Компетентностный подход в профессиональной подготовке учителя физики


Коммуникативная компетентность как одна из основ качественного профессионального образования студентов правовых специальностей



страница3/7
Дата10.02.2016
Размер1,73 Mb.
ТипАнализ
1   2   3   4   5   6   7

Коммуникативная компетентность как одна из основ качественного профессионального образования студентов правовых специальностей

О.М. Косянова,
кандидат педагогических наук, доцент кафедры современного русского языка Оренбургского государственного педагогического университета



П
роцессы глобализации, происходящие в мире, существенно влияют на изменение оснований и способов межгосударственных отношений, на формирование надгосударственного правового пространства, что требует новых, нетрадиционных подходов к их правовому обеспечению и контролю.

В сложившейся ситуации, в мировом сообществе людей разных рас и национальностей, разных вероисповеданий и языков, разных идеологических убеждений и ментальности существует только один механизм, один социальный институт, способный установить равновесие, баланс, социальный порядок. Это право – универсальная система регулирования общественных отношений, прошедшая долгий путь своего развития, проверенная историей и главное – обладающая глубоким потенциалом. Успешность функционирования системы права зависит от юристов, осуществляющих свою профессиональную деятельность в правовой сфере.

В связи с этим можно утверждать, что одной из объективных тенденций настоящего времени является возрастающая роль юристов в обществе. Потребность в юридической профессии резко возрастает в переломные эпохи, то есть связанные с демократизацией общественных отношений, либерализацией экономической жизни, высвобождением частной инициативы. «Судьба правового, демократического государства, базирующегося на рыночной экономике и частной собственности, напрямую зависит не только от политической воли новых элит, но и от наличия в стране широкого слоя юристов» [4].



Несомненно, что спрос на юристов неизбежно будет расти. На первый взгляд кажущееся перепроизводство юристов на рынке труда в нашей стране не восполняет даже количественную сторону юридического образования, потребность в специалистах с высшим юридическим образованием остается неудовлетворительной.

«Мы констатируем повсеместный рост подготовки юристов, – отмечает С.А. Хабаров, – однако еще быстрее происходит рост потребностей в квалифицированных юридических кадрах» [19].

По оценке Госкомвуза России на 2000 год потребность в юристах высшей квалификации составляла 58,5 тыс., на 2005 год – 74,7 тыс. Этот факт, как один из многих других ведет к очевидному отставанию правовой системы от нарастающих в современных условиях требований.

С другой стороны, имеются данные о большом количестве людей с дипломами о высшем юридическом образовании на руках, которые не могут найти работу. Дело доходит до регистрации юристов в качестве безработных не только на биржах труда, но и в центрах занятости населения. Всерьез ставится вопрос о перепроизводстве юристов.

Очевидно, причина этого противоречия заключается в том, что в стране сейчас много юристов, но мало профессионалов. Чтобы ответить на вопрос, какая сторона деятельности юристов не обеспечена надлежащей подготовкой в вузе, попробуем разобраться в структуре профессиональной деятельности юриста.

В научной литературе структура юридической деятельности юриста точно не определена. Г.Г. Шиханцов выделяет в ней следующие компоненты: познавательный (гностический), конструктивный, организаторский и коммуникативный [20] В.Л. Васильев наиболее полно рассматривает структуру деятельности юриста по отношению к конкретным специальностям (следователя, судьи, прокурора, адвоката и т.д.) и выделяет соответственно социальный, реконструктивный, организаторский, коммуникативный, удостоверительный и поисковый компоненты. [5]. В.В. Романов и Ю.В. Чуфаровский называют еще как самостоятельный компонент – поисковую и удостоверительную деятельность, а воспитательную функцию включают в социальный компонент структуры.

Заметим, что, несмотря на некоторые терминологические разногласия, ученые и юристы-практики особо отмечают, что профессиональная деятельность юриста в значительной своей части протекает в условиях общения и поэтому выделяют коммуникативную сторону деятельности в отдельную подструктуру. При этом общение (профессиональное общение) рассматривается ими не только как обмен информацией (коммуникативная сторона), но и как процесс взаимодействия (интерактивная сторона), восприятие людьми друг друга (перцептивная сторона).

Подчеркнем еще раз мысль, повторяющуюся не в одной работе, что «способность устанавливать межличностные контакты с различными участниками общения, коммуникативная компетентность являются качествами, в значительной мере влияющими на эффективность труда юристов, одним из важнейших факторов их профессиональной пригодности» [21].

Приведем только один пример, подтверждающий это положение: государственный советник юстиции, доктор юридических наук А.И. Казанник, выступая на конференции «Высшее юридическое образование: проблемы модернизации», сказал, что «на студенческой скамье будущие юристы должны овладеть приемами ораторского искусства», потому что «в жизни часто приходится наблюдать государственных обвинителей и адвокатов, которые задним числом воспроизводят весь ход судебного процесса и сожалеют, что не смогли правильно сказать, что своевременно не задали нужных вопросов, упустили из вида главное и т.д.» [11].

Вероятно, следует учесть мнение многих юристов и филологов, которые считают, что непрофессионализм многих выпускников юридических вузов среди прочих причин во многом объясняется некачественной коммуникативной подготовкой студентов-юристов к будущей профессиональной деятельности [13, 17].

Все изложенное выше позволяет нам утверждать, что коммуникативная подготовка студентов-юристов в системе вузовского обучения является базовой, основополагающей, потому что именно она обеспечивает качественную работу всех остальных сторон профессиональной деятельности юриста.



Причины отсутствия качественного уровня профессиональной коммуникативной подготовки у выпускников юридического вуза мы видим в следующем.

1. Содержание коммуникативных дисциплин, преподаваемых в юридическом вузе, профессионально не ориентированно. Курс « Русский язык и культура речи», введенный Государственным образовательным стандартом, несомненно, способствует становлению правильности речи будущего юриста, но не решает проблему подготовки профессионально компетентного специалиста.

2. Отсутствует четкая программа образовательного процесса и тщательно проработанная методика формирования коммуникативной компетентности в системе юридического образования. В отечественной юридической науке нет сегодня методологической теории, которая смогла бы стать надежной и эффективной базой для разработки целостной системы учебных курсов, имеющих целью научить будущих юристов « гибкости правового мышления, эффективной речемыслительной деятельности в профессиональной сфере». Отдельным видам, частям риторической подготовки студентов посвящен ряд работ отечественных специалистов в области юриспруденции (В.Д. Гольдинера, В.Д. Ломовского, З.В. Макаровой, Н.И. Остапчука, Е. Подголиной и др.), филологии и лингводидактики (Т.В. Губаевой, Н.Н. Ивакиной, Ю.Ю. Виноградовой, Л.Г. Павловой, А.К. Соболевой, Т.В. Мазур и др.). Однако комплексных научно-методических исследований в отечественной науке до настоящего времени не предпринималось.

3. Отсутствует эффективная система мотивации учебной деятельности студента к постижению речеведческих дисциплин как профессионально значимых для его будущей деятельности. Цель получать новые речевые знания, интерес к анализу речевых явлений в праве и т.д. нередко не выражается у студентов как профессиональная необходимость. Между тем отсутствие необходимой или наличие вялой, недостаточно проявляемой мотивации ведет к усложнению формирования установки, которая должна выражать готовность студента к надлежащему качественному восприятию профессиональной информации, а от нее, как известно, зависят все последующие действия студента.

4. Кроме того, качественный уровень учебного процесса, несомненно, влияет на незрелость профессиональной направленности студентов: до сих пор в обучении преобладает информативно-репродуктивный подход, между тем как современной наукой предполагается, что компетентность специалиста поддерживается на должном уровне лишь при творческом отношении к постижению знаний, при способности и желании его учиться всю жизнь. Совсем не случайно ученые и практики, говоря на научных конференциях о внедрении госстандарта в учебный процесс, особо подчеркивают, что студентов надо готовить к осознанию того, что высшее образование – это часть процесса непрерывного обучения, что «специалист-профессионал должны повышать квалификацию всю жизнь» [16, В.И. Комиссаров], что необходимо создавать «модель подготовки кадров, ориентированных на деятельность, на осуществление процесса воспитания и обучения в русле общечеловеческой культуры» [16, Гурьянов и В.И. Новиков], что « вопросы профессионального образования должны рассматриваться как процесс личного роста» [16, С.Н. Третьякова и О.Е. Третьякова].

5. Кроме того, изменения в российском праве, связанные с бурным нормотворческим процессом, противоречиями в законодательстве и правоприменительной практике, с созданием новых отраслей, подотраслей, институтов права и восприятием зарубежного опыта обусловили, с одной стороны, создание множества направлений юридической деятельности, каждое из которых предполагает при подготовке коммуникативно компетентного специалиста учитывать особенности той или иной узкой специализации юристов, с другой стороны, потребность всех специалистов в постоянном обновлении неких общих, профессионально значимых знаний, в том числе и в области речевой коммуникации.

Все эти причины создают большой разрыв между полученным студентами юридическим образованием и практикой профессиональной деятельности.

Недостаточность практических профессиональных коммуникативных навыков, неумение применить полученные знания на практике подтверждается и результатами исследования Организации экономического содействия и развития по оценке учебных достижений учащихся, которые показали, что одновременно с наличием уверенных естественнонаучных знаний сегодня российским студентам не хватает умений применять имеющиеся знания в реальных жизненных ситуациях.

Между тем, в Концепции модернизации российского образования провозглашена основная цель профессионального обучения – «подготовка квалифицированного работника соответствующего уровня и профиля, конкурентоспособного на рынке труда, компетентного, ответственного, свободно владеющего своей профессией и ориентированного в смежных областях деятельности, способного к эффективной работе по специальности на уровне мировых стандартов, готового к постоянному профессиональному росту, социальной и профессиональной мобильности» [12].

Таким образом, размышляя о путях становления коммуникативно грамотного специалиста-профессионала в системе вузовской подготовки, мы приходим к выводу, что в качестве одного из основных направлений работы по речевой подготовке студентов справедливо рассматривать организацию вузовского образовательного пространства с позиции компетентностного подхода.

В новых политических и экономических условиях российское общество предъявляет высокие требования к профессиональной компетентности любого специалиста, в том числе к профессиональной коммуникативной компетентности работников правовых специальностей. Однако следует согласиться с тем, что высшая школа плохо справляется с задачей подготовки коммуникативно компетентных юристов.

Объясняется это тем, что проблема формирования профессиональной коммуникативной компетентности студентов-юристов относится к числу малоизученных, что, в свою очередь, порождает массу затруднений как в теоретическом, так и в эмпирическом плане.

Дело в том, что система юридического образования сориентирована, прежде всего, на юридическую прагматику. Между тем следует учитывать тот факт, что «юриспруденция относится к числу лингвоинтенсивных специальностей, юридическая деятельность принадлежит к сфере повышенной речевой ответственности, владение устным и письменным словом становится существенным признаком деловой квалификации юриста» [6].

Представляя профессиональную подготовку как сложный комплексный процесс, мы считаем, что формирование профессиональной коммуникативной компетентности выпускника юридического вуза представляется нам одной из главных составляющих образовательного процесса, обеспечивающей качество профессиональной подготовки специалистов правовых сфер деятельности. Мы полагаем, что именно коммуникативная подготовка студентов юридических специальностей приблизит профессиональное образование к практике и поможет решить проблемы качества юридического образования.

Однако следует отметить тот факт, что усиление внимания к формированию прикладных коммуникативных умений требует существенных изменений содержания учебных материалов, методик преподавания речеведческих дисциплин и методов оценки качества профессиональной коммуникативной подготовки студентов правовых специальностей. Не касаясь пока всех названных аспектов проблемы, остановимся только на одном из них.

Мы полагаем, что непременной составляющей профессиональной коммуникативной компетентности юриста должно быть осознание речи как определенной профессиональной ценности.

Утверждая это, сошлемся на работы многих исследователей, которые отмечают, что речь и право принадлежат к числу величайших ценностей культуры, которые имеют огромное значение для жизни человека. Речь характеризует людей как разумных существ: с помощью слов систематизируется опыт освоения окружающего мира, и формулируются мысли. Право создается для утверждения и защиты единого справедливого порядка, обеспечивающего всем субъектам общественных отношений равную меру свободы [6, 8; и др.]

Именно поэтому известный российский правовед Н.М. Коркунов считал необходимым за основу изучения права брать не нормы, а юридические отношения. «Только изучение юридических отношений, а не толкование отдельных законодательных постановлений дает обобщенное и систематическое знание права» [14]. Он пишет, что «людское общение может принимать весьма разнообразные формы, и главное различие между ними заключаются в том, как они возникают, – помимо ли воли людей, или в силу их сознательного соглашения» [Там же].

Еще один из дореволюционных ученых, Е.Н. Трубецкой, писал: «Многие юридические отношения возникают по поводу вещей, но в конце концов всегда есть отношения между лицами» [18].

Американский исследователь в области языка и права У. Проберт в своей книге «Право, язык и коммуникация» интерпретирует право как коммуникацию. Он предлагает концепцию права как «юридической речи». Это понятие в отличие от «языка права», предполагает коммуникативную динамику. Проберт предлагает определить право как «юридическую речь и ее последствия».

Подобной точки зрения придерживается российский исследователь права А.В. Поляков. Он определяет право как особую форму коммуникации, имеющую свою специфику по сравнению с другими вариантами коммуникативного действия. А.В. Поляков ставит в центр внимания правовой теории не систему правовых норм а человека, как активного правового деятеля. Коммуникативный аспект понимания права сводится к рассмотрению права как системы отношений, субъекты которых получают правовую информацию путем интерпретации первичных правовых текстов и передают правовую информацию через вторичные правовые тексты, создаваемые путем взаимодействия осуществляемого в форме реализации своих прав и обязанностей. Коммуникация является не только условием и формой существования социального вообще и права в частности, но и онтологическим основанием жизни социума. «Право, таким образом, опознается и как специфический социальный язык и как универсальный способ социального взаимодействия, представляя собой процесс непрерывного воспроизводства правовых коммуникаций» [15].

Право является властным регулятором отношений людей, наделенных волей и сознанием, оно воздействует на общественные отношения в целом. Его регулирующая функция определяет не только поведение людей, но и назначение речи, так как правовые нормы не могут существовать иначе как в определенных языковых формах, то есть можно утверждать, что «право нуждается в языке» [7]. Слово в правовой сфере никогда не бывает пустым звуком, за разнообразными юридическими обозначениями всегда стоят реальные люди, их деятельность, благополучие, а подчас и жизнь.

Отметим, что необходимость качественной коммуникативной подготовки юристов в стенах вузов осознавалась юристами-практиками всегда. Многие правоведы считают, что профессия юриста требует не только профессионального мастерства, но и широкого гуманитарного образования. По глубокому убеждению блестящего русского адвоката А.Ф. Кони, «юрист должен быть человеком, у которого общее образование идет впереди специального» [10]. Эта же мысль повторяется в работе В.В. Бойцовой, которая отмечает, что «юридическое образование должно в какой-то мере дистанцироваться от деталей национальных систем права, что сделает менее уязвимым приобретение знаний, мгновенно стареющих под росчерком пера законодателя... Универсализация и философизация юридического образо­вания предполагают акцент на изучении правовых методов (толковании, интер­претации), а не материального права как такового... Энциклопедические знания одной единственной правовой системы ныне играют меньшее значение в прак­тической работе юриста, чем способность мыслить «поверх юрисдикционных барьеров» [3].

Таким образом, в процессе вузовского обучения у студентов-юристов в качестве базового основания будущей профессиональной коммуникативной компетентности должно быть заложено осознание того, что речь и право неразделимы. «Право немыслимо без языка и речи. Но разум это и есть язык. Мысль изобретает речь. Но без речи немыслима мысль. Как утверждал Л. Витгенштейн, «мы не можем выразить посредством языка то, что само выражается в языке». «Право» создано языком; он составляет исходное начало его бытия и развития. Язык говорит правом. А не право говорит языком» [1]

Действительно, речевая деятельность в правовой сфере – это, по сути дела, осуществление юристом тех или иных процессуальных действий в речевой форме. Процессы подготовки, издания и опубликования правовых актов, уяснения и разъяснения правовых предписаний, их систематизации и реализации сопровождаются речевым общением. Чтобы закон выполнялся, он должен быть доступен всем тем, к кому обращен. Известно, что при помощи одних и тех же слов можно по-разному передать смысл и значение одного и того же правового акта, а при использовании одних и тех же документов можно прийти к противоположным выводам относительно их содержания. С помощью речевых коммуникативных средств юрист устраняет эту двусмысленность и неопределенность, управляет участниками социально-правовой практики и выносит эффективные и качественные решения по многообразным вопросам, регулируемым правом. Сама профессия юриста предполагает обширную речевую практику, необходимость использования точных словесных выражений правовых понятий, категорий.

При производстве уголовных дел и решении споров граждан и учреждений юрист бывает довольно часто и конфиденциальным собеседником; он сталкивается с людьми самых разнообразных профессий и различного культурного уровня. «В каждом конкретном случае необходимо находить нужный тон, слова, аргументирующие и грамотно выражающие мысли, для того чтобы речь юриста была правильно понята» [2]. Это требует наличия определенных знаний, выработки необходимых навыков речевой коммуникации.

Кроме того, профессиональная деятельность юриста сопряжена с подготовкой и оформлением большого количества правовых документов, с передачей и получением информации в устной и письменной форме. «Достаточно сказать, что любой текст, написанный юристом, будь то проект соглашения, либо приговор суда, либо проект нормативного акта в конечном счете должен быть оглашен, доведен до сведения, согласован, выработан совместно», – отмечает А.Э. Жалинский [9]. Только «в процессе речевой коммуникации осуществляются переговоры юриста с заинтересованными лицами, рассматриваются судебные дела, доводятся до сведения адресатов мнения и решения юристов» [9]. От того, насколько умело юрист осуществляет свою речевую деятельность, зависит успех его профессиональной деятельности.

Из сказанного здесь видно, какую огромную роль играет речевая коммуникация в деятельности любого юриста. Речевая коммуникация в юридической практике – это практически бесконечный «большой диалог», словесное общение, в ходе которого происходит обмен мыслями, передается информация и с помощью слова координируется совместная деятельность. В сущности, юрист независимо от его узкой специализации обязан профессионально владеть речевыми коммуникативными навыками.

Итак, вся профессиональная деятельность юриста: составляет ли он законопроект, ведет следствие, выносит приговор, защищает права подсудимых и т.д. происходит в процессе развития контактов между людьми, в ходе создания, толкования и реализации правовых норм. Она порождается потребностями совместной деятельности и содержит обмен информацией, восприятие и понимание одним человеком другого, формирование единой стратегии и тактики взаимодействия в профессиональной юридической деятельности. Реальность речевой коммуникации в юридической практике очевидна: все специалисты правовых сфер деятельности должны в совершенстве владеть различными видами речи, обладать навыками интервьюирования, уметь квалифицированно вести беседу, консультацию, переговоры. Чем выше уровень коммуникативной компетентности юриста, тем эффективнее он решает многие профессиональные задачи. Соответственно, можно утверждать, что процесс формирования коммуникативной компетентности является основополагающим, базовым в процессе профессиональной подготовки юристов.



Литература

1. Алеександров А.С. Язык уголовного судопроизводства. – Н. Новгород. 2003.

2. Антоненко Т.А. Словесность в юриспруденции. – Ростов н/Дону. 1999.

3. Бойцова В.В. Европейский образовательный процесс и Россия. // Государство и право. 1997, №11.

4. Буков В. Правовому государству нужны квалифицированные юристы // Российская юстиция, № 11, 1994.

5. Васильев Л. Психолого-педагогические аспекты подготовки следователя// Изв. ВУЗов, «Правовед». №1. 2001.

6. Введенская Л.А., Павлова Л.Г. Риторика для юристов. – Ростов н/Дону. 2002.

7. Герард-Рене де Гроте. Язык и право // Журнал российского права. 2002. № 7.

8. Губаева Т.В. Словесность в юриспруденции: Учеб. для вузов. – Казань. 1995.

9. Жалинский А.Э. Профессиональная деятельность юриста. – М.: БЕК, 1997.

10. Ивакина Н.Н. Основы судебного красноречия. – М., 2003.

11. Казанник А.И. Проблемы оптимального сочетания традиций и инновации в юридическом образовании// Высшее юридическое образование: проблемы модернизации».– Омск. 2005.

12. Концепция модернизации российского образования на период до 2010 года. – М., 2002.

13. Немытина М.В. Научно-практические семинары на активных формах // Юридическая клиника: опыт практического обучения юристов. – СПб., 1999.

14. Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. – Петербург, 1907.

15. Поляков А.В. Общая теория права. – СПб., 2001.

16.Пути и формы внедрения государственного образовательного стандарта по специальности «Юриспруденция». Научно-практическая конференция. – Саратов, 1998.

17. Соловей Ю.П. Проблемы реформирования высшего юридического образования на современном этапе //Высшее юридическое образование: проблемы модернизации. Материалы Всероссийской научно-практической конференции (19 ноября 2004 г.). – Омск. 2005.

18. Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права. Теория государства и права: Хрестоматия: В 2 т. / Авт.-сост. В.В. Лазарев, С.В. Липень Т. 2.. – М., 2001.

19. Хабаров С.А. Вопрос о комплектации юристами органов государственной власти // Российская юстиция. 1997. №10.

20. Шиханцов Г.Г. Юридическая психология. М. 2000.

21. Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология. Учебное пособие. – М., 1977.
1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница