История развития педагогической мысли



страница23/92
Дата25.04.2021
Размер1,02 Mb.
ТипУчебное пособие
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   92
Моральное воспитание надо начинать, по мнению Руссо, с того, в чем лучше всего выражено человеческое. Человек является на свет с одной врожденной страстью — с любовью к самому себе. Все остальные страсти производны от основной и являются в силу этого в известной степени естественными. Но под воздействием обстоятельств они настолько видоизменяются, что становятся вредными. Всякая вредная страсть не может быть естественною. Первым чувством ребенка, по мнению Руссо, является любовь к самому себе и затем любовь к тем, кто его окружает. Пока человек сознает себя как существо физическое, он должен изучать себя в своих отношениях к вещам — это занятие для его детства; ког­да же он начинает сознавать свое нравственное бытие, он должен изучать себя в своих отношениях к людям — это дело всей человеческой жизни, но начинаться оно должно не раньше юношеского возраста, т. е. тогда, когда его ум полу­чил известное развитие и обогащение. «До разумного возраста не может явиться никакой идеи ни о нравственности, ни о социальных отношениях, — писал Руссо, — поэтому следует по возможности избегать слов, указывающих на эти поня­тия, из опасения, чтобы ребенок не придал им на первых по­рах ложного смысла, который потом мы не сумеем или не сможем изменить. Первая ложная идея, попавшая в его го­лову, бывает в нем зачатком заблуждения и порока, за этим именно первым шагом и нужно особенно следить» (С. 89).

Говоря о том, что нравственное воспитание должно начинаться с 15 лет, Руссо считает .необходимым дать небольшое количество нравственных понятий и в более раннем возрасте, но эти понятия должны относиться к положению ребенка, а не к положению людей и их взаимным отношениям. Эмиль, хотя и воспитывается в деревне, но неизбежно сталкивается с людьми и с их отношениями друг к другу, а не только с предметами природы. Это заставляет Руссо дать Эмилю некоторые моральные понятия и даже такое сложное понятие, как отношение к частной собственности. Необходимость знакомства с собственностью Руссо обосновывает в высшей степени своеобразно. С его точки зрения, ребенок не трогает лиц, но бросается на вещи. Люди могут защищаться, а вещи нет. «Значит, — утверждает Руссо, — первою нужно внушить ему идею собственности, чем идею чем идею свободы, а чтобы он мог иметь эту идею, он должен иметь какую-нибудь собственность» (С. 104). едва ли можно согласиться, что Эмилю стало хорошо известно понятие трудового права на собственность, хотя Руссо и утверждает: «Из этого опыта передачи детям первоначальных понятий мы видим, как идея собственности естественно восходит к праву первого завладения путем труда. Это ясно, наглядно и просто и всегда доступно детскому пониманию» (С. 106). Постепенно, шаг за шагом вводит Руссо своего Эмиля в мир нравственных отношений и вырабатывает у него моральные качества, формирует понятия об общественных отношениях. Он убеждает Эмиля на фактах и примерах в призрачном, иллюзорном равенстве, существующем в гражданском обществе. Эмиль начинает понимать, что человек от природы добр и что общество портит, развращает его. Но делает все это Руссо своеобразно. Ведь Эмиль фактически изолирован от общества и не может видеть пороки и недостатки общества.



О ближних судить очень трудно, писал Руссо, так как они урывают свои поступки под личиной благородства, это, во-первых, а во-вторых, трудно быть беспристрастным в оценке поступков и действий близких людей. Изучать нравы гражданского общества через историю представляет много трудностей, и задача воспитателя должна состоять в том, чтобы отобрать наиболее важный и интересный материал. «…Чтобы сделать человеческое сердце доступным пониманию воспитанника, не рискуя в то же время испортить его собственное сердце, я хотел бы показать ему людей издали, показать их в других временах и других местах, и притом так, чтобы он мог видеть сцену и не имел возможности сам в ней действовать. Вот время заняться историей; через нее он будет читать в сердцах и без уроков философии; через нее он будет смотреть в них, как простой зритель, без личного интереса и без пристрастия, как судья, а не сообщник или обвинитель» (С. 338).

Пожалуй, нигде так не противоречив Руссо, как в вопросах нравственного воспитания. Он готовит Эмиля к жизни, борьбе с трудностями и превратностями судьбы, предрассудками и искусственной культурой современного общества. Сам он утверждал, что общество надо изучать по людям, а людей по обществу; кто захочет изучать политику и мораль изолированно от общества, тот ничего не поймет ни в той, ни в другой. Это положение очень глубокое и правильное. Нет морали и политики самих по себе, вне общества. Эмиль же знакомится с моралью через изучение истории, т. е. в отрыве от общества и от людей.

Средневековая мораль имела своей основой религию. Ребенок не может иметь правильного представления о боге, и когда он говорит, что верует в бога, то он верит не в бога, а верит Якову или Петру, которые говорят ему, что существует нечто такое, что называют богом. «Но во что верует ребенок, исповедующий христианскую религию? Верует в то, что постигает; а он так мало постигает передаваемое ему, что, если вы скажете ему противоположное, он усвоит это с такой же охотой» (С. 373). Если ребенок получит грубые представления о боге, то они укоренятся в нем на всю жизнь. Естественным путем человек доходит до понятия бога не раньше зрелых лет, и уже в зрелом возрасте он может выбрать себе сам ту, религию, к которой приведет его разум. В «Исповедании веры савойского викария» Руссо излагает сущность своих деистических взглядов и той религии, к которой должен придти Эмиль. Он держит своего воспитаника изолировано от общества до 20 лет, но Эмиль не воспитывается для отшельнической жизни; он не может всю жизнь оставаться одиноким. Эмиль является человеком общества и должен выполнять общественные обязанности, Эмиль должен узнать людей. До этого он знает человека вообще, а теперь наступила пора ознакомить его с индивидами. Подобно тому, как есть возраст для обучения, так есть возраст и для усвоения светского обращения. Руссо вместе с Эмилем отправляется в Париж и вводит его в свет. Теперь Эмилю не опасно быть в светском обществе, он не будет обманут чужими страстями. «Если он увидит их, то взглянет на них оком мудреца, не увлекаясь их примерами и не соблазняясь связанными с ними предрассудками» (С. 469). Знакомство со светом происходит под руководством Руссо. Он продолжает руководить каждым шагом своего воспитанника и даже нахродит ему подругу жизни – Софью. Подруга Эмиля также получила естественное воспитание, но ее воспитание отличается от воспитания Эмиля. Эмиль воспитывался для жизни, общественной деятельности, Софья же воспитывалась для того, чтобы быть добродетельной женой, хорошей воспитательницей собственных детей, хорошей помощницей Эмиля. Ей поэтому не нужны те знания, которые необходимы Эмилю.

В соответствии с природой мужчина и женщина, по мнению Руссо, должны действовать согласно, но это не означает что в жизни их роли одинаковы. Труд их должен быть различен. Участие женщины, по мнению Руссо, в общественной жизни и деятельности противоречит ее естественному назначению и призванию. «Повиновение и верность, которыми она обязана перед мужем, нежность и заботливость, которыми она обязана перед детьми, являются столь естественными и наглядными последствиями ее положения, что она не может, по чистой совести, не отзваться на внутреннее чувство, руководящее ею, или отказаться от своей обязанности, если только не совсем испорчены ее естественные склонности». (С. 560). Женщина, получившая естественное воспитание, будет ограничивать свою роль деятельностью, относящейся к ее компетенции, и станет высоконравственной, пользующейся глубоким уважением. Поэтому женщина не может заниматься ни наукой, ни общественной деятельностью. Правильно критикуя состояние воспитания женщин в гражданском обществе и борясь за необходимость с уважением относиться к ней, признавая некоторую ее самостоятельность в жизни, Руссо все же ограничен в оценке роли женщины в обществе.

В соответствии со своей общей теорией о естественном обществе и естественном праве Руссо назвал свою систему воспитания естественным воспитанием. При таком положении вещей воспитаннику предоставляется полная свобода в своих поступках и действиях. В гражданском обществе, утверждает Руссо, нет свободы ни для богатых, ни для бедных, ни для правителей, ни для управляемых. Само господство является рабским, так как все зависят друг от друга — подданные от господина, господин от подданных. Есть два вида зависимости, по мнению Руссо: зависимость от вещей, лежащая в самой природе, и зависимость от людей, порождаемая обществом. Первая зависимость не вредит человеку. Человек не может ее не чувствовать, но если он соразмеряет свои способности с возможностями воздействия на природные вещи то он не чувствует ограничения своей свободы. Законы природы незыблемы, и никакая человеческая сила не в состоянии их преодолеть. Зависимость от людей порождается самими же людьми и является источником всех их зол и несчастий, сама порождает все пороки современного гражданского общества. Человек может изменить эту зависимость. Необходимо в государстве иметь такие законы, основанные на естественном праве, которые давали бы возможность предохранить человека от пороков и его нравственность возвысить до добродетели. Воспитывать ребенка, по мнению Руссо, необходимо только в зависимости от вещей. Такое воспитание будет естественным и свободным. Воспитать человека истинно свободным означает воспитать его таким, чтобы он делал только то, что может, и делал это в соответствии с возможностями. Здесь Руссо подходит близко к пониманию свободы как осознанной необходимости. Нельзя осуществлять принцип свободного воспитания, игнорируя общественные отношения, жизнь человека в обществе. Общественная зависимость во много раз сильнее и значительнее природной зависимости. Человек прежде всего существо социальное. Поэтому борьба за действительную, а не иллюзорную свободу состоит не в игнорировании общественной зависимости, а в активном изменении этой зависимости. В ряде произведений Руссо призывал к активному изменению общественных отношений, считал необходимым изменить несправедливые отношения более справедливыми. Справедливые отношения, с его точки зрения, это буржуазные отношения. Их Руссо и выдавал за общечеловеческие.

В ряде произведений Руссо призывал к активному изменению общественных отношений, считал необходимым заменить несправедливые отношения более справедливыми. Справедливые отношения, с его точки зрения, это буржуазные отношения. Их Руссо и выдавал за общечеловеческие. Эмиль получает свободное — естественное воспитание. Он делает то, что ему хочется. Его обучение состоит в том, что он больше спрашивает, чем отвечает; его воспитатель больше отвечает, чем спрашивает. Но что спрашивает Эмиль? Эмиль спрашивает то, что хочет Руссо, который следит за каждым его движением, каждым шагом, он предохраняет воспитанника от вредных влияний культуры. Воспитатель, по выражению Руссо, является министром природы. Свою руководящую роль в воспитании Руссо характеризует следующим образом: «При самом тщательном воспитании учитель приказывает и воображает, что управляет; в действительности же управляет ребенок. С помощью того, что вы требуете от него, он добивается от вас того, что ему нравится, и всегда умеет заставить вас за час усердия заплатить ему неделей снисходительности... Ребенок обычно гораздо лучше читает в уме учителя, чем учитель в сердце ребенка. Да это так и должно быть; ибо всю смышленность, которую ребенок, предоставленный самому себе, употребил бы на заботы о своем самосохранении, он употребляет на то, чтобы спасти свою природную свободу от цепей своего тирана, тогда как последний, не имея никакой настоятельной нужды разгадывать ребенка, находит иной раз для себя выгодным дать волю его лености или тщеславию. Изберите с вашим воспитанником путь прямо противоположный, пусть он считает себя господином, а на деле вы будете сами всегда господином. Нет подчинения столь совершенного, как то, которое сохраняет наружный вид свободы — тут порабощают самую волю» (С. 142). Таким образом, свобода Эмиля только кажущаяся свобода. Он не чувствует гнета воспитателя. Он изолирован от всякого другого влияния, кроме влияния Руссо, и желает он только то, что желает воспитатель. Он желает даже жениться, когда это считает нужным Руссо. Выбирает себе невесту ту, которая по нраву воспитателю. Свобода Эмиля чисто формальная свобода. Сам Руссо говорит, что самое совершенное подчинение — это такое, которое сохраняет вид свободы.


Каталог: archive -> old.sgu.ru -> files
files -> Образовательная программа «Организационная психология»
files -> Технологическое построение учебного процесса (и организация самостоятельной работы студентов) предполагает непрерывные контрол
files -> Педагогическое творчество как основа профессионального мастерства современного учителя
files -> Выпускная квалификационная работа как показатель профессиональной компетен
files -> Психологическая подготовка к егэ
files -> Аннотации примерных основных образовательных программ впо по направлению подготовки «Психология» квалификация (степень) «Бакалавр» курсов базовой (общепрофессиональной) части профессионального цикла
files -> Педагогическая технология формирования иноязычной компетенции студентов неязыковых вузов
files -> Примерная программа воспитания 1
files -> Профессиональное становление будущих педагогов-психологов: мотивационный компонент


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   92


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница