К. Д. Ушинский. Антропоцентрическая система К. Д. Ушинского



Дата21.04.2016
Размер70.8 Kb.
К. психол. н., доц., зав. каф. социальной работы факультета психологии МГПУ

Д.А. Донцов


«Если педагогика хочет воспитывать человека во всех отношениях, то она должна узнать его тоже во всех отношениях».

К.Д. Ушинский.


Антропоцентрическая система К.Д. Ушинского.
Вынесенные в эпиграф слова Константина Дмитриевича Ушинского уже давно используются подобно профессиональной пословице: их часто повторяют специалисты, - педагоги, психологи, социальные педагоги, беседуя о воспитании, образовании и развитии детей и взрослых. Эта мысль, как и многие другие утверждения великого русского педагога - К.Д. Ушинского, - для педагогической психологии универсальна.

Но, что значит узнать человека во всех отношениях? Уже в Предисловии к своему многотомному неисчерпаемому по мысли труду «Человек как предмет воспитания. Опыт педагогической антропологии», Педагог-Психолог К.Д. Ушинский четко и ясно отвечает на данный вопрос: «К обширному кругу антропологических наук принадлежат: анатомия, физиология и патология человека, психология, логика, филология, география, изучающая землю как жилище человека, и человека, как жильца земного шара, статистика, политическая экономия и история в обширном смысле, куда мы относим историю религии, цивилизации, философских систем, литератур, искусств и собственно воспитания в тесном смысле этого слова. Во всех этих науках излагаются, сличаются, и группируются факты и те соотношения фактов, в которых обнаруживаются свойства предмета воспитания, т.е. человека. Но неужели мы хотим, спросят нас, чтобы педагог изучал такое множество и таких обширных наук, прежде чем приступит к изучению педагогики в тесном смысле, как собрания правил педагогической деятельности? Мы ответим на этот вопрос положительным утверждением…»1. Далее и следует фраза, вынесенная в эпиграф.

Классический труд «Человек как предмет воспитания. Опыт педагогической антропологии», создавался К.Д. Ушинским в течение многих лет. В 1864-1868 г.г. в отечественном журнале «Педагогический сборник» был опубликован ряд статей, затем вошедших в него. В 1867 году вышел в свет первый том названного научного труда, а в 1869 году – второй том. Но, этот классический многотомный научный труд так и остался незаконченным (К.Д. Ушинский не успел завершить третий том своего научного труда). Различные серьезные издания (издательства) XX-го века представляют разные редакции «Педагогической антропологии».

Интересующая нас проблема, естественно, рассматривается и в ряде других работ К.Д. Ушинского. Вернее было бы сказать, что педагогический антропологизм пронизывает все написанное К.Д. Ушинским: и как теоретиком, и как практиком социальной педагогики, и как исследователем-психологом. Предваряя анализ конкретных мыслей и заключений К.Д. Ушинского, скажем сразу: его наследие еще, конечно, недостаточно изучено, но уже и при таком, какое есть, состоянии «ушинсковедения» можно говорить, что доминантной идеей его трудов является именно идея антропоцентризма (antropos (греч.) - человек). Эту педагогическую идею и приняла на стяг возрожденная сегодня личностно-ориентированная педагогика. Этим и определяется то, что в наше время наследие К.Д. Ушинского актуализируется для всех направлений и разделов психолого-педагогической науки.

Именно на антропоцентрическом (сегодня мы говорим «личностно ориентированный») подходе в воспитании и образовании настаивал К.Д. Ушинский. Отмечая разрозненность, разбросанность различных современных ему идей, - идеалистических и вульгарно-материалистических направлений в изучении человека, он мечтал: а) о новом Гегеле в материалистическом подходе к изучению личности; б) о единой комплексной науке педагогике, которая «вберет» в себя (как свой фундамент) знания других наук; в) о создании особого педагогического факультета, где будут готовить профессионала педагога-воспитателя, знающего человека «во всех отношениях».

К.Д. Ушинский писал: «Цель педагогического факультета могла бы быть определеннее даже других факультетов. Этой целью было бы изучение человека во всех проявлениях его природы со специальным приложением к искусству воспитания. (Подчеркнуто К.Д. Ушинским). Практическое значение такого педагогического или, вообще, антропологического факультета, было бы велико. Педагогов численно нужно не менее, а даже еще более чем медиков, и если медикам мы вверяем наше здоровье, то воспитателям вверяем нравственность и ум детей наших, вверяем их душу, а вместе с тем и будущность нашего отечества».

К.Д. Ушинский переживал, что отечественная педагогика словно бы вполне допускает незнание ребенка при его воспитании. Критикуя современное ему состояние научной педагогики и практику воспитания, К.Д. Ушинский писал о том, что от состояния теории и методики воспитания и от соответствия их конкретно-историческим требованиям времени, непосредственно зависит созидательный будущий потенциал общества и государства: «Мы не такие пессимисты, чтобы называть абсолютно дурным всякие порядки современной жизни, но и не такие оптимисты, чтобы не видеть, что нас до сих пор заедает бесчисленное множество нравственных и физических страданий, пороков, извращенных наклонностей, вредных заблуждений и тому подобных зол, от которых очевидно могло бы нас избавить одно хорошее воспитание. Кроме того, мы уверены, что воспитание, совершенствуясь, может далеко раздвинуть пределы человеческих сил: физических, умственных и нравственных. По крайней мере на эту возможность ясно указывает и физиология, и психология». При этом, К.Д. Ушинский вновь и вновь подчеркивал, что сила и положительный эффект воспитания впрямую зависят от того, насколько хорошо знает воспитатель «сегодняшнего» воспитуемого.

К.Д. Ушинский, например, вспоминает, что даже у Сенеки был дурной результат его педагогической деятельности – он был воспитателем Нерона. Ушинский К.Д. объясняет закономерность такого факта: если Сенека «…не удержал своей болтливости, и читал Нерону те же моральные сентенции, которыми подарил потомство, то мы можем прямо сказать, что сам же Сенека был одной из главных причин ужасной нравственной порчи своего страшного воспитанника. Такими сентенциями можно убить в ребенке, особенно если у него натура живая, всякую возможность нравственного чувства, и такую ошибку очень может сделать воспитатель, незнакомый с физическими и психическими свойствами человеческой природы». Таким образом, К.Д. Ушинский акцентирует актуальное и сегодня критическое отношение к тем теоретикам и практикам воспитания, которые строят свои концепции и конкретные методики на основании своего личного опыта, определяют возрастные и другие особенности воспитанника по аналогии с самим собой. В этом случае неизбежны ошибки и дурные, вредные для личности и общества результаты. Воспитателю «...никак нельзя срисовывать идеалы воспитания с самого себя», - считал К.Д. Ушинский.

Заметим также, что нецелесообразно путать «обучение чему-то с воспитанием и развитием личности», как полагал К.Д. Ушинский. «Конечно, если видеть в воспитании только обучение письму, древним и новым языкам, хронологии исторических событий, географии и т.п., не думая о том, какой цели достигаем мы при этом изучении и как ее достигаем, тогда нет надобности в специальном приготовлении воспитателей к своему делу: зато и само дело будет идти как теперь идет, как бы мы не переделывали наши программы, школа по-прежнему будет чистилищем, через все ступени которого надо пройти человеку, чтобы добиться того или другого положения в свете, а действительным воспитателем будет по-прежнему жизнь со всеми своими безобразными случайностями. Практическое значение науки в том и состоит, чтобы овладевать случайностями жизни и покорять их разуму и воле человека», - утверждал великий социальный педагог К.Д. Ушинский.

Здесь сознательно проводится детальный анализ творчества К.Д. Ушинского и приводятся подробные цитаты. Приятно читать и цитировать мудрые заключения, являющиеся, несомненно, мудрыми уже потому, что они, написанные практически полтора века назад, звучат так, словно писавший их живет с нами сегодня. Наверное, лучше – точнее, убедительнее – сказать сложно. Поэтому, полагаю, что в данном контексте приводимые здесь суждения о мыслях классика педагогической психологии будут лишь мостиками между этими мыслями.

Конечно, понятие «психика», - как оно применяется К.Д. Ушинским в «Педагогической антропологии», как и другие педагогические и психологические понятия, претерпели к нашему времени серьезные изменения. С этим нельзя не считаться, изучая труды ученого IXX века. Однако, интересен и полезен и сегодня уже сам подход (подчеркнуто мною, Дм. Донц.) К.Д. Ушинского к исследуемым понятиям. Так, говоря о психике, он употребляет старинную терминологию. В частности, различает понятия души и духа. В первом понятии К.Д. Ушинский подчеркивает психические процессы, которые являются общими для человека и животного. Второе понятие – такие психические процессы, которые свойственны только человеку и обусловлены его видовыми особенностями, социализацией, нравственными, эстетическими отношениями к жизни, ко всему сущему и представляемому.

Подчеркиваю ценность самого метода размышлений К.Д. Ушинского о душе: «Ошибок будет гораздо меньше, если мы, не начиная с определения души и изложения ее сущности, будем восходить от явлений простейших к более сложным», - писал К.Д. Ушинский.

К.Д. Ушинский размышляет, предполагает, думает вслух, сравнивает понятия, разные точки зрения. Тем более ценно, что в одном, центральном своем положении – в принципах природосообразности и культуросообразности образования и воспитания – ученый верен себе, логичен, целеустремлен: «Воспитатель должен стремиться узнать человека, каков он есть в действительности, со всеми его слабостями и во всем его величии, со всеми его будничными, мелкими нуждами и со всеми его великими духовными требованиями. Воспитатель должен знать человека в семействе, в обществе, среди народа, среди человечества и наедине со своей совестью; во всех возрастах, во всех классах, во всех положениях, в радости и горе, в величии и унижении, в избытке сил и в болезни, среди неограниченных надежд и на одре смерти, когда слово человеческого утешения уже бессильно. Он должен знать побудительные причины самых грязных и самых высоких деяний, историю зарождения преступных и великих мыслей, историю развития всякой страсти и всякого характера. Тогда только будет он в состоянии почерпать в самой природе человека средства воспитательного влияния, - а средства эти громадны!», - утверждал К.Д. Ушинский. (Подчеркнуто К.Д. Ушинским).

Это суждение К.Д. Ушинского, доказанное им же самим в ходе его педагогической практики, несмотря на свой идеалистический характер, совершенно верно. Стремиться к такому знанию, в наше время не менее важно, чем было тогда (сто сорок лет назад!), когда было написано процитированное. Актуальной на современном этапе развития педагогической психологии остается, увы, и следующая мысль К.Д. Ушинского: «Великое искусство воспитания едва только начинается, мы стоим еще в преддверии этого искусства и не вошли в самый храм его, до сих пор люди не обратили на воспитание того внимания, которое оно заслуживает».



1 Ушинский К.Д. Избранные педагогические сочинения в 2-х томах. М.; Педагогика. т.1. 1971, 581 с.; т.2. 1974, 437 с. Далее все ссылки на работы К.Д. Ушинского и цитаты из его работ даются по данному изданию (прим. авт.).






База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница