Контрольная работа по философии Проблема сознания в философии студент группы дэ-860



страница4/6
Дата19.12.2020
Размер86,5 Kb.
ТипКонтрольная работа
1   2   3   4   5   6

3. Проблема познания в ИИ

Современный взгляд на способность компьютеров к самообучению и творчеству отличается от настроений конца прошлого века. В те годы господствовал взгляд на саморазвивающийся машинный интеллект как на логичный и естественный шаг в развитии информатики, как на вполне готовый к реализации проект. Подобная уверенность сквозит в утверждении Д. А.Поспелова: «Как известно, ЭВМ пятого поколения отличаются от машин предыдущих поколений тем, что в них встроены функции программиста». В наши дни такие сентенции предстают примером завышенных ожиданий, и амбициозный проект пятого поколения компьютеров можно считать закрытым. Однако, по словам Д. Баррата, специалисты в области робототехники в своем большинстве по-прежнему «убеждены, что в будущем важнейшие решения, определяющие жизнь людей, будут принимать машины — или люди, чей интеллект подкреплен и усилен машинным интеллектом». Следует отметить, что это убеждение основано на предпосылке, согласно которой программируемое вычислительное устройство действительно может принимать самостоятельные решения (мыслить). Эта предпосылка генетически связана с так называемым «тестом Тьюринга». Суть данного рассуждения в том, что машину можно признать носителем интеллекта, если она в процессе коммуникации имитирует ответы человека настолько искусно, что распознать ее отличие от «естественного» разума не будет способно ни одно компетентное жюри.

Длительное время подобный экзотический критерий считался неопровержимым; лишь в начале 1980-х гг. был выдвинут серьезный философский контраргумент, обсуждение которого не потеряло своей актуальности и в наши дни. Английский философ Джон Серл предложил модель информационного обмена, в которой манипуляция символами создавала «тьюринговский» эффект при полном отсутствии понимания смысла сообщений. Эта модель получила название «китайская комната». Компьютерные операции в ней приравниваются к действиям человека, передвигающего иероглифы в соответствии с заданным набором правил. Китаец может принять этого оператора за знатока своего языка; такую же ошибку совершают энтузиасты формального (тьюринговского) подхода к проблеме машинного интеллекта. Серл стремился показать, что программы не являются сущностью человеческого интеллекта. Тезис можно сформулировать иначе: синтаксис не рождает семантики. Для раскрытия этого тезиса следует обратиться к аксиомам семиотики — науки о знаках, созданной в конце XIX в.8

«Цель мысли — дать выражение истине». Это утверждение принадлежит выдающемуся американскому мыслителю Чарльзу Сандерсу Пирсу. Наследие Пирса многогранно, его справедливо называют основоположником прагматизма, ставшего доминирующей философской школой в США. Однако приведенная формулировка не укладывается в логику дальнейшего движения этой школы. Известно, что радикальный прагматист Д. Дьюи сделал попытку вообще отказаться от понятия истины, заменив его концептом «гарантируемой подтверждаемости». С этой позиции мысль формирует реальность. Пирс же, напротив, верховный статус отводит тому, что предшествует мысли, существует само по себе и тем самым предстает самоценным.

Глубокие размышления над основаниями логики привели Пирса к пониманию необходимости выхода на некий предельный горизонт пространства мышления. Так возник замысел семиотики — науки об общих законах знаков. Ученый выделил в корпусе семиотики несколько разделов: семантику (учение о связи знака и значения), синтаксис (теорию и методологию операций со знаками) и прагматику (связь знака с целью, предшествующей его употреблению).

Пирс утверждал, что «нет мысли без знака». Возможно, это суждение не отражает сущности интеллектуального процесса, но оно представляется бесспорным в аспекте межсубъектной коммуникации. Знание должно быть сообщаемым. Отсюда можно сделать вывод о глубинной связи знака и сигнала. Подобно сигналу, знак должен иметь чувственно воспринимаемую природу. Знак как представитель мысли выступает идеальным заместителем некоего объекта действительности. Здесь возникает линия связи, которую можно условно назвать «семиотическим треугольником». По словам Пирса, «совершенно нормально и правильно различать для всякого знака два объекта — опосредованный объект извне и непосредственный объект внутри знака». Опосредованный внешний объект называется значением знака. Представляется уместным сравнение: знак, направленный на свое значение, подобен стреле, летящей в предназначенную для нее мишень. Промах в данной метафоре соответствует радикальному разрыву коммуникационной линии, тупику взаимного непонимания участников диалога.

Утверждение, что объект схвачен мыслью, предполагает, что любой из элементов сложной системы, именуемой свойствами объекта, находит свое знаковое соответствие и возникающая дескриптивная система (система знаков) пронизана логическими связями. Можно сказать, что для каждого свойства, присущего объекту, интеллектом изыскивается признак — неявный спутник соответствующего знака. Совокупность признаков указывает на появление второго «персонажа», упомянутого Пирсом. Речь идет о непосредственной форме, позволяющей использовать знак в широком спектре допустимых операций. Этот внутренний, встроенный в знак объект задает начало мысли и предвосхищает синтаксические действия. Попытки установить приоритет операций над смысловыми единицами вызывают, как правило, интуитивный протест. Безусловно, операции позволяют уточнить смысл знака; однако материалом преобразования не может быть зияющее «ничто», принципиально бессмысленная идеальная структура.9

Противопоставление образного и абстрактного мышления вошло в гносеологию столь прочно, что любая попытка связать понятия со специфически формируемой образностью выглядит угрозой традиции. Согласно распространенному среди психологов взгляду, человек оперирует в процессе мышления целостными образами — гештальтами. Гештальт-эффект (притяжение скрытого образа) проявляется в способности интуитивного мышления безошибочно находить верное направление среди бесчисленного веера возможностей. У рационального мышления иная направленность; оно придает единство разрозненному опыту с помощью отчетливых смысловых конструкций.

Элементарной формой рационального (дискурсивного) мышления выступает понятие, которое представляет собой смысл имени (в логике имя — это знак, имеющий объектное значение). Именно понятие образует соответствие между означающим с одной стороны и широким множеством означаемых объектов — с другой. Каждый элемент этого множества опознается путем обнаружения некоей гомоморфной близости с эталоном. Таким эталоном выступает «мысленный чертеж» — понятие.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница