Конспект лекций по психодиагностике. Подробное изложение материала делает доступным понимание данной дисциплины. Книга станет незаменимым помощником для тех, кто желает быстро подготовиться к экзамену и успешно его сдать



страница8/12
Дата15.02.2016
Размер2.04 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12

3. Опросник «Шестнадцать личностных факторов»
Опросник «Шестнадцать личностных факторов» (SixteenPersonalityFactorQuestionnaire, 16 PF) – личностный опросник. Впервые опубликован Р. Кэттелл в 1950 г., последнее переработанное руководство опросника «Шестнадцать личностных факторов» вышло в 1970 г. (Р. Кэттелл с соавторами). Предназначен для измерения 16 факторов личности и является реализацией подхода к ее исследованию на основе черт.

Разработаны две основные эквивалентные формы опросника (А и В, причем А считается стандартной формой) по 187 вопросов в каждой (для обследования взрослых людей с образованием не ниже чем 8–9 классов). В обеих формах ШЛФ по 3 буферных вопроса и от 20 до 26 вопросов, относящихся к каждому из измеряемых факторов. Обследуемому предлагают занести в регистрационный бланк один из вариантов ответа на вопрос: «Да», «Нет», «Не знаю» (или «а», «в», «с»); при этом его предупреждают о том, чтобы ответов «Не знаю» было как можно меньше. Полученные результаты выражаются в шкале стэнов с минимальным значением в 0 баллов, максимальным – 10 и средним 5,5 балла (см. оценки шкальные). Строится профиль личности, при интерпретации которого руководствуются степенью выраженности каждого фактора, особенностями их взаимодействия, а также нормативными данными.

В разработке ШЛФ Р. Кэттелл первоначально исходил из так называемый L-данных (life record data), т. е. данных, полученных путем регистрации реального поведения человека в повседневной жизни. Выделенные Г. Олпортом и X. Олдберг 4500 слов, ясно обозначающих черты личности и особенности поведения (на базе словаря из 18 000 слов), Р. Кэттелл разбил на синонимичные группы и отобрал в каждой из них по одному слову, выражающему основное смысловое содержание соответствующей группы. Это позволило сократить список личностных черт до 171. Затем каждая из этих характеристик личности оценивалась экспертами с целью выбора наиболее значимых. Взаимная корреляция экспертных оценок позволила выделить 36 корреляционных плеяд, внутри которых расположились высококоррелирующие характеристики. Все плеяды содержали пары членов, имеющие значимые отрицательные корреляции, например веселый – печальный, разговорчивый – молчаливый и т. д. Так был получен набор из 36 биполярных названий, который был расширен до 46 за счет включения специальных терминов, найденных в работах других исследователей. Для всех биполярных пар были составлены рабочие определения. Например: эмоциональный (всегда аффектированный, возбужденный, много смеется, часто бывает сердит, проявления эмоций отличаются чрезмерной выразительностью) – стабильный (эмоциональная выразительность отсутствует, диапазон эмоциональных проявлений мал, сохраняет спокойствие даже в эмоциогенных ситуациях).

В результате факторизации L-данных (см. факторный анализ) было получено от 12 до 15 факторов. В дальнейшем Р. Кэттелл осуществил переход (обусловленный трудностями экспертного оценивания) к Q-данным (questionnaire data), т. е. данным, полученным с помощью опросников. При этом сбор Q-данных координировался с имеющимися L-данными. Р. Кэттеллом созданы разные модификации факторных моделей с различным числом входящих в них факторов, однако наиболее известной является 16-факторная, соотнесенная с опросником «Шестнадцать личностных факторов». Факторы личности, диагностируемые опросником «Шестнадцать личностных факторов», обозначаются буквами латинского алфавита, причем буква «Q» используется только для тех факторов, которые выделены на основе Q-данных. Факторы имеют бытовые и технические названия. Первые представляют собой общедоступные определения, ориентированные на непрофессионалов. Например, фактор А – «сердечность, доброта – обособленность, отчужденность». Технические названия предназначены для специалистов и тесно связаны с научно установленным значением фактора. При этом часто используются искусственно созданные названия, например тот же фактор А будет определяться как «аффектотимия – сизотимия». Как бытовые, так и технические названия факторов даются в биполярной форме, чем устраняется двусмысленность в определении их содержания. Следует иметь в виду, что определение концов оси фактора как положительных (+), так и отрицательных (-) условно и не имеет ни этического, ни психологического смысла. Обычно описание каждого фактора у Р. Кэттелла состоит из разделов:

1) буквенного индекса фактора; разработана также система универсальной индексации, включающая сведения о принципе выделения того или иного фактора и его порядковом номере;

2) технического и бытового названия;

3) списка наиболее значимых характеристик в L-данных;

4) интерпретации фактора. Например, фактор С, выделенный на основе L– и Q-данных (по В. М. Мельникову и Л. Т. Ямпольскому , 1985, с сокращениями), (табл. 4).
Таблица 4

Интерпретация фактора С по Р. Кэттеллу


Окончание таблицы 4

Интерпретация фактора С по Р. Кэттеллу



Некоторые вопросы по фактору С.

1. У меня всегда хватает сил, чтобы справиться с трудностями.

2. Мне часто приходилось менять планы из-за состояния здоровья.

Этот фактор характеризует способность управлять эмоциями и настроением, особенно умение найти им адекватное объяснение и реалистическое выражение. Высокие оценки обнаруживаются у лиц эмоционально зрелых, уверенных в себе, не поддающихся случайным колебаниям настроения. Низкие оценки бывают у людей, которые не способны контролировать эмоции и импульсивные влечения и выразить их в социально-допустимой форме. Внешне это проявляется как плохой эмоциональный контроль, отсутствие чувства ответственности, уклонение от реальности (табл. 5).
Таблица 5

Полный перечень факторов, измеряемых опросником «Шестнадцать личностных факторов»


Окончание таблицы 5

Полный перечень факторов, измеряемых опросником «Шестнадцать личностных факторов»



Рассмотренные выше факторы – первого порядка. В итоге их дальнейшей факторизации были выделены более общие факторы второго порядка. Р. Кэттелл неоднократно извлекал вторичные факторы из корреляций между первичными. В разных работах автора представлено от четырех до восьми вторичных факторов.

Наиболее важными из них являются «эксвия – инвия» и «тревожность – приспособленность» (см. личностные опросники Айзенка). Эти факторы описываются следующим образом (табл. 6).
Таблица 6

Описание вторичных факторов по Р. Кэттелу



Предпринимались попытки получения факторов третьего порядка, однако практического значения результаты не имеют.

Подход Р. Кэттелла к исследованию личности достаточно уязвим. Отметим лишь наиболее слабые точки. Прежде всего это выраженный эмпиризм , пренебрежение какими-либо исходными теоретическими положениями о содержании и количестве определяемых черт личности. При избранной автором технике сбора данных ничего не известно о функциональных связях между переменными; эти связи выражаются лишь в виде корреляций – меры степени линейной зависимости между переменными. Не удалось верифицировать и исходную гипотезу об идентичности структурных элементов в факторах, выделенных на основе L-данных, и тех, которые выделены на основе Q-данных. В факторах, выделенных из L-данных, обнаруживаются те, которым нет соответствия в факторах, выделенных из Q-данных, и наоборот. Исключительно низки интеркорреляции переменных, якобы характеризующих один и тот же фактор, но полученных из разных источников (L– и Q-данные). Сказанное позволяет сделать вывод о том, что Р. Кэттелл принял факторный анализ за гораздо более эффективный инструмент познания личности, чем он фактически является.

Коэффициент надежности шкал-факторов опросником «Шестнадцать личностных факторов», определенный путем расщепления, находится в пределах 0,71-0,91. Коэффициент ретестовой надежности через двухнедельный промежуток – 0,36-0,73. Автор также сообщает о достаточно высокой валидности опросника.

Р. Кэттеллом и его сотрудниками, помимо двух основных форм опросника «Шестнадцать личностных факторов» (А и В), разработаны формы С, D и Е. Формы С и D сокращенные – по 105 заданий – и предназначены для лиц, имеющих более низкий уровень образования. Форма Е используется для обследования тех, кто малограмотен (в 1985 г. опубликованы нормы для заключенных, культурно неприспособленных и других лиц). Б. Брианом в 1987 г. на основе формы Е предложен компьютерный (см. компьютерные тесты) «Профессионально-личностный отчет» (Vocational Personality Report), предназначенный для использовании в консультациях по выбору работы и службах планирования для малограмотных. Известны варианты опросника для детей и подростков. Существует специальное «патологическое» дополнение к опроснику «Шестнадцать личностных факторов», которое состоит из двенадцати клинических факторов-шкал. Возможно групповое обследование.

Опросник нашел достаточно широкое распространение в психодиагностических исследованиях стран СНГ. Однако адаптация опросника «Шестнадцать личностных факторов» не завершена, несмотря на проведенную проверку соответствия зарубежных и отечественных нормативных данных. Анализ воспроизводимости факторов опросника на русскоязычных выборках (Ю. М. Забродин с соавторами, 1987) показывает, что нельзя считать гомогенными факторы А, С, I, L, M, N, Q1 Q2 (от одной четверти до одной трети вопросов отечественного варианта опросника не коррелируют значимо с соответствующим фактором). Это требует переформулирования вопросов (утверждений) или отказа от диагностических категорий Р. Кэттелла.

В 1990 г. В. М. Русаловым и О. В. Гусевой на основе выделенных гомогенных шкал предложен сокращенный вариант опросника под названием 8 PF (70 вопросов).
4. Факторный анализ
Факторный анализ – комплекс аналитических методов, позволяющих выявить скрытые (латентные) признаки, а также причины их возникновения и внутренние закономерности их взаимосвязи.

Факторный анализ направлен на преобразование исходного набора признаков в более простую и содержательную форму. Центральная задача метода – переход от совокупности непосредственно измеряемых признаков изучаемого явления к комплексным обобщенным факторам, за которыми стоят комбинации исходных признаков, выделяемых на основе их внутренних закономерностей, отражающих структуру исследуемой области явлений.

Согласно точке зрения одного из создателей факторного анализа (Л. Терстона) этот метод применяется для конденсирования тестовых оценок, сведения их к относительно малому числу независимых переменных и для выделения факторов, необходимых для описания индивидуальных различий тестовых результатов. Поэтому факторный анализ представляет собой не только метод статистической обработки исходных данных для их обобщений, но и широкий научный метод подтверждения гипотез относительно природы процессов, присущих самому измеряемому свойству.

Исходной информацией для проведения факторного анализа является корреляционная матрица, или матрица интеркорреляций показателей тестов. В некоторых моделях факторного анализа матрица может включать и другие характеристики связей и сопряженности между изучаемыми признаками (например, кластерные отношения, расстояния в семантическом пространстве и т. д.). Выделенные путем анализа интеркорреляций или других характеристик связи обобщенные факторы первого порядка могут быть представлены в виде новой матрицы, отражающей корреляции между факторами. На основе таких матриц могут определяться факторы более высокого порядка.

В истории психологии факторный анализ связан с решением ряда теоретических задач. Сначала он воспринимался как один из основных подходов к раскрытию содержания психологических свойств. Так, Ч. Спирменом (1931) на основе анализа корреляций между результатами различных тестов была выдвинута идея единого генерального фактора (фактор G), лежащего в основе успешности выполнения любых тестов, связанных с измерением интеллектуальных свойств. Им же в 1927 г. была разработана математически обоснованная методика факторного анализа, теоретической основой которой послужила однофакторная теория, исходящая из того, что в основе матрицы интеркорреляций лежат один общий и столько единичных факторов, сколько было использовано тестов. Л. Терстоном (1931) разработан мультифакторный анализ оценки многих коррелирующих между собой (облических) и относительно независимых (ортогональных) факторов, объясняющий мультифакторную концепцию интеллекта. После работ Л. Терстона начался период активной разработки различных математических моделей факторного анализа. В настоящее время методы факторного анализа составляют сложную специальную область математической статистики. В психологической диагностике факторный анализ широко используется как для решения исследовательских задач, так и при конструировании психодиагностических методик (например, опросник «Шестнадцать личностных факторов»).
5. Шкала «Проявления тревожности»
Шкала «Проявления тревожности» (ШПТ) (ManifestAnxietyScale , MAS) – личностный опросник, предназначен для измерения проявлений тревожности, опубликован Дж . Тейлор в 1953 г.

ШПТ состоит из 50 утверждений, на которые обследуемый должен ответить «Да» или «Нет». Утверждения отбирались из набора утверждений Миннесотского многоаспектного личностного опросника (MMPI). Выбор пунктов для шкалы проявления тревожности осуществлялся на основе анализа их способности различать лиц с хроническими реакциями тревоги.

Примеры утверждений:

1. Я не в состоянии сосредоточиться на одном предмете.

2. Через день мне снятся кошмары.

3. Даже в прохладные дни я легко потею.

Обработка результатов исследования осуществляется аналогично процедуре MMPI. Индекс тревожности измеряется в шкале Т-баллов (см. шкальные оценки). Шкала проявления тревожности нередко используется в качестве одной из дополнительных шкал MMPI. При этом результат измерения тревожности не только дополняет данные по основным клиническим шкалам MMPI, но и в некоторых случаях может быть привлечен к интерпретации профиля в целом. Как показывают данные исследований (Дж . Рейх и соавторы, 1986; Дж. Хенсер , В. Майер , 1986), состояние тревоги связано с изменением когнитивной оценки окружающего и самого себя. При высоких показателях уровня тревожности необходимо соблюдать известную осторожность в интерпретации данных самооценки.

Нормы шкалы «Проявления тревожности» определены на выборке, состоящей из 1971 студента университета и 103 больных различными психическими заболеваниями. Показатели ретестовой надежности – 0,82 (при интервале ретеста 5 мес.) и 0,81 (интервал ретеста 9-17 мес.). Валидностъ шкалы изучалась путем сравнивания результатов у здоровых испытуемых и лиц с различными неврологическими и психотическими нарушениями.

В СНГ шкала «Проявления тревожности» находит широкое применение в клинико-психологических исследованиях, психодиагностике спорта (В. Г. Норакидзе , 1975; В. М. Блейхер , Л. Ф. Бурлачук , 1978; В. Л. Марищук и соавторы, 1984).
6. Личностные опросники Айзенка
Личностные опросники Айзенка – серия личностных опросников, предназначены для диагностики нейротизма, экстраверсии – интроверсии и психотизма, разработаны Г. Айзенком с сотрудниками. Личностные опросники Айзенка являются реализацией типологического подхода к изучению личности.

Г. Айзенк в своих работах неоднократно указывал на то, что его исследования вызваны к жизни несовершенством психиатрических диагнозов. По его мнению, традиционная классификация психических заболеваний должна быть заменена системой измерений, в которой представлены важнейшие характеристики личности. При этом психические расстройства являются как бы продолжением индивидуальных различий, наблюдаемых у нормальных людей. Изучение работ К. Юнга , Р. Вудвортса , И. П. Павлова , Э. Кречмера и других известных психологов, психиатров и физиологов позволило предположить существование трех базисных измерений личности: нейротизма, экстра-, интроверсии и психотизма. Кратко остановимся на описании этих личностных измерений (в том виде, как они представлены в последних публикациях Г. Айзенка).

Нейротизм (или эмоциональная неустойчивость) представляет собой континуум от нормальной аффективной стабильности до ее выраженной лабильности. Нейротизм не тождествен неврозу, однако у лиц с высокими показателями по данной шкале в ситуациях неблагоприятных, например стрессовых, может развиться невроз. Нейротическая личность характеризуется неадекватно сильными реакциями по отношению к вызывающим их стимулам.

Заимствуя у К. Юнга понятие экстраверсии и интроверсии, Г. Айзенк наполняет их иным содержанием. У К. Юнга это типы, различающиеся направленностью либидо, для Г. Айзенка – комплексы коррелирующих между собой черт (см. также о понятиях экстратенсии и интроверсии у Г. Роршаха – тест Роршаха). Характеризуя типичного экстраверта, Г. Айзенк отмечает его общительность, широкий круг знакомств, импульсивность, оптимистичность, слабый контроль над эмоциями и чувствами. Напротив, типичный интроверт – это спокойный, застенчивый, интроспективный человек, который отдален от всех, кроме близких людей. Он планирует свои действия заблаговременно, любит порядок во всем и держит свои чувства под строгим контролем.

По Г. Айзенку, высокие показатели по экстраверсии и нейротизму соответствуют психиатрическому диагнозу истерии, а высокие показатели по интроверсии и нейротизму – состоянию тревоги или реактивной депрессии. Измерения экстра-, интроверсии и нейротизма, которыми оперирует Г. Айзенк, в работах Р. Кэттелла рассматриваются в качестве факторов второго порядка (см. опросник «Шестнадцать личностных факторов»).

Психотизм, как и нейротизм, континуален (норма – психотизм). В случае высоких показателей по этой шкале можно говорить о предрасположенности к психическим отклонениям. Психотическая личность (не патологическая) характеризуется Г. Айзенком как эгоцентрическая, эгоистическая, бесстрастная, неконтактная.

Большое внимание Г. Айзенк в своих исследованиях уделяет сбору экспериментальных данных, подтверждающих универсальность предложенных им измерений личности. Для этого он привлекает факторный анализ результатов многочисленных и разнородных тестов (методик), с помощью которых обследуются критериальные группы. Первоначально на основе комплекса признаков, дифференцирующих здоровых людей и больных неврозом, был выделен фактор нейротизма, позднее – фактор экстра-, интроверсии, под который Г. Айзенк в течение длительного времени стремился подвести физиологическую основу, используя ряд положений теории И. П. Павлова. В последние годы аналогичным путем обосновывается фактор психотизма. Например, одним из доказывающих экспериментов является обследование групп психотических больных, больных неврозами и здоровых лиц с помощью тестов на остроту зрения, способность опознания «зашумленных» объектов, кожно-гальванической реакции и т. п. Показано, что эти группы дифференцируются по двум факторам – нейротизму и психотизму. Остается неясным, чем руководствовались исследователи, составляя такие наборы тестов. Использованные показатели лишены теоретического обоснования, а применительно к нейротизму и психотизму не могут быть поняты в качестве внутренних условий, вызывающих невротические и психотические симптомы. И в то же время нейротизм и психотизм в случае их выраженности понимаются в качестве «предрасположенности» к соответствующим заболеваниям. Личностные измерения, предложенные Г. Айзенком, следует рассматривать как некоторые поведенческие характеристики, значение которых определяется их отношением к достаточно широкому кругу жизненных ситуаций.

Первый из опросников Г. Айзенка – «Моудслейский медицинский опросник» (Maudsley Medical Questionnaire, или MMQ, от названия клиники, в которой был создан) – был предложен в 1947 г. Он предназначен для диагностики нейротизма и состоит из 40 утверждений, с которыми обследуемому предлагается согласиться («Да») или не согласиться («Нет»).

Примеры.

1. Время от времени у меня случаются головокружения.

2. Я беспокоюсь о своем здоровье.

Утверждения были отобраны из уже известных к тому времени опросников, при этом автор опирался на клинические описания невротических расстройств. MMQ стандартизировался на материале обследования двух групп: невротиков (1000 человек) и нормальных (1000 человек). Среднее количество ответов, совпадающих с ключом, у здоровых лиц составляло 9,98, а у невротиков – 20,01. Детальный анализ ответов, полученных по каждому утверждению MMQ (при учете различий в психиатрических диагнозах), показал, что с помощью опросника могут быть дифференцированы два типа невротических расстройств: истерические и дистимические. Исходя из этих результатов, Г. Айзенк предположил, что ответы на утверждения MMQ позволяют сделать заключение и о позиции обследуемого на шкале другого измерения личности, постулируемого этим исследователем, экстраверсии – интроверсии. Этим была начата работа по конструированию нового личностного опросника. MMQ в психодиагностических исследованиях применения не нашел. Вслед за MMQ был предложен «Моудслейский личностный опросник» (Maudsley Personality Inventory, или MPI), опубликованный в 1956 г. Он предназначен для диагностики нейротизма и экстраверсии – интроверсии. MPI состоит из 48 вопросов (по 24 на каждое измерение), на которые обследуемый должен ответить «Да» или «Нет». Предусмотрен случай, когда обследуемый затрудняется ответить («?»). За ответ, совпадающий с ключом, дается 2 балла, а за «?» – 1 балл. MPI разрабатывался в соответствии с теоретическими представлениями Г. Айзенка об экстраверсии – интроверсии и нейротизме и с учетом данных, полученных с помощью первого опросника.

Приведем примеры вопросов по шкале экстраверсии – интроверсии.

1. Склонны ли вы действовать быстро, решительно?

2. Считают ли вас человеком живым, общительным?

Основанием для разработки MPI послужили данные о том, что шкалы ратимии (беззаботности) и циклоидной эмоциональности опросника Гилфорда – Мартина (один из опросников, разработанных Дж. Гилфордом с сотрудниками) дифференцируют невротиков в соответствии с теоретическими предположениями Г. Айзенка. Больные истерией по шкале ратимии получали большее количество баллов, нежели лица, страдающие реактивной депрессией и навязчивыми состояниями. В изученных клинических группах количество баллов по шкале циклоидной эмоциональности также было больше, чем у здоровых. На этой основе Г. Айзенк приступил к созданию MPI.

Предварительные исследования были проведены с использованием перечня из 261 вопроса, заимствованного из разных опросников. По результатам, полученным по шкале ратимии и циклоидной эмоциональности, были выделены (отдельно среди мужчин и женщин) две группы. Затем провели разделение на группы с высокими и низкими показателями. Используя критерий X2, осуществили анализ ответов на каждый вопрос. В итоге получили две группы вопросов, ответы на которые наиболее различались. На их основе построили две шкалы – экстра-, интроверсии и нейротизма – по 24 вопроса в каждой. С помощью установленных ранее ключей сравнили результаты исходных групп. Для отдельных вопросов были рассчитаны коэффициенты интеркорреляции, подвергнутые затем факторному анализу. Два выделенных фактора соответствовали первоначально предположенным – экстра-, интроверсии и нейротизму.

Коэффициент надежности MPI, определенный путем расщепления, для шкалы нейротизма составлял 0,85-0,90, для шкалы экстра-, интроверсии – 0,75-0,85, коэффициенты ретестовой надежности – 0,83 и 0,81 соответственно. Валидностъ обеих шкал MPI устанавливали способами, которые признаны многими исследователями методически несостоятельными, поэтому она не доказана. Обнаружена корреляция между шкалами экстра-, интроверсии и нейротизма с коэффициентом 0,15-0,40, что противоречит исходному положению Г. Айзенка о независимости данных измерений личности. Разработан сокращенный вариант MPI из 12 вопросов. Коэффициенты корреляции с полным опросником составляют по шкале нейротизма 0,86, по шкале экстра-интроверсии – 0,87.

Практическое использование MPI показало значительные расхождения между получаемыми данными и теоретическими предсказаниями автора (особенно в клинических группах). Г. Айзенк не смог убедительно опровергнуть высказанные во многих зарубежных работах замечания, однако, несмотря на критику, MPI долгое время применяли в зарубежных психодиагностических исследованиях.

На основе дальнейших исследований Г. Айзенка и сотрудников, направленных на анализ составляющих экстра-, интроверсии и нейротизма как базисных личностных измерений, был предложен новый опросник, получивший название «Личностный опросник Айзенка» (Eysenck Personality Inventory, или EPI). Опубликован в 1963 г., состоит из 48 вопросов, предназначенных для диагностики экстра-, интроверсии и нейротизма, а также 9 вопросов, составляющих шкалу лжи, по которой определяется наличие у обследуемого тенденции представить себя в лучшем свете (см. шкалы контрольные). Ответы, совпадающие с ключом, оцениваются в 1 балл (ответы только «Да» или «Нет»). Разработаны две эквивалентные формы опросника – А и В.

Число обследованных в ходе разработки ЕРI превышает 30 000 человек. Испытуемые были разделены на группы в зависимости от проявлений диагностируемых характеристик. Изучались ответы лиц, отнесенных компетентными экспертами в группы экстравертов или интровертов, невротиков или эмоционально уравновешенных. На основе полученных данных определялась дискриминативная возможность каждого вопроса. В ходе разработки ЕРI было установлено, что экстраверсия является фактором высшего порядка и, следовательно, в вопросах должны быть в более или менее равной доле представлены факторы низшего порядка. Прежде всего речь идет о таких выделенных Г. Айзенком компонентах экстраверсии, как импульсивность и общительность.

Коэффициенты ретестовой надежности EPI для фактора экстра-интроверсии составляют 0,82-0,85, для фактора нейротизма – 0,81-0,84, коэффициент надежности методом расщепления – 0,74-0,91. В зарубежных исследованиях сообщается о достаточной валидности EPI, иногда эти данные оспариваются. В данном опроснике существенно изменилось значение коэффициента интеркорреляции между шкалами (от +0,12 до -0,16), что соответствовало теоретическим предположениям Г. Айзенка. Предложен сокращенный вариант EPI, состоящий из 12 вопросов. Показатели корреляции с полным вариантом по шкале экстра-, интроверсии – 0,81, нейротизма – 0,79. Созданы варианты EРI для обследования детей и подростков. EPI широко используется в отечественных исследованиях, однако его адаптация полностью не завершена.

В 1969 г. Г. Айзенк и С. Айзенк публикуют новый опросник под названием «Айзенка личностный опросник» (Eysenck Personality Questionnaire, или EPQ), который предназначен для диагностики нейротизма, экстра-, интроверсии и психотизма. Так же, как и в EPI, в него включена шкала лжи. Опросник состоит из 90 вопросов (по шкале нейротизма – 23, по шкале экстра-, интроверсии – 21, по шкале психотизма – 25, по шкале лжи – 21). Однако обычно используют вариант, состоящий из 101 вопроса (из них 11 вопросов – буферные, ответы на которые не учитываются).

Примеры вопросов по шкале психотизма.

1. Будете ли вы употреблять наркотические препараты, способные оказать непредвиденное или опасное воздействие?

2. Испытываете ли вы чувство жалости, сострадания к животному, попавшему в ловушку?

Изучение валидности личностного измерения «психотизм» осуществлялось обычным для исследований Г. Айзенка путем поиска экспериментальных коррелятов психотизма, сравнением результатов, полученных в группах здоровых и больных. Полученные данные спорны. Коэффициенты ретестовой надежности (месячный интервал) опросника в различных группах по шкале психотизма составляют 0,51-0,86, по шкале экстра-, интроверсии 0,80-0,92, по шкале нейротизма – 0,74-0,92, по шкале лжи 0,61-0,90. Разработан вариант опросника для обследования детей и подростков (от 7 до 15 лет).

Во многих зарубежных исследованиях аргументировано доказывается, что введение такого личностного измерения, как психотизм, не имеет научного обоснования, экспериментальные данные противоречивы, а использование шкалы психотизма на практике может способствовать появлению ложных диагностических ориентиров.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница