История развития педагогической мысли



страница61/92
Дата25.04.2021
Размер1,02 Mb.
ТипУчебное пособие
1   ...   57   58   59   60   61   62   63   64   ...   92
Наглядное обучение Ушинский определяет как «такое ученье, которое строится не на отвлеченных представлениях и словах, а на конкретных образах, непосредственно воспринятых ребенком» (Там же. Т. 6. С. 265—266). Наглядность важна для Ушинского не сама по себе, а как средство для развития мышления. Правильная постановка процесса обучения предполагает развитие логического мышления, которым, однако, нужно руководить. Развитие мышления ребенка становится одной из ведущих идей в дидактике Ушинского. С начала обучения ребенка не надо торопиться, но не надо и запаздывать. Приблизительно на седьмом году жизни можно начать легкие занятия, если у него уже замечается охота к рисованию, способность сосредоточивать внимание на одном предмете, умение говорить не отрывисто, а полными предложениями. Продолжительность занятия должна увеличиваться постепенно, сообразно с возрастом и возможностями ребенка. Посильность достигается постепенностью, подчеркивает Ушинский. Исходным принципом закономерности процесса обучения для Ушинского является его известное положение о том, что «единственной пищей для организма может быть опыт, сообщаемый нам через посредство внешних чувств... Непосредственно воспринятые нами из внешнего мира образы являются, следовательно, единственными материалами, над которыми и посредством которых работает наша мыслительная способность». «Конечно, - писал К. Д. Ушинский, - сделав занимательным свой урок, вы можете не бояться наскучить детям, но помните, что не все может быть занимательным в ученьи, а непременно есть скучные вещи и должны быть. Приучайте же ребенка делать не только то, что его занимает, но и то, что не занимает, - делать ради удовольствия исполнить свою обязанность. Вы приготовляете ребенка к жизни, а в жизни не все обязанности занимательны, и если вы до 10 лет будете учить дитя играючи, то приготовите ему страшную муку, когда встретится он потом с серьезными учебными обязанностями, иногда вовсе не занимательными». Считая обучение «главным органом воспитания» и ставя целью обучения воспитание «человека в человеке» в духе идеи народности, Ушинский первостепенное значение придавал единству умственного и нравственного развития детей. Подчеркивая что «существеннейший недостаток нашего общественного ученья есть почти совершенное отсутствие в нем умственно и нравственно развивающейся силы», Ушинский писал: «Воспитательное влияние науки тогда только окажется действительным, когда она подействует не на один ум, но на душу и на чувство». Воспитывающую силу имеет каждый учебный предмет, каждая наука, особенно язык, литература, история, география родной страны. Ушинский усиленно подчеркивал необходимость соединения обучения с воспитанием, прежде всего с точки зрения воспитания в детях цельного мировоззрения и убеждений. «Не науки должны схоластически укладываться в голове ученика, а знания и идеи, сообщаемые какими бы то ни было науками, должны органически строиться в один светлый и, по возможности, обширный взгляд на мир и его жизнь», - писал он.

К. Д. Ушинский, считая обучение одной из самых специфических сфер стремления к сознательной деятельности, признавал, что закономерность обучения хотя и является педагогической закономерностью, но имеет и не может не иметь своей специфической психологической природы, которая должна быть учтена при установлении закономерностей процесса обучения. Исходя из этого Ушипский считает, что психология в отношении своей приложимости к педагогике и своей необходимости для педагога занимает первое место между всеми науками. Особенно ценное в психологическом учении Ушинского мы имеем в области воспитания внимания, воли, памяти, эмоций и приложения их закономерностей к обучению. Придавая исключительно важное значение вниманию для человека и его деятельности вообще и для учения, в частности, Ушинский писал: «Внимание есть та единственная дверь нашей души, через которую все, что есть в сознании, непременно проходит; следовательно, этой двери не может миновать ни одно слово учения, иначе оно не попадает в душу ребенка. Понятно, что приучить дитя держать эти двери открытыми есть дело первой важности, на успехе которого основывается успех всего учения». Но внимание является не только необходимым условием учения, оно вместе с тем представляет и предмет воспитания. «Развить в ученике внимание к научным предметам - значит проложить ему широкую и легкую дорогу к ученью».

Если внимание является «дверью», через которую внешние впечатления попадают в наше сознание, то память сохраняет то, что было воспринято в прошлом. Этим и объясняется, что у Ушинского за главой о внимании следует глава о памяти как в «Человеке как предмете воспитания», так и в его программах курса педагогики. Говоря о значении памяти для построения всего обучения, Ушинский подчеркивал необходимость глубокого изучения педагогом процессов памяти у детей и закономерностей ее развития в ходе обучения. Он особенно обращал внимание педагога на важность понимания им как логической, так и механической памяти и их значения для прочного усвоения детьми знаний и навыков. По мнению Ушинского, прежде чем предложить учащимся запомнить материал, надо возбудить в них сознание необходимости запоминания, т. е. чтобы акту запоминания предшествовала осознанность цели понимания. В связи с этим Ушинский особо подчеркивает необходимость воспитать в каждом учащемся уверенность в своей памяти. «Дитя, неуверенное в своей памяти, - пишет он, - привыкшее знать, что оно забывает, легко отказывается от усилия воспоминания и тем самым заставляет изглаживаться в памяти приобретенные ею фразы». Ушинский считает незыблемым законом обучения давнишнее положение: «повторение - мать обучения». «Повторение есть общий закон как для усиления привычки, так и для укрепления чего-нибудь в памяти». Наряду с этим он выдвигает глубоко верное положение о том, что повторение своей целью прежде всего должно иметь предупреждение забвения, а не только лишь возобновление забытого.



Одним из основных показателей полноценности знаний и навыков является степень прочности, твердости этих знаний и навыков. Ушинский, увязав задачу прочного усвоения с принципом сознательности обучения, возвел этот важнейший принцип прочного усвоения знаний и навыков на новую ступень. Известно, что основными средствами для выработки у учащихся прочных знаний и навыков прежде всего являются повторение и упражнение. Ушинский различает два вида повторения и упражнения: пассивное и активное. Характеризуя каждое из них в отдельности, он пишет: «Повторение может быть двух родов, из которых одно мы называем активным, а другое - пассивным. Пассивное (повторение состоит в том, что ученик вновь воспринимает то, что воспринимал уже прежде; видит то, что уже видел, слышит то, что уже слышал. Активное повторение состоит в том, что ученик самостоятельно, не воспринимая впечатлений из внешнего мира, воспроизводит в самом себе следы воспринятых им прежде представлений». Понятно, что Ушинский отдавал предпочтение «активному» виду повторения и считал этот вид ведущим. Совершенно правильно и глубоко обосновывая эти преимущества и в плане педагогической психологии, Ушинский писал: «Большая сила активного повторения, сравнительно с пассивным, заключается в сосредоточенности внимания. Можно прочесть десять раз страницу без внимания и не помнить; но нельзя ни разу проговорить этой страницы, не сосредоточивая внимания на том, что говоришь, если не на самой связи и содержании, то на связи слов, строчек, букв». Повторение с целью припомнить забытое показывает уже недостаток ученья и вообще плохое преподавание в школе, поэтому, пишет Ушинский, необходимо вести «беспрестанно повторение, предупреждающее забвение, чтобы не иметь никогда нужды повторять забытое» (Т. 6. С. 329). Большое значение для закрепления знаний и навыков, по мнению Ушинского, имеют и специальные упражнения, направленные, как он говорил, на выработку «нервных привычек».

К. Д. Ушинский правильно поставил вопрос о сочетании механического и логического запоминания, предостерегая при этом от недооценки механического заучивания в процессе обучения, которое, однако, строится на сознательности, развитии логического мышления, на «рассудочности», по его выражению. «Жалким бы существом был человек, - пишет Ушинский, - если бы его развитие не пошло далее механической памяти, но жалок был бы человек и тогда, если бы он лишился вдруг этой памяти...» (Т. 10. С, 416).

Исходя из своего понимания воли и ее значения К. Д. Ушинский писал, что «ученье, основанное только на интересе, не дает возможность окрепнуть самообладанию и воле ученика, так как не все в учении интересно и придет многое, что надобно будет взять силой воли».

Учебный материал нужно не только воспринять, осмыслить, но и твердо запомнить, закрепить. К. Д. Ушипский разработал поэтому не только вопрос о повторении, но и об упражнениях. Нужно давать в школе не только знания, но и навыки. К. Д. Ушинский разработал не только вопрос о повторении, но и об упражнениях. Нужно давать в школе не только знания, но и навыки. Вопрос о роли знаний и навыков Ушинский связывает с вопросом о роли сознательного и механического в обучении. Одинаково опасно и вредно было бы игнорировать или переоценивать ту или другую сторону. Мы видели, какое большое значение Ушинский придавал мышлению. Вместе с тем он пишет: «Привычка, если воспитатель умел овладеть ею, даст ему возможность подвигаться в своей деятельности вперед и вперед... сосредоточивая сознание и волю воспитанника на приобретении новых, полезных для него принципов...» (Там же С. 385). Привычка - это важное орудие воспитательной деятельности, а также и учебной работы, в которой она выступает в виде навыка.

Система знаний, приобретаемых учащимися, должна отличаться органичностью, т. е. между знаниями должны иметься внутренние связи, которые бы обеспечивали влияние на развитие целостной личности учащихся, в том числе на развитие их познавательных сил. Таким образом, в органичность входит взаимосвязь знаний, приобретаемых из различных областей наук, т. е. наличие межпредметных связей. Говоря об органичности, Ушинский протестовал против такого преподавания, при котором голова учащегося набивается, как мешок, фактами, плохо усвоенными, и идеями, плохо переваренными; те и другие должны как бы вырастать органически из немногих зерен, глубоко посаженных в душу. Горячий сторонник системности знаний, К. Д. Ушинский выступает против «схоластической системы разделения знаний», особенно в начальной школе: «Не науки должны схоластически укладываться в голове ученика, а знания и идеи, сообщаемые какими бы то ни было науками, должны органически строиться в светлый и, по возможности, обширный взгляд на мир и его жизнь» (Там же Т. 3. С. 178).



Говоря о системности знаний, Ушинский процесс усвоения знаний представлял как установление связи между вновь приобретенными и старыми знаниями, между которыми имеются внутренние связи, совершенно независимо от того, на каком предмете и когда они были приобретены. «Нет никакой надобности, - подчеркивает он, - повторять выученное непременно в том же порядке, в каком оно было выучено, а напротив, гораздо еще полезнее... повторения... вводящие выученное в новые комбинации, то есть, другими словами: тем, что выучено, должно беспрестанно пользоваться...» (Т. 10. С. 427).

Ясность - очень важное правило обучения, от которого зависит усвоение учащимися преподносимого учителем материала. Она связана у К. Д. Ушинского с постепенностью, имеющей субъективную и объективную стороны. Ясность у Ушинского связана с постепенностью, имеющей субъективную и объективную стороны. Субъективная сторона заключается в том, что учебный материал должен развиваться с определенной последовательностью в соответствии с возрастными и психологическими особенностями детей. Постепенность определяется также объективной стороной - логикой учебного материала, взаимосвязью его частей. Каждый новый момент должен следовать за предшествующим ему в логическом и естественном порядке, предвосхищать последующий, подготовляя ему почву.

Говоря об активности и самостоятельности, Ушинский имел в виду воспитание личности, разбирающейся в окружающей ее обстановке, инициативно действующей в ней, самостоятельно работающей над своим образованием и развитием. Учитель же пробуждает умственные способности учащихся к самостоятельной работе, умело направляет деятельность ребенка, развивает у него умение и способность самостоятельно, без учителя, приобретать новые познания. Отличие старой и новой школы, по Ушинскому, заключается в том, что та перекладывала всю активность в учебной работе на учителя, оставляя учащихся в пассивном состоянии, в то время как новая школа стремится к тому, чтобы сами учащиеся были максимально активны.

К. Д. Ушинский резко критиковал «одиночный» метод проведения урока, когда учитель, объяснив урок и не убедившись, поняли ли его ученики, «задает» выучить его к следующему разу. Следующий урок начинается в этом случае спрашиванием нескольких учеников, на что идет много времени, причем другие остаются совершенно невнимательными. Обычно на таких уроках большинство ничем не занято, не вовлечено в общеклассную работу. По мнению Ушинского, необходимо так строить урок, чтобы вовлечь весь класс в работу, приучать детей «по возможности долго и сильно сосредоточивать внимание на изучаемом предмете». Материал в основном должен быть хорошо понят, усвоен и даже закреплен на самом уроке.

К. Д. Ушинский протестует против тех, кто витает «в высших сферах идей» и недооценивает идею первоначального обучения, «считая это дело легким и слишком маловажным». Ушинский полагает, что чем меньше возраст учеников, тем больше должна быть педагогическая и методическая подготовка лиц, которые воспитывают и обучают их. Его методика направлена на борьбу со старой школой, где господствовал» яд томительной школьной скуки», где детей заставляли неподвижно сидеть за азбукой, «сложа ручонки, требующие деятельности». Приучать детей к постоянной деятельности в одном направлении надо осторожно и постепенно. Поэтому нужно обратить особое внимание на разнообразие работы на уроке.

На основе своих общепедагогических, гносеологических и психологических установок Ушинский разрабатывает общеметодические, дидактические принципы обучения. Придавая исключительное значение осознанному усвоению знаний, Ушинский писал: «Прежнее схоластическое учение довольствовалось таким усвоением, и отличительный признак человека, воспитанного совершенно схоластически, заключается именно в том, что все бесчисленные представления, понятия и даже идеи лежат в голове его такими мертвыми вереницами, как лежат, по преданию, оцепенелые от стужи ласточки: один ряд лежит возле другого, не зная о существовании друг друга, и две идеи, самые близкие, самые родственные между собой могут прожить в такой поистине темной голове десятки лет и не увидеть друг друга… К воцарению возможно большего света должно стремиться всякое ученье». Но чтобы обучение давало полноценные знания и навыки, оно наряду с «ясностью» должно характеризоваться и «систематичностью», последовательностью. Ушинский в духе своей теории познания систему знаний мыслил не как какую-то сумму абстрактных, метафизических представлений, а как между собой органически связанные, единые знания об объективно существующем мире. «Только система, конечно, разумная, выходящая из самой сущности предметов, дает нам полную власть над нашими знаниями. Голова, наполненная отрывочными, бессвязными знаниями, похожа на кладовую, в которой все в беспорядке, и где сам хозяин ничего не отыщет; голова, где только система без знаний, похожа на лавку, в которой на всех ящиках есть надписи, а в ящиках пусто», - писал Ушинский.

К. Д. Ушинский является горячим поборником классно-урочной системы организации учебных занятий в школе. Необходимыми условиями для всякого рационального обучения он считает: 1) класс как основную единицу, основное звено школы; 2) твердый, не меняющийся состав учащихся в классе; 3) строго регламентированные во времени занятия, устроенные по твердому учебному расписанию; 4) фронтальное занятие учителя со всем классом, полное сочетание этих занятий с задачами обеспечения рационального развития специфических способностей каждого учащегося; 5) сочетание фронтальных форм занятия учащихся с индивидуальными на основе приминения учителем активных методов обучения; 6) ведущую, руководящую роль учителя во всем ходе урока.

Главное в учении Ушинского об уроке прежде всего заключается в том, что он в основном правильно определил организационное строение урока и разграничил отдельные виды урока. Виды учебных занятий на уроках, по Ушинскому, могут быть различны: 1) урок смешанный, содержащий повторение, учет пройденного и объяснение нового материала (самый распространенный вид); 2) урок устных и практических упражнений (т. е. повторений и закреплений знаний и навыков); 3) урок письменных упражнений; 4) урок оценки знаний. В первом случае исключительно большое значение приобретает объяснение нового с подчинением всех других элементов этой задаче; во втором – основной является задача закрепления, все же остальные элементы подчиняются ей; в третьем – развитие письменной речи, навыков и так далее является определяющим весь ход урока; в четвертом – специальная оценка (четвертная или годовая) является главной целью урока. При этом следует принять во внимание, что, разрабатывая свою теорию урока, Ушинский прежде всего в плане первоначальной школы считал необходимым сочетание этих общих видов урока в одном так называемом комбинированном уроке. Каждый урок должен иметь целевую установку, быть законченным и носить воспитательный характер. Учитывая сравнительно быструю утомляемость внимания детей (особенно младшего возраста), Ушинский рекомендовал перемену занятий и разнообразие методов. Придавая большое значение развитию у детей умения самостоятельно работать, Ушинский советовал, чтобы с самого начала школьных занятий учитель приучал их на уроках к правильным приемам самостоятельной работы. Для этого, по его мнению, на первых порах не следует давать детям домашних заданий, пока они не овладеют правильными навыками самостоятельной работы.

Как известно, Ушинский учение о методах обучения делил на 2 части: общую и частную. Первая, общая дидактика, изучает общие основы обучения и принципы (общие для всех дисциплин) методов обучения. Вторая, частная дидактика, является применением основ общей дидактики к отдельным учебным дисциплинам и изучает методы преподавания. К частной дидактике Ушинский относит главным образом методику первоначального обучения. «Дидактика, - писал он, - не может иметь и претензии перечислять все правила и приемы преподавания. Она только указывает на главнейшие правила и наиболее выдающиеся предметы. Практическое же применение их бесконечно разнообразно и зависит от самого наставника. Никакая дидактика и никакой учебник не могут заменить наставника: они только облегчают ему труд». Ушинский считает односторонним такое обучение, которое построено только лишь на индукции (синтетический путь) или на дедукции (аналитический путь), и требует их соединения в процессе обучения. Он правильно разграничивает методы устного изложения, указывая на диалогическое (сократический метод), эротематическое изложение и монологические (догматический метод, акроматическое изложение) формы их применения. Конечно, эта классификация Ушинского является неполной, она лишь отражает методы устного изложения, но из его «Руководства» и других дидактических работ видно, что наряду с этими методами он особо важное значение придавал таким методам обучения, как лабораторно-практическая работа, устные и письменные упражнения, работа над книгой и т. д.



Наиболее естественной средой воспитания и обучения детей Ушинскии считал семью. Исходя из общей цели воспитания он определил частные цели семейного воспитания детей, права и обязанности родителей: «Одна из первейших обязанностей всякого гражданина и отца семейства, - писал Ушинский, - приготовить из своих детей полезных для общества граждан...». Чтобы выполнить эту ответственную обязанность и гражданский долг перед обществом, родители должны проникнуться стремлением сочетать частное благополучие семьи с общественной пользой. Они должны получать педагогические знания, изучая педагогическую литературу, сознательно подходить к выбору воспитателей и учителей, определению будущего своих детей. Исключительно важную роль в семейном воспитании и обучении детей Ушинский отводил образованной матери. Мать ближе стоит к детям, проявляет непрестанные заботы о них со дня рождения, лучше понимает их индивидуальные особенности; не занятая на работе, дома, она имеет больше возможностей в процессе повседневной жизни влиять на детей в желательном направлении. Воспитательной деятельности матери Ушинский придавал общественное значение. Являясь воспитательницей своих детей, она тем самым становится воспитательницей народа.
ВАРИАНТЫ ВОПРОСОВ И ЗАДАНИЙ ПО ОБУЧАЮЩЕЙ ПРОГРАММЕ

Каталог: archive -> old.sgu.ru -> files
files -> Образовательная программа «Организационная психология»
files -> Технологическое построение учебного процесса (и организация самостоятельной работы студентов) предполагает непрерывные контрол
files -> Педагогическое творчество как основа профессионального мастерства современного учителя
files -> Выпускная квалификационная работа как показатель профессиональной компетен
files -> Психологическая подготовка к егэ
files -> Аннотации примерных основных образовательных программ впо по направлению подготовки «Психология» квалификация (степень) «Бакалавр» курсов базовой (общепрофессиональной) части профессионального цикла
files -> Педагогическая технология формирования иноязычной компетенции студентов неязыковых вузов
files -> Примерная программа воспитания 1
files -> Профессиональное становление будущих педагогов-психологов: мотивационный компонент


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   57   58   59   60   61   62   63   64   ...   92


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница