Издательство благодарит Юлию Робертовну Кричевскую за большую помощь в подготовке данного издания



страница6/26
Дата24.02.2016
Размер5.61 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26
Глава 4. ЛИДЕРСТВО И ГРУППОВОЙ ПРОЦЕСС

силе их влияния на последователей. Также контент-анализу были подвергнуты инаугурационные речи президентов на предмет выявления в них мотивов достижения, власти и аф-филиации. Замечу, кстати, что, согласно литературным дан­ным [Дилигенский, 1996], эта мотивационная триада - давний предмет рассмотрения в зарубежной политической психоло­гии. В итоги исследователи получили следующие результаты.

В биографиях министров было обнаружено вдвое большее чис­ло позитивных эмоциональных проявлений в адрес харизма­тических президентов сравнительно с нехаризматическими. Кроме того, эксперты-историки оценивали харизматических президентов как решавших более значительные и трудные за­дачи, обладавших большим авторитетом, более активных и гибких, работавших с более квалифицированным аппаратом. Контент-анализ инаугурационных речей отчетливо продемон­стрировал преимущество харизматических президентов перед нехаризматическими в силе выраженности потребностей в до­стижении и власти.

Что касается потребности во власти, то на ее роли в полити­ческом лидерстве стоит остановиться подробнее. Однако вна­чале несколько слов о психологической трактовке этого мо-тивационного конструкта.

Согласно точке зрения одного из ведущих современных иссле­дователей мотивации Д. Мак-Клелланда, потребность во вла­сти может быть охарактеризована как «потребность, во-пер­вых, чувствовать себя сильным и, во-вторых, проявлять свое могущество в действии» [МсС1е11апд, 1975. Р. 77].

В литературе [Сагйпег & АуоНо, 1998] утверждается, что ли­ца с высокой потребностью во власти стремятся играть ак­тивную роль в трудовой деятельности и тем самым влиять на характер принятия важных решений, а само наличие этой по­требности предполагает желание лидировать.

По мнению Р. Хауса, исключительно высокая потребность во власти объясняет, почему харизматические лидеры развивают

4.2. Лидерство в больших группах

у себя навыки влияния. Они хотят влиять на других и йены тывать удовлетворение от лидирования, чтобы, говоря словами Д. Мак-Клелланда, «чувствовать себя сильными» и ощущать «свое могущество в действии». По этой причине исследователи определяют высокую потребность во власти как отличитель­ную черту харизматических лидеров [Ноизе & Но\уе11, 1992]. Замечу, что в исследовании Р. Хауса с сотрудниками [Ноше е! а1., 1991], посвященном анализу личности американских президентов, потребность во власти позитивно коррелирова­ла именно с их поведенческой харизмой (т. е. действиями, позволявшими рассматривать этих людей как носителей ха­ризмы). Таким образом, сильное желание влиять на других и производить впечатление человека, способного изменять по­ложение других, является, по мнению специалистов [Сагйпег & АуоНо, 1998], центральным мотивом, движущим действия­ми харизматических лидеров.

Другая переменная, рассматривавшаяся Р. Хаусом и его колле­гами, - описанный в более поздней работе Д. Мак-Клелланда [МсС1е11апс1,1985] конструкт «подавления активности». В нем, по мнению ученых, отражена степень использования человеком имеющейся у него власти для достижения скорее институцио­нальных или социальных, нежели исключительно личных, це­лей. Поэтому точнее было бы, видимо, назвать рассматривае­мый конструкт «подавлением эгоистической активности». Ученые обнаружили, что подавление активности позитивно связано с поведенческой харизмой американских президентов. Кроме того, потребность во власти, подавление активности и поведенческая харизма имели непосредственное отношение к успешности выполнения президентами своих обязанностей. В целом же результаты обсуждаемого исследования дают ос­нование полагать, что президенты с высокой потребностью во власти и высоким уровнем подавления активности ведут себя более харизматично и успешнее справляются со своими обя­занностями.

154

Глава 4. ЛИДЕРСТВО И ГРУППОВОЙ ПРОЦЕСС

4.2. Лидерство в больших группах

1НГ(


У. Гарднер и Б. Эволио [СагсЬег & АуоНо, 1998] соотносят этот вывод с более широким контекстом проблематики лидер­ства. Они высказывают предположение, что лидеры (и это предположение вполне применимо также к политическому ли­дерству) с высокой потребностью во власти, которые исполь­зуют свою власть скорее на благо коллективных целей, неже­ли в пользу собственной выгоды, с большей долей вероятности должны восприниматься как «образцовые харизматики». Впрочем, специальное обсуждение этих (и ряда других реле­вантных) идей упомянутых исследователей, предложивших недавно интересную модель «харизматического отношения» в лидерстве, нам предстоит далее, в гл. 9.

В дополнение к обсуждавшейся выше «президентской теме» отмечу, что, согласно данным более позднего эмпирического исследования, проведенного Р. Пиллаи с сотрудниками [РПЫ ет, а1., 2003] накануне президентских выборов 2000 г. в США, приписываемая лидеру - партийному кандидату харизма (т. е. восприятие его как харизматика) усиливает степень доверия к нему со стороны избирателей. Что, в свою очередь, позволя­ет прогнозировать направленность электорального поведения.

Когда речь заходит о политическом лидерстве, неизбежно воз­никает вопрос: а как в реальной жизни выглядят политичес­кие харизматики? Какие их действия, являющиеся воплоще­нием соответствующих «личных качеств», привлекают к себе «человека с улицы», т. е., в частности, потенциального изби­рателя, вызывая в нем изменения, аналогичные описанным выше проявлениям харизматического влияния? Посмотрим, что думают на этот счет специалисты.

Особенности харизматической личности. Чтобы ответить на поставленный выше вопрос, я воспользуюсь характеристика­ми личности харизматических лидеров, приведенными в од­ном из современных учебников менеджмента [Мескон и др., 1995]. Как мне представляется, эти характеристики являют­ся не только итогом обобщения результатов научных разра­боток, но отражают также и влияние житейского (т. е. «инте-

ресно-психологического») подхода к проблеме. В них как ноли зя лучше, на мой взгляд, запечатлены черты поведенческой харизмы, придающие лидерам (в том числе и политическим) столь высокую привлекательность среди окружающих.

Вот некоторые такого рода (переведенные на «житейский» язык) особенности харизматических личностей, сопро­вождаемые соответствующими жизненными иллюстрациями:


  • высокий энергопотенциал - кажется, что эти люди излу­
    чают энергию и заряжают ею окружающих людей;

  • внушительная внешность - харизматическая лидеры не
    обязательно красивы, но всегда привлекательны, обладают хо­
    рошей осанкой, прекрасно держатся;

(Жизненная иллюстрация. Одним из проявлений вну­шительной внешности во многих культурах, несомнен­но, является рост. В США, например, в 26 последних президентских кампаниях побеждали кандидаты более высокого роста. Из шести упомянутых выше харизма­тических президентов этой страны четверо (Линкольн, Джефферсон, Франклин Рузвельт и Джексон) имели рост 185 см и выше [Чалдини и др., 2002].)

независимость характера - эти люди скорее руковод­


ствуются собственными побуждениями и представлениями,
нежели мнением других;

(Жизненная иллюстрация. Яркий пример независи­мости характера являл, по мнению и современников, и историков, такой харизматический лидер, как В. И. Ле­нин. Высланный в 20-е годы большевиками из России А. Н. Потресов, хорошо знавший их вождя лично и назвавший его в одной из своих эмигрантских работ «злодейски гениальным Лениным» [цит. по: Волкого-нов, 1995. С. 30], писал: «Ни Плеханов, ни Мартов, ни кто-либо другой не обладали секретом излучавшегося Лениным прямо гипнотического воздействия на лю­дей, я бы сказал, господства над ними. Плеханона по­читали, Мартова любили, но только за Лениным бес-

156

Глава 4. ЛИДЕРСТВО И ГРУППОВОЙ ПРОЦЕСС



4.2. Лидерство в больших группах

187



прекословно шли, как за единственным бесспорным вождем. Ибо только Ленин представлял собою, в осо­бенности в России, редкостное явление человека же­лезной воли, неукротимой энергии, сливающего фана­тичную веру в движение, в дело, с не меньшей верой в себя...» [пит. по: Волкогонов, 1995. С. 30].)

  • хорошие риторические способности - они обладают раз­
    витыми коммуникативными умениями и легко общаются;

  • способность улавливать восхищение своей личностью -
    для харизматиков важно ощущение позитивного эмоциональ­
    ного отклика (например, симпатии или, особенно, восхище­
    ния) со стороны окружающих;

(Жизненная иллюстрация. Она касается таких при­веденных выше характеристик политических харизма­тиков, как высокий энергопотенциал, хорошие ритори­ческие способности, а также способность улавливать восхищение своей личностью.

Л. Д. Троцкий, по выражению историка Д. А. Волко-гонова [1995], второй человек в русской революции и, по общему признанию специалистов, выдающийся ха­ризматический лидер той эпохи, так описывает встре­чу с многотысячной толпой молодых крестьян, не же­лавших идти в создаваемую большевиками армию: «Проезжая через Рязань, я решил посмотреть на них. Меня отговаривали: "Как бы чего не вышло". Но все обошлось как нельзя быть лучше. Из бараков их скли­кали: "Товарищи дезертиры, ступайте на митинг, товарищ Троцкий к вам приехал". Они выбегали воз­бужденные, шумные, любопытные, как школьники. Я воображал их похуже. Они воображали меня пост-рашнее. Меня в несколько минут окружила огромная распоясанная, недисциплинированная, но ничуть не враждебная братва. "Товарищи дезертиры" глядели на меня так, что, казалось, у многих выскочат глаза. Взо­бравшись на стол тут же во дворе, я говорил с ними часа полтора. Это была благодарнейшая аудитория. Я старался поднять их в собственных глазах и под конец

призвал поднять руки в знак верности революции. На моих глазах их заразили новые идеи. Ими владел ис­тинный энтузиазм. Они провожали меня до автомоби­ля, глядели во все глаза, но уже не испуганно, а востор­женно, кричали во всю глотку и ни за что не хотели отлипнуть от меня. Я не без гордости узнавал потом, что важным воспитательным средством по отношению к ним служило напоминание: "А ты что обещал Троц­кому?" Полки из "рязанских дезертиров" хорошо по­том дрались на фронтах» [Троцкий, 2001. С. 402].)

достойное и уверенное поведение - они выглядят собран-((|.гми и владеющими ситуацией .

Знакомясь с перечнем приведенных выше характеристик, их игучанием в реальных жизненных ситуациях, невольно вспо­минаешь высказанную Г. Лебоном более столетия назад мысль о том, что «тип героя, которого любят толпы, всегда будет ти­пом Цезаря. Его блеск соблазняет их, его авторитет им импо­нирует, а его меч внушает страх» [Лебон, 1995. С. 182].

Кстати сказать, некоторые из приведенных выше характери­стик харизматических личностей совершенно очевидно, как мне кажется, «перекликаются» с отдельными факторами «Большой Пятерки» (см. 4.1). Например, высокий энергопо­тенциал вполне «отвечает» высокому уровню экстраверсии, а достойное и уверенное поведение - низкому уровню нейротиз-ча. Разумеется, для более глубоких умозаключений относи­тельно подобных (и иных) соотношений необходимы специ­альные исследования.

1$ своем далеко не строгом, с научной точки зрения, анализе личности политического лидера (более специальное рассмо­трение личности харизматического лидера см. в 9.2) я вос­пользуюсь еще одной ее характеристикой, которую француз-

/. Эти черты харизматического лидера во многом перекликаются с характе­ристиками, выделенными на основе анализа литературных данных А. Наха-нанди [ЫаЬауашН, 1997] и приведенными в работе Е. В. Сидоренко [2001].



158

Глава 4. ЛИДЕРСТВО И ГРУППОВОЙ ПРОЦЕСС

<\<2. Лидерство в больших группах

189



ский психолог С. Московичи [1996] относит к сердцевине ха­ризмы и которая в той или иной мере «разбросана» по пред­ставленным выше чертам. Речь идет об авторитете личности (не путать с авторитетом должности - выражением формаль­ной, институциональной власти) как психологическом фено­мене. Подобный авторитет, замечает С. Московичи, «целиком исходит от личности, которая с первого слова, с первого же­ста или даже самим своим появлением очаровывает, притяги­вает, внушает» [Московичи, 1996. С. 172].

Интересно, что сами политические лидеры тоже по­рою не прочь весьма красиво порассуждать о природе авторитета личности. Вот что, например, говорил по этому поводу выдающийся политический лидер Фран­ции прошлого столетия Ш. де Голль: «...Авторитет за­висит, прежде всего, от изначального дара, от естест­венной способности, не поддающейся анализу. Это факт, что от некоторых людей с рождения, так сказать, исходят флюиды власти, природу которых трудно оп­ределить, но удивительно порой, насколько они себе подчиняют. Авторитет того же происхождения, что и любовь, которую невозможно объяснить иначе как дей­ствием необъяснимого очарования» (цит. по: [Моско­вичи, 1996. С. 173]).

Впрочем, вполне вероятно, что одна из причин коренящего­ся в харизме столь необъяснимого очарования ее носителей заключена в любопытной особенности харизматических ли­деров, подмеченной Д. Конджером [Соп§ег, 1989]. Ученый на­зывает харизматических лидеров творцами смысла (букваль­но - театщ такегз). Имея дело с реалиями весьма непростой действительности, они оказываются способны тем не менее рисовать для своих последователей картины огромных воз­можностей и потому колоссальной побудительной силы. При этом они прибегают к очень тонким способам убеждения: ин­терпретируют реальность так, чтобы по контрасту предложить своим последователям насыщенные неотразимой привлека­тельностью образы будущего [Соп§ег, 1989. Р. 92]. Кстати, именно так влияли вожди большевиков на массы в эпоху

1 ражданской войны (один из примеров приведен мной чуть шише), рисуя людям вдохновляющие картины светлого буду­щего в случае победы над «мировой контрреволюцией».

Жизненная иллюстрация. Одним из выдающихся твор­цов смысла в минувшем веке по праву может считать­ся лидер борьбы за права темнокожих американцев па­стор М.Л. Кинг. «Доктор Мартин Лютер Кинг создавал поистине вдохновляющее видение в своем послании "У меня есть мечта". В своей речи у памятника Вашинг­тону он нарисовал картину лучшей Америки. Он гово­рил о детях, черных и белых, играющих вместе и держа­щихся за руки в провинциальных городках Алабамы; о черных и белых людях, работающих вместе в круп­ных городах. Это видение имело мотивирующее воздей­ствие. Оно создавало позитивный образ, к которому лю­ди могли стремиться, целенаправленно концентрируя свои усилия» [Тичи и Деванна, 1990. С. 100].

И приведенной выше жизненной иллюстрации показана роль видения политического лидера как фактора влияния на последователей. Специально этот компонент лидерской .истивности рассматривается в гл. 9 применительно к орга­низационным процессам. Но учитывая его значимость для процесса лидерства, в том числе и политического, стоит, хо-1я бы и весьма кратко, остановиться на нем здесь. Тем бо-к'е что на основе анализа содержания лидерского видения учеными [Зг,гап§е & МшпЬп!, 2002] разработана любопыт­ная типология политического лидерства, также, па мой взгляд, тслуживающая внимания.

Видение и типы политических лидеров. Авторы упомянутой I миологии Д. Стрейндж и М. Мамфорд, основываясь на апали-к' литературных данных, понимают под видением набор пред-< тавлений о том, как люди должны действовать и взаимо­действовать, чтобы достичь некоторого идеализированною чнтояния будущего. Видение формируется на оспоно ипди-ш(дуальной истории жизни лидера, опыта его работы и кон­кретных организационных и социокультурных системах, а

160

Глава 4. ЛИДЕРСТВО И ГРУППОВОЙ ПРОЦЕСС

4 2. Лидерство в больших группах



161


также посредством социальной обратной связи. Оно содер­жит адресуемые последователям цели и мотивацию, побуж­дающую к их достижению, и должно быть наполнено смыс­лом как для самого лидера, так и для последователей.

Содержание ведения обусловливает, по мнению ученых, стиле­вые различия между политическими лидерами. Так, особен­ностью видения может явиться акцентировка в нем роли личных ценностей и стандартов и формулирование смысла будущих действий на основе приверженности именно этим стандартам. Лидеры, в видении которых доминируют подоб­ные соображения, относятся упомянутыми авторами к типу идеологических лидеров. А лидеры, чье ведение акцентирует интерес к социальным нуждам и жизненным переменам и на этой основе формулирует смысл будущих действий, относят­ся теми же авторами к типу харизматических лидеров.

Д. Стрейндж и М. Мамфорд полагают, что различиям в веде­нии должны соответствовать и различия в поведенческих мо­делях, демонстрируемых идеологическими и харизматичес­кими лидерами. Так, от идеологических лидеров в силу специфики их видения следует ожидать действий, основыва­ющихся на неких абстрактных принципах. Причем последо­ватели будут интересовать таких лидеров не столько как лю­ди с присущими им особенностями, но главным образом как лица, чье поведение соответствует (или не соответствует) ли­дерским ценностям и стандартам.

Напротив, харизматические лидеры сообразно своему веде­нию должны подчеркивать необходимость изменений, доказы­вая, что только с их помощью возможно достижение лучше­го будущего. Ожидается, что харизматики будут стараться демонстрировать внимание к последователям, стремиться к поддержанию с ними достаточно тесных, благолриятных от­ношений.

Однако, по мнению ученых, различия между идеологически­ми и харизматическими лидерами далеко не всегда носят от-

•нч'ливо выраженный характер. Как и любые другие их визи-пнерные коллеги, идеологические лидеры нуждаются в нали­чии последователей. Но чтобы создать и сохранить группу последователей, идеологические лидеры вынуждены вести гебя подобно харизматикам: рисовать картины лучшего будущего, привлекать к себе людей, инициировать институ­циональные изменения. Поэтому вполне реально, полагают ученые, возникновение смешанного лидерского типа, соче-ппощего элементы как идеологического, гак и харизматичес­кого лидерства.

Кроме того, Д. Стрейндж и М. Мамфорд вводят в свою типо-иогию дополнительное измерение, касающееся содержания лидерского видения на предмет наличия и нем признаков нар­циссизма и выраженности социальной ориентации лидера. На основе этого измерения лидеры всех трех упомянутых выше типов подразделяются, в свою очередь, на социализирован­ных лидеров (низкий уровень нарциссипма, сильно выражен-м;1я социальная ориентация) и персонализированных лидеров (иысокий уровень нарциссизма, слабо иыраженная социаль­на ориентация).

Действия социализированных лидеров направлены, по мне­нию исследователей, на совершенствование общества, его ин­ститутов, вне зависимости от личных последствий. Персона­лизированные лидеры, напротив, инициируют действия, направленные главным образом на достижение, сохранение и расширение личной власти, вне зависимости от последствий >тих действий для других людей или социальных институтов.

Все вышесказанное авторы обсуждаемой типологии облекли и табличную форму, соотнеся каждый выделенный лидерский | ип с именами конкретных людей - знаменитых (как своими позитивными, так и негативными деяниями) лидеров минув­шего столетия. Всего в таблицу были включены имена 60 че­ловек, из которых лишь шестеро не являлись политиками, представляя армию и бизнес. Поэтому о рассматриваемой ти­пологии можно с полным основанием говорить как о типоло-

162

Глава 4. ЛИДЕРСТВО И ГРУППОВОЙ ПРОЦЕСС

4.2. Лидерство в больших группах

163


гии политического лидерства. Ниже приводится сокращен­ная версия авторской таблицы.

Таблица 4.1. Примеры идеологического, харизматического и смешанного типов политических лидеров (по Д. Стрейндж и М. Мамфорду)



Идеологический Харизматический Смешанный

Социализи-

М. Ганди

Д. Кениата

И. Ганди

рованный

Ш. де Голль

Дж. Кеннеди

М.Л.Кинг




Р. Рейган

Ф. Рузвельт

Г. А. Насер




М. Тэтчер

У. Черчилль

И. Тита

Персонализи-

В.Ленин

X. Дювалье

А. Гитлер

рованный

Мао Цзедун

Б. Муссолини

Ф. Кастро




И. Сталин

Н. Чаушеску

Ж. Клемансо




Л. Троцкий

Н. Чемберлен

Хо Ши Мин

В оригинале к каждому типу политического лидерства отнесе­но по 20 человек, которые, в свою очередь (в зависимости от степени социализированное™ или персонализированное™), разделены еще на две равные по численности подгруппы. Имена многих из них, представляющих разные страны и кон­тиненты, мало знакомы отечественному читателю. Поэтому в табл. 4.1 включены имена лишь достаточно известных у нас в стране своей политической деятельностью (а в ряде случа­ев и многочисленными жизненными подробностями) людей.

При ознакомлении с материалами таблицы возникает вопрос: не противоречат ли они некоторым иллюстративным приме­рам, встречающимся в настоящей главе? Так, В. И. Ленин и Л. Д. Троцкий располагаются в таблице в ряду идеологичес­ких лидеров. Однако, как помнит читатель, при обсуждении личностных особенностей харизматиков иллюстрациями к ним служили отдельные яркие черты именно этих политиков.

Вывод ученых, базирующийся на анализе эмпирических дан­ных, свидетельствует о правомерности выбора иллюстратив­ного материала, поскольку идеологическое лидерство может

рассмотрено как специфическая форма, субтип хариз­матического лидерства [§г,гап§е & Мшпгогд, 2002. Р. 17]. Де­по в том, что для привлечения к себе последователей идеоло­гические лидеры (и об этом говорилось выше) вынуждены демонстрировать многие элементы харизматического поведе­ния. Но при этом в их видении акцент на ценностях и стандар­тах выражен гораздо сильнее, чем у так называемых «чистых» харизматиков. По-видимому, учитывая сказанное, к болыне-иистским лидерам вполне подходит понятие идеологических харизматиков.

В приводимом далее «методическом отступлении» вкратце описывается исследовательская методология, положенная в основу выделения указанных типов политических лидеров и изучения их. Знакомство с ней будет полезно читателю, стре­мящемуся к серьезному научному осмыслению политическо­го лидерства, а не к спекулятивным рассуждениям о нем, свойственным, к сожалению, многим авторам, подвизающим­ся сегодня на ниве политической психологии.

Методическое отступление. Методическая часть ис­следования состояла из нескольких этапов. На первом этапе формировалась подлежавшая изучению эмпи­рическая выборка. Она состояла, как уже говорилось, из 60 исторически видных лидеров XX столетия, ото­бранных из первоначального списка, который включал 132 имени. Критериями отбора служили:


  • наличие у лидера отчетливо демонстрируемого
    устойчивого видения;

  • достижение им в какой-то период минувшего
    столетия положения, дающего большую власть;

  • наличие строгой академической биографии ли­
    дера (разного рода «журналистские» биографии во
    внимание не принимались) на английском языке.

Далее на основе биографического материала и специаль­ных критериев (они описаны выше) проводилась класси­фикация лидеров по типам, представленным в табл. 4.1.

164

Глава 4. ЛИДЕРСТВО И ГРУППОВОЙ ПРОЦЕСС

4.2. Лидерство в больших группах

165


На втором этапе из биографий каждого из 60 лиде­ров выбирались по две главы. В них описывалась де­ятельность лидеров на этапах «восхождения к власти» и «взлета на вершину власти». Фактически эти этапы представляли два важных периода в жизни лидеров: период созидания карьеры и период наибольшего вли­яния. В среднем каждая глава насчитывала 35,6 страниц и содержала 16 800 слов.

Затем психолог внимательно прочитывал отобранные главы и отмечал в них места с отчетливыми описани­ями лидерского поведения. Это поведение включало в себя отдельные действия или коммуникативную ак­тивность лидера и/или последователей в отношении лидера. Обычно в каждой главе выделялось от 30 до 100 таких описаний. Контроль надежности выделения показателей лидерского поведения осуществлялся пу­тем сопоставления данных двух независимо работав­ших психологов. Степень согласия в их действиях со­ставила 93%.

На третьем этапе методической работы в нее вступа­ли так называемые судьи - 9 человек, все - студенты последнего курса психологического факультета, для уча­стия в исследовании предварительно прошедшие спе­циальную подготовку по 12-часовой программе. Внача­ле «судьи» знакомились с описаниями лидерского поведения, выделенными в соответствующих биографи­ческих главах психологами. Затем их просили просмо­треть списки поведенческих действий, относящихся либо к харизматическому, либо к идеологическому ли­дерству, и определить, насколько эти действия анало­гичны поведенческим проявлениям, зафиксированным в соответствующих главах. Если какая-либо поведенче­ская характеристика, представленная в списке, не нахо­дила аналога в тексте глав, она исключалась из списка. В итоге харизматический список насчитывал 30 пове­денческих характеристик, а идеологический список -29. Степень согласия между экспертами относительно списка харизматических признаков равнялась 0,71, от­носительно списка идеологических признаков - 0,73.

Несколько слов о принципах составления списков ли­дерских действий. Ученые опирались в своей работе на данные большого числа серьезных научных публи­каций, содержавших характеристики харизматическо­го и идеологического лидерства. Причем в списки включались действия, неоднократно встречавшиеся в предыдущих публикациях. Эти действия (примени­тельно к каждому типу лидерства) выражали как соци­ализированную, так и персонализированную ориента­цию лидеров. Объем списков (применительно к каждому типу лидерства) для удобства работы с ними ограничивался одной страницей.

Из других аспектов методической работы стоит отме­тить попытку авторов исслсдоиания на основе анали­за содержания вводной и заключительной глав био­графий лидеров оценить результаты их деятельности. Для этого психолог подсчитывал количество отмечен­ных биографом позитивных и негативных дел, совер­шенных лидером, и оценивал по 5-балльной шкале раз­личные проявления его влияния в обществе: например, вклад лидера в общественную жизнь, продолжитель­ность и широту его влияния в обществе и т. д.

Наконец, в работе активно использовался достаточно сложный аппарат математической статистики - как для проверки исследовательских гипотез, так и для ус­транения возможных архивных искажений.



Харизма и ситуация. Это еще одна интересная сторона анали­за личности политического лидера. Действительно, сколь посто­янна присущая политическому лидеру харизма? Приводимые далее примеры свидетельствуют о ситуационной природе ха­ризмы в политическом лидерстве. Эти примеры подсказаны как мировой историей, так и новейшим российским опытом.

Жизненные иллюстрации. Рассуждая о преходящем ха­рактере харизмы, исследователи [Мескон и др., 1995] отмечают, что многие прославившиеся в прошлом поли­тические лидеры отнюдь не всю (хотя бы и взрослую) жизнь обладали харизмой и способностью оказывать

166

Глава 4. ЛИДЕРСТВО И ГРУППОВОЙ ПРОЦЕСС



4.2. Лидерство в больших группах

167



влияние на огромные людские массы. Известно, что, на­пример, У. Черчилль пользовался огромным авторите­том среди британцев во время Второй мировой войны. Однако в самом ее конце консерваторы во главе имен­но с У. Черчиллем проиграли парламентские выборы.

Несомненно, ярко выраженным харизматиком являл­ся А. Гитлер. Его влияние на немецкий народ в тече­ние примерно полутора десятилетий было огромным, а очередные военные успехи вермахта лишь усилива­ли веру в вождя. Но когда в конце войны Германия лежала в руинах, многие из вчерашних почитателей фюрера отвернулись от своего кумира.

Отечественная история в этом смысле не составляет ис­ключения. Взять хотя бы события последнего столетия. Люди, которые одно время (например, в период Граж­данской войны и по ее окончании) воспевались наро­дом страны советов как вожди и герои, спустя годы (в период, например, так называемого большого терро­ра 30-х годов) тем же самым народом клеймились на митингах и демонстрациях как заклятые враги.

Впрочем, на память приходит еще более свежий при­мер из новейшей российской истории. В конце 80-х -самом начале 90-х годов не было, пожалуй, в России политика, способного соперничать в популярности с Б. Н. Ельциным. Однако по прошествии менее чем десятилетия, сопровождавшегося тяжелейшими для страны социально-экономическими потрясениями, до­срочный уход этого лидера с политической сцены вос­принимался многими из его былых приверженцев чуть ли не с радостью.

Приведенные выше примеры свидетельствуют не только о си­туационном характере харизмы. Они являются также непло­хой иллюстрацией того любопытного факта, что термин «ха­ризматический» нейтрален в ценностном плане. В нем, как справедливо полагают специалисты [Гибсон и др., 2000], не фиксируется различие между моральными и аморальными побуждениями. Харизматиками, таким образом, в равной ме-

ре могут являться как добрые, так и злые гении. О чем, кста­ти, и свидетельствуют материалы табл. 4.1.

Завершая разговор о харизме в политическом лидерстве, от­мечу, что в изучении этого вопроса можно выделить по мень­шей мере три исследовательских подхода, лежащих в русле собственно психологических интерпретаций.

Один из них, опирающийся на идеи Г. Лебона и 3. Фрейда, носит во многом историко-культурный, описательный харак­тер. Возможности такого рода подхода в анализе политичес­кого лидерства блестяще продемонстрированы в работе уже упоминавшегося мной С. Московичи [1996]. Кстати, сам ав­тор в подзаголовке своего исследования именует его истори­ческим трактатом по психологии масс.

Другой подход, проистекающий от изучения харизмы в орга­низационном контексте, носит более строгий характер и бази­руется в основном на данных лабораторных и квазиполевых исследований организационного лидерства, а также материа­лах теоретических разработок в области когнитивной психо­логии. Частично элементы этого подхода представлены мной выше. А более обстоятельно о моделях харизматического ли­дерства, правда, уже применительно к организационным про­цессам, мы поговорим в следующей части книги.

Наконец, существует, как мне кажется, еще один подход, по­могающий понять, почему некто становится политическим ли­дером, в чем истоки его харизмы. В этом случае полезно обра­титься к описанным в 3.1 механизмам выдвижения в позицию лидера. В частности, я имею в виду «имплицитную теорию» лидерства, влияние которой на политические предпочтения из­бирателей показано в исследовании, проведенном во время пре­зидентских выборов 1988 г. в США [Маигег е1 а1., 1993].

В принципе упомянутые выше подходы не так уж и далеки друг от друга, затрагивая разные стороны харизматической власти и отражая разные ракурсы ее рассмотрения. Проница­тельные аналитики четко фиксируют этот момент. «Собст-

170

Глава 4. ЛИДЕРСТВО И ГРУППОВОЙ ПРОЦЕСС




  1. В чем суть социально-когнитивного подхода к лидерству
    М. Хогга? Какие понятия использует ученый в своем подхо­
    де, какой смысл в них вкладывается?

  2. С какими феноменами малой группы лидерство связано в
    наибольшей степени? В чем конкретно выражается эта связь?
    Проведите небольшое исследование в доступной вам малой
    группе по выявлению, например, связи между групповыми
    нормами и лидерством или совместимостью и лидерством.

  3. Каким вам видится политическое лидерство: скорее психо­
    логическим или социальным по своей сути феноменом?

  4. Опишите мотивационную триаду, наиболее часто соотноси­
    мую с политическим лидерством, и раскройте содержание вхо­
    дящих в нее мотивов. Попытайтесь определить, в какой мере
    эти мотивы присущи каким-либо известным вам политичес­
    ким лидерам.

7. Опишите типологию политических лидеров, как она
представлена у современных исследователей лидерства. Что
характеризует каждый из выделенных учеными лидерских ти­
пов и как их можно изучать реально? Какой тип политичес­
кого лидера доминирует среди ведущих политиков современ­
ной России?

8. Какие факторы обусловливают имидж политического ли­


дера в современной России? Опираясь на данные средств мас­
совой информации, проанализируйте поведение каких-либо
известных политических лидеров современности на предмет
выявления в нем элементов харизмы.

ЧАСТЬ II

ЛИДЕРСТВО КАК ОРГАНИЗАЦИОННЫЙ ФЕНОМЕН: РУКОВОДСТВО

В главах этого, безусловно наиболее крупного, раздела книги ли­дерство предстанет перед читателем в еще одной своей ипоста­си, а именно как преимущественно организационный, управлен­ческий по своей сути феномен. То есть фактически, как уже отмечалось в 1.2.1 и как следует из контекста обсуждаемых да­лее (см. гл. 5-10) исследований, речь пойдет о различных аспек­тах явления, именуемого в отечественной литературе руковод­ством. Но прежде чем перейти к рассмотрению в последующих главах тех или иных наиболее значительных его моделей, необ­ходимо сделать небольшое терминологическое уточнение.

Дело в том, что далее в материалах раздела наряду с понятиями «руководство», «руководитель» будут использоваться также и понятия «менеджмент», «менеджер». И хотя в литературе [Уик1 & Уап Р1ее1, 1992] высказываются различные мнения относи­тельно соотношения данных понятий, наиболее продуктивной представляется точка зрения, согласно которой между менедж­ментом и руководством существует немало общего, а индивид может быть одновременно и руководителем, и менеджером.

В согласии с подобной точкой зрения вполне резонно вслед, например, за Г. Юклом и Д. Ван Флитом [Уик1 & Уап Р1ее1;, 1992] использовать термины «менеджер» и «руководитель» как взаимозаменяемые. «Мы полагаем, - пишут эти авторы, -что исследования должны быть сфокусированы па руковод­стве как процессе, а не на руководителях как стереотипизи-рованных индивидуумах. Попытки классифицировать людей, основываясь на взаимоисключающих стереотипах, таких как руководитель в сравнении с менеджером, авторитарный ру­ководитель в сравнении с демократическим или трансформа-



172

Глава 5. ЛИЧНОСТНЫЙ ПОДХОД К РУКОВОДСТВУ



5.1. Эффективность руководства: критерии оценки

173


ционный руководитель в сравнении с трансакционистским, скорее препятствуют прогрессу в понимании руководства, не­жели способствуют ему» [УиЫ & Уап Иее!;, 1992. Р. 149].

Сказанное не означает, конечно, что между ролями менедже­ра и руководителя не может быть значительных различий. Так, встречаются менеджерские роли (например, менеджер по продажам или финансовым отчетам), не предполагающие на­личия подчиненных - этого непременного атрибута руковод­ства. Анализ подобного рода ролей остается, однако, за рам­ками последующего обсуждения, в котором акцент делается на действиях менеджера, включенных в контекст группового или организационного взаимодействия в системе отношений доминирования и подчинения, т. е. руководства. К рассмотре­нию разнообразных подходов в изучении этого феномена я и перехожу далее, беря за точку отсчета личностный аспект.




Каталог: book -> social psychology
social psychology -> Алена Владимировна Либина Совладающий интеллект: человек в сложной жизненной ситуации
social psychology -> Уроки соционики, или Самое главное, чему нас не учили в школе
social psychology -> Шпаргалка Наталия Александровна Богачкина Социальная психология. Шпаргалка
social psychology -> Густав Лебон Психология народов и масс
social psychology -> Учебное пособие Челябинск Издательство юургу 1999 ббк я7 + Ю95. я7
social psychology -> Анцупов А. Я. А74 Профилактика конфликтов в школьном коллективе
social psychology -> Книга менеджера по персоналу
social psychology -> Электронное оглавление
social psychology -> Константин Леонардович Банников


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница