Книга задумывалась как мыльная опера, которая по идее не имеет конца, так как окончательную точку в ней поставить не­возможно. Поэтому точку в конце первой части приходится ставить вынужденно и временно, поскольку того требуют огра­ничения



страница1/6
Дата25.04.2016
Размер1.52 Mb.
ТипКнига
  1   2   3   4   5   6
Женщина которая живет

Александр Синомати
Посвящается всем женщинам, которые, воспользовавшись «величайшей возможностью в истории человечества», изменили к лучшему свою жизнь и жизнь многих других людей

ОТ АВТОРА

Признаюсь честно: автор вообще очень любит женщин.

Более того, автор совершенно искренне полагает, что женщины гораздо интерес­нее, глубже и тоньше, нежели их вторая, более сильная половина.

Поэтому главной героиней своей новой книги автор выбрал женщину. Это собира­тельный образ, который вобрал в себя чер­ты многих женщин, которых автор встре­чал за время работы в сетевом маркетинге.

Книга задумывалась как мыльная опера, которая по идее не имеет конца, так как окончательную точку в ней поставить не­возможно. Поэтому точку в конце первой части приходится ставить вынужденно и временно, поскольку того требуют огра­ничения, выдвигаемые издателем.

Но жизнь продолжается и продолжение

следует.

Желаю успеха.

3

Глава первая

Вот ведь не хотела я на эту встречу идти, как чувствовала - ничем хо­рошим это не кончится. А все Ленка: - Ты что! Двадцать лет окончания института! Все наши там будут! Да мы с тобой столько времени не виде­лись! Посидим, потреплемся! «Ладно, - думаю, - уговорила, схожу».

Неприятности начались, как только я стала собираться. Удивительное дело — шкаф вроде битком набит, а надеть совершенно нечего. Голубое платье - предмет моей гордости, всего два года назад купленное, сейчас прямо как тряпка линялая. На единственных выходных туфлях вылез гвоздь из каблука. Блузка сиреневая в прошлый раз красиво спадала с плеч. А сейчас еле натянула, и все, что на мне лишнего накопилось, сразу же с боков вылезло. Начала краситься — нашла две морщины, которых еще месяц назад не было. А может, и были, я ведь каждый день в себя не вглядываюсь — на лицо побросала что-нибудь — и на работу. А присмот­релась: батюшки, все мои сорок три как на ладони. Расстроилась оконча­тельно, захожу в комнату с туфлей в руках - к мужикам своим за мораль­ной поддержкой, а они, как всегда, у своего ненаглядного компьютера, очередную игрушку осваивают. На меня, конечно, ноль внимания.

— Ну, вы, — говорю, - программисты, по-вашему, в таком виде можно из дома выйти? - И что, вы думаете, муж мне отвечает? - Будешь выхо­дить - хлеб купи. - Какой хлеб? - завопила я, - вы слышите, что вам го­ворят? Первый раз за двадцать лет я собралась в гости, оторвитесь хоть на секунду от своего дурацкого ящика и обратите внимание на меня, мать, между прочим, вашу. - Тут они напряглись, головы, однако, не по­ворачивают, и муж сына в бок толкает, твоя, мол, очередь. И сыночек мой ненаглядный выдает: - Во-первых, - заявляет, - нам тебя и так хорошо видно, ты в мониторе отражаешься. Во-вторых, не ругайся, что это за вы­ражение «мать вашу». А в-третьих, мамочка, ты у нас самая красивая, и зеленый цвет тебе очень идет. - Это он про мое голубое платье, стервец,

4


весь в папашу своего, дона Педро. «Ладно, - думаю, - хотела вам ужин перед уходом приготовить — фигушки, ешьте пельмени из морозилки». Нашла кусок картонки, подложила в туфлю, чтобы гвоздь не высовывал­ся, и ушла. И еще дверью хлопнула напоследок. Правда, несильно, у нас штукатурка на честном слове держится.

Вышла - на улице дождь. Но до Ленки, правда, я удачно доехала, по­пался «частник», молодой мужик, взял недорого, да еще комплимент на­последок отвесил, мол, надо же, никогда бы не подумал, что вы уже двад­цать лет как институт закончили. — Да, — отвечаю, — мы такие, — загадочно ему на прощанье улыбаюсь, из машины выпархиваю, а когда в лифт зашла, вспомнила, что зонтик-то свой, «три слона», совсем новый, в ма­шине оставила. Выскочила назад, а «частника» и след простыл. «Ну и правильно, - думаю, - вместо того, чтобы с мужиками кокетничать, за вещами бы своими следила, дура старая».

Но на этом мои расстройства не кончились, а наоборот, только нача­лись.

Собралась вся наша группа институтская, человек пятнадцать, все шумят, галдят, радуются. Я тоже сперва обрадовалась, а потом, как на всех нас поглядела - прямо плакать захотелось. Девки наши, конечно, друг другу кричат «ой, ты почти не изменилась», но на самом-то деле из­менились мы, да еще как, и каждой, конечно, приятно, что остальные еще хуже выглядят. А вот Ленка, та действительно молодец, лет на трид­цать смотрится, не больше. Стройная, кожа молодая, и морщин почти нет, хотя косметики на ней и немного. Ну и костюмчик ее, конечно, сло­вами не описать. Я такой как-то в витрине видела, да только сослепу не разобрала, что витрина-то не магазина «Одежда», а бутика заграничного. Захожу, спрашиваю: - Сколько костюмчик стоит, вон тот, серенький? - Ну, мне вежливо сказали, сколько, и с тех пор я этот бутик по соседней улице обхожу.

А еще меня ванная расстроила. Не зря говорят - о женщине судят по ее ванной комнате. Так вот, если в мою зайти, с подтеками желтыми на потолке после потопа соседского, то сразу понятно, что живет в кварти­ре семья из трех крокодилов. А у Ленки ванная - как в гостинице «Пре­зидент-отель» — я как-то в журнале фотографию видела. И косметика на полках какая-то шикарная стоит, я такой никогда не видела.

«Интересно, — думаю, — откуда дровишки?» Сама Ленка, насколько я помню, работала учительницей в обычной школе. Муж у нее, она расска­зывала, в институте трудится, так что не новый русский, это точно. Наследства в Америке они не получали, уж об этом бы мы все давно знали. Тогда как объяснить все то, что я вижу собственными глазами? А спро­сить неудобно, конечно, хотя и очень хочется.

Но, очевидно, не мне одной хотелось, потому что Мишка Овчаренко, наш комсорг институтский, с трудом оторвавшись от домашнего кино­театра в полкомнаты, не выдержал и говорит:

- Слушай, Лен, а ты вообще чем занимаешься? Расскажи в двух словах. И тут тишина такая в комнате наступила, все уши навострили, даже

как-то неловко получилось. А Ленка, как будто ждавшая этого вопроса,

улыбается:

- Занимаюсь я, - говорит, - очень интересным делом, но в двух словах об этом не расскажешь. А поподробнее могу, только давайте договорим­ся: вы меня слушаете и не перебиваете, а потом я отвечу на ваши вопросы.

«Да, учительница в ней чувствуется», - подумала я. А Ленка села по­удобнее в кресло и начала рассказывать.

- Все началось с того, что я в очередной раз купила себе крем для ли­ца. А покупаю я его всегда в одном и том же месте - в киоске около ме­тро. Расплачиваюсь и в шутку говорю продавщице: «Вам пора мне, как постоянной покупательнице, скидку делать, я уже год у вас всякую вся­чину покупаю». Ну, она улыбнулась мило, крем мне в пакетик кладет, и вдруг женщина какая-то, которая рядом стояла, мне говорит: «Уделите мне несколько минут, я вам хочу кое-что рассказать». Мы отошли в сто­ронку, разговорились. Оказалось, что Ира (так ее зовут) распространяет косметические средства и биологически активные добавки к пище одной компании. Показала она каталог с продукцией, я выбрала два крема, на следующий день она мне их принесла, причем прямо на работу. Я попро­бовала - нормальный крем, не хуже того, что я всегда покупаю. Через па­ру дней Ира мне звонит и спрашивает: «Ну, как крем?». Я еще, помню» удивилась, надо же, думаю, звонит, интересуется, первый раз ко мне та­кое внимание продавец проявил. Через месяц она опять звонит, говорит:

«Наверное, у вас увлажняющий крем уже закончился, не хотите еще взять?» Я говорю: «Хочу, и не только себе, а еще маме и свекрови». Тут она мне и предлагает: «Сейчас вы у меня покупаете крем по розничной цене. Эта цена для клиентов, то есть для людей, которые не являются дистрибьюторами нашей компании. А если вы подпишете соглашение с нашей компанией, то сможете, как и я, покупать продукцию по специаль­ной дистрибьюторской цене, то есть дешевле». Я ее спрашиваю: «А вам-то какая от этого выгода, ведь вы же теряете разницу между розничной и этой, как ее, дистрибьюторской ценой?». «Да, - отвечает Ира, - эти день­ги я не получаю, но если вы подпишете контракт и будете покупать на­шу продукцию, то я буду получать комиссионное вознаграждение с каж­дой вашей покупки». «Ну, подпишу я соглашение, и что, я тоже должна что-то распространять, да?» - спрашиваю я. «Нет, это совсем необяза­тельно, вы просто получаете возможность приобретать наши косметиче­ские средства и биологически активные добавки точно так же, как вы по­купаете все это в обыкновенном магазине. Но к тому же, как только вы купите продукцию на определенную сумму, то получите от компании премию за то, что вы пользуетесь именно нашими товарами. Собственно говоря, вы можете этим и ограничиться. Но если вы захотите сократить свои расходы и дополнительно заработать, то можете рекомендовать дру­гим людям — своим друзьям и знакомым — пользоваться нашими продук­тами. Тогда вы будете получать еще и разницу между дистрибьюторской ценой, по которой вы покупаете продукцию, и розничной, то есть той, по которой покупают у вас ваши клиенты. А если кто-либо из ваших друзей и знакомых тоже подпишет соглашение с компанией и будет покупать косметику или биологически активные добавки, то они будут считаться вашими дистрибьюторами. И вы будете с их покупок получать опреде­ленный процент комиссионного вознаграждения. Постепенно у вас обра­зуется целая сеть дистрибьюторов, и чем больше их будет, чем больше они будут покупать, тем больше денег вы будете получать. В свою оче­редь, ваши дистрибьюторы могут пригласить своих друзей и знакомых, те - своих и так далее. Это называется сетевой маркетинг - метод про­движения товара из рук в руки, от человека к человеку. Вы пользуетесь продукцией, рекомендуете другим людям делать то же самое и за это получаете деньги. Если вас это заинтересует, приходите к нам на занятия и узнаете обо всем подробнее».

Я подумала - а что, собственно, я теряю? Сходила пару раз на лекции, мне понравилось: солидные люди, врачи выступают, косметологи. Под­писала дистрибьюторское соглашение, приобрела каталоги по продук­ции и первым делом накупила всякой всячины - кремы, дезодоранты, шампуни, в общем, все то, что я всегда в дом покупаю. И, честно говоря, забыла об этом соглашении напрочь. А через месяц мне звонит Ира и го­ворит: «Вам премия - 5 % от той суммы, на которую вы в прошлом ме­сяце продукцию купили». Я прикинула - деньги вроде бы небольшие, но приятно другое - заплатили-то мне за то, что я целый месяц голову шампунем мыла и удовольствие получала. А Ира мне напоминает: «Обяза-


тельно расскажите своим знакомым о нашей продукции, о компании и предложите им тоже стать дистрибьюторами. Если хотите, приводите их к нам на презентации и лекции».

Ладно, звоню своим подружкам, собираю их к себе на «девичник»:

показала косметику, рассказала все, что сама на лекциях услышала, в ре­зультате всех «подписала». Потом сводила их на занятия, показала, где продукцию нашу можно купить, посоветовала, что в первую очередь нужно брать. Через месяц получаю чек от фирмы, смотрю — с каждой за­купки, которую мои подружки сделали, мне еще по 5 процентов выпла­тили. Ну, тут уж меня азарт охватил. Собрала своих дистрибьюторов, а их у меня к тому времени уже семь человек было, и говорю: «Девчонки, давайте за это дело серьезно возьмемся». Они согласились, и мы начали работать. Первым делом решили арендовать офис, чтобы было, где нам собираться и куда других людей приглашать. Ну, «офис» - это, конечно, громко сказано, просто Ольга Румянцева в своем НИИ договорилась, и дали нам пустую комнату, в которой старые стенды хранились. Мы там убрались, обои новые поклеили, сделали красивый стенд с рекламой нашей продукции и дали объявление в газете: «Приглашаем заняться инте­ресным делом. Звоните — не пожалеете». Стали на телефоне по очереди дежурить, на звонки отвечаем, приглашаем к себе на презентации. Люди к нам приходят, мы их чаем угощаем, рассказываем про нашу продук­цию, подписываем контракты. С каждым месяцем наши чеки растут, а места нам уже не хватает. И появилась у нас новая идея. Решили мы сде­лать дистрибьюторский Клуб, в котором можно было бы проводить пре­зентации, учебы дистрибьюторов, устроить кабинет косметолога, свою небольшую парикмахерскую, массажный кабинет. В общем, такой Клуб, в котором наши дистрибьюторы, ну и мы сами, конечно, могли бы полу­чить полный комплекс удовольствий - прийти после работы, послушать лекции, проконсультироваться с врачом и косметологом, привести себя в порядок, и, наконец, просто пообщаться друг с другом. Опросили мы всех наших дистрибьюторов, и они нашу идею с восторгом поддержали. Тогда мы решили, что каждый дистрибьютор, который хочет стать чле­ном нашего Клуба, будет ежемесячно из своих чеков отчислять опреде­ленную сумму - ну, естественно, кто больше зарабатывает, тот больше и отчисляет. В результате у нас набралось достаточно денег, чтобы арендо­вать большое помещение и обставить его. И после того, как Клуб заработал, сеть наша начала расти бешеными темпами. И денег, естественно, стали больше зарабатывать


- Подожди, — не удержался от вопроса Овчаренко, — я все-таки не очень понимаю: за что вознаграждение-то вам компания платит? За то, что вы просто рассказываете о кремах и шампунях своим друзьям и знакомым?

- Можно и так сказать, - улыбнулась Ленка. - Но «просто рассказы­вая», как ты выразился, о кремах и шампунях, мы занимаемся рекламой продукции, которую производит компания, причем эффект от нашей ра­боты гораздо больше, чем от обыкновенной рекламы. Почему? Во-первых, мы сами пользуемся нашей продукцией и, рассказывая о ней, можем сослаться на собственный опыт. Во-вторых, люди гораздо охотнее дове­ряют советам своих друзей и знакомых, чем рекламным объявлениям. В-третьих, мы обеспечиваем людей так называемой «сервисной под­держкой»: предоставляем возможность проконсультироваться с врачами и косметологами, обязательно звоним и выясняем, подошла ли им наша косметика и добавки. Благодаря нам все больше людей узнает о продукции нашей компании и начинает ей пользоваться. Соответственно у компа­нии увеличивается прибыль, и часть этих денег она платит своим дис­трибьюторам, в том числе и мне. Вот и все.

- И много платит? - не удержался Мишка.

- Вообще-то вопрос некорректный, но для своих могу сказать. И сказала.

Честно говоря, я ей не поверила. Таких денег, по-моему, вообще не бывает. И никто не поверил, а Игорь Селиверстов аж завопил:

- Да ты что, у меня своя фирма, мы куриными окороками торгуем, так я столько за полгода не зарабатываю.

- А ты приходи к нам и убедишься, - ответила Ленка.

- Ну вот еще, - оскорбился Игорь, - это не для мужиков работа -баночки с кремом продавать.

- А ножки от курочек продавать -, это как раз для мужиков, да? - съяз­вила Ленка.

- Не, ну все равно, - не унимался Игорь, - это ж какой объем продаж надо делать, чтобы такие деньги зарабатывать?

- Да пойми ты, мы не занимаемся продажами. Да, я могу на первых порах предложить клиенту купить у меня продукцию по розничной цене, но основная моя задача — это создание сети дистрибьюторов и организа­ция работы этих людей. И вот это как раз - мужское занятие. Кстати, сре­ди наших дистрибьюторов немало мужчин.

Читала я в газете про этот сетевой маркетинг. Ерунда все это, очередное надувательство. Умный человек этим заниматься не будет, - вы-

9


дала Зойка Извицкая. Ну, Зойка наша всегда язвой была, и к тому же они с Ленкой еще в институте друг друга недолюбливали. Зойка, конечно, ин­тересная девушка, но как-то так получалось, что все парни, которые ей нравились, начинали ухаживать за Ленкой. А такое, сами понимаете, дру­жеским отношениям не способствует. Но Ленка Зойку знает как облуп­ленную, поэтому и с ответом не задержалась:

- Да, - говорит, - конечно, умный человек верит всему, что пишут в наших газетах. Когда у нас в стране с яйцами перебои были, так везде пи­сали, что яйца есть вредно.

Зойка рот захлопнула обиженно, а Ленка продолжала:

- А если серьезно, то сетевой маркетинг в Россию пришел совсем недавно, и конечно, вокруг него сразу же появилось множество мифов, которые ничего общего с реальностью не имеют. А журналист походит на две-три презентации в разные фирмы, поднахватается вершков и, не ра­зобравшись, такое напишет, что уши вянут.

- Это верно, - сказала Ольга Котова, - газетам, конечно, доверять не стоит, но мне, например, несколько раз предлагали заняться этим сете­вым маркетингом, я даже подписала контракт с одной фирмой. Пару ме­сяцев проработала, а фирма потом исчезла. И денег своих я не получила. Так что я теперь с недоверием ко всему этому отношусь.

- Я тоже, - подхватила Светка Малевич, - меня подруга как-то зата­щила на презентацию одной сетевой компании, так там мне начали такую откровенную лапшу на уши вешать, что я через полчаса ушла.

- Безусловно, - согласилась Ленка, - в сетевом маркетинге, как и в любом бизнесе, есть солидные компании и фирмы-однодневки. И всегда есть шанс ошибиться. Но не стоит из-за одного отрицательного опыта делать выводы о сетевом маркетинге в целом и говорить, что больше ни­когда не будешь с ним дело иметь. Я вот в прошлом месяце сапоги купи­ла, вроде бы известной фирмы, а они через день развалились. Ну и что, мне теперь всю оставшуюся жизнь босиком ходить? Плюнула, купила в другом магазине.

- А как узнать, солидная фирма или нет? - поинтересовался Олег Ицков. - Я бы, например, может, и занялся этим сетевым маркетингом, но хотелось бы получить какую-то гарантию.

- Безусловно, критерии, по которым можно узнать, солидная фирма или нет, существуют. И, кстати, наша компания этим критериям отвечает полностью. А стопроцентных гарантий вообще не бывает. Вот, напри-

10

мер, у тебя есть гарантия, что твоя контора через месяц не развалится, и ты не окажешься на улице?



- Какое там, - махнул рукой Олег, - я, наоборот, могу гарантировать, что так оно и будет.

- Ну, вот видишь. А вообще, чтобы составить собственное мнение о чем-либо, надо это «что-то» попробовать самому. Поэтому, если кто-то из вас захочет попробовать, приходите к нам в Клуб, увидите все сами. А сейчас давайте пить чай.

После чая я еще немного посидела и начала собираться.

- Позвони завтра, — сказала Ленка, чмокнув меня на прощанье, — встретимся, поговорим подробнее.

На обратном пути я машину брать не стала, хватит с меня потерянно­го зонтика. Проклятый гвоздь в туфле, конечно, прорвал картонку, кое-как до дому доковыляла. А там все та же до боли знакомая картина: муж с сыном, по-моему, от компьютера своего и не отрывались. Хотя нет, пельмени все-таки поели - в мойке гора немытой посуды. Зашла я в свою крокодилью ванную, ногу, гвоздем натертую, под струю воды поставила. И так мне себя вдруг жалко стало - аж слезы навернулись. «Что же это такое, — думаю, — ну почему у меня все в жизни так нескладно получает­ся? Почему я не могу жить, как Ленка, - с красивой ванной и костюмчи­ком из бутика? А все-таки интересно, действительно ли все так, как она нам сегодня рассказывала? Надо съездить к ней в Клуб, расспросить по­подробнее». И с этой мыслью отправилась спать.

Глава вторая

На следующий день вырваться к Ленке мне не удалось, зато во втор­ник я убежала пораньше с работы и примчалась к ней в Клуб. Зашла и обалдела - такое я раньше только в санатории ЦК профсоюзов видела, когда в 87 году мужу льготную путевку на работе дали. Огромный холл с ковролином на полу, вдоль стен кресла со столиками, на каждом столи­ке телефон и лампа под абажуром. Всюду цветы, на стенах красочные плакаты с какими-то баночками. Иду по коридору, глазами вправо-влево стреляю: массажный кабинет, парикмахерская, зал с видеосистемой.

Я аж рот раскрыла и так, с открытым ртом, чуть в Ленку не врезалась, она, оказывается, мне навстречу шла.

- Привет, - говорит, - ну как, нравится?

- Да, — говорю, — впечатляет. Неужели это все ваше?

- А чье же еще, - смеется она. - Ну, садись, поговорим. Кстати, пока не забыла, вчера ко мне домой мужчина какой-то заходил, зонтик для те­бя передал, сказал, что ты у него в машине оставила.

- Так это, - говорю, - тот самый «частник», на котором я к тебе в вос­кресенье ехала. Ну надо же, не перевелись еще хорошие люди на свете.

Уселись мы в кресла, Ленка чай наливает, а я на ее юбку уставилась, глаз оторвать не могу: из «мокрого» шелка, почти до пола и с тонкой кру­жевной отделкой по низу — вроде бы с виду простенькая, а смотрится — обалдеть. Я бы, правда, к этой юбке другие босоножки надела.

- Лен, — говорю, — как это у тебя получается — ты на работе выглядишь так, как будто на свидание собралась. Она улыбается:

- Ну, во-первых, моя работа - это и есть сплошное свидание - в день по двадцать-тридцать человек ко мне приходят, и от того, как я выгляжу, очень многое зависит. А во-вторых, я считаю, что женщина должна все­гда выглядеть так, как будто идет на свидание, причем на первое.



Я, конечно, сразу вспомнила свое первое свидание. Случилось оно за коровником, когда мы в институте на картошку ездили. Стоял жуткий холод, и мои выходные туфли на высоченных каблуках очень удачно гармони­ровали с теплым ватником с надписью «ССО «Привет». Помню, Сереж­ка тогда меня все пытался поцеловать, а я не могла сосредоточиться, пото­му что за стеной шумно причмокивал колхозный бык-производитель по

кличке Ильич. Интересно, а муж это помнит? Надо будет у него спро­сить.

- Ну ладно, - говорю, - рассказывай, чем вы тут занимаетесь.

- Расскажу, конечно, только сначала ты мне скажи, зачем ты пришла.

— Здрасьте, ты же мне сама в воскресенье сказала, приходи, вот я и пришла, даже с работы отпросилась пораньше.

— Вот и я о том же, ведь если бы тебе просто захотелось узнать попо­дробнее о сетевом маркетинге, ты бы, наверное, с работы не стала отпра­шиваться, верно? Наверное, у тебя есть какие-то серьезные причины, а не простое любопытство, правда? Извини, конечно, за прямые вопросы, но дело в том, что, прежде чем предлагать тебе заняться нашим делом, я должна знать, зачем тебе это нужно.

12

«Ну, - думаю, - чего я буду темнить, скажу, как есть».



- Даже не знаю, как объяснить. Я как от тебя вернулась в воскресенье, прямо тоска на меня напала. Ты не подумай, что я тебе позавидовала, просто о своей жизни задумалась. Как-то я живу не так, как хочется.

- А как тебе хочется?

- Ну, как... Даже не знаю. Чувствую, чего-то не хватает. Мысли ка­кие-то крутятся обрывками, а толком сформулировать не могу.

- Знакомое состояние, - кивнула Ленка, - у меня так тоже было. Да, наверное, у всех это бывает в какой-то период. В молодости мы несемся по жизни, не задумываясь, куда и зачем, а потом вдруг раз - останови­лись и начинаем думать. А так как думать мы отвыкли, то получается это с трудом. Но любые мысли можно привести в порядок, как говорится, разложить по полочкам. Я, например, люблю записывать свои мысли на бумаге. Хочешь, вместе попробуем, бери листочек. Ручка есть? Так, пиши сверху крупными буквами: «Что мне нужно для счастливой жизни».

- Ну, мне много чего нужно.

- Вот и пиши все свои желания.

- А ты их исполнишь, что ли?

- Если бы я умела исполнять желания, я бы золотой рыбкой работала, -отшутилась Ленка. - А если серьезно, то президент Америки, как его, за' была, ну он еще на стодолларовой купюре нарисован, а, вспомнила, Франклин, так вот он как-то сказал: «Конституция США не гарантирует счастье - только условия для него. Вам предстоит найти свое счастье са­мим». Я, конечно, не конституция, но могу тебе рассказать, что надо де­лать, чтобы твои желания исполнились. Ну, давай, пиши, я отойду минут на десять. •Я задумалась - а чего я хочу, если конкретно говорить?

Ну, во-первых, чтобы сын поступил в институт и не пошел в армию:

как подумаю, что его в «горячую точку» могут послать, мне плохо стано­вится. Сейчас он на подготовительные курсы ходит, да еще с репетитора­ми занимается, обходится это, конечно, недешево, а что делать? Если так не поступит, придется на платное отделение устраивать, а это вообще су­масшедшие деньги.

Во-вторых, хочу, чтобы мама лучше себя чувствовала, что-то в по­следнее время у нее сердце побаливает. В поликлинику нашу районную ходила, а что толку? В вашем возрасте, говорят, не бывает так, чтобы ни­чего не болело. Да у меня у самой что-то время от времени побаливает - то голова, то спина. Как говорится, если вам за сорок, вы проснулись ут-

ром и у вас ничего не болит, значит, вы умерли. Но серьезного пока, тьфу-тьфу, ничего нет. Да мне по настоящему и болеть-то некогда, на мне вся семья держится. Помню, года три назад на неделю слегла, так весь дом кувырком — все ходят голодные, белье нестиранное, в холодильнике пусто, так и не удалось как следует поболеть.

В-третьих, и в-четвертых, хочу сделать ремонт в ванной и купить та­кой же костюм, как у Ленки. Тоже деньги нужны.

Что еще? Чтобы муж обращал на меня больше внимания, я уж и забы­ла, когда в последний раз от него ласковое слово слышала. Я, конечно, понимаю, шестнадцать лет вместе живем, привыкли друг к другу, но вре­мя от времени хочется как тогда, в коровнике, только чтобы быка рядом не было.

И вообще в последнее время я как-то жутко неинтересно живу. Раньше, помню, мы все куда-то с мужем ходили, какие-то компании у нас были, а сейчас - из дома на работу, с работы домой, плита-телевизор, прямо за­мкнутый круг. В театре уж забыла, когда в последний раз была. Тоска, в общем.

Да и на работе, честно говоря, тоже невесело. Я после института от радости прыгала, когда по распределению в нашу Академию попала. Ду­мала, науку буду двигать, диссертацию писать. Но сначала Сашка родил­ся, затем муж диссертацию защищал, я ему условия создавала, а потом, когда моя очередь настала, я поняла, что нет у меня каких-то особо цен­ных научных идей, чтобы на них бумагу тратить. В общем, не сложилось. Вот и тружусь до сих пор старшим специалистом, затрудняюсь даже ска­зать чего. Сидим всем отделом, целыми днями чаи гоняем. Ну и зарпла­та, естественно, курам на смех, да и ту задерживают.

Ну ладно, перечитала я все, что написала, и думаю: какие же мне условия должен этот стодолларовый Франклин создать, чтобы все мои желания исполнились? Тут как раз и Ленка вернулась.

- Ну что, закончила? Давай посмотрим, - и пробежала листок глаза­ми. - Отлично, вполне нормальные человеческие желания. Классическая пирамида потребностей.

- Это что такое?

- Психологи определили все основные потребности человека и выст­роили их в виде пирамиды. Подробно объяснять не буду, об этом у нас на занятиях по маркетингу говорят, а если в двух словах, то для того, чтобы получать удовольствие от жизни, нам нужно: быть здоровыми, хорошо зарабатывать, иметь интересную работу, уважение окружающих и воз­

можность для самовыражения. Судя по твоим записям, тебе всего этого и не хватает. А теперь давай подумаем, почему

- Хорошенький вопрос. Не знаю, почему. Обстоятельства так сложи­лись жизненные. У одних людей они удачно складываются, а у других



просто черт знает как.

- Да, так бывает, - кивнула Ленка, - ну а ты что-нибудь делала, что­бы хоть как-то эти обстоятельства изменить?

- А что я могу сделать?

- Ну, вот, например, тебе не нравится твоя работа — неинтересная, и денег мало платят. Ты пробовала найти другую?

- А где я ее буду искать? И как?

- Как где? Сейчас во всех газетах публикуются вакансии различных фирм. Можно резюме свое отослать, на собеседование сходить, не про­бовала?

- Нет, у меня и резюме-то нет никакого.

- Понятно. А подрабатывать где-нибудь не пыталась?

- Да нет, я же, кроме нашей специальности, ничего не знаю.

- А не по специальности?

- Нет, мне как-то и в голову это не приходило.

- Ну, хорошо, а ты понимаешь, что желания просто так не исполняют­ся? Для того чтобы чего-то достичь, надо что-то делать.

- Теоретически понимаю, а практически ничего не получается.

- Так как же у тебя может получиться, если ты даже не пробуешь? Да не дуйся ты, я на тебя не нападаю, просто который раз удивляюсь, как все-таки люди интересно устроены. Вот я тебе одну историю рас­скажу. Я, когда домой возвращаюсь, всегда вижу в переходе метро од­ну женщину. Еще не старая, но какая-то несчастная, сгорбленная, с протянутой рукой стоит, кланяется и «спаси вас, господи» шепчет. Прохожие ей какую-то мелочь, конечно, кидают. А буквально через де­сять метров от нее старушка стоит лет восьмидесяти и пару шерстя­ных носочков в руках держит. Сама, наверное, вяжет и продает. Я, кстати, время от времени у нее что-нибудь покупаю, уже всех своих знакомых носками задарила. Ты не подумай, я не осуждаю ту женщи­ну, которая милостыню просит, их обеих до слез жалко. Я тебе просто хотела привести пример разного отношения к жизненным обстоятель­ствам. Есть люди, которые «сдались» в этой жизни, и все, что они мо­гут, - это просить милостыню в прямом и переносном смысле — от прохожих, от знакомых, от государства. Но есть и другие, которые го-

товы приложить хоть какие-то усилия, чтобы изменить неудачно сло­жившиеся обстоятельства.

Ну ладно, давай теперь поговорим, как можно добиться выполнения твоих желаний.

Насчет мамы и ее здоровья: запиши ее на консультацию к нашему вра­чу нутрициологу. Она порекомендует твоей маме подходящие биологи­чески активные добавки, если нужно будет - направит на обследование и затем будет наблюдать за ней.

Пойдем дальше. Для того чтобы сделать ремонт, купить костюм и платить репетиторам за обучение сына, нужны деньги. У тебя, наверное, на языке вертится вопрос, сколько ты сможешь заработать, занимаясь се­тевым маркетингом, да?

— Ну, в общем, да, — призналась я. — Но, честно говоря, мне немного неудобно этот вопрос задавать. Нас же всю жизнь учили, что деньги - это не главное, главное, чтобы человек был хороший.

- Абсолютно с тобой согласна. Деньги - это средство для достижения цели, не более того. У меня есть подруга, которую вопрос денег совер­шенно не волнует, и не потому, что они у нее есть, а потому что она впол­не довольна своим жизненным уровнем. Потребности у нее небольшие, когда я с ней начинаю разговаривать насчет того, что можно зарабатывать больше, чем она сейчас имеет, она смеется и говорит, что ей больше не нужно. И я с ней не спорю. Но если человека не удовлетворяет его жиз­ненный уровень, если у него есть цели, достичь которые он может, толь­ко имея деньги, тогда другое дело. И в этом случае не надо стесняться го­ворить о деньгах. Я, например, совершенно открыто говорю, что мне деньги нужны. И чем больше, тем лучше. Даже могу сказать, для чего. Во-первых, я много путешествую, два-три раза в год я обязательно езжу на недельку за границу. Хочу посмотреть все то, о чем нам Сенкевич двадцать лет по телевизору рассказывал. Во-вторых, как ты уже замети­ла, я люблю красиво одеваться. В-третьих, я собираюсь купить дом за го­родом и летом жить там, чтобы не париться в душной Москве. Ну и для детей я откладываю деньги — на образование, и просто, чтобы им было с чего начинать. А кроме того, когда у меня есть деньги, у меня появляет­ся возможность помочь другим людям. Вот я недавно в газете прочита­ла: у одной женщины, инвалида, дома телевизор сломался, единственное, так сказать, средство общения с миром. Прямо крик души - помогите, кто может! Вот я и смогла: купила новый телевизор и отвезла той жен­щине. Ты бы видела ее лицо, когда мы этот телевизор к ней затаскивали.



16

Да мало ли что можно хорошее сделать, если деньги есть. И, наконец, мне просто нравится, что я могу самостоятельно решать свои финансо­вые проблемы и не зависеть при этом ни от мужа, ни от кого другого.

Ну ладно, мы отвлеклись, отвечаю на твой вопрос: возможно ли ре­ально заработать деньги, занимаясь сетевым маркетингом, и сколько. У дистрибьютора есть два вида дохода: один выплачивает ему компания за его дистрибьюторскую деятельность - это комиссионное вознагражде­ние за личные закупки и за закупки дистрибьюторской сети. Другой вид -от собственной торговой деятельности, то есть разница между дистрибью­торской и розничной ценами. И вот этот, второй доход — самый быстрый;

нашел клиента, предложил ему добавку или косметическое средство, и деньги у тебя в кармане. Однако здесь есть несколько «но». Хорошо, если дистрибьютор любит и умеет продавать, тут ему и карты в руки. У меня есть в сети одна женщина, у нее большая дистрибьюторская сеть, она получает от компании солидное комиссионное вознаграждение, но все равно в розницу реализует продукцию на несколько сотен долларов ежемесячно. Ей сам процесс продажи нравится. Но большинство людей при одной мысли о том, что им придется что-то продавать, приходит в ужас. Поэтому я всегда говорю: компания нам платит не за то, что мы продаем продукцию, а за то, что мы ее приобретаем. Поэтому наша задача -не продавать продукцию, а строить сеть из людей, которые ею пользуют­ся. Комиссионное вознаграждение с сети дистрибьюторов несравненно больше, чем любой доход от розницы. Помнишь, когда я в воскресенье сказала вам, сколько зарабатываю, так все рты по раскрывали. Я не пре­увеличила, я действительно столько зарабатываю, но я работаю уже 3 года, и подо мной сетевая структура в несколько тысяч человек. Поэто­му я тебя не хочу настраивать на быстрые заработки и говорить, что, мол, через пару-тройку месяцев и ты будешь столько же зарабатывать. Это кропотливая и долгая работа, и тебе многому предстоит научиться. Как ни банально это звучит, но то, сколько ты будешь зарабатывать, зависит исключительно от тебя. От того, сколько ты будешь вкладывать в свое дело сил, нервов, энергии, и от того, насколько профессионально ты бу­дешь относиться к делу.

Дальше ты пишешь, что у тебя неинтересная работа, не хватает обще­ния и новых впечатлений в жизни. Вот тут я тебе могу гарантировать, что наша работа тебе скучной не покажется. Ты сможешь общаться с огром­ным количеством людей, и у тебя появится много новых знакомых, при­чем очень интересных. Мы постоянно общаемся - на лекциях, на занятиях.

17

Вот, кстати, через две недели на выходные едем в дом отдыха, будем учиться и отдыхать одновременно. Кстати, многие наши дистрибьюторы едут целыми семьями. А на праздники мы собираемся на недельку в Пра­гу - поедут победители конкурса, который мы проводим среди дистрибью­торов. В общем, посмотри на стенде в холле, там вывешен наш план мероприятий на ближайшие три месяца.

Так, что у нас осталось? — Ленка пробежала глазами мой листочек с записями. - А, чтобы муж больше внимания обращал. Ну, тут я не берусь давать какие-то конкретные советы, но общее правило я для себя вывела давно. Если женщина самодостаточна, занята своим делом, хорошо вы­глядит, тогда и мужчины обращают на нее больше внимания. Кстати, у нас есть очень хороший крем для рук, кожа после него потрясающая. Очень советую взять. — Я поймала Ленкин взгляд и поспешно убрала свои руки со столика. Она сделала вид, что не заметила моего движения, и продолжала: - У нас здесь, в Клубе, есть и массаж, и парикмахерская, ну, ты сама все видела.

— Массаж — это, конечно, хорошо, — задумчиво сказала я, - а вот на­счет всего остального, ну, там сеть дистрибьюторская и так далее, я не очень уверена, что у меня это получится.

— Я понимаю, тебе сейчас немного не по себе, ведь я предлагаю за­няться абсолютно новым делом. Но ты совершенно ничем не рискуешь, ведь тебе не нужно вкладывать большие суммы денег или увольняться с работы. Можно начинать постепенно. Кроме того, не думай, что тебе все придется делать в одиночку. Я - твой спонсор и буду всячески тебе по­могать, подсказывать, особенно на первых порах. А получится у тебя или нет, повторяю, зависит только от тебя, от твоего желания.

- Ну и когда мне нужно дать тебе ответ?

- Понимаешь, я не хочу тебя торопить, мол, давай-давай, скорей под­писывай соглашение, а потом разберемся. Мне нужно, чтобы ты сначала сама разобралась и приняла осознанное решение, тогда нам проще будет с тобой работать в дальнейшем. Если у тебя еще возникнут вопросы, за­ходи, звони, спрашивай. А когда придешь к окончательному решению, тогда мы подпишем соглашение и составим четкий план действий: что, как и когда нужно делать.

До метро я решила пройтись пешком. Мысли теснились в голове и мешали друг другу: «А действительно, чем я рискую? Может быть, и вправду у меня получится? Интересно, сколько этот крем стоит, о кото­ром Ленка говорила? Хоть бы зарплату в этом месяце вовремя выплати-

18

ли Может, пирожных к чаю купить, сладкоежек своих побаловать?». Я на ходу нащупала в сумочке кошелек и пошла к ближайшему киоску с над­писью «Продукты». И тут я увидела старушку, о которой, наверное, и го­ворила Ленка. Одетая в старенькое пальто и резиновые боты, она стояла;

прислонившись к стенке киоска, и держала перед собой шапочку и шар­фик связанные из серенькой шерсти. «Обойдутся они без пирожных», -подумала я и, достав кошелек, решительно подошла к старушке.


Каталог: wp-content -> uploads -> 2013
2013 -> Сборник методических материалов
2013 -> Рабочая программа профессиональной подготовки водителей транспортных средств категории "C" I. Пояснительная записка рабочая программа профессиональной подготовки водителей транспортных средств категории "
2013 -> Пояснительная записка Цель и задачи Программы Принципы построения Программы
2013 -> Исследовательская и проектная деятельность учащихся как инструмент повышения учебной мотивации гимназистов
2013 -> Учебно-методический комплекс социальная психология направление 030300 Психология Квалификация (степень) выпускника: бакалавр
2013 -> Анализ инновационной деятельности
2013 -> Человек и ситуация: Уроки социальной психологии
2013 -> О направлении рекомендаций


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница