Культура и образование: инновационные технологии



страница12/16
Дата10.02.2016
Размер3,28 Mb.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16

Литература:

  1. Болл Р. Научная коммуникация будущего: от книжной информации до решения проблем // Международный форум по информации. – 2012. – Т. 37, № 4. – С. 6-9.

  2. Галявиева М.С. Библиометрия – новое направление работы библиотек университетов Европы//Библиосфера. – 2012. – Спецвыпуск. – С. 71-78.

  3. Дедик П.Е. Новые возможности доступа к ресурсам зарубежных библиотек: каталоги нового поколения // НТБ. – 2013. – № 2. – С. 65-84.

  4. Колесникова Т.А. Библиотека высшей школы и новая сфера информационного взаимодействия//Міжнародна науково-практична конференція «Бібліотека вищо їшколи на новому етапірозвитку соціальних комунікацій», 24-25 жовтня 2013 р. – URL: http://eadnurt.diit.edu.ua:82/jspui/bitstream/123456789/1776/4/019_Kolesnikova.pdf

  5. Лаврик О.Л. Сложившаяся система информационного обеспечения науки и новая модель научной информационной культуры// НТИ-2012: Актуальные проблемы информационного обеспечения науки, аналитической и инновационной деятельности: сборник материалов конференции, 28-30 ноября 2012. М.: ВИНИТИ, 2012. С. 117-118.

  6. Лобузина Е.В. Библиотечные технологии организации знаний в электронной научно-образовательной среде // Образовательные технологии и общество (EducationTechnology&Society). – 2014. – Т.17, № 1. – С. 469-486.

  7. Михайлов А.И., Черный А.И., Гиляревский Р.С. Научные коммуникации и информатика. М.: Наука, 1976. – 435 с.

  8. Степанов В.К. Библиотечная башня из слоновой кости и ее обитатели, или Ползучий эмпирик в позитивистском мундире, похожий на Чубайса: к итогам полемики о библиотечном счастье // Университетская книга. – 2013. – № 11. – С. 48-51.

  9. Шварцман М.Е. Социальные медиа ученых // Университетская книга. – 2012. – № 6. – С. 67-71.

  10. Шрайберг Я. В поисках объективности. «Карта науки ведет в библиотеку» // Поиск. – 2014. – № 7.

  11. Шрейдер Ю.А. Информационные процессы и информационная среда// НТИ. Сер. 2. – 1976. – №1. – С. 3-6.

  12. Corrall S., Kennan A. M., Afzal W. Bibliometrics and research data management: emerging trends in library research support services // Library Trends. – 2013. – Vol. 61, № 3. – P. 636-674.

  13. Gumpenberger C., Wieland M., Gorraiz J. Bibliometric practices and activities at the University of Vienna // Library Management. – 2012. – Vol. 33. – Iss: 3. – P. 174-183.

  14. MacColl J. Library roles in university research assessment // Liber Quarterly. – 2010. – Vol. 20, N 2. – P. 152-168.

  15. Piwowar H. Altmetrics: Value all research products// Nature. – 2013. – Vol. 493. – P. 159.

  16. Richardson J., Nolan-Brown T., Loria P., Bradbury S. Library Research Support in Queensland: A Survey // Australian Academic & Research Libraries. – 2012. – Vol. 43, № 4. – P. 256-277.




ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА БИБЛИОТЕКАРЕЙ: СОЦИАЛЬНОСТЬ, КОНГРУЭНТНОСТЬ, ИНТЕЛЛИГЕНТНОСТЬ
С.Д. Бородина
Профессионализм многолик. Но в одном он всеобъемлющ: все, что происходит с профессионалом, рассматривается как копилка собственного профессионального опыта, а окружающий мир воспринимается как пространство, в котором возникают профессиональные проблемы, требующие разрешения.

Одним из главных теоретических оснований профессионализма выступает в таком случае фундаментальное понятие социальности, представленное категориями взаимодействия (вещественные и социальные отношения) и коммуникации (символические отношения). Ее базовые характеристики детерминированы тем, что она:

- порождается совместной адаптацией людей в природном и искусственном окружении;

- опосредована процессами взаимодействия и коммуникации людей с элементами этого окружения;

- существует в формах социальных связей и коррелирующих с ними артефактов (вещественных и виртуальных).

Специфика библиотечной профессии заключается в том, что на какие бы социальные потребности не реагировали ее представители, они попутно нацелены на решение постоянных, вневременных задач: просвещение, распространение образования, подъем уровня нравственности и т.д. Все это наиболее точно определяется словом «духовность». Духовность присутствует во всех культурах, является их неотъемлемой составляющей. Конечно, ее конкретное содержание, наполнение, глубина и прочие характеристики не тождественны в различных профессиональных культурах, в системах же, где профессиональное взаимодействие определяется элементами «человек - человек», ее значение определяющее.

Для философии культуры духовность выступает как категория, отражающая в ценностных формах сознания и культуры смысложизненные проблемы человека, поднимая его над эгоистическими расчетами и мелочами повседневной жизни. Она немыслима вне субъект-субъектного отношения, вне общения. Сфера духовности нравственно окрашена и пронизана нравственными оценками. Духовность не исключает знаний, рациональности, интеллекта. Истина ведь тоже есть ценность. Но мир, его свойства, объективные знания интересуют носителя духовной культуры не сами по себе, а в их отношении к субъекту, человеку. Прогресс познания оказывает огромное влияние на духовную сферу, ибо постановка и решение многих смысложизненных проблем меняется в зависимости от уровня и объема знаний, которыми обладает данная эпоха. Корни духовности следует искать в социальном бытии человека (3, С.55).

Духовное и интеллектуальное начала в реальной жизни культуры постоянно взаимодействуют и чутко реагируют на изменения, происходящие в ее другой ветви (3, С. 57).

Итак, профессионализм – признаваемые профессиональным сообществом способности личности решать проблемы, возникающие в профессиональной деятельности (2, С. 26). Он формируется в течение всей профессиональной жизни специалиста, но в то же время его основы закладываются в процессе профессионального образования. Как можно сформировать хотя бы информационную модель профессиональной культуры, дать личности (часто совсем юной, не имеющей большого жизненного опыта) источники выявления и обобщения ее? По мнению А.И. Каптерева, информационный анализ профессиональной культуры должен включать: а) анализ документальных информационных потоков; б) анализ динамики профессиональных организаций; в) анализ передачи экспертных знаний, осуществляемых в процессе профессионализации; г) анализ профессионального сознания на всех уровнях профессионального пространства (2, С. 26).

Начало формирования профессиональной культуры очень часто начинается с определения некоторого перечня табу способов мышления и поведения. Культура – это наш «внутренний милиционер», следящий за социальной упорядоченностью нашего поведения, так считает философ А.Я Флиер (12, С. 93).

У действительности постоянные конфликты с культурой, потому что культура требует очень многого. Человеку приходится жить, постоянно преодолевая собственную культуру и ее ограничения. Культура по своим социальным целям и генезису противостоит новациям. Ведь культура – это совокупный социальный опыт, традиции, технологии, адаптированные к обстоятельствам вчерашнего дня и упорно сопротивляющиеся давлению обстоятельств сегодняшнего. Понятие «современная культура» совершенно условно. Сегодняшний день еще не породил культуру, а только социальные практики – в области экономики, искусства, обмена информацией и пр. Этим мы и можем объяснить и оправдать в значительной степени консервативный характер профессиональной культуры библиотекарей. Ведь фонды библиотек – это как раз объективированная «вчерашняя и позавчерашняя» культура.

Культура имеет не только духовный, но и прикладной характер. Это проявляется в том, что, опосредованно действуя через человеческие мотивы и интересы, она формирует такие очевидные свойства субъекта как целеполагание и саморефлексию, способность к саморазвитию (9, С. 101).

Являясь механизмом и результатом преемственности прошлого и настоящего, культура тем самым латентно конструирует будущее, и это является ее основной функцией. Любая ценностная иерархия направлена в будущее: именно недосягаемая, но в перспективе манящая высшая ценность создает присущее культуре духовное напряжение. Также и ценность знания мы связываем с его прогностическими, а не просто ретроспективными объяснительными возможностями, Г. Хофстеде называл культуру «коллективным программированием умов» (1, С. 126).

Познание, сохранение и передача не просто умений и навыков, а культурной традиции библиотекарей – это и есть основная цель профессиональной культуры. Это не имеет ничего общего с нивелировкой, с формированием компетентностей по единому стандарту. Культура оказывается эффективной, если сохраняет единство многообразия в профессии. Особенно это проявляется в моменты, когда внешние изменения требуют внутренней перестройки, а профессионалы остаются приверженцами прежних ценностных ориентаций (4, С.34). В таком случае особую ценность приобретают профессионалы (не всегда самые опытные, интеллектуальные и т.д., но профессионально активные и способные на решительные действия), изменяющие профессиональные стереотипы. В науке эти действия получили наименование проектной интервенции, то есть, осуществляется какое-то действие, на которое наслаивается изменение действительности и получается возможность профессиональной рефлексии, некоего ориентира, позволяющего избрать более адекватную тактику.

В последние годы профессиональная культура стала часто отождествляться с корпоративной, хотя у них совершенно разные цели и механизмы. Отличие профессиональной культуры от корпоративной в том, что корпоративная культуры формируется управленцами (какова управленческая команда, такова и ее управленческая культура (4, С.36).

Исторически каждая профессия обладает своей культурой: оригинальным симбиозом отношений, привычек, ритуалов, традиций. Модель Г. Хофштеде представляет собой интеграцию пяти переменных: дистанцию власти (степень неравенства между людьми); индивидуализм (степень, с которой люди предпочитают действовать как индивиды, а не как члены какой-либо группы); мужественность и женственность (отношение к таким понятиям, как настойчивость и самоуверенность, высокий уровень качества работ, успех и конкуренция, которые ассоциируются почти везде в больше мере с ролью мужчины. Они отличаются от «нежных» ценностей: жизненных удобств, поддержания теплых личных отношений, заботы о слабых и солидарности, ассоциируемых преимущественно с ролью женщины); стремление избежать неопределенности (степень, с которой люди оказывают предпочтение структурированным ситуациям, в которых существуют ясные и четкие правила поведения, которые могут быть формализованы, а могут поддерживаться традициями); долгосрочность ориентации (внимание сосредоточено на будущем, отсюда упорство в достижении целей); краткосрочность ориентации (на прошлое и настоящее) проявляется в уважении традиций и насилия при выполнении социальных обязательств.

Одновременно с понятием профессиональной культуры бытует и такое, как «профессиональная конгруэнтность» (от лат. congruens – совпадающий, соответствующий). Под профессиональной конгруэнтностью понимают совпадение профессиональных требований к личности специалиста с ее представлениями и наличие в профессии значимых для личности ценностей (11, С. 167).

Значение профессиональной культуры в развитии личности благодаря понятию профессиональной конгруэнтности достаточно велико. Формирование у личности определенной системы представлений о сути бытия возникает в процессе освоения ею сложившейся профессиональной культуры, превращения ее в содержание мышления и деятельности, воплощения результата этой деятельности в некоторый новый смысл.

Практическая деятельность субъекта связана с изменением прежде всего самого себя, своих целей, средств, условий. Представление о превращении смысла в программу человеческой деятельности помогает понять смысл культуры как выражения способности утверждать себя в усложняющемся, изменяющемся мире, как воплощения человеческих способностей. Преобразование смысла в формы программы, решений одновременно есть воплощение меры способности человека превращать свою деятельность в эффективно планируемую, проектируемую, прогнозируемую (11, С.168).

Наличие в профессиональной культуре и социальных, и технологических, и духовных компонентов не поддается сомнению. В последние годы технологическая подготовка стала превалировать, а о духовной как-то не принято стало говорить. Это отражают и образовательные стандарты, в которых гуманитарная составляющая неуклонно сокращается. Только профессор А.В. Соколов последовательно отстаивает позицию, при которой основным профессиональным качеством библиотекаря выступает интеллигентность. Библиотечная интеллигентность представляет собой конкретизацию формулы интеллигентности. Эта конкретизация состоит, во-первых, в дополнении образованности книжной культурностью (владение литературным языком и письменной речью, начитанность, библиотечно-библиографическая грамотность); во-вторых, в следующих уточнениях: альтруизм – осознание общественной значимости библиотечно-библиографического дела для просвещения и культурного прогресса нации, ощущение ответственности за удовлетворение и развитие познавательных, коммуникационных, ценностно-ориентационных потребностей и интересов своих сограждан; толерантность – свобода доступа к документным потокам и фондам, исключение коммуникационного насилия по отношению к читателям (цензура, непрошенное руководство чтением, ограничение свободы выбора, навязчивая реклама и т.п.) и тенденциозной организации фондов и каталогов, прежде всего – введение спецхранов и идеологических чисток фондов; благоговение перед Книгой как высшей культурной ценностью, безусловное обеспечение сохранности фондов, исключение библиоцида (уничтожения книг) как святотатства (10, С. 137).

Не всякого библиотечного профессионала можно назвать библиотечным интеллигентом, ибо очарованность письменным словом, благоговейное почитание овеществленной мысли давно ушедших авторов знакомо далеко не всякому. Библиотечный интеллигент, будучи человеком, органично связанным с книжной культурой, не может не быть книголюбом-библиофилом (10, С. 138).

В защиту снижения общего культурного уровня профессиональной библиотечной группы можно сказать следующее. Во-первых, процесс профессионализации является реакцией со стороны профессиональных групп на потребности общества (6, С.39). Технологизация, виртуализация, информатизация и т.п., пустившие глубокие корни во все сферы жизни, не предполагают смыслообразующего неспешного диалога библиотекаря и читателя, а без этого нет и стимулов для личностного развития тех и других. В то же время наименование всех людей, работающих в библиотеке, библиотекарями – и тех, кто регистрирует посетителей библиотеки, и выполняет техническую работу в книгохранилище – размывает границы собственно профессиональной группы, а для ее высокого статуса очень важно, чтобы она была немногочисленной (6, С.42).

Высокая социальная позиция профессиональной группы не является стабильной и фиксированной. Как утверждается в книге Л. Кэрролла «Алиса в стране чудес»: «Если ты хочешь оставаться на одном и том же месте, надо бежать в два раза быстрее». Так и любой профессиональной группе, которой удается добиться относительно высокого социального положения, необходимо закрепить определенную нишу в системе социальной стратификации посредством поддержания определенного образа группы в глазах общественности; регулирования поведения членов группы через механизм позитивных и негативных санкций.

В советское время фигура библиотекаря была знаковой. Известна философская мысль, что при описании социальной структуры общества необходимо определить социальный персонаж, находящийся на нижней ступеньке этой структуры. Фигуры ярче библиотекаря в данном контексте не найти. Библиотекарь – крайний персонаж русской интеллигенции (5, С.30), что можно интерпретировать и как социальное аутсайдерство, и как культурную автономность.



Единство многообразия в библиотечной профессии сегодня проявляется в плюрализации ценностных приверженностей и стилей жизни. Это сопровождается абстрагированием и ослаблением коллективного сознания и коллективной идентичности. Одновременно расширяется пространство для индивидуального сознания и индивидуальной идентичности (7, С.39). Однако «коллективное программирование умов» возможно только в общем коммуникативном пространстве, поэтому любые способы уплотнения профессионального пространства – профессиональная печать, общественные организации, дополнительное образование приобретают особое значение в формировании профессиональной культуры библиотекарей.
Литература:

  1. Иконникова Н.К. Еще раз об искусственности, латентности и социальности культуры // Личность. Культура. Общество: Междисциплинарный науч.-практ. журнал социальных и гуманитарных наук. Вып.1(46-47)/РАН.-М.,2009.-С.120-127.

  2. Каптерев А.И. Виртуальный мир российского библиотекаря: Опыт конкретно-социологического исследования профессионального сознания библиотечных специалистов: Монография/ Моск. гос. ун-т культуры и искусств.-М.: ИПО Профиздат, 2001.-256с.

  3. Келле В.Ж. Об одном методологическом принципе анализа культуры // Личность. Культура. Общество: Междисциплинарный науч.-практ. журнал социальных и гуманитарных наук.Вып.4(24)/РАН.-М.,2004.-С.52-61.

  4. Красовский, Ю.Д. Генезис корпоративной культуры компании // Корпоративная культура.-2007.-№ 06(18).-С.34-39.

  5. Логинова Н. Librarianchik – антигламур: Библиотекарь в зеркале книги // Библиотека в эпоху перемен: философско-культурологические и информационные аспекты: Информационный сборник (дайджест) /Рос. гос. б-ка.-М.,2005.-№1(25).-С.30-35.

  6. Мансуров, В.А., Юрченко О.В. Социология профессий: История. Методология и практика исследований // Социс.-2009.-№8.-С.36-46.

  7. Мюнх Р. Социальная интеграция в открытых пространствах // Философские науки.-2004.-№2.-С.30-58.

  8. Орлова Э.А. Методологические проблемы изучения социокультурной реальности // Личность. Культура. Общество: Междисциплинарный науч.-практ. журнал социальных и гуманитарных наук. Вып.4(24) /РАН.-М.,2004.-С.72-78.

  9. Пелипенко А.А. Культура как неизбежность (о субъектном статусе культуры) // Личность. Культура. Общество: Междисциплинарный науч.-практ. журнал социальных и гуманитарных наук. Вып.1 (46-47) /РАН.-М.,2009.-С.99-109.

  10. Соколов А.В. Напоминание о собственном достоинстве: Очерки по истории библиотечно-библиографической интеллигенции XX века // Библиотека в эпоху перемен: философско-культурологические и информационные аспекты: Информационный сборник(дайджест) / Рос. гос. б-ка.-М., 2008.-Выпуск № 2 (38).-С.135-140.

  11. Спинжар Н.Ф. Теоретические аспекты понимания профессиональной конгруэнтности специалиста в процессе вузовской подготовки // Вестник МГУКИ.-2008.-№2.-С.166-169.

  12. Флиер А.Я. Неизбежна ли культура?: о границах социальной полезности культуры) // Личность. Культура. Общество: Междисциплинарный науч.-практ. журнал социальных и гуманитарных наук.-Вып.1(46-47)/ РАН.-М.,2009.-С.90-99.




Эмоциональные аспекты профессионализации библиотечных специалистов
Л. И. Гаптраванова
Низкий уровень коммуникации, слабое использование схем моральной и материальной мотивации, безучастность специалистов к самому процессу является характеристикой современного этапа профессионализации, замечает А.Н. Ванеев, и называет их антиномиями профессиональных действий3, с. 89. На самом деле, отставание профессии и предложение библиотечных продуктов, а также их несоответствие реальным потребностям социума являются традиционным двигателем прогресса. Профессионализм специалистов позволяет изменять состояние в профессиональном пространстве.

Профессионализация в библиотечном профессиональном пространстве подразумевает, во-первых, трансформацию полученных знаний в специальном учебном заведении в профессионально необходимые продукты, во-вторых, расширение профессионального сознания и, в-третьих, проявление информационно-коммуникационной (профессиональной) культуры специалиста непосредственно на уровне профессионального поведения. Результатом этого процесса является соответствие специалиста некоему гипотетическому уровню профессионализма. Критерием профессионализма являются соответствия предоставления профессиональных продуктов (библиотечных услуг) требованиям социальной реальности. Между скоростью перемен и скоростью изменения окружения должно существовать равновесие, пишет Э. Тоффлер6, с.17. Равновесие нарушается из-за ограниченной скорости человеческой реакции на обновление и развитие. Профессиональная ментальность не успевает за изменениями, тому пример, частичное использование ИКТ, социально-психологических технологий.



Библиотечные специалисты чаще не владеют достижениями науки и практики, чем владеют, так как нарушена система профессионализации, но в тоже время существует система самоорганизации, которая поддерживает в активном режиме профессиональный и эмоциональный тонус библиотечных специалистов. Эмоции и чувства позволяют отслеживать уровень удовлетворенности специалиста в профессии и потребности к изменению. Эмоциональное отношение к усвоенным идеям, представлениям, нормам подвигает личность к развитию. Эмоциональное значение придает действенную силу при условии, что библиотекарь осознает их значение для себя, осознает субъективный момент, личностный смысл. Если не возникло положительного отношения, не нашелся смысл, который связан, во-первых, с эмоциями, а, во-вторых, с чувствами, потому что чувства носят более устойчивый характер и оказывают более глубокое влияние, то профессиональная активность имеет ограниченный характер. Активизация личностного потенциала маловероятна, так как именно эмоции создают изменение статус-кво. Чувства – это переживание отношения человека к тому, что происходит в его жизни, что он познает или делает[4, с.239]. Профессионально-ориентированные эмоции побуждают к действию, активируют чувства, способствующие профессиональной реализации, профессиональному самообразованию и развитию. Профессионализация библиотечного специалиста на личностном уровне базируется на опознавании потребности реализации некоторых чувств. Потребность в виде реализации двигательной, делательной (профессионально-моторной) активности реализуется на уровне обыденного сознания и придает осмысленность профессиональной деятельности. Коммуникативные чувства реализуют потребность субъекта в общении, передачи знаний и формировании собственных представлений, активируют интеллектуальные чувства. Потребность быть полезным, потребность выйти за границы личного эго активируются альтруистическими чувствами. Чувства неполноценности профессиональных знаний, умений, навыков восполняется путем самообразования, самовоспитания, саморазвития. Э. Тоффлерв свое время писал: «Специалист не блокируется от всех новых идей или информации. Он энергично пытается идти в ногу с изменениями, но только в исключительно узком секторе жизни. Так, физик или финансист использует все последние инновации в своей профессии, но остается совершенно закрытым для социальных, политических или экономических инноваций. Он может однажды утром проснуться и осознать, что его специальность устарела или неузнаваемо трансформировалась событиями, взрывающимися вокруг него» [6, с.391]. Библиотечному сознанию очень трудно выйти за границы традиционных рамок профессионализации. Инертность, дефицит креативной активности особенно заметен в библиотечном пространстве, который обусловлен дефицитом субъективной энергии, ограничивающим развитие библиотечной профессии в ряде других профессий. Библиотечный менталитет построен на представлениях, что библиотека – это сохранение информации (книги), которое как факт сводится к определенной книгообеспеченности, книговыдачи, посещаемости. В. А. Бородина пишет, что нужна перезагрузка профессионального библиотечного сознания. Не последнюю роль играет базовое образование. Система повышения квалификации, как она есть - это латание дыр и тришкин кафтан. Нельзя уповать только на те три - пять процентов авангарда, которые не благодаря, а вопреки обладают ключевыми качествами - компетентностью, креативностью, контактностью[1]. По мнению отечественных ученых (А. К. Маркова, О.С. Анисимов, В. Н. Дружинин, А. И. Каптерев., В. А. Боролна, С. Д, Бородина, Ю.Б.Авраева, Э.С.Очирова) процесс формирования личности профессионала и является процессом профессионализации. Профессиональное развитие является неотъемлемой частью профессионализации личности.

Сложность проблемы заключается в том, что на процесс профессионализации и ее успешную реализацию оказывает огромное количество факторов социального и эмоционально-личного порядка. Эмоции и чувства представляют собой ресурс, активизирующий профессиональный потенциал субъекта. Неумение управлять эмоциональными состояниями, настроениями образует барьеры реализации субъекта. Субъект профессионализации может замкнуться внутри решения узких рамок индивидуального осуществления: квартирно-бытовые нужды, материальные проблемы, проблемы безопасности и сохранения себя как индивидуальности в профессиональном пространстве, которое частично за тебя и частично против, как образно было замечено С. Д. Бородиной[2]. Зрелость, цельность, самодостаточность, профессионализм распознается по эмоциональному состоянию субъекта в пространстве. Динамическое равновесие личного и профессионального развития образует предпосылки целостного развития и роста субъекта в профессии. Важный аспект профессионализации - это эмоциональная включенность субъекта в профессиональную деятельность, его видимые интересы в возможности реализации индивидуального потенциала, с которыми он пришел в профессию.

Процесс профессионализации является социальным процессом становления специалиста как профессионала посредством развития личностных качеств с целью эффективного осуществления субъекта в библиотечном пространстве в рамках коллективной пользы. Профессионализация происходит в информационно-коммуникационном пространстве, где субъекты находятся на разном уровне личностной и профессиональной активности. Если обратиться к известному «гуру» практики лидерства Стивену Кови, то он утверждает, что воображение единственный инструмент извлечения потенциальных способностей, возможностей человека[5, с.110]. Человек потенциально имеет представление и перспективу профессиональных и карьерных притязаний.

Профессионализация как процесс преследует две цели – сохранить старые образцы и родить новые, реализуя потенциал личности профессионала, превращая их в социально и профессионально значимые продукты. Общество заинтересовано в профессионально развитых специалистах, тогда как личность тоже имеет «виды» на процесс профессионализации. Субъект по факту рождения имеет задачи социальной реализации, но процесс затрудняется эмоциональными и фактическими барьерами невозможности решения профессионально ориентированных целей. Библиотекарь и библиотека заинтересованы друг в друге, но на практике трудно выдерживать взаимосвязь профессионального образования и реальной необходимости в той информации и знаниях, которые получает субъект в процессе обучения. Коллективные притязания накладывают ограничения на индивидуальное творчество в профессиональном пространстве. Апробация новых профессиональных продуктов соизмеряется с принятыми образцами, которые могут и не пройти испытания временем, другими людьми или фактическими и эмоциональными барьерами оценки и значимости профессиональной инновации. Поэтому успешность процесса профессионализации личности определяется эмоциональным отношением к профессиональной деятельности, тем смыслом, который она имеет для него, потребностями пребывания в ней, отношением к другим и к себе. Чем больше потребностей реализуется в профессии, тем большая эмоциональная направленность испытывается субъектом в реализации профессиональной деятельности. Наивысшей эффективностью обладает профессионал, когда профессия для него имеет личное значение. В современном процессе профессиональной жизни познавательная активность, самообразование, саморазвитие, самосознание, целеполагание, рефлексия являются характеристиками развивающейся личности, несомненно, оказывающее влияние и на развитие профессии и себя в профессии. Профессионализация как процесс представляет собой процесс трансформации количественных признаков в качественное состояние, которые определяются как способности работать в команде, брать ответственность за других, ставить и решать нестандартные задачи. При определенном объеме накопленных знаний, умений, навыков они превращаются в инновационные и креативные способы деятельности, в способности видения профессиональных перспектив, практической значимости отдельных направлений.

Актуализация процесса профессионализации для субъекта обеспечивается положительным отношением к содержанию деятельности. Включенность эмоций и чувств предполагает более яркие и быстрые результаты, например, ускоренная профессиональная карьера, зарубежные поездки, участие в научных, практических и профессионально-ориентированных мероприятиях. Реализация чувств альтруистического, коммуникативного, когнитивного, глористического диапазона образуют непрерывность процесса профессионализации. Наличие таких качеств, как трудолюбие, организованность, самостоятельность, целеустремленность, настойчивость способствуют пребыванию субъекта в активном режиме в профессиональном поле деятельности.

Таким образом, процесс профессионализации представляется как противоречивое явление, обусловленное, с одной стороны, субъективной оценкой и отражением объективного профессионального пространства, что связано непосредственно с эмоциональным отношением субъекта, а с другой стороны, объективными характеристиками, предъявляемых к специалисту, как субъекту профессионализации, имеющими ограничительный и обязательный характер, где эмоции являются трудностями и барьерами. Следовательно, эмоции и чувства оказывают влияние на процесс профессионализации, образуя, как положительную, так и отрицательную динамику. Эмоции и чувства являются посылом самодвижения субъекта в профессии, а также индикатором, создающим соответствия личным и профессиональным образцам.



Каталог: file
file -> Методические рекомендации «Организация исследовательской деятельности учащихся»
file -> Актуальность исследования
file -> Рабочая программа дисциплины
file -> Программа курса предназначена для учащихся 9-11 класса и рассчитана на 128 часов. Периодичность занятий 1 раз в неделю по 4 учебных часа
file -> Предоставление максимально широкого поля возможностей учащимся, ориентированным на высокий уровень образования и воспитания, с учетом их индивидуальных потребностей
file -> Методические рекомендации по организации исследовательской и проектной деятельности младших школьников
file -> Программы
file -> Выпускных квалификационных работ


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница