Книга взята из библиотеки сайта



страница8/23
Дата27.04.2016
Размер3.18 Mb.
ТипКнига
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   23

Вторая методика очень гибкая. Для получения материала ав­торы используют целую гамму специальных приемов: индукцию сновидений, регрессию, автоматическое письмо, визуализацию сцен, относящихся к конфликтным ситуациям, и др.

80

С теоретической точки зрения гипноз упрекают в маскировке перенесения и обходе сопротивления. Сторонники гипноанализа по­лагают, при этом методе действие защитных механизмов и сопро­тивления не исключается, вследствие чего сохраняется возможность воздействовать на личность, как и при классическом психоанализе.



Эта методика лечения находится в стадии экспериментальной разработки. Опубликованные наблюдения и полученные результа­ты не позволяют еще сформулировать определенное заключение об эффективности этой терапии. Однако различные приемы, исполь­зуемые в данной методике, делают возможным осуществление ин­тересных экспериментов.

Кто должен гипнотизировать

Должна ли гипнотерапия быть предоставлена психотерапев­там или ею могут заниматься все врачи? Этот вопрос касается всех видов психотерапии. Любой практикующий терапевт всегда зани­мается психотерапией, даже сам того не осознавая, и в каждом ме­дицинском действии частично содержится психотерапия. Однако все отчетливее проявляется тенденция приобщения к психотерапии практикующего врача, чтобы он лучше сознавал, что делает, и мог сам применять «малую» психотерапию в повседневной практике.

Можно ли рассматривать гипнотерапию как «малую» психо­терапию? Мы думаем — нет.

Если и существует такая тенденция, то потому, что методика относительно проста, результаты появляются быстро, а глубина вме­шательства, по-видимому, бывает умеренной. В действительности, как уже было сказано, гипноз сам по себе редко является лечением. Скорее он способствует более быстрому установлению терапевти­ческих отношений и их интенсификации. Используя терминологию психоанализа, можно сказать, что гипноз приводит в действие мощ­ные механизмы перенесения и контрперенесения, которыми надо уметь пользоваться и иногда их сдерживать. Следовательно, нело­гично думать, что легче проводить психотерапию с гипнозом, чем без него. Мы охотно подпишемся под следующими словами амери­канского автора Rosen (I960): «Никто никогда не должен пользо­ваться гипнозом в терапевтических целях, если у него нет профес­сиональной компетенции и умения вылечить ту же болезнь, не при­бегая к гипнотической технике».

81

Следовательно, психотерапевтическая подготовка необходима всем, кто желает использовать гипноз. Врач-неспециалист может применять его в некоторых случаях при условии, что он сведущ в психотерапии. Эта точка зрения признана в Великобритании. В од-< ном из номеров British Medical Journal (за 8 июня 1957 г.) было опуб* ликовано несколько статей о гипнозе, написанных практикующими терапевтами.



Условия проведения гипнотерапии уточнены в 1958 г. в отче­те комиссии Американской медицинской ассоциации (АМА). Чле­ны комиссии считают: «Для понимания феноменов гипноза суще­ственно необходима специальная подготовка в области психодина­мической психологии и психиатрии... Использование гипнотичес­кой техники в терапевтических целях предоставляется тем, кто по своей теоретической и практической подготовке удовлетворяет всем требованиям, необходимым для установления полного диагноза бо­лезни, подлежащей лечению. Гипноз должен проводиться только врачами, отвечающими этим условиям, и при всех обстоятельствах никогда не должен быть единственным методом терапевта» [Rapport, 1958, р. 187].

Известно, что в Соединенных Штатах гипноз широко приме­няется дантистами. Некоторые европейские авторы [Stokvis, 1957] возражают против такой практики. Теоретически это можно рас­сматривать так, что, используя гипноз, дантист действует символи­чески на бессознательные, глубокие и очень уязвимые области1. Мы можем задать себе вопрос, не подвергается ли больной риску трав-матизации. Мы не располагаем достаточно обширными данными обследования пациентов, лечившихся у дантистов гипнозом, чтобы установить, повлияло ли это вмешательство на психику больного.

Можно все же полагать, что риск тут невелик, так как отноше­ния дантист — пациент не требуют глубокого контакта (если, разу­меется, дантист не выходит за определенные рамки). Впрочем, для того чтобы осознать эти проблемы, некоторые американские данти­сты приобщаются к современной динамической психологии.

В докладе комиссии Американской медицинской ассоциации определяются условия применения гипноза врачами не специалис­тами в психотерапии: «Ни один врач или дантист не должен исполь-

l-|G|q (1328) вновр всЬнлися к одсАжЧГснмю эхсн.о вопЬосз

bnxgucw фатшЛса oxcKrtIS N SWQNB9UGH.I.H06 охнотпенне ияггмснхз к вЬдн>;

Ь(ШР •USHJ.NCW как ubON3BOtftnfCU> КЯСХЬЯПНЮ' НО МВТШЮПТбШСИ ХЭЮКС В0ССА8НО-

boup одинсдя зндтшзнЬоваидср /jguc цоиэЬац ОдЗЗ) О

82

зовать гипноз в целях, не имеющих отношения к его специальности и превышающих его компетенцию. Например, опытный и квали­фицированный дантист может пользоваться гипнозом для гипноа-нестезии или гипноаналгезии, или с целью ослабления тревоги, свя­занной с некоторыми зубоврачебными работами. Но ни в коем слу­чае он не должен лечить гипнозом невротические расстройства па­циента. Хирург, акушер, анестезиолог, гинеколог и практикующий терапевт могут на законном основании применять эту методику в рамках своей компетенции».



Опасности при использовании гипноза

Проблема опасности при использовании гипноза в психоте­рапии оценивается по-разному. Не существует отвечающих науч­ным требованиям работ (с контрольными группами, катамнестичес-кими исследованиями и т. д.), которые помогли бы точно оценить степень опасности при применении гипноза. Заметим, что, если бы гипнотерапия не таила бы в себе никакой опасности, ее терапевти­ческое действие, вероятно, могло бы быть взято под сомнение. Ис­ходя из постулата, что медикаментозное средство бывает сильно­действующим только тогда, когда оно представляет собой опасность, Janet заключает: «Гипнотизм и внушение, к сожалению, слишком мало опасны».

В любой терапии есть риск, а при биологическом лечении она может привести даже к смерти. Безусловно, компетентность — это наиважнейший фактор успеха, но даже опытнейшие специалисты иногда допускают ошибки или получают неожиданные результаты. Такие случайности присущи любому терапевтическому вмешатель­ству.

Одновременно с «эпидемией» гипноза, захлестнувшей в пос­ледние годы Соединенные Штаты, стали раздаваться голоса, пре­дупреждающие о некоторых негативных эффектах гипнотерапии и о возможных пагубных последствиях. Rosen, сообщая о ряде по­добных случаев, выражает следующее мнение: «Описанные здесь случаи показывают, что ни методы экспрессивной диагностики (uncovering), ни возвращение к так называемой абреактивной тера­пии небезопасны в руках людей, не знакомых с психодинамикой. Неудачи столь же поразительны, как и успехи» [Rosen, I960, р. 683].

83

Hilgard и соавт. (1961) опубликовали обзор сообщений за пос­ледние годы о пагубных последствиях гипноза, используемого как квалифицированными специалистами, так и неквалифицированны­ми людьми. Число таких наблюдений достигает 15. Речь идет о слу-i чаях, когда устранение имевшихся у больных симптомов привело к появлению более серьезных симптомов и даже психотических ре­акций. Однако авторы считают, что эти осложнения возникают чаще у больных, длительно лечившихся по поводу различных заболева­ний и проявлявших ранее психотические тенденции по отношению к терапии. Неизвестно, какое количество леченных гипнозом дало эти 15 случаев и чем в большей мере обусловлены наблюдавшиеся осложнения — применением противопоказанных данному больно­му психотерапевтических методов или самим гипнозом. Ведь к по­добным последствиям иногда приводит и снятие симптомов други­ми, отличными от гипноза, способами.



Hilgard и соавт. проводили эксперименты на здоровой попу­ляции (220 студентов). Они констатировали незначительные крат­ковременные побочные эффекты в 17 случаях (7,7 %). В 5 случаях они наблюдались всего несколько часов после эксперимента. Авто­ры сделали заключение о безвредности их экспериментов. Они от­метили любопытный факт: побочные эффекты возникали у лиц, сохранивших неприятные воспоминания о когда-то перенесенной химической анестезии.

Нам хотелось бы подчеркнуть, что при устранении симпто­мов необходима чрезвычайная осторожность, особенно если исполь­зуется гипноз. Действительно, с помощью гипноза симптомы сни­маются быстрее, но порой слишком резко, что не только может при­вести к возникновению более или менее серьезных замещающих симптомов, но и вызвать другие нежелательные реакции вплоть до появления суицидальных тенденций. Напомним, что при примене­нии психотерапии с гипнозом у психических и психосоматических больных рекомендуется предварительное психиатрическое обсле­дование. Однако, несмотря на принятые меры предосторожности, иногда могут возникнуть затруднительные ситуации, для разреше­ния которых врач должен обладать психотерапевтическим опытом. Можно считать, что гипнотерапия представляет определенную опас­ность, когда она проводится неквалифицированными людьми. От­сутствие достоверных статистических данных не позволяет прове­сти сравнение гипнотерапии с другими методами лечения в отно­шении риска.

84

Мы отмечали кратковременные обострения у пациентов, под­вергавшихся гипнотерапии. При обследовании некоторых из них через несколько лет мы не обнаружили стойких нарушений. Прав­да, не все наши больные были обследованы повторно (что, впро­чем, имеет место и при использовании других методов лечения).



Наконец, добавим, что больной, к счастью, сам часто прини­мает меры предосторожности, проявляя защитную тактику. Субъект с хрупким «я», чувствующий опасность для своей личности, обла­дает достаточными защитными тенденциями, чтобы вступать или не вступать в гипнотические отношения. Но даже вступая в такие отношения, он никогда не становится абсолютным автоматом: ме­ханизм защиты и сопротивления полностью не выключается. Мы лично установили, что глубоко загипнотизированные субъекты со­храняют еще достаточно свободы, чтобы в определенных условиях искажать истину, не быть до конца откровенными.

Некоторые исследователи говорят также о привыкании к гип­нозу, но это может проявляться при всех видах психотерапии. Здесь многое зависит от терапевта, который должен умело управлять от­ношениями врач-больной, чтобы избежать этой опасности. Совре­менный психотерапевт лучше, чем прежние врачи, знает законы, которым подчиняются эти отношения: при осознании трансфе-рентной и контртрансферентной ситуаций управлять ими легче. Воз­можно, благодаря этому сегодня как будто меньше стало таких про­исшествий, как известный случай с мадемуазель Анна О., прекра­щение лечения которой причинило когда-то столько неприятностей Breuer, о чем мы рассказали в предыдущей главе.

Гипноз и психоанализ

Фрейд никогда не отрицал связи между гипнозом и психоана­лизом. В 1923 г. он, в частности, писал: «Трудно переоценить значе­ние гипнотизма для развития психоанализа. Психоанализ управля­ет тем теоретическим и терапевтическим наследством, которое он получил от гипнотизма».

Положение гипноза в аналитической психотерапии было пред­восхищено самим Фрейдом, заявившим в 1918 г.: «Применение на­шей терапии для лечения многочисленных больных заставит нас широко сочетать чистое золото анализа с медью прямого внуше­ния, и гипнотическое влияние тоже может найти здесь свое место.., но какова бы ни была эта форма психотерапии, на какой бы высо-

85

кой ступени она ни стояла, какими бы ни были его составные эле­менты, наиболее важными его компонентами окажутся те, которые будут заимствованы у психоанализа в узком смысле слова...» [Freud,-1953, р. 141].



Теперь посмотрим, в каких формах гипноз может интегри­роваться с аналитической психотерапией.

Наиболее честолюбивая попытка представлена гипноана-лизом, сторонники которого полагают, что он представляет со­бой терапию, способную заменить в сокращенном виде курс пси­хоанализа. Но, как мы уже говорили, гипноанализ находится еще в стадии эксперимента и пока преждевременно высказываться о его возможностях.

Зато гипноз как составная часть может войти в Р1Р (виды психотерапии, руководствующиеся психоанализом). Напомним, что эта область мало освещена в литературе и нечетко обозна­чена. Схематически можно наметить три основных ее критерия.

1. Понимание симптома на основе психоаналитических концепций.

2. Глубокое отношение терапевта к пациенту, обусловлен­ное его собственной личностью и психоаналитической подго­товкой (контртрансференция).

3. Осмотрительное использование в случае необходимос­ти процесса осознания глубоких конфликтов посредством ана­лиза перенесения и сопротивления.

На первый взгляд, из этих трех положений именно второе кажется наиболее важным. Но не находится ли на грани PIP и очень легкая психотерапия (директивная, рациональная, поддер­живающая, контактная и др.), если она осуществляется психо­аналитиком и ориентируется на психодинамические перспекти­вы. Практикующий врач, следовательно, должен учитывать, что гипнотическое отношение характеризуется особыми трансферен-тными и контртрансферентными формами (массивная регрес­сия). Некоторые специалисты считают практику таких отноше­ний слишком утомительной. Один из наших ведущих психоана­литиков1 объясняет подобное мнение тем, что в гипнотических взаимоотношениях «бессознательное гипнотизера и пациента очень близко соприкасаются, что, конечно, не может не быть утомительным».

'Фамилия в оригинале не указана. — Примеч. ред. 86

В заключение мы охотно присоединяемся к мнению Kaufman (1961), который считает, что применение гипноза не является ни анахронизмом, ни топтанием на месте, ни регрес­сом по отношению к современным психотерапевтическим ме­тодам, но может быть равноправным способом «психотерапии с ограниченной задачей в рамках аналитической психологии»1.

Мы хотели бы поднять еще один вопрос, который, возмож­но, объяснит меньшую эффективность гипноза в настоящее вре­мя по сравнению с прошлым веком. Конечно, тогда было много преувеличений терапевтических возможностей гипноза, а в оцен­ке результатов отсутствовал строго научный подход. Тем не ме­нее можно предположить, что в то время эта форма лечения была более эффективной. Видимо, это было обусловлено прежде все­го большей внушаемостью среды; возможно также, что мы ме­нее способны к гипнотизированию. Мы, вероятно, меньше ве­рим в его лечебный эффект, теряем уверенность в себе, и боль­ной это чувствует.

Современный советский автор А. И. Картамышев (1953), применявший гипноз в дерматологии, сообщил о прекрасных ре­зультатах, полученных при лечении бородавок посредством пря­мого и непрямого внушения. Но, по его словам, постоянно встре­чая насмешливые улыбки своих сотрудников, он потерял уве­ренность в себе и способность исцелять.

Манера держаться у первых гипнотизеров, подражавших походке и жестам чудотворцев и магов, что могло ввести в заб­луждение, сегодня, безусловно, вызывает улыбку. Современные знания психопатологии диктуют нам более рациональное пове­дение. Зная о возможности возникновения трансферентных от­ношений, мы ведем себя более осмотрительно. Но спрашивает­ся, не лишает ли нас эта сдержанность той непосредственности, свободы действия, которая уже сама по себе повышает способ­ность к внушению.

Нам возражали, что знание и овладение контртрансферен-тными отношениями, наоборот, должны способствовать боль­шей раскованности. В идеале настоящий аналитик должен вла­деть всеми методами психотерапии, но мы полагаем, что про­блема слишком сложна, чтобы здесь можно было делать обоб­щения.

' Сообщение, сделанное на общем собрании Психиатрической ассоциации и Психоаналитической ассоциации США в I960 г

87

Открытие и осознание контртрансфереитных отношений —• одно из наиболее значительных достижений психотерапии. Оно оградило больных от бессознательных метаний терапевтов. Однако вытекаю­щая отсюда осторожность воспринимается некоторыми больными как отдаление от врача. Действительно, иногда мы излишне утверждаем­ся в нейтральной позиции или слишком ленивы, чтобы изменить по­ведение. Допускаются изменения тактики врача только при лечении психически больных и при анаклитической терапии тяжелых психо­соматических заболеваний; в этих случаях терапевт принимает пози­цию матери по отношению к грудному младенцу.



Margolin, описавший аналитическое лечение, требующее «мас­сивного вознаграждения» больного, советует при проведении подоб­ного лечения прибегать к помощи другого психотерапевта, настолько непосильной кажется ему эта задача.

Эпизодическая практика гипноза может быть полезной для каж­дого психотерапевта. Она позволит ему сохранить гибкость и варьи­ровать свои приемы.

Аргентинский психоаналитик Grinberg (1963) настаивает на не­обходимости для психоаналитиков ограничивать часы, посвященные курсу лечения психоанализом. По мнению автора, если они будут за­ниматься только психоанализом, то окажутся замкнутыми в особом отношении, отношении психоаналитическом, что порождает в конце концов «изоляцию, отсутствие связи» и отсюда некоторую степень рег­рессии. Такая ситуация может привести к «интенсификации тревоги, связанной с представлениями о преследовании, с включением шизо-параноидньгх механизмов и чрезмерных аффектов, реакций соперни­чества, зависти, враждебности». Так Grinberg объясняет остроту и ча­стоту конфликтов между психоаналитиками. Как и Фрейд, он допус­кает «возможность появления в процессе психоанализа инстинктив­ных влечений, способных вредно влиять на личность аналитика, по­скольку они не могут быть отреагированы. Чтобы освободиться от этого груза, психоаналитик время от времени бессознательно выби­рает себе мишень посредством механизма замены. Этой мишенью являются его коллеги» [Grinberg, 1963, р. 362-363]. Как меру «психи­ческой гигиены» для психоаналитиков автор рекомендует расшире­ние межличностных связей, в которых отсутствует аналитическое об­щение: курсы, конференции, работа в больнице и т. д. В этом аспекте можно спросить себя: не создает ли общение в гипнозе (при условии

88

строгой нейтральности врача) некоторого полезного отвлечения для психотерапевта, не может ли оно явиться своеобразным предохрани­тельным клапаном.



В той же работе, ссылаясь на Фрейда и Melanie Klein, Grinberg сравнивает хороший анализ с кормлением грудью и подчеркивает, что в процессе психоанализа пациент получает бессознательное воз­награждение. Это вознаграждение является условием счастья для че­ловека и определяет возможность установления хороших отношений с другими людьми.

Отметим, кстати, что кормящая мать также вознаграждается: кор­мление грудью доставляет ей удовольствие, что оказывается важным для ее эмоционального равновесия и ее способности «давать». Отсю­да, если допустить, что общение между гипнотизером и гипнотизиру­емым происходит в плане оральной эротики, то надо признать, что гипнотизер, подобно кормящей матери, получает вознаграждение.

Отметим, между прочим, что качество пищи, выдаваемой терапев­том гипнотизируемому, зависит также от качества «питания», полученно­го им самим в собственном анализе, если он ему подвергался.

Karl Menninger (1958) считает полезным для каждого психоана­литика не офаничиваться проведением курса психоанализа и реко­мендует посвятить часть времени другим формам аналитической пси­хотерапии.

Некоторые психоаналитики, однако, предпочитают применять исключительно курсовое лечение психоанализом, придерживаясь, та­ким образом, «диалектики кресла — дивана», по выражению Held (I960). Другие соглашаются использовать в психотерапии психоана­литическое внушение (PIP), т. е. ставят себя лицом к лицу с пациен­том («кресло-кресло» также по выражению Held). Выбор зависит от личности аналитика и, разумеется, от способности пациента к вос­приятию в каждом отдельном случае.

Добавим, что исключительно гипнотическая практика также не рекомендуется. Прежде всего (полагаясь на мнение одного из наших крупных мастеров, Pierre Male) в процессе гипнотерапии создаются такие отношения между подсознательным больного и терапевта, ко­торые при большей продолжительности гипноза могут вызвать у пос­леднего аффективный стресс. Кроме того, использование какого-либо одного способа лечения может иметь и другие неблагоприятные по­следствия: психотерапевт будет стремиться расширить значение сво­его метода, что чревато его применением при недостаточных к тому показаниях.

89

10. ОБУЧЕНИЕ



В Соединенных Штатах Америки обучение гипнозу осуществ­ляется на медицинских факультетах на уровне университетского и по­стуниверситетского преподавания. Американская медицинская ассо­циация разработала план преподавания, который обсуждался в I960 г. на собрании представителей 22 Медицинских институтов Соединен­ных Штатов и Канады.

Генеральные линии программы преподавания следующие.

1. Преподавание гипноза должно опираться на знание современ­ной психодинамики и психопатологии, в частности того, что касается возникновения симптомов, отношений врач — больной и природы бессознательных психических процессов.

2. В процессе обучения должны быть использованы тщательно отобранные пациенты; учащиеся несут ответственность за лечение, но проводят его под руководством педагогов.

3. На протяжении всего обучения необходим индивидуальный контроль не только в интересах пациента, но и для обеспечения по­стоянного руководства образованием учащихся, что даст им возмож­ность извлечь максимальную пользу из всего, что им предлагается.

4. Отбор лиц, желающих в дальнейшем продолжить обучение гипнозу, должен быть ограниченным. При отборе необходимо учиты­вать общую культуру претендентов, уровень их подготовки, мотиви­ровку, а также состояние здоровья, психическую и эмоциональную устойчивость.

5. Преподавание гипноза следует вести на разных уровнях. Программа для психотерапевтов должна быть расширенной и

специализированной. Однако эта расширенная программа может иметь много общего с хорошо разработанной постуниверситетской програм­мой для непсихиатров. Некоторые разделы обеих программ могут с успехом комбинироваться.

Американская психиатрическая ассоциация также опубликова­ла в 1961 г. свои рекомендации относительно преподавания.

1. Настоятельно не рекомендуется проведение курсов, которые ограничиваются лишь обучением гипнотической терапии.

2. Преподавание гипноза должно осуществляться в медицинс­ких институтах и психиатрических центрах, заинтересованных в обу­чении гипнозу. Гипноз, изученный студентами в соответствии с прин­ципами психиатрии, станет полезным вспомогательным средством те­рапии.

90

3. Преподавание гипноза должно быть достаточно продолжи­тельным и углубленным, что позволит студентам приобрести соот­ветствующие знания о значении и месте гипноза среди других мето­дов лечения в психиатрии, о существующих показаниях и противопо­казаниях, преимуществах и опасностях при его применении. Реше­ние вопроса о том, достаточно ли углубленно и широко поставлено преподавание гипноза, должно быть гибким и принадлежать психиат­рическим учреждениям, организовавшим данные курсы.



4. Обучение гипнозу во всех указанных аспектах могут также пройти врачи и дантисты, изъявившие желание.

5. Требования, предъявляемые к преподаванию гипноза, долж­ны особенно возрастать на постуниверситетском уровне. Рекоменду­ется организация постуниверситетских курсов в медицинских инсти­тутах и других учебных центрах под руководством психиатрического учреждения.

6. Врачи, прибегающие к гипнозу, должны ограничиваться при этом областью своей медицинской компетентности.

7. Подчеркивается необходимость дальнейшего изучения гип­ноза и проведения соответствующих исследований; особое внимание должно быть уделено определению места гипноза среди других мето­дов лечения.

Параллельно преподаванию ведется научно-исследовательская работа. В распоряжение исследователей различными учреждениями США недавно были представлены стипендии на сумму около милли­она долларов.

Что касается роли гипноза в психотерапевтическом обучении, то, по мнению Kennedy (1957), профессора медицинской психологии Эдинбургского Университета, этот метод психотерапии может быть полезным, так как «благодаря ему можно показать студенту элемен­тарные формы отношений врач-больной, возникающие в терапевти­ческой ситуации, и способы их использования при оказании помощи больному». Кроме получения практических навыков, будущий психо­терапевт изучает теорию гипноза, после чего переходит к более слож­ным методам психотерапии. Позднее он решит, желает ли он сам под­вергнуться психоанализу. Kennedy добавляет: «Можно сказать, что та­кое развитие учебного процесса является сжатым повторением пути, которым Фрейд и многие другие, начав с гипноза и освоив его драго­ценные уроки, шли к новым методам». Другие авторы считают иначе. Среди них есть и такие, которые предлагают противоположный путь: прежде всего освоить динамическую психотерапию, испытать в слу-


Каталог: library
library -> Система психологического сопровождения детей группы риска
library -> Ролевая игра в бизнес-курсе английского языка
library -> Культурного и природного наследия имени д. С. Лихачева
library -> Музейная педагогика
library -> Учебно-методический комплекс дисциплины основы журналистики для студентов факультета журналистики
library -> Монолог… или диалог? (Закономерности развития и формирование побуждений детей в семье)
library -> Библиографический обзор Махачкала, 2013 Человек – творец, созидатель культуры
library -> Стандарты и управление проектами


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   23


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница