Конкурс фантастического рассказа, проведенного порталом Nag. Ru и старейшим литературным конвентом «Аэлита» в 2010 году



страница1/11
Дата19.04.2016
Размер2.25 Mb.
ТипСборник
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Сборник рассказов, присланных на конкурс фантастического рассказа, проведенного порталом Nag.Ru и старейшим литературным конвентом «Аэлита» в 2010 году.


Сетевые

М.Бычкова
- Привет, Бим! Сколько лет, сколько зим!

- Привет, Бом! Давненько не пересекались! Ну, как устроился? Смотрю, все еще на велосипеде мотаешься?

- Да, уж, мотоцикл пока не дают, говорят: «и так пойдет». А я не жалуюсь. Жизнь у меня сейчас тихая, спокойная - прямо курорт. Так сбегаю пару раз в день за прогнозом погоды, да на форум смотаюсь, вот, собственно и все. А ты, смотрю весь нагруженный. Сколько несешь?

- Да где-то пятьдесят тысяч килобайт, и это только утро. За день так замотают, к вечеру еле ноги передвигаю. На велосипеде – вообще бы умер. Провайдер мотоцикл дал - так и то всё им медленно, скорости всё требуют!

- А помнишь, Бим, время, когда мы везде пешком ходили, чинно, не торопясь. Побродишь часик другой и почти пустой назад придешь. Заходили друг к другу в гости, беседовали, чай пили. Даже домовые к нам заглядывали.

- Вспомнил! Домовых уже пару лет не встречал! По деревням разбежались. Это мы все по городам в основном. Сетевым без цивилизации никак. Наших, из стариков, кого встречал?

- Редко, все молодежь носится. Ты, что уже убегаешь?- обиделся Бом.

- Да хозяин торопит, - Бим виновато потоптался на месте.

- Ну, вот в кои-то веке встретились! Да зависни ты на пару минут, ничего с ним не сделается!

- И то верно, - Бим решительно скинул свой увесистый рюкзак с информацией, и уселся на него.- Тогда рассказывай, где такую спокойную работу нашел?

- Да у пенсионерки одной, к ней внуки на каникулы приезжали, так свой старый компьютер оставили и к Интернету подключили для хохмы. Только, думается, недолго у меня такая халява будет.

- Почему так думаешь?

- Так старушка во вкус входит! Недавно меня на форум про народные рецепты гоняла, теперь еще нашла форум для любителей вышивки крестиком. Два дня гоняла туда-сюда.

- Скажи спасибо, что еще в Контакт и в Аську не вышла, побегаешь тогда с моё! – хмыкнул Бим.

- Хм, в Контакт не вышла, но про Скайп уже говорила – внуки все далеко живут.

- О, брат, тогда всё, кончилась твоя спокойная жизнь. И уж, точно, про велосипед придется забыть.

- Смотри, Рыжий летит. Привет! Зависай к нам!- Бом помахал, пролетающему сетевому.

Рыжий, обвешанный фильмами, биржевыми сводками, новостями и еще бог знает чем, притормозил возле старых друзей:

- Ба, знакомые все лица! Чего висим? Глючите?

- Ага, - хором ответили сетевые.- Присоединяйся.

- Не, не могу. Чуть задержусь - провайдер сразу каналы прочистит.

- Классный у тебя моторчик. Новый ускоритель? Сколько дает?

- Так тысяч сто, а может и больше - гордо сказал Рыжий.- Все, полетел.

И Рыжий скрылся в лабиринте информации. Бом с тоской посмотрел на свой педальный велосипед:

-да, на таком много не наработаешь. А тут еще по дороге тебе в карманы всякую рекламу запихивают. Порой так навесят, что искомой информации не найти.

- Точно, - подхватил Бим. – А каким рискам подвергаешь себя, бегая в поисках нужного! Меня, порой туда гоняют, куда нормальный сетевой и шагу не сделает. Вот и цепляешь на себя всякую дрянь. Ни какие прививки не помогут!

- А ты чем прививался?

- Так Касперским, но толку мало. Слабый вирус – убивает, а вот что-то посерьезней, так пролезает только так. А ты чем?

- Я NODом, но такая же ерунда. Тут нужна полная дезинфекция сети!

- Правильно, - поддержал Бим, - и на спамщиков управу найти.

- Ну, хватил! Этих, как и тараканов, не выведешь.

Друзья задумались. Недалеко раздалось чье-то невнятное бормотание и хихиканье. Бом приподнял голову и увидел, бредущего нетвердой походкой и хихикающего, Белого.

- Чего это с ним? – спросил он у Бима.

- Да хозяин его повадился каждый день контакты спиртом протирать, вот и развезло мужика. Ничего, к вечеру очухается. Еще на порно сайтах к ночи встретимся. Ну, все, мне пора – админ пришел, сейчас перезагрузится и вперед… Да, ты в курсе, что в пятом секторе черные дни? Так что не суйся туда.

- Что, опять подстанция полетела? Спасибо, что предупредил. Ну, беги, может, встретимся еще – поглючим опять.

Бим сел на мотоцикл и исчез.

Бом опять с тоской посмотрел на свой старенький велосипед: « Надоело все, плетешься в конце всех. Пока доедешь в нужное место, там уже молодежь во всю шурует. Да и не привезешь на нем много, так по мелочи. А хочется размаха, скорости, объема! Эх, уйти, что ли к другому провайдеру? Пусть в деньгах и потеряю, зато удовлетворение от работы будет, на старости лет, хоть полетаю как молодой. Да и пенсионерка моя порадуется от качественного видеоизображения внуков. Наконец-то у ребят появится хоть и виртуальная, но бабушка. Ладно, хватит мечтать, надо и честь знать».

Бом закинул за плечи тощую сумку, сел на велосипед и поехал по дорогам сети.




В поисках Свободы

Гамаюнов Ефим
Трава за краем дороги, высушенная равнодушным солнцем, бесцветная и пыльная. Если не останавливаться, она сливается в серовато-желтую ленту, даже не ленту, а целое полотно, тянущееся до самой границы видимости. Слева и справа, до самого горизонта, перебиваемое лишь редкими безлиственными деревьями, мумифицированными останками торчащие посреди холмистых пустых степей.

Жаркий ветер врывается в открытые «наполную» окна, далеко впереди над ровной стрелой серой бетонной дороги дрожит призрачное марево.

Гляди, — Стик разрушает навеянную дорогой иллюзию полнейшего одиночества… и неуловимой свободы: когда только ты, машина и дорога. Нет ни скорости, ни времени, пространство словно застыло, почти не меняя ландшафт, а ветер... даже его почти не замечаешь.



Слева, еще далеко, перегораживая часть дороги, показался темный квадрат блокпоста — последнего прибежища, так сказать. Темный БМВ ХХ, почти неузнаваемый за наращенной броней, скользил, глотая километры похожей на раззявленную пасть решеткой радиатора, приближаясь к нему. За рулем покрытой пылью машины сидел Андрей, в соседнем сиденье — Стик.

Стик залез в бардачок, достал пару пистолетов, тяжелых русских ТТ-М, передернул затвор, дослал патрон и протянул Андрею. Вообще-то на постах не трогают, не должны, но лучше подстраховаться. Оружие лишний гарант независимости, проверено и доказано.

Под одноглазым взглядом крупнокалиберного пулемета БМВ осторожно подъехал к коробке поста. Метров за пять до гранитной стены высился столбик с прицепленным плакатом, написанным краской по листу фанеры: «Анализатор». Андрей вырулил, притормозил, сунул руку в круглое отверстие прикрепленного к столбику аппарата. В палец кольнуло. Считыватели мгновенно сняли информацию с вживленного в ладонь адаптера подключения: имя, возраст, ДНК, подключение, бонусы на счете... Анализатор сравнил каплю крови из пальца с полученными данными. Зеленый огонек.

Теперь второй, — проревел громкоговоритель.



Андрей аккуратно и неторопливо развернул машину, стараясь не давать патрулю поводов пострелять. Стик проделал необходимые процедуры... прибор на миг замер. Когда зеленый свет мигнул, он выругался.

Нормалек, — к машине подошел, вынырнув из-за гранитного угла, высокий мужчина, одетый в камуфляжные штаны и кепку, на шее «Калашников-2200», русая бородка, прищуренные глаза. — Сталкеры?

Хреналкеры, — пробурчал Стик.

Шутишь, — утвердительно хмыкнул бородатый. — Смелый, типа?



Пулемет, приглядывающий за машиной, несколько человек в форме, вывалившихся кто откуда... Смелый, ага... и самому дерзкому давит на нервы.

Ехать можно? — Андрей посмотрел на охранника. Чипы отмечены, в принципе они уже как бы проехали пост. Теперь ничего не удерживает, если кому есть охота поживиться.

Да ладно, парни, расслабьтесь. Ян меня зовут, — представился он, — Может заправить надо? Патроны, еда? Есть курево.

Патронов бы не мешало, и бензина.

Нет, нормально. Сами. Денег нет.

Ребят, сказать по честному, я вообще не понимаю зачем туда лезут, — он указал за блокпост, — Но с вашими русскими подключениями, вообще труба полная. Есть легальные натовские на месяц, на полгода, возьмете? Переподключитесь, меньше проблем.

Точно легальные? — Стик почесал нос, вроде как в раздумьях.



Бородатый обернулся и махнул кому-то рукой. Подбежал молодой, бритый налысо парень, протянул пару коробок. Ян сунул одну Стику. Инглиш, фирменная голограмма. В коробке — блестящий браслет с пустым индикатором на одной из крупных граней. Новый, неиспользованный.

Всего день носишь и можешь снимать, перепрошивает, регистрирует, все сам.

Знаю, — отозвался Андрей. — Денег только нет.

Ян наклонился к окну:

Дело такое, тут один чел хочет добраться до Праги, возьмете — два на месяц ваши. Нормально, сами знаете, русские ящики падают. Вчера еще один рухнул, скоро с таким подключением капец полный будет. Может к Москве и нормально работает, они над собой поддерживают, а тут... С этими все будет ОК.

Месяц? — Андрей глянул на Стика, — месяц мало.

Потом кинешь денег и переведешь на полный, я не фонд помощи, — развел руками Ян. — Ну, один на полгода, ладно. Идет?

А что за чел? — поинтересовался Стик, — Не из этих?

Да нет, — Ян сплюнул, про «этих» поминать плохая примета, — Он тут часто проезжал. В этот раз с машиной у него чего-то, тут бросит; вернется, будет заниматься. Ласс, может слышали?



Андрей неопределенно пожал плечами, Стик повторил жест — может и слышал, разве упомнишь?

Ну, так подбросите?

А, если не секрет, чего так о нем печешься-то? — спросил вновь Стик.

Не парень, ты точно шутник, — ответил бородатый. — Он сталкерит, выносит сюда всякое. Подключения тоже его. Я ему помогу, он мне. Бартер.



Стик вопросительно посмотрел на Андрея, тот и сам понимал: подключение в запас неплохо бы иметь. Кусок свободы. Легально фиг получишь, если только перепрошиваться полностью: и национальность и страну-родину… Ну и зона покрытия лучше, фишек у натовских побольше. С другой стороны — если все получиться… а если нет?

Да давай, возьмем, — Стик кивнул патрульному, — Зови своего…чела.

Он мой как и твой, — Ян обернулся и свистнул, — Ласс! Давай подгребай.

Доброй дороги им желать не стали – еще одна примета «не из добрых». Ласс оказался невысоким средних лет мужиком, одетый, как и большинство, в «военку». Худое небритое лицо, стальные глаза: острые, быстрые, цепкие. Поздоровался, закинул в багажник рюкзак, сел на заднее сиденье. Стик небрежно кинул коробки с иностранными буквами в бардачок, захлопнул. БМВ рыкнул, выпустив клуб синеватого дыма, и неспеша поехал вперед, объезжая блокпост. По другую сторону, кроме пулемета из дота торчал ствол покрупней – автоматическая пушка, навроде «Бури»: из Дикой Пустоши ждали всякого.

Андрей сверился с базами, порыскав в Сетке: подключение здесь не сбоило. Вот дальше… По этой дороге им еще километров семьдесят-восемьдесят, карты в Хранилище староваты, не обновлялись несколько десятков лет. Может уже и дороги нужной нет, заросла или… да мало ли чего.

Тебе до Праги? — переспросил молчавшего Ласса Стик.

Вообще-то нет, — хмыкнул тот.

Не хотел этим говорить? — спросил Стик. Сталкер кивнул, Стик продолжил, — А куда?



Ласс наклонился и ткнул на дорогу:

Туда.



Стик обернулся к нему и поднял брови:

То есть? Давай конкретней, кореш.

Довезете куда-нибудь, чем дальше, тем лучше. Скажу где высадить.

А обратно как?

Как повезет, — ответил сталкер.
Вечером наткнулись на одинокий домишко — сторожку у ржавой железной дороги. Лучшего места для ночевки не найти: кругом степь, близко не подберешься, и защита все-таки. За день не произошло ничего интересного — ехать старались старыми дорогами, вдоль основных, еще обновляемых на картах со спутников, встречались банды всяких уродов: Пустошь калечила большинство живущих на ее покрытой язвами плеши, кого физически, кого морально. Да и водились тут в основном сбежавшие из центров, не цвет наций. Хотя по данным Сетки, жили в основном с натовскими и юсовскими подключениями, так что отследить, или хотя бы пересчитать, при небольшом желании, можно легко, но дальше то?...кто полезет в Пустошь? Сами натовцы? Ха! Ресурсов тутошние гады немного тратят, на центры не лезут, ну и не до них. А русским подавно чихать.

Развели костер, прикрывшись стеной домика с одной стороны, и натянув маскировочное полотно с другой. Нормальное, с тепловой защитой. Ласс сказал чтобы консервы не тратили, ушел в наступающие сумерки и через полчаса появился с парой крупных то ли крыс, то ли кроликов.

На воле можно есть вольную пищу, — сказал он, — Здесь есть выбор.

Философ, — пробурчал Стик, пока Ласс снимал шкуры и потрошил добычу.

Да ладно, нормальный чел, — сказал Андрей, — Может пригодиться, сам знаешь, а ну как силики… позовем с собой?

Странный он какой-то, как бы сам не из… Хрен его знает.

Намекнем, предложим… Нет, так не скажем всего… Сами-то не знаем, чего уж…

Смотри, Эндрю. Как бы, как бы… Я чего-то его в Сетке не вижу совсем, даже по буржуйским подключениям прошелся, до которых могу дотянуться…

Блокируют, гады, вот и не видно. Я тоже пробовал, только тут я и тебя теряю иногда. Хуже-то не будет. А может... он же типа сталкер, опытный…



Стик проворчал под нос ругательство. Он — против, подумал Андрей. А сам он, скорее — за.

Крысо-кролики, прожаренные на огне костра заставили подумать, что выбор вольной еды — то что надо. Во время ужина Андрей осторожно, намеками, пытался выяснить у Ласса насчет его, ну и своих, получается, планов. Ласс слушал внимательно, переспрашивал, хмыкал.

Ребят, а вы не в запасной блок Сетки намылись? — спросил он, едва Андрей на время прервался.

С чего ты взял? — деланно удивился Стик, тут же по Сетке перебрасывая Андрею — «Класс! Всего не скажем?».

Врете плохо, — ответил Ласс, — Да и так ясно. В той стороне, куда едете, нет ничего. А историю про вторичный блок я слышал тоже. Не думаете же, что только вы знаете?

Ну… А ты что про это думаешь?

Я заходил далеко, ничего похожего не встречал. А зачем вам?



Андрей посмотрел на Стика, тот кивнул: чего уж!

Если найдем, я могу влезть на чужие спутники, будем на русские подключения больше фишек кидать, денег заработаем – не снилось никому! Можно зону увеличить, надежность. Дополнительно управление наладим, ящики реже падать будут. Или вообще натовские на наши перекинем по базам: что у них, то и у нас. И не отрубишь тогда, завяжем на их спутники, а? Если кто тронет вообще всем кранты! Мечта…свобода!

Свобода? Разве? — Ласс смотрел на Андрея. — Глянь туда.

Он ткнул рукой вверх. Небо почернело, рассыпались по темному покрывалу яркие искры звезд. Невообразимая даль, неизведанная глубина. Если глядеть долго, начинаешь себя чувствовать до ужасного одиноким и… ничтожным, что-ли?

Там летают привязанные к Земле спутники, дарящие радости иллюзорной жизни, но разве они свободны? Нет. Смотри выше, дальше. Там, понимаешь?



Андрей кивнул, он понимал, как ему казалось: там, далеко-далеко там, живет безмолвный и необъятный дух абсолютной оторванности, независимости, свободы.

Хрень! — Стик вырвал из грез. – Ласс, вопрос только в том пойдешь ты с нами или нет? Вот так все просто.



Ласс помолчал некоторое время, шевеля угли палочкой, а затем сказал.

Почему нет? Я бывал в той стороне, доходил до Старого Парижа, — он замолчал, Андрей мгновенно вызвал из Хранилища карту, отметил границы и переслал Стику, — Могу помочь. Я так понимаю русские подключения не случайны?



Андрей закрыл плоскость с картой: за секунды связался со Стиком, обговорив маршрут, который сталкеру пока знать не следует. Узнает, может быть.

Что?



Ласс повторил вопрос.

Вообще-то да, — ответил Стик, — У тебя не такое? Тогда все равно тебе бесполезно, если идешь, то за нами.



Сталкер пожал плечами — пусть так.
Еще два дня БМВ ХХ гнал по пыльным, заросшим дорогам. Связь с Сеткой начала прерываться к вечеру второго. Без обновлений данных об окружающем, без сведений о состоянии организма, без звучащих в ушах музыки и новостей Андрею сразу стало не по себе. Он привык всегда, даже когда вроде бы оставался один, быть в «активе»: пропускать в поисках свежих фишек инфу, перенаправлять запросы на которые знал ответ (лишний бонус-плюс на подключение, он…нелишний), быть на связи… Адаптер, подпитываемый теплом крови, словно сам подпитывал кровь. А тут — раз, и будто руки нет: пошевелить хочешь, но не можешь. Жуткое ощущение.

Во время коротких сеансов стабильного подключения он нашел и заучил орбиты и зоны покрытия оставшихся «своих» спутников, заодно отыскал сигналы с пары иностранных, поддерживающих (на самом низком уровне: только связь с центрами) русские подключения. Стику тоже было неуютно, ругался он по любому пустяку. Ломка, почти наркомановкая: пугающая пустота внутри.

Ласс ничего, казалось, не чуял: по пути указал на пару старых заправок с остатками топлива, его подключение («интересно, все же — какое?») давало значительно больше информации.

Все же связи пока хватало, чтобы не наткнутся на несколько столбов огромных торнадо, возникших прямо на дороге впереди: всего в паре километров, обойдя их по долгой дуге. Вихри медленно проплыли у самого края горизонта.

Месят городишко, — Стик глянул через спутник: подключение работало.

В прошлый раз тут таких не было, — мрачно сказал Ласс.

Что, совсем? – Андрей тоже глянул через Сетку: вихри словно играли в догонялки, бегая друг за дружкой, соединяясь и разлепляясь вновь. Завораживающее зрелище.

Один, редко два. Больше двух зараз я никогда не видел. И не тут, дальше.

Думаешь, Пустошь движется?

Она живет по своим законам, может и движется, — уклонился от ответа Ласс, — Я не знаю.
Стик уверенно вел маленький отряд по остаткам улиц разрушенного поселения без затерявшегося давным-давно названия. Андрей знал – в этом и есть фокус: с трудом разысканная на просторах Сетки карта, забытая и почти никому не интересная: старье! И еще несколько десятков фактов, описаний, схем, погрязших в миллиардах терабайт Хранилища, почти уничтоженных и стертых бушующими инфопотоками новомодных фишек. Мгновенный доступ к любой информации и совершенствование поисковых механизмов все же не могут охватить необъятное. А вот сбить с толку, увести с прямого пути… Биллионы профилей и ящиков в Хранилище, бывших и настоящих, вымышленных и двойных… Прыгающие по подключениям, изменяющие данные, нелегалы и «контрики», живущие по фальшивым подключениям… Вообще чудо, что Стик натолкнулся на такое. Ну и сам он немало покопался, в конце концов не самый слабый аналитик в «РусСети». Бывший, да и ладно, посмотрим, кто скоро будет держать Сетку…

Жалко его ХХ пришлось бросить, улицы тут условны: груды камней, гнилых деревьев, поросшие жесткой и колючей растительностью. И полуразрушенные дома по сторонам.

Они добрались до заросшей высокой сухой травой и густым кустарником площади, впереди высился серый невысокий дом. На него Стик и указал автоматом.

Почему так думаешь? — спросил Ласс. Он тоже сжимал автомат — Андрей отдал свой, хоть Стик и был против. Странно. У Андрея осталась пара небольших скорострельных пистолетов — должно хватить. Действовать надо быстро, если кто засечет, тут не отбиться…

Есть сведения, что от блока идет сигнал, но не на спутник, а рядом, всего на несколько километров. Если искать через Сетку, то кругом глушат излучения, так что не получится, — сказал Андрей, — В общем, вроде это вот тут.

Нужное здание сохранилось на зависть лучше остальным, лишний повод думать, что они не ошиблись. Запасной блок, как и остальные, «основные», строили военные. Делали на совесть, прочно. Взрывы и погода выветрили кирпич обычных домов, превратив большинство в груды обломков или застывшие скелеты с проломами пустых окон. У этого окон на фасаде было всего несколько, зато стекла в них отсвечивали тускло, но вполне живо.

Силики могут быть? – спросил Ласс.



Андрей и Стик думали над этим вопросом задолго до похода, поэтому ответил Андрей сразу:

По идее, нет. Тут если и были, то старые модели, а у них с кожей проблемы. И радиация, — он сверился с Сеткой, пока можно… ничего скоро будет можно всегда, — на пятьсот процентов выше.



Стик присвистнул. Он заметно нервничал, даже щека подергивалась.

В пять раз, многовато. Надо быстрей в бункер, там должна защита стоять.



Трудно не согласиться. Они осторожно двинулись вперед, огибая площадь по краю, прижимаясь к полуразрушенным домам, приглядывая и туда: мало-ли какие мутанты могут завестись в эдаком месте. А ну как что-то большое и нехорошее? Да еще и голодное? Последний отрезок пути обошелся без происшествий: нечто шевелилось в черных глазницах слепых строений, нечто шуршало в траве и кустах, но на движущихся людей не лезло. Опасалось ли, жрать не хотело — не говорило, а Андрею не очень и хотелось узнавать. Он, внимательно вслушивался и всматривался, а заодно, пока была связь распароливал архивированные коды, перекидывал их на внутреннюю память в адаптер подключения (скачать или проверить его тут уже не могли – рядом ни одного анализатора, ни одного сканера подключений). А вот если связи не будет, а все данные в Сетке… Ждать? Ну да, буддийской Пасхи.

Двери в здание, железные, массивные, внушали даже не доверие, а легкий страх перед несокрушимой мощью. Должно быть так давным-давно смотрели пехотинцы на первые бронемашины-танки. Стик уверенно подошел первым, стукнул по ничем на первый взгляд неприметному квадрату с левой стороны массивной плиты, подцепил пальцем образовавшуюся щель и откинул небольшую дверку. Так теперь счет на минуты, сигнализация должна остаться: сигнал, что блок расконсервируют уже пошел на спутник, и сколько времени пройдет, прежде чем на это обратят внимание? Военные власти, ну и прочие… падальщики и сталкеры—мародеры.

Андрей подбежал, автоматические пистолеты болтались на ремешках, хлопая по бокам, рюкзак с запасом сухпайков оттягивал плечи, руки шарили по застежкам карманов – быстрее! Тонкая пластиковая карточка (раритет инициализации, умерший с появлением адаптеров подключений) неудобно легла в руку. Эдакая большая, эдакая бестолковая. Раньше, Андрей это знал, такие использовали для хранения денег и разных бонусных очков – для каждого бонуса свой. Потрясающее неудобство, к счастью стертое цивилизацией как устаревшее. Но, опять таки, к счастью – сохранившееся здесь. Сколько они намучались, пока не смастерили действующую карту… вроде действующую.

Все работало: стоило вставить каточку в узкий рот приемника, как замерцал датчик отпечатков пальцев (еще один архираритет — подключение заменило и его, и еще кучу всяких «паспортов» и…э-э-э, «удостоверений»). Сенсорный экран расцвел белым, предложив ввести код. Два самых сложных момента: Андрей приложил палец к датчику, тот подумал и засветился зеленым. Стик позади шумно выдохнул. Есть! Еще один домысел оказался фактом — спутники обновляли базы данных работников «РусСети» и в закрытых блоках! И обновляли нечасто, перестраховываясь от возможных сбоев и взломов: увольнение еще не успели отметить.

Отлично! Андрей заметил, что руки у него подрагивают.

Первый код он ввел неправильно, экран мигнул красным и высветил – резервная попытка. Теперь не ошибиться: вперед или назад? Как они поменялись? Последние недели он рассчитывал механизм смены паролей. Раскрылся тот нелегко, да и неизвестно, раскрылся или нет… А если нет? Андрей ощутил холодную испарину… Тогда… можно попробовать через двенадцать часов, только вот продержаться тут это время…совсем не факт.

Назад или вперед?

Вперед, — подсказал Стик.



Андрей хотел удивиться — откуда он знает, но пальцы уже начали вводить цифры. Хорошо, вперед, так вперед, Андрей добил остальные и свернул мешающиеся перед глазами плоскости с расчетами.

Зажжужали невидимые моторы, глухо взвыло, дверь тяжело дернулась и открылась, выпустив облако тончайшей пыли.

Осторожно! — закричал Ласс.



Андрей мгновенно присел (инстинкт, не выбитый никакой цивилизованностью), в уши ударили выстрелы.

Нарвались! Изнутри? Нет! Он подхватил пистолеты и как можно скорее развернулся, выставляя их перед собой. Глаза наткнулись на лежащего Ласа, на груди того расплывались алые пятна. Андрея пробрал мороз — неужели уроды какие выследили? Он перевел глаза и увидел рухнувшего с другой стороны от себя Стика. Дернулся к нему и тут же застыл в недоумении.

Стика тоже пробило несколько пуль, но вытекающая из него жидкость белесого цвета означала только…

Силик!

Что за..? — вырвалось у Андрея.



Стик....черт, киборг!.. зашевелился, Андрей рванулся, выбивая из поднимающейся руки оружие. Глаза Стика распахнулись.

Ты..., — Андрей что-то хотел сказать, но горечь заполнила рот, - Зачем?

Он использовал тебя, — еле слышно прошептал Ласс, — У них ограничение на подключение к информации… Ты добывал ее…

Жизнь уходила из сталкера, лицо стремительно приобретало сероватый оттенок. Черт! Голова у Андрея шла кругом… Вот Стик находит его, вот выкладывает свой план, все карты на стол, так сказать. Предлагает, дает начальные данные... Подсказывает очень нужное и вовремя. Даже минуту назад — вперед, он сказал, вперед! И, едва Андрей открыл путь, как...

Не думай зачем, — проскрипел силик, — Прости, Эндрю... ты знаешь. Люди должны быть равными и свободными...

Ты не человек! — Андрея трясло. — Ты чертов киборг, силик, из-за таких как ты...

Стик закашлялся: пули Ласса пробили жизненно важные органы, выдрав из синтетического тела жизнь. Он умирал… как и сталкер.

Для тебя я не человек... для таких как я... если бы мне удалось… и другим… Эндрю, мы стали бы одинаковыми, конец войне… Ты не знаешь как это здорово: распоряжаться сообой, ты не понимаешь? Идти ку-у-уда хочешь, делать ччччч хочешь. Без нелегальны-и-ых перепрошивок, без контроля... беееезззззззз.



Какой-то контур в электронном мозгу киборга замкнуло, и он отключился.

Странно, что ты не увидел раньше, — сквозь шум в ушах услышал Андрей голос Ласса. — Поздно… Иди, делай с установкой, что считаешь нужным… Быстрее. Скоро тут будут другие.

Вычислят по твоему подключению? — Русское тут не работало, — Какое ловит?

Мысли лихорадочно скакали в голове. Нужно срочно переподключиться, теперь уже неважно, но так будет быстрей. Что будет? Вызвать надо! Кого? Налаживать блок! Но без Стика. Что же он хотел... уничтожить? Да! Другим? А если они доберутся до основных установок? Уничтожить подключения… они хотят… Свобода? А если уже…

Силик переподключился. Он… вычислят его…не меня… я... свободен.



Андрей посмотрел — на запястье Стика серовато темнел браслет. Когда успел? Теперь точно выследят, он же... таким не положено, они не могут менять! «Они умнеют», — подсказала мысль, — «Стик обманул, тебя, сканеры, анализаторы. И…кому он мог указать координаты?».

Вдруг еще одно понимание толкнулось в голову:

У тебя нет...?



Такого не бывает! Разве может человек существовать без подключения?

Загляни выше. Там. Ты поймешь...



Ласс замолчал. Андрей увидел как легкая дымка затуманила глаза сталкера.

Спасшего ему жизнь, Свободного человека.

Он взглянул на застывшее тело силика, которого считал своим другом. Киборга, ищущего для многих подобных себе.

Все, они все искали Свободу. И у всех она была разная.

А вот где настоящая?
Тяжелая дверь захлопнулась за Андреем.

Разве спутники, привязанные к земле, свободны?..



Как подняться выше?..



Чего изволите?
Правила войны
Случайная связь

Каталог: upload
upload -> Предоставление максимально широкого поля возможностей учащимся, ориентированным на высокий уровень образования и воспитания, с учетом их индивидуальных потребностей
upload -> Методические рекомендации по организации исследовательской и проектной деятельности младших школьников
upload -> «Организация исследовательской деятельности в процессе обучения биологии»
upload -> Государственный образовательный
upload -> Одобрено на заседании каф. Философии и гуманитарных дисциплин Пушкина Н. М
upload -> Сборник тезисов докладов и методических материалов круглого стола психологов (11-12 ноября 2015 года) Екатеринбург 2015
upload -> Название кафедры
upload -> Мультикультурное образование в сша, канаде и австралии
upload -> Департамент образования и молодежной политики


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница