Кто поможет душе: психолог или психотерапевт?



Дата15.02.2016
Размер63 Kb.
Кто поможет душе: психолог или психотерапевт?
Когда болит сердце, мы идем к кардиологу, глаза - к офтальмологу и т.д. А если болит душа, к кому обратиться? К психологу? Психотерапевту? Психиатру? Начавшееся еще в 60-х годах обсуждение этого вопроса до сих пор не окончено. Пока понятно только то, что если болит так, что реальность теряет привычные очертания, то к психиатру.

Наиболее простым и распространенным является утверждение, что психологическим консультированием занимается психолог, а психотерапией - врач-психотерапевт. Однако то далеко не так однозначно. Проблемы и разногласия возникают уже при попытке дать единое определение психотерапии. На данный момент существует более 400 определений, одни из которых относят психотерапию к медицине, другие - к психологии. Сами специалисты также затрудняются точно определить круг своих профессиональных интересов - междоусобные войны в клане целителей души стали нормой.

Лучшие специалисты Казани в вопросах такой тонкой материи, как человеческая психика, Владимир Менделевич, доктор медицинских наук, профессор, директор Института исследований проблем психического здоровья, завкафедрой медицинской и общей психологии КГМУ, и Сергей Петрушин, кандидат психологических наук, доцент факультета психологии, психотерапевт Европейской регистрации, - представители противоборствующих в настоящее время классов психотерапевтов и психологов и тем не менее коллеги - они говорят о том, как свести риск выбора "не того" специалиста на нет, какую форму помощи для себя лучше выбрать. И о том, почему медицинский подход лучше общегуманитарного, а общегуманитарный - лучше медицинского. 

К кому лучше всего обратиться человеку, чувствующему душевный дискомфорт, к психологу или психотерапевту.

Владимир Менделевич:

- К человеку, которому доверяешь. Психолог это будет или психотерапевт - уже второй вопрос, ведь эти слова - просто обозначение специальностей. Потому что и за понятием психолог, и за понятием психотерапевт может скрываться все, что угодно. А в такой деликатной сфере, как душа, помимо лицензии и диплома, доверие - обязательная вещь. С другой стороны, если вопрос понимать буквально, я за то, чтобы сначала обращались к психотерапевту.

Врач-психотерапевт (с дипломом Медицинского университета) - специалист, получающий базовое образование 8,5-9 лет: сначала будущий психотерапевт должен пройти обучение на одном из лечебных факультетов, например, на педиатрическом (6 лет обучения), потом  получить специализацию по психиатрии (еще минимум 2 года), затем необходимо пройти как минимум полугодовые или четырехмесячные курсы по психотерапии - только после этого он получает сертификат. А что психолог? Так называться могут как специалисты с высшим психологическим образованием, которое они получали в течение пяти лет в медуниверситете, так и специалисты, получившие квалификацию "психолог" после обучения в течение всего одного года на курсах дополнительного образования. Причем внешне эти две формы образования ничем не отличаются, а пройти годичные курсы "на психолога" может кто угодно - от математика до домохозяйки.

Сергей Петрушин:

- Не просто к психологу, а к психологу-(консультанту). Если, конечно, нет потребности получить диагноз. Ведь психотерапевтами, как правило, работают люди, получившие медицинское образование - и они без диагноза не отпустят. (Вот попробуйте зайти к обычному психотерапевту - вместо психологической помощи получите рецепт, где вам назначат физиопроцедуры, прогулки на свежем воздухе, чай с молоком и медом… Беда современных среднестатистических психотерапевтов заключается в том, что они не лечат причину.- убрать) Они, конечно, поговорят с вами, но обязательно что-нибудь выпишут.

Долгое время к нас в стране психология была в основном академическая, то есть ориентированная на исследования. Психологи тоже могут поставить диагноз, только свой. В последние 20 лет на базе психологии стало формироваться новое направление, которое называется (К счастью, уже существует в психологии такое направление, как) психологическое консультирование, ОНО ориентированно на практику, а не психологическую науку, как это было не так давно. Единственно важно, чтобы у этого психолога-консультанта была соответствующая квалификация. Напрямую консультантов в ВУЗах не готовят, но на сегодня есть формы, где это возможно.

Психолог и психотерапевт - разница подходов существует? Границы "дозволенного" для психологов и психотерапевтов.

Владимир Менделевич:

- Если сравнивать психолога с высшим психологическим образованием и психотерапевта, то у них в работе совершенно разные подходы. У психологов превалирует психолого-гуманитарный подход к человеку, основанный на том, что все, что происходит с человеком, как правило, связано с его личностью. У психотерапевтов - естественнонаучный, биологически направленный подход - все, что происходит с человеком, это продукт его мозга. У психологов ориентация на методы, условно говоря, разговорные, а у психотерапевтов наблюдается крен в сторону медицины.

 Сергей Петрушин:

- Изначально психотерапия - это лечение словом. То, что у нас в стране психотерапевт обязательно должен иметь медицинское образование, - явный перегиб. В связи с этим и разница подходов может обсуждаться только у нас. (Эту разницу я условно обозначаю как заботу психологов о душе и заботу психотерапевтов о теле по принципу "пейте дети молоко - будете здоровы".- Более того, медикаментозное лечение, к которому часто прибегают психотерапевты, может лишь временно снимать симптомы: улучшать настроение, сон, аппетит.-убрать) Поскольку психотерапевты в нашей стране по своему базовому образованию являются медиками, вполне понятно, что им привычнее ориентироваться на объективные медицинские показатели. Вместе с тем специалистам в области психологической помощи давно известно, что эти показатели могут являться временными, ситуативными или вообще быть результатом механизма "переноса". (Как представитель Европейской Лиги психотерапевтов – убрать)могу сказать, что в Европе есть психологи, есть врачи и есть психотерапевты. Причем психотерапевтом может быть как психолог, так и врач (, так и вообще кто угодно - да хотя бы и художник – убрать)после окончания соответствующего обучения, стандарты которого разработаны и давно практикуются. То есть психотерапия может быть отдельной гуманитарной профессией.



Владимир Менделевич:

- Что касается границ дозволенного, то они по сей день точно не определены. В принципе, психолог и психотерапевт сегодня решают одно и то же - психологические проблемы, кризисные состояния, расстройства (психиатр занимается более выраженными, грубыми психическими расстройствами). Просто психиатрия настоящего изменилась, и она посягает на области, которые раньше входили в область психологии. Таким образом, очень сложно понять, как распределяются сферы деятельности этих специальностей неформально. Так как формально психолог - это специалист в области нормы с высшим гуманитарным образованием. Психотерапевт - это врач, который призван лечить, то есть как раз выявлять отклонения от нормы. Понятно, что сферы профессиональных интересов и у тех и у других пересекаются. Более того, собственно психологические средства психотерапевтического воздействия (беседа, навык и межличностное взаимодействие) остаются общими как для врача, так и для психолога. Важным различием можно назвать то, что только психотерапевт имеет право назначить медикаментозное лечение. Психолог, не обладающий дипломом врача, ни при каких обстоятельствах не имеет права рекомендовать или выписывать своим пациентам/клиентам лекарственные препараты.



Сергей Петрушин:

- В самом общем виде можно сказать, что психологическое консультирование предлагает человеку "взгляд со стороны", раскрывающий способы лучшего использования собственных ресурсов и улучшения качества жизни. Психотерапия - это "опыт изнутри", процесс обнаружения, переживания и проживания опыта клиентом в сопровождении психотерапевта. В психотерапии путь решения проблемы клиента не задан заранее, а рождается в процессе. Другими словами, найденный ответ на вопрос как результат поиска и внутреннего усилия клиента становится неотъемлемой частью его личности. В психологическом консультировании рекомендации, данные консультантом, могут так и остаться только советами.



Существуют ли критерии эффективности, надежности и безопасности психологической помощи?

Владимир Менделевич:

- Эффективность зависит от того, какая проблема решается. Чтобы правильно ее определить, надо правильно поставить диагноз. Не существует терапии без диагностики. Более того, пока не поставлен диагноз, оказывать пациенту какую-либо помощь вообще нельзя. Это то же самое, простите за грубую аналогию, что машину чинить: пока не определил, что сломалось, перебирать все подряд небезопасно. Однако в сфере диагностики психолог практически не работает. Например тесты, которые используются, - это, по большому счету, игра, потому то они диагноз психического расстройства поставить не могут. Вообще нет ни одного психологического метода, с помощью которого можно поставить диагноз психического расстройства. У психотерапевтов же диагностирование пациента обязательно. Есть способ - клиническое интервью - объективный метод, который может опровергнуть подозрение на психическое расстройство, а может его и подтвердить. У психологов, как правило, такой альтернативы нет. Поэтому получается, что вероятность ошибки в сфере диагностики у них приближается к 100%. А у квалифицированного психиатра эта вероятность ничтожно мала. Так что ответ на вопрос "у какого специалиста помощь будет более эффективная и надежная?" вытекает из ответа на вопрос "кто лучше диагностирует?".

Сергей Петрушин:

- Эффективность (и надежность- убрать) оказываемой помощи зависит от того, с какой проблемой пришел человек. Бывает, сознание человека само способно справляться с возникающими трудностями, и будет вполне достаточно, если психолог, как зеркало, "отразит" проблемы, подкорректирует поведение. В дальнейшем за такого пациента можно не волноваться. Бывает, что требуется именно врач.( И хотя в арсенале психолога-консультанта нет специфических форм диагностики, опытный, - они есть. Убрать) высококвалифицированный специалист в процессе диалога с клиентом всегда сможет выявить какие-либо нарушения в психике и перенаправит в случае надобности к другому специалисту. На сегодня в нашем подходе принято разделение консультирования и психотерапии по срокам психологической работы.(Кроме того, хочется отметить такой момент, как сроки психотерапии и психологического консультирования. )Психотерапия может продолжаться годами. Ведь человеку может понадобиться три сессии, а может - тридцать три, и заранее предсказать это невозможно. Консультирование не предполагает таких масштабных действий. От одной до пятнадцати консультаций - и клиент получает то, что ему было нужно от специалиста или не получает. В психологическом консультировании рекомендации, данные консультантом, могут остаться лишь внешней инструкцией, если за пределами кабинета психолога клиент не сумеет их "присвоить". Но клиент должен сам решать, насколько глубоко он согласен разбираться в своих проблемах. Во многих случаях дельный совет и поддержка оказываются наилучшим решением.

Владимир Менделевич:

- К вопросу о безопасности хочется отметить такой момент - психотерапевт как врач несет ответственность за своего пациента, и в случае непредвиденных обстоятельств - он будет отвечать "по полной программе" - предусмотрено как административное, так и уголовное наказание. Деятельность же психологов даже не лицензируется. А сам психолог, который в отличие от психотерапевта клятву Гиппократа никому не давал, ответственность ни за что не несет. Принимая же во внимание отсутствие диагностики на первом этапе, такое положение вещей становится опасным вдвойне. Ведь многим людям, пусть даже не больным в настоящий момент, но имеющим предрасположенность к тому или иному психическому заболеванию, например, к шизофрении, категорически противопоказаны некоторые методы, которыми пользуются психологи. Это может спровоцировать начало болезни.

Сергей Петрушин:

- Психолог, действительно, никакой ответственности не несет. (Но порой бывает по-настоящему трудно установить причинно-следственную  взаимосвязь: что из-за чего случилось. Действительно ли психолог каким-то образом повлиял на поведение клиента или нет? Ну как можно доказать, что пациент повесился после консультаций у психолога? – убрать) Хотя, конечно, актуальность проблемы ответственности существует. И прежде всего потому, что деятельность психологов не лицензируется, а потому под этой вывеской работают все, кому не лень. В связи с этим, хочется посоветовать людям внимательно подходить к выбору своего психолога. Так, наличие дипломов обязательно. Еще лучше, если психолог будет выпускником, например Института консультирования Профессиональной Психотерапевтической Лиги - в этом случае ответственность за его квалификацию несет это образовательное учреждение, хотя, конечно, все равно только морально-этическую.

Чем объясняется непонимание, которое существует между психологами и психотерапевтами, не борьбой ли за "свою популяцию", которая (в силу того, что люди часто просто не понимают, к кому и когда обращаться) общая?

Владимир Менделевич:

- Всем хочется называться психотерапевтом. Этот бренд покупают, потому что он может зарабатывать деньги. Достаточно только посмотреть на визитки, на объявления услуг - чаще всего встретишься с термином "психотерапевт". Человек предпочитает так назвать себя, считая, что именно таким образом ему будет легче продать себя. Но надо отдавать себе отчет в том, что за этим названием может скрываться все, что угодно. На сегодняшний день официально психотерапевтом имеет право называться только врач - психологи называют себя психотерапевтами незаконно. На мой взгляд, услуги психолога могут называться психологическим консультированием или психокоррекцией. Однако не секрет, что у населения существует некий стереотип, что психотерапевт - это более весомое звено в цепи, чем психолог. Надо сказать, это весьма справедливое мнение. Но оно также провоцирует развитие непонимания между "лагерем" психологов и психотерапевтов. Так, нередки случаи, когда психологи могут позволить себе заявить клиенту, что вот уж чего точно не стоит делать в таком состоянии (болезненном состоянии), так это обращаться к психотерапевту. Бедных клиентов пугают электрошоковой терапией, которая якобы пользуется популярностью в больницах. С другой стороны - психотерапевты также вполне могут отговорить своего пациента от обращения к психологу, считая большинство из них просто шарлатанами, весьма схожими с так называемыми народными целителями.

Сергей Петрушин:

-(Сегодня в сфере решения психологических и психических проблем "генералы" - это психиатры. Психотерапевты, психологи - это класс пониже. Как я уже говорил, российское разделение психиатров и психологов мне непонятно. Тем менее понятно, чем больше их не хватает. А их не хватает.- убрать) У нас в России на 2004 год было всего (около) более 2 тысяч психотерапевтов, а народных целителей -  более 30 тысяч. Это наглядно показывает, сколько вообще психотерапевтов надо. У меня опасение, что медики не смогут подготовить столько психотерапевтов. Может лучше, чтобы профессиональные психологи-консультанты занимались психотерапией, чем народные целители? Непонимание между психологам и психотерапевтами действительно существует; более того, между ними ведутся постоянные переговоры с тем, чтобы психологов по европейской модели можно было на законных основаниях в России допустить до психотерапии, которой, впрочем, все равно большинство квалифицированных психологов занимается.

Должен ли специалист сам проходить (психоанализ) –личную терапию?

Сергей Петрушин:

- Обязательно должен. Чем, собственно, и хорош Институт консультирования, так это тем, что там столько часов личного (психоанализа) терапии, сколько больше нигде не дается. (Про медиков я вообще не говорю - они такое вообще не проходят- убрать). А разве можно браться за лечение людей каким-либо методом, не проверив на себе, как он действует?

Владимир Менделевич:

- Думаю, психотерапевту это незачем, как и психологу. Специалист должен уметь справляться со своими проблемами самостоятельно, а не при помощи кого-то, пусть даже и коллег. Потому что как можно считать себя специалистом, если для решения своих собственных проблем тебе необходима помощь? Это мое мнение. Могу допустить это как единичный случай, но не как систему - это уже становится похоже на игру, которая проблему не решает.

Возможна ли идеальная модель сотрудничества между психологами и психотерапевтами? Если да, то как она выглядит?

Владимир Менделевич:

- Не только возможна, но и желательна. Бригадный метод работы - оптимальный вариант. Потому как наиболее эффективной может быть помощь только тогда, когда с человеком параллельно работают и психолог, и психотерапевт. Только в этом случае крен врачей в сторону медицины будет уравновешиваться психологичностью подхода специалистов психологии. Ведь мы все понимаем, что у психотерапевтов довольно слабо проработана система именно психологической помощи человеку. Психотерапевт - это прежде всего врач, который обучен искать отклонения от нормы; более того - это его прямая врачебная обязанность, за неисполнение которой с него могут спросить. Поэтому, понятно, что психотерапевт иногда в хорошем смысле "подстрахуется", ему легче потом опровергнуть диагноз, чем вообще его не поставить. У психологов другая крайность - чрезмерная "психологичность", ориентация на норму, отсутствие полных знаний о патологиях - это увеличивает риск того, что заболевание может быть пропущено на начальном этапе и запущено в дальнейшем. В настоящее время высококвалифицированные психотерапевты или имеют также образование психолога, или имеют коллег - психологов, которые и осуществляют тот самый бригадный метод, о котором я говорил.

Сергей Петрушин:

- Отвечу так - я сам всегда работаю в паре с психотерапевтом, такая модель взаимодействия зарекомендовала себя очень хорошо. 

Современные люди - какие они (если сильно обобщить). С какими проблемами сталкиваются.

Владимир Менделевич:

- Только-только у нас выровнялась ситуация, когда последствия экономического кризиса  немного улеглись. Как вдруг произошел новый взрыв - сегодня самое частое, с чем приходят пациенты, это различные виды и формы аддикций - зависимостей. Причем самых разных - от наркомании, азартных игр до спортивных, музыкальных, интеренет-аддикций. Эти так называемые сверхценные увлечения в настоящее время являются большой проблемой для нашего общества, которая усугубляется тем, что мало изучена.

Сергей Петрушин:

 - Психологический портрет современного человека такой - инфантильный, эмоционально незрелый, страдающий слабостью и вялостью переживаний. Этот тип чаще всего страдает от простых человеческих отношений, желания уйти от реальности в суррогатные формы действительности - различные зависимости.



Должен ли здоровый человек в качестве профилактики осматриваться у психолога или психотерапевта?

Владимир Менделевич:

- Нет, не должен. Зачем ему это? Здоровый человек - сам себе психотерапевт, ему не нужна помощь специалиста. С другой стороны, когда человек начинает осознавать, что у него что-то не так, он не может с этим справиться, - тогда, конечно, нужно не откладывая нанести визит к специалисту.

Сергей Петрушин:

- Здоровье души - это не менее важно, чем здоровье тела. Важно понять, что психолог нужен в первую очередь человеку здоровому, чтобы никаких проблем не возникало в принципе.

Счастливый человек - какой он?

Сергей Петрушин:

- Счастливый - это "с частью", не разъединенный с миром, людьми, не одинокий.

Владимир Менделевич:

- Это человек, который умеет радоваться даже в самые тяжелые моменты.

 Вы - счастливый человек?



Сергей Петрушин:

- Более-менее - да.

Владимир Менделевич:

- Да.

Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница