь посредством символической интерпретации психического, избегающей его сведения к предшествующим обстоятельствам, наследственности, физиологической обусловленности и т. п. (т. е. горизонтальному детерминизму).

“Мы требуем”, - пишет Сартр, - …настоящего несводимого, то есть несводимого, не сводимость, которого была бы очевидна, которое не представлялось бы как постулат психолога… Это требование с нашей стороны происходит не от непрерывной погони за причиной, того бесконечного обращения к истокам, который часто изображали как составляющую рационального исследования… Это не ребяческие поиски “потому что”, которое делает невозможным дальнейшее “почему? ”.

Единство самому Сартру виделось в определении так называемого первоначального проекта мира. “Именно… с помощью сравнения различных эмпирических побуждений испытуемого мы пытаемся раскрыть и высвободить фундаментальный проект, который является общим для всех них - и не простым суммированием или реструктуризацией этих тенденций; каждое побуждение или тенденция - это весь человек. Сартр ставит в центр внимания вопрос: Что делает мир индивида возможным? Иными словами, предлагается метаонтическая [2]. Онтология согласно Хайдеггеру. – рассуждение об обязательных условиях сущих как сущих чтобы постичь сущность бытия. В противоположность онтологическому, онтический ракурс рассмотрения занимается собственно проблематикой сущего, именно здесь появляется каузальность: причина и следствие. Постичь что-либо онтически – значит постичь это в полной детерминации как конкретный феномен. Метаонтический уровень рассмотрения является промежуточным и рассматривает условия бытия индивидуального сущего, т. е. изучаются структуры (матрицы), конституирующие бытие индивидуального сущего. Дисциплина как надлежащая основа психоанализа. По словам Сартра, Фрейдовский психоанализ “выбрал свое собственное несводимое вместо того, чтобы позволить ему появиться в самоочевидной интуиции. Экзистенциальный психоанализ не ищет причин или основных влечений, как психоанализ. Он старается определить, что именно делает возможным то, что эти причины и основные влечения обладают действенностью, которой как устанавливает фрейдистский психоанализ, они обладают. Результаты, которые будут получены таким образом, - то есть конечные цели индивидуума – могут стать затем объектом классификации, и именно с помощью сравнения этих результатов мы можем упрочить общие соображения о человеческой реальности как эмпирическом выборе своих собственных целей. Поведение, которое изучается этим психоанализом, будет включать не только сновидения, ошибки, навязчивые неврозы, но также и главным образом мысли в бодрствовании, успешные действия, стиль и т. д. С точки зрения Сартра, человек сам неосознанно в какой-то момент своей жизни совершает выбор своего миропроекта, который впоследствии определяет всю его дальнейшую жизнь.

Экзистенциальный психоанализ пытается определить первоначальный выбор… (который) соединяет в дологический синтез тотальность существующего, и как таковой есть центр отсчета для бесконечного множества поливалентных смыслов [2].
Концепция «Экзистенциального анализа» Л. Бинсвангера
Близкие Сартру мысли относительно конечных целей экзистенциального анализа мы можем обнаружить у Бинсвангера (хотя возможно здесь целесообразнее говорить о близости взглядов нежели, о влиянии). Опосредованно влияние Сартра можно проследить в работах представителей американской гуманистической психологии, в том числе американской ветви экзистенциальной психологии (Р. Мэй и др. ). Философия Сартра также оказалась близкой антипсихиатрическому движению 1960-х гг. Экзистенциальный анализ Людвига Бинсвангера. Экзистенциально априорные структуры.

Смешение терминов и методологических установок в концепции Бинсвангера делает структурированное изложение его концепции невероятно сложным делом, совершить которое без насилия над первоисточником чрезвычайно трудно. В текстах Бинсвангера мы можем наблюдать явление, обозначенное Полем Рикером как конфликт интерпретаций. (Рикер, 1995 (I), с. 8). Однако, тот же Рикер говорит о том, что это не столько недостаток произведения, сколько его достоинство. Концепция Бинсвангера проигрывает в стройности и систематичности, но выигрывает в эвристичности отдельно взятых частей. Базовая процедура экзистенциального аналитика – феноменологический анализ вербальных отчетов и наблюдаемого поведения. Существуют различные методы валидизации феноменологических экспликаций, например, интрасубъективная валидизация. Исследователь осуществляет ряд толкований одного и того же поведения в различных ситуациях, и если между описаниями есть соответствие, это подтверждает валидность экспликаций. Вариантом интрасубъективного метода является собирание спонтанных описаний конкретного феномена, данных неподготовленными субъектами.

Суть психического заболевания по Бинсвангеру заключается модификацией необходимой фундаментальной структуры Dasein и соответственно модификацией способов, какими мир доступен Dasein. Следствием такого рода модификаций является крайняя суженность жизненного проекта, который касается ограниченного количества аспектов, сторон существования Dasein и управляется на основании ограниченного количества тем или даже одной темы. Тогда цель психотерапии заключается в том, что суметь донести до него этот опыт, причем настолько радикально насколько это возможно [7] . Идеи Бинсвангера применительно к психотерапии развивает известный американский психолог и психотерапевт Р. Мэй. Вместо концепта “экзистенциально априорной структуры” он использует термин “структура интенциональности”, а иногда говорит просто об интенциональности: “Для успешной терапии необходимо, чтобы пациент искренне пережил смысл и значение своих намерений. Само переживание включает действие, но не просто действие, а действие определяемое структурой сознания. Когда мы подчеркиваем, что намерение имеет свое действие в рамках структуры сознания, то подразумеваем две вещи: первое, что действие должно быть прочувствовано, пережито и принято как часть меня вместе с его социальными следствиями; и второе, что посредством этого я избавляюсь от необходимости осуществить его физически. Проигрываю ли я все это поведенчески в мире или нет, является проблемой другого уровня. Если я лицом к лицу встретился со своей интенциональностью, я могу надеяться принять решение и во внешнем мире. Терапия, внося ясность в интенциональность пациента, переносит борьбу на реальное поле сражения. Она помогает пациенту и нам самим бороться с конфликтом там, где возможно подлинное его разрешение” (Мэй, 1997, с. 268). Бинсвангер сравнивает ЭА психотерапевта с опытным проводником, который возвращает на землю неопытного туриста заблудившегося подобно Солнесс, герою Ибсена, который заблудился в “воздушных высотах” или “эфирном мире фантазии”.

В 20-х – 30-х годах прошлого века этот санаторий являлся в некотором роде местом встречи феноменологически настроенных кругов в психологии и психиатрии (В. Гебзаттель, Р. Кун, E. Минковский, E. Штраус). В работах Бинсвангера этого периода также заметно влияние Канта и школы неокантианцев, в частности Наторпа, а также феноменологической психопатологии Карла Ясперса. Чрезвычайно значимой для Бинсвангера оказалась встреча с вышедшей в 1927г. работой Мартина Хайдеггера “Бытие и время”, обусловившая впоследствии название его метода Dasein анализа (более поздние названия метода: “Психиатрический Dasein анализ [3]. В дальнейшем мы будем преимущественно использовать термин “Экзистенциальный анализ”, во первых потому что сам Бинсвангер в своих работах чаще всего использовал это название, а во-вторых, чтобы отличать его от Dasein анализа М. Босса. ”, анализ экзистенциальных априорных структур, антропологический анализ, просто экзистенциальный анализ). В 1956 г. , Binswanger покидает пост главного медицинского директора Санатория в Кройцленгене после 45 лет пребывания на этом посту. Бинсвангер продолжал активно работать вплоть до своей смерти в 1966 [4].

Л. Бинсвангер — единственный из феноменологических психиатров и экзистенциальных аналитиков, чье творчество осмыслено в философском ключе. Классической здесь является монография редактора собрания сочинений Бинсвангера М. Херцога5. В том же русле написана более ранняя работа Х.-П. Кринена, представляющая историю и критический анализ экзистенциально [5].

В своей теории Бинсвангер отталкивается от психоанализа и экзистенциализма. Онтологию Хайдеггера — заброшенность, бытие-к-смерти, «обмирщение» и др. он кладет в основу и объяснения, и терапии психозов. Бинсвангер подчеркивает роль «картины мира», которая составляет тотальность бытия личности. Человек не продукт, а творец своего мира. Он выделяет четыре модуса бытия-в-мире: модус бытия одинокого человека, двоих людей, многих людей, анонимный модус. Полемизировал с Фрейдом, обращая внимание на экзистенциальную первичность религиозного и этического «измерений» Dasein, на то, что этическая сторона Dasein может являться основанием экзистенциального конфликта, но не его порождением. Не полностью Бинсвангер заимствует и систему Хайдеггера; он делает попытку творчески переработать ее, добавив понятие «любви» как особого модуса «бытия-с-другими», «бытия-над-миром».

В основе болезненных нарушений психики лежит неправильное взаимодействие человеческого Я (которое, вслед за Хайдеггером, он трактует как Dasein) с миром, а также неправильное, искаженное представление о себе. Экзистенциальный конфликт — это неиспользование возможностей, заложенных в человеческом существовании. Психоаналитическая практика, по Бинсвангеру, должна раскрыть пациенту экзистенциальные конфликты, его неудовлетворенность бытием, избегание выбора и ответственности и т. п. Это позволит ему высвободить силы, которые он ранее тратил на непродуктивную защиту от конфликтов, напр., на избегание, и использовать их для осознанного и ответственного решения и выбора.

Многие мысли Бинсвангера близки к идеям гуманистической психологии (А. Маслоу), логотерапии (В. Франкл); в философии — к М. Шелеру, Ж. П. Сартру. Он оказал влияние на Р. Лэйнга.



Заключение

В феномене экзистенциального анализа мы по сути дела сталкиваемся с двумя коренным образом различающимися в методологическом смысле подходами, названными нами соответственно антропоцентрическим, т. е. принимающим за точку отсчета человека и онтоцентрическим, т. е. принимающим за точку отсчета бытие.

Онтоцентрические версии экзистенциального анализа в большей степени, чем антропоцентрические, могут служить основанием психологической практики, более того, они уже являются в своей сути такого рода практикой, которая может быть реализована в психотерапии, педагогике, экологии, а также в социальной сфере.

Практическое приложение экзистенциального анализа, как уже было указано ранее, целесообразно рассматривать с учетом введенного нами методологического разделения. В этом смысле, антропоцентрический экзистенциальный анализ (прежде всего, версия Л. Бинсвангера) может рассматриваться как полноценный метод научного исследования феноменов психической жизни человека. Тем не менее, он требует серьезной работы по систематизации заложенной в нем методологии и более строго определения терминологии. Приложение антропоцентрических версий экзистенциального анализа непосредственно к сфере психологической практики ограничивается, в основном, исследовательскими и диагностическими функциями, способствуя лучшему пониманию исследуемых феноменов.

Выполненный в работе комплексный анализ философской проблематики феноменологической психиатрии и экзистенциального анализа в историко-философском контексте XX века позволил сделать следующие основные выводы:

1. Феноменологическая психиатрия и экзистенциальный анализ развиваются в пространстве взаимодействия философии и психиатрии, являющегося характерной чертой историко-философского процесса XX века.

2. Цель и сущность проекта феноменологической психиатрии и экзистенциального анализа составляет проект деструкции онтологических оснований позитивистской психиатрии, основанием которого, в свою очередь, выступает антропологически ориентированная критика. Феноменологическая психиатрия и экзистенциальный анализ предлагают альтернативный проект экзистенциально-феноменологически обоснованной психиатрии.

3. В феноменологической психиатрии и экзистенциальном анализе сочетаются между собой герменевтический и структурный метод.

Как исследовательский подход экзистенциально-феноменологическая традиция от феноменологической психиатрии к экзистенциальному анализу эволюционирует

4. Основанием проекта феноменологической психиатрии и экзистенциального анализа выступает метаонтика как онтологически-онтическая теоретическая система. Конституирование метаонтического пространства происходит вследствие наложения в едином предметном поле философского и клинического, онтологического и онтического, теоретического и практического аспекта разрабатываемой системы. Метаонтика при этом обусловливает не только направленность исследования и специфику поднимаемых проблем, но формирует специфический понятийный аппарат (проживаемое время, проживаемое пространство, личный порыв, эстезиология, экзистенциально-априорные структуры существования и др.), предполагающий соотнесенность как с онтологией, так и с онтикой.

5. Системообразующей проблемой метаонтических исследований феноменологической психиатрии и экзистенциального анализа становится проблема патологического опыта и его априорных структур. При этом опыт понимается как непосредственная связность человека с миром и акцентируется его спонтанное дологическое проживание. Исследования патологического опыта направлены в феноменологической психиатрии и экзистенциальном анализе на прояснение особенностей его стиля (шизофренического, маниакального, депрессивного и т.д.) и структуры, решающими элементами которой признаются пространст-венность и темпоральность.

6. Философско-клинический характер феноменологической психиатрии и экзистенциального анализа обусловливает магистральный вектор их влияния на философию XX века. Этап развития феноменологической психиатрии и экзистенциального анализа принес философско-клиническому пространству новшества и наработки в аспекте методологии (процедура понимания и структурный анализ), онтологии (утверждение экзистенциального статуса психического заболевания) и антропологии (обращение к конкретному психически больному человеку). Центральным пространством философской рефлексии и влияния становится при этом метаонтика патологического опыта.

Феноменологическая психиатрия и экзистенциальный анализ демонстрируют исследователям великолепный пример живой междисциплинарности, а также философского осмысления конкретнонаучного знания.

Осмысление феноменологической психиатрии и экзистенциального анализа философией, даже на Западе, до сих пор ограничивается лишь констатацией ее заслуг в прикладном использовании феноменологии.



Экологичная и гуманная идеология, заложенная в онтоцентрической версии экзистенциального анализа, четко артикулирующая неразрывную связь людей друг с другом, а человека с природой и миром, приобретает особую значимость в стремительно меняющихся реалиях наступившего XXI века, когда манипулятивные технологии с одной стороны и техногенные катастрофы с другой становятся повседневной реальностью. Данный факт обуславливает актуальность рассматриваемой и развиваемой.
Литература


  1. Бинсвангер Л. Бытие-в-мире. Пер. с англ. Е. Сурпиной. М.; СПБ: КСП+, Ювента, 1999. —299 с.

  2. Бубер Мартин. Два образа веры. – М: . Республика, 1995 – с. 418-421. , с. 15-84, 233-341

  3. Бергсон А. Творческая эволюция. Пер. с франц. В. Флеровой. М.: ТЕРРА-Книжный клуб, 2001. — 381 с.

  4. Бинсвангер Л. Бытие-в-мире. Пер. с англ. Е. Сурпиной. М.; СПБ: КСП+, Ювента, 1999. —299 с.

  5. Бинсвангер Л. Случай Эллен Вест / Экзистенциальная психология. Экзистенция. Пер. с англ. М. Занадворова, Ю. Овчинниковой. М.: ЭКСМО, 2001. С. 207-228.

  6. Марсель Г. Трагическая мудрость философии. Избранные работы. М., 1995.

  7. Мамардашвили М. Психологическая топология Пути. - Спб. , - 1997

  8. Sartre J.-P. Being and Nothingness. N.Y., 1956.

  9. Фельдштейн Д.И. Московский психолого-социальный институт

Издательство «Флинта» 2000г.

  1. Хайдеггер М. Бытие и время. М., 1993.

  2. Хайдеггер М. Время и бытие: Статьи и выступления: Пер. с нем. М.: Республика, 1993.




Каталог: foto -> 2012
2012 -> 1. Определение семьи и ее функции Семья
2012 -> Понятие семьи. Функции семьи и ее жизненный цикл. Структура семьи
2012 -> Джон Келли психология личности
2012 -> Сущность воспитания
2012 -> 1. Определение понятия Дидактика
2012 -> Идея народности воспитания в педагогической теории
2012 -> Общая характеристика метода танцевальной терапии
2012 -> Набор, отбор и адаптация персонала как факторы эффективной работы организаци
2012 -> План Введение Особенности подросткового возраста Способы проведения консультирования подростков Заключение Литература
2012 -> 18. Психологическая характеристика власти


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница