Книга тренинг Пролог. «Для чего я пришел в мир? Почему в мире существуют страдание и зло? Какое это имеет отношение к моей жизни? Почему я страдаю?»



Скачать 476,96 Kb.
страница145/202
Дата06.10.2019
Размер476,96 Kb.
#79135
ТипКнига
1   ...   141   142   143   144   145   146   147   148   ...   202
Стенограмма. «Одолевают страхи».

«Пациент. Доктор, меня одолевают страхи.

Терапевт. Что вы подразумеваете под страхами?

П. Что значит - подразумеваю?

Т. Вы можете их описать, или вы всего лишь утверждаете, что они вас одолевают?

П. Описать? Г-м...Пожалуй. Я просыпаюсь утром, встаю с постели и на пол пути к туалету чувствую какое-то непонятное волнение.

Т. Пробовали ли вы сразу после того, как проснетесь идти не к туалету, а к ванной, например, или к кухне?

П. Н-нет. А причем здесь ванна или кухня?

Т. А причем здесь туалет?

П. Я просто сразу по пробуждении направляюсь в туалет. Это вполне естественно. Разве вы делаете не то же самое?

Т. Нет. Сразу по пробуждении я, прежде всего, встаю с постели и одеваю тапочки.

П. Ну-да, это, само собой, разумеется. (Делает паузу. Терапевт тоже выдерживает паузу. Пациент начинает ерзать в кресле, при этом начинает смотреть вниз и в сторону. Затем, несколько повышая интонацию, говорит). Так вы мне поможете?

Т. В чем?

П. Снять мои страхи.

Т. Как и откуда я могу снять ваши страхи, если я до сих пор еще не знаю, что у вас за страхи?

П. Но я же сказал - меня одолевают страхи.

Т. Откуда вы знаете, что это страхи? К примеру, вы только что сказали о том, как вы чувствуете какое-то непонятное волнение, когда доходите до середины пути к туалету.

П. Ну-да, волнение. А разве это не одно и то же?

Т. Я могу испытывать какое-то непонятное волнение, когда оказываюсь рядом с девушкой, которая мне нравится, или картиной, которая потрясает мое воображение. Разве это одно и то же, что страх?

П. Нет, но разве страх не может сопровождаться волнением?

Т. Может. Но в таком случае, что же вас беспокоит сильнее - страх или волнение?

П. Г-м, я не задумывался. Кажется, конкретно я ничего не боюсь...

Т. А в чем, по-вашему, заключается разница между страхом и "боюсь"?

П. Ну...страх - это страх...Когда мне страшно, я боюсь. По-моему это одно и тоже.

Т. Хорошо. Я, к примеру, не боюсь высоты. Но, когда я оказываюсь на большой высоте и при этом не уверен в своей безопасности, я невольно начинаю испытывать некоторый страх. Или другой случай - мне показывают какую-нибудь красивую вещь. Я любуюсь ей, но боюсь до нее дотронуться, потому что не знаю, как с ней обращаться. Я боюсь ее испортить, хотя при этом не испытываю никакого страха перед ней самой.

П. Что же я тогда, по-вашему, испытываю?

Т. Я пока не знаю. Опишите, и мы попробуем разобраться.

П. Хорошо. Я просыпаюсь, встаю, одеваю тапочки, иду в туалет и вдруг начинаю чувствовать... что же я начинаю чувствовать?

Т. Что же вы начинаете чувствовать в этот момент? Вы останавливаетесь?

П. Нет, я продолжаю идти, но с таким ощущением, будто переступаю какую-то незримую черту, за которой мое состояние сразу меняется.

Т. Какое состояние у вас было до этой черты?

П. Обычное. Я не задумывался над ним.

Т. Существует ли разница между тем состоянием, которое у вас возникает в момент перехода этой "черты" и уже за этой "чертой"?

П. Погодите, сейчас попробую вспомнить... Есть! Когда я перехожу черту, я словно ощущаю какой-то внутренний толчок... Как будто что-то во мне мгновенно меняется. А затем это ощущение притупляется. Становится как-то неуютно. Будто я сам не свой. Вроде бы ничего не произошло, и в то же время что-то начинает угнетать.

Т. Что значит - угнетать?

П. Угнетать? Настроение какое-то угнетенное.

Т. Можете ли вы его описать?

П. Это проявляется в ощущении того, что день будет тянуться бесконечно и при этом нужно делать какие-то дела, наполовину бессмысленные... (Пауза).

Т. А наполовину?

П. В каком смысле?

Т. Вы сказали - наполовину бессмысленные. А наполовину?

П. (Улыбается). А наполовину, может, и осмысленные.

Т. А какая разница между бессмысленным и осмысленным?

П. Ну... бессмысленное никогда не приносит удовлетворения.

Т. А осмысленное?

П. А осмысленное приносит.

Т. Теперь давайте разберемся. Откуда осмысленное приносит вам удовлетворение? И каким образом оно приносит его вам?

П. Откуда? Я не знаю... Быть может, из меня самого?

Т. Вы меня спрашиваете?

П. Я понимаю, что ответить на этот вопрос - моя задача.

Т. Вот именно.

П. Что ж, я попытаюсь. (Пауза). (Продолжает). Иногда мне кажется, что я переполнен энергией, и в эти минуты я полностью собой доволен. Тогда я удовлетворен.

Т. Самим собой?

П. Вот именно.

Т. А иногда?

П. А иногда я чувствую себя вымотанным до предела. В таком состоянии я почти ненавижу себя.

Т. И испытываете страх перед собой?

П. (Задумавшись). Да нет.

Т. Но тогда боитесь ли вы себя?

П. Н-нет.

Т. А что же с вами происходит?

П. Просто мне хочется куда-то спрятаться.

Т. От кого?

П. Возможно, от себя самого.

Т. А куда спрятаться?

П. Не знаю. Просто спрятаться.

Т. Не за черту ли?

П. За какую черту?

Т. Ту, незримую, которая разделяет расстояние от кровати до туалета.

П. (Смеется. Ничего не отвечает).

Т. Итак?

П. Что итак?

Т. По какую сторону черты вам хотелось бы остаться?

П. Конечно, по ту, где я просто иду и ничего не испытыаю.

Т. В таком случае можете ли вы не доходя черты повернуть обратно, а затем начать все сначала?

П. Я попробую.

Т. Но чувствуете ли вы, что готовы к этому?

П. Думаю, что да.

Т. Теперь вы можете прийти ко мне через неделю и сообщить о своих результатах.

(Неделю спустя).

Т. Какие у вас теперь проблемы?

П. О! Доктор! Это было крайне интересно. Начнем с того, что в тот же день, как я только вышел от вас, то сразу почувствовал, что в чем-то изменился. Я не знал, в чем именно. Я просто чувствовавл это. И мне даже не пришло в голову дать название этому. Стало ли мне хорошо? Да нет, пожалуй. Поднялось настроение? Появилась надежда? Нет. Все не то. Быть может, я неправильно сделал, что не подумал, как же определить то состояние?

Т. Нет, вполне правильно. Просто опишите его.

П. Попробую. Я вышел из кабинета, покинул здание, где вы принимаете и направился к метро. Я шел и пытался разобраться в смысле нашей беседы. Я воспроизводил ее от начала до конца, вспоминая наиболее значимые для меня эпизоды. Но в это же время где-то на краю моего сознания вертелась идея черты. И я, скорее всего, ощущал ее, чем думал о ней.

Т. Что ощущали - идею или саму черту?

П. Точнее всего это можно было обозначить...

Т. (Перебивая). Ненадо обозначать. Только описывайте. Это крайне важно - то, что вы сейчас рассказываете.

П. Я ощущал, как эта идея, почти на грани образа то отдалялась и почти исчезала, то становилась более гибкой и внедрялась в мои мысли, впрочем, не слишком назойливо. Я потерял ощущение времени...

Т. Стоп. Вы потеряли ощущение времени или просто не думали о нем?

П. Просто не думал.

Т. Вы понимаете, почему я внес это уточнение?

П. Конечно, да. Если бы я потерял ощущение времени, то находился бы в состоянии транса. Когда же я просто не думал о нем - это значит, что я просто не думал о нем. Как я не думаю о своих ботинках, когда иду. Правильно я понял?

Т. Да. Продолжайте.

П. Итак, я упомянул про время лишь потому, что заметил изменения в своем состоянии только тогда, когда уже подходил к метро. У метро я ощутил пустоту в голове - словно выкинул из нее какой-то напряженный груз. И дальше уже в полном спокойствии добрался до дома. Интереснее всего было то, что никаких ассоциаций с понятием или самим словом "страх" у меня не возникало. Я совершенно спокойно провел остаток дня и уже не думал о нашей с вами встрече. В одиннадцать, почувствовав сонливость, я лег спать. Проснувшись раньше обычного, впрочем, всего на десять минут, я, вдруг, испытал чувство неуверенности. Несколько минут я лежал, глядя в потолок и пытаясь разобраться в этом чувстве... Вернее, я пробовал его описать. Я не анализировал, а именно описывал. Вот что у меня получилось: "Сейчас я лежу в постели и смотрю в потолок, но между тем подспудно думаю о том, что сейчас мне предстоит вставать и одновременно я пытаюсь немного заглянуть в будущее, ожидая ответа на внутренний вопрос - что сулит мне грядущий день? Тут же я начинаю мысленно прокручивать все предполагаемые события, ожидающие меня сегодня. Эта пленка проигрывается быстро, образы нечеткие и неясные. Это, скорее всего, не картинки, а мысли о картинках. Идея на грани образа. Вот я отправляюсь на работу, встречаюсь с людьми... Надоело». В этот момент моя неуверенность переходит в раздражение. Я резко вскакиваю и, ни о чем не думая, направляюсь к туалету. Внутри меня что-то похожее на агрессивность и возбужденность.

Т. А что с чертой?

П. С чертой? Да, она была, но в тот момент я как бы разорвал ее, сам того не желая... И только уже на улице, когда вышел из дома, поймал себя на мысли, что ни разу все утро не подумал о страхе... Неужели у меня его и не было?

Т. Не было. Все дело заключается в следующем: Вы переживали что-то иное, но называли это страхом. И вы начали думать о том, что это страх. И вы стали думать, что это страх. И вы стали думать о страхе. И вы думали о страхе. Но не переживали его. А страх только тогда страх, когда его переживают. Я со своей стороны всего лишь отучил вас квалифицировать, оценивать, давать обозначения и научил описывать.

П. Что же, теперь у меня нет никаких проблем?

Т. Проблемы есть у каждого. Все дело в том, умеем ли мы их эффективно решать. Но, если вы всю неделю провели спокойно, то можно считать, что тех проблем, с которыми вы пришли, уже нет.

П. Всю неделю я провел спокойно.

Т. Почувствовали ли вы, что ваша личность в чем-то изменилась?

П. Да, определенно. Правда, я не знаю, в чем, но я чувствую это.

Т. Все в порядке. Знать необязательно, главное чувствовать».

На этом закончилась наша вторая и последняя сессия.

Весь диалог, как в первом, так и во втором случае построен на технике расслаивания. Каждый раз, когда пациент употреблял какое-нибудь слово, пытаясь им обозначить некое состояние, я предлагал ему заняться "смысловым расщеплением" этого понятия. Получилось что-то вроде игры с сюжетом на тему о расщеплении атома с той лишь только разницей, что в качестве этого атома здесь выступало значение слова. Таким образом, мы постепенно продвигались к тому опыту, который на самом деле оказывался актуальным для субъекта. Как выяснилось, у моего пациента этим опытом оказалась внутренняя агрессия, причин которой мы сейчас не затрагиваем, ибо речь идет несколько о другом.

Весьма важно отметить, кстати, что в процессе такого расслаивания личность действительно часто подвергается бессознательной трансформации. В нашей ситуации пациент, к примеру, смог нейтрализовать избыток своей агрессивности. О подобной трансформации говорят и достаточно характерные высказывания тех, кто подвергся процедуре при помощи техники расслаивания: "Я чувствую, что в моей личности произошли изменения. Я не знаю, какие, именно, но я это чувствую».

Однако описанный пример не ставит своей целью представить эту технику как способ быстрого разрешения проблемы. В данном случае это произошло именно так - практически за одну сессию. Но во многих остальных требуется время и достаточное количество сеансов. Встречаются и такие пациенты, ригидность которых столь же высока, сколь и их внутреннее сопротивление. Но, если проявить необходимое упорство, то и здесь можно добиться успеха, ибо применение подобной техники так или иначе способствует включению каскада ассоциативных реакций, что приводит к расширению контекста внутреннего осознавания и стимулирует более активный поиск средств словесного самовыражения.

Еще одним, не менее значимым, аспектом данной процедуры является экстериоризация, о которой упоминалось выше. Сама по себе экстериоризация способна оказывать мощное трансформирующее воздействие, механизмы которого, однако, еще не ясны и почти загадочны. Тем не менее, история изобилует примерами, демонстрирующими возможности такого воздействия - это и исповедь, и откровение первому встречному попутчику, и ведение интимных дневников.

Хотя в этом случае и следует сделать ряд оговорок. На самом деле подобные варианты исповедальной практики грешат одним недостатком - неполной откровенностью и некоторой долей артистизма. Исповедующийся с одной стороны исповедуется, а с другой стороны как бы смотрит на себя со стороны - как он при этом выглядит и достаточно ли эффектно он преподносит свои внутренние кошмары. Таковы, например, излияния Руссо, которые, несмотря на свою оголенную, доходящую до эксгибиционизма, натуралистичность, все же насквозь литературны. Мастер Руссо опоэтизировал монстра, и исповедь в устах исступленного гения превратилась в поэму. Далеко не каждый гениален, но почти каждый, кто исповедуется, поступает как и великий писатель. Зачастую кающийся кается лишь наполовину. Остальную половину он наблюдает за тем, как он это делает. Любой дневник, сколь бы интимным и тайным он не был, все равно, ведется с бессознательной оглядкой на потенциального читателя. А большинство таких владетелей дневников в глубине души даже надеются, что подобный читатель каким-нибудь образом отыщется. Все эти случаи подходят под расхожую поговорку: "Выскажись, и тебе станет легче". И здесь, безусловно, присутствует элемент экстериоризации, то есть проецирования вовне своих внутренних процессов. Действительно, можно предположить, что терапевтический эффект в данных примерах достигается за счет экстериоризации. Но также можно предположить, и это предположение более, чем очевидно, что для того, чтобы получить облегчение, не достаточно просто высказаться - для этого необходимо точно высказаться, на что, в сущности, и ориентирована техника расслаивания.


Каталог: upload -> dox
dox -> На подступах к реальности
dox -> Эрнест Цветков Дом имени доктора Беррэ (хроника одного сентября)
dox -> Закон Закона Закон Цели Закон выживания Закон Спасения Закон Выбора Закон Поглощения Закон Подражания
dox -> Эрнест Цветков
dox -> Эрнест Цветков Психология пророчества и моделирование судьбы
dox -> Руководство по освоению и управлению Реальностью Человек есть воплощение Желания. Мы всегда чего-то желаем
dox -> Метания и смятения

Скачать 476,96 Kb.

Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   141   142   143   144   145   146   147   148   ...   202




База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница