История развития педагогической мысли


Характеристика содержания образования



страница12/92
Дата25.04.2021
Размер1,02 Mb.
ТипУчебное пособие
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   92
Характеристика содержания образования. Коменский разрабатывает новое содержание работы школы, создает новый тип образованного человека. Его массовая школа, школа родного языка, дает уже реальные знания, нужные для практической жизни, а именно знания грамматики родного языка, арифметики, элементарной геометрии, умения разбираться в хозяйстве, политике, новейшие сведения о частях света, государствах Европы, своем отечестве. В латинской школе Коменский хотя и сохраняет «свободные искусства», обычные для средневековой школы, но дает их уже в сочетании с такими реальными науками, как физика, математика, география, история. Одной из ведущих идей Ко­менского является признание необходимости давать на всех ступенях обучения всестороннее образование. Образованный человек — это человек, приблизившийся к всеобщему познанию вещей — к «пансофии». «Мы желаем, — писал Коменский, — чтобы умам внедрена была вся совокупность лучшего из всех областей знания» (Т. 2. С. 147). В содержание об­разования Коменский включает и развитие нравственности. Эту задачу он раскрывает по отношению к каждой ступени, начиная с материнской школы. По отношению ко всему периоду юности Коменский подчеркивает необходимость воспитания прежде всего «кардинальных» добродетелей — мудрости, умеренности, мужества и справедливости. Четырем этапам развития познавательной деятельности у Коменского соответствуют четыре типа школ. В материнской школе (до 6 лет) дети должны приобрести возможно больше живых впечатлений от окружающей их жизни, на основе чувственного опыта у них возникнут первые представления о явлениях природы и жизни людей. Дети узнают, «что такое вода, земля, воздух, огонь, дождь, снег, лед, камень, железо, дерево, трава, птица, рыба и пр., это усваивается легко и полагает начало естествознанию». Аналогично приобретаются первые представления из области астрономии, географии и др. Коменский здесь выступает как новатор. Он хотел поднять образовательное значение начальной школы, тогда чрезвычайно жалкой. Поэтому в элементарную школу он вводит помимо изучения родного языка, начатков арифметики и геометрии еще и «основы космографии» (включая сюда не только элементарные понятия космографии, но и сведения о частях света, государствах Европы и особенно по отечественной географии), первое знакомство с окружающими общественными явлениями и с «более общими ремесленными приемами». С этими знаниями сочетаются традиционные псалмы, катехизис и «тончайшее» знание текстов святого писания. В гимназии также старое сочетается с новым. Это латинская школа с обычными для той эпохи древними языками и «свободными искусствами». Однако наряду с этим Коменский вводит в программу новые научные знания: 1) физику (естествознание) с приложениями к земледелию, «механическим искусствам» и медицине, 2) географию, 3) историю («прекраснейшая часть образования», которая как бы «освещает всю жизнь»). Меняется и содержание «свободных искусств»:

Арифметика, геометрия и астрономия на уровне тогдашней науки; 2) диалектика изучается не как схоластическая логика — юноши овладевают «искусством делать умозаключения», оперируя с материалом физики, математики и этики, анализируя различные точки зрения по спорным вопросам; 3) риторика, которая тогда считалась главным предметом, отодвигается на самый конец образования, чтобы красота речи сочеталась с содержательностью. О новых тенденциях Коменского свидетельствует и порядок классов, названных по имени основного в этом классе предмета: 1) грамматический, 2) физический, 3) математический, 4) этический, 5) диалектический, 6) риторический. Однако изучению физики предшествует изучение метафизики, открывающей якобы «общие основы» природы. Таким образом, у Коменского четырем этапам познавательной деятельности соответствуют четыре типа школ: 1) материнская школа, где дети изучают окружающую действительность; 2) школа родного языка, где внутренние чувства, воображение, память вместе с деятельностью руки, языка развиваются на уровне чтения, письма, рисования, пения, счета, измерения, взвешивания, запоминания различного материала; 3) гимназия (латинская школа), в которой развивается «понимание и суждение обо всем собранном ощущениями материале при помощи диалектики, грамматики и остальных реальных наук и искусств, изучаемых посредством вопросов: что? почему?; 4) академия, в которой развивается «преимущественно то, что относится к области воли, именно способности, которые научат сохранять гармонию» (Т. 1. С. 265).

Коменский уделял много внимания принципу сознательности, хотя и не прибегал к этому термину. Одно знание фактов признается им недостаточным. Оно должно сопровождаться развитием мышления, раскрытием способностей, выработкой отношения к усваиваемым знаниям, чтобы учащиеся не смотрели чужими глазами, не мыслили чужим умом. Они должны выражать свои знания в правильной речи, свободно ими пользоваться в жизни. Бессмысленной механической зубрежке, догматичности обучения Коменский противопоставил требование сознательности учения. Он писал: «Ничего не следует заставлять выучивать наизусть, кроме того, что хорошо понято рассудком». Ученики с помощью учителя должны ясно осознать, «какую пользу приносит изучаемое в повседневной жизни». При изучении явлений следует доводить учащихся до осознания причин этих явлений. «На каждом предмете нужно ос­танавливаться до тех пор, пока он не будет понят». «...Научное образование, — пишет Коменский, — пусть служит человеку к усовершенствованию одновременно и его разума, и языка, и рук, для того чтобы он мог все, что требуется, разумно созерцать, выражать словами и осуществлять в действии» (С. 175). Процесс обучения по Коменскому представляет единство усвоения знаний и развития умственных способностей. Враг схоластики, догматизма, он требовал: «Ничему не следует учить, опираясь только на один авторитет...» (С. 180). Все должно быть основано на доказательствах при посредстве внешних чувств и разума. «Все, что преподается, должно быть так обосновано аргументами, чтобы не оста­валось никакого места ни сомнению, ни забвению. Ведь обоснование разумом — это те гвозди, те пряжки, скобы, кото­рые прочно скрепляют дело, не дают ему колебаться и распадаться» (С. 182).

Коменский стремился возможно сильнее развивать познавательные способности учащихся, «воспламенить жажду знания и пылкое усердие к учению», для чего надо, указывал он, соединять приятное с полезным, поощрять детскую любознательность. Учитель должен быть «преимущественно занят корнем знания», видя этот «корень знания» в умственных силах детей. Нужно использовать все пути для «раскрытия познавательных способностей». Но эту совершенно новую для того времени задачу Коменский только поставил, он не раскрыл (и не мог раскрыть) путей развития детского мышления. Коменский настаивал на том, что нужно приучить учащихся не только удерживать в памяти содержание книг, но и «самостоятельно проникать до корня вещей».

Всеми возможными средствами нужно «воспламенять жажду знания и пылкое усердие к учению». Коменский указывал ряд средств для возбуждения интереса, сознательного отношения учащихся к учению. Средствами для возбуждения интереса, сознательного отношения учащихся к учению являются: раскрытие жизненной пользы знаний, ясность и наглядность обучения, ведение урока «дружеским и приятным образом» (разумно соединяя полезное с приятным), поощрение детской любознательности, ободрение и ласка со стороны учителей, привлекательность школьной обстановки и т. п. Он отмечал, что, приступая к занятиям, надо разъяснить предварительно учащимся «идею предмета», т. е. дать представление о его значении, целях и границах, об «общем очертании» предмета, т. е. о его структуре.

Велика заслуга Коменского в разработке наглядности как одного из важнейших дидактических принципов. Он гениально обосновал, обобщил, углубил и расширил имевшийся уже к тому времени некоторый практический опыт наглядного обучения, применил широко наглядность на практике, снабдив свои учебники рисунками. Коменский в основу познания и обучения поставил чувственный опыт и теоретически обосновал и подробно раскрыл принцип наглядности. Наглядность применялась и до него. О ней говорили педагоги-гуманисты, например Томас Мор, характеризуя обучение на острове «Утопия». Книги как рукописные, так и печатные, снабжались нередко рисунками и раньше, но то было эмпирическое применение наглядности без теоретического обоснования ее, которое впервые дал Коменский. Он понимал наглядность широко, не только как зрительную, но и как привлечение всех органов чувств к лучшему и ясному восприятию вещей и явлений. Им было провозглашено «золотое правило» дидактики: «Все, что только возможно, предоставлять для восприятия чувствами: видимое для восприятия — зрением; слышимое — слухом; запахи — обонянием; подлежащее вкусу — вкусом; доступное осязанию - путем осязания. Если какие-либо предметы сразу можно воспринимать несколькими чувствами, пусть они сразу схватываются несколькими чувствами». Коменский требовал, чтобы учение начиналось не со словесного толкования о вещах, а с конкретных наблюдений над ними. Следует наблюдать, что возможно, в натуре, а в случае невозможности непосредственного наблюдения вещей их надо заменить картинами, моделями, рисунками. Таким образом, Коменский порывает со словесным схоластическим обучением и развивает очень ценную мысль о широком применении в школе различных наглядных пособий. В учебниках Коменский тоже предлагает использовать принцип наглядности, о чем свидетельствуют составленные им учебные книги.



Коменский настаивал на систематичности обучения. Он указывал на необходимость доводить учащихся до понимания связи между явлениями и так организовывать учебный материал, чтобы он не казался учащимся хаосом, а был бы кратко изложен в виде немногих основных положений. Он считал, что в обучении надо идти от фактов к выводам, от примеров к правилам, которые систематизируют, обобщают эти факты и примеры; от конкретного к абстрактному, от легкого к трудному, от общего к частному; сначала давать общее представление о предмете или явлении, затем переходить к изучению отдельных его сторон. Все должно быть расположено в правильной последовательности, так, чтобы изучение каждого нового вопроса было вполне подготовлено предшествующими занятиями. В сознании учащихся должна запечатлеться система знаний, а поэтому все должно «идти в неразрывной последовательности, чтобы все сегодняшнее закрепляло вчерашнее и пролагало путь завтрашнему».

В эпоху, когда школа не считалась с ребенком, с возмож­ностями детского воспитания, Коменский выдвинул принцип посильности обучения для учащихся. Ценные указания дал Коменский, выдвинув дидактическое требование посильности обучения для учащихся. Он требовал расположить материал «по ступеням возраста, чтобы только то предлагалось для изучения, что доступно спо­собности восприятия». Он предостерегал против поспешности в обучении: «ничего — стремглав». Ясность преподавания рассматривается Коменским как необходимое условие по­сильности, доступности его для учащихся. Она достигается отчетливостью объяснения основных положений, без излишнего углубления в детали (соблюдать «меру» в разъяснениях, давать «сперва лишь основные начала»), умением «оттенять различия вещей», четким логическим расчленением материала («все расчленять как можно более»), наглядностью обучения и т. п. Коменский намечает путь, способствующий посильности преподавания: идти от общего к частному (т. е. от общего представления о предмете переходить к изучению отдельных его сторон), от более легкого к более трудному и т. д. «Знание начинается с чувственного восприятия», «че­рез обобщение единичного образуется понимание общего».



Большое значение, по Коменскому, имеет последовательность обучения. Весь процесс обучения Коменский представлял себе как единый путь познания, постепенного развития разнообразных знаний, как процесс продолжения, распространения и совершенствования начатого. Каждое новое знание есть своеобразное органическое наращивание к имеющемуся уже в сознании учащихся фонду знаний. Последовательность и преемственность должны вести к систематичности, вести так, чтобы знания преподносились не изолированно, а в связи и без лишних подробностей. Все предлагаемое ученикам для усвоения надо располагать так, чтобы изучение нового материала было подготовлено предыдущими занятиями. Считаясь с возрастными особенностями детей, Коменский советует сначала развивать ощущения (чувства) учащихся, затем память, далее мышление и, наконец, речь и руку, так как ученик должен уметь правильно выразить усвоенное и применить это на деле.

Коменский выдвинул дидактическое требование прочности усвоения учащимися учебного материала. Прочность знаний, указывал Коменский, требует органического их усвоения: «нужно раскрыть способность понимать вещи, чтобы именно из этой способности, точно из живого источника, потекли ручейки (знания)», чтобы, подобно молодым деревцам, умы развивались из собственного корня. «У своих учеников я всегда развиваю самостоятельность в наблюдении, в речи, в практике и в применении, как един­ственную основу для достижения прочного знания», — писал Коменский. Необходимо закладывать «прочное основание», останавливаться на каждом отделе науки, пока учащиеся его вполне не усвоят, пока они не ощутят уверенности в своем знании. Все имеющее связь нужно преподавать в связи, тре­бовал Коменский. Очень важно, чтобы учащиеся получили не обрывки сведений, подобные куче дров или одежде из лос­кутков, а стройное, целостное, хорошо организованное знание. Каждый предмет, указывал Коменский, должен резюмиро­ваться в правилах, кратких, ясных и точных, иллюстриру­емых множеством примеров (от примеров к правилам). Это способствует прочному усвоению. К той же цели ведут пов­торения и упражнения; они, по его мнению, должны начи­наться с элементов и опираться на хорошие образцы. Сооб­щив новый учебный материал учащимся, учитель требует, чтобы вызванный им ученик, изложил, повторил то, что было сказано им; вызывает и другого ученика сделать то же. Бла­годаря такому упражнению и повторению учитель ясно ви­дит, что оставалось непонятным ученикам из его изложения. Повторенное несколько раз прочно запоминается. Большую роль при этом повторении вслух имеет развитие умения вы­разить то, что усвоил, да и усвоение становится более отчет­ливым и прочным. С этой целью Коменский рекомендует, чтобы учащиеся, усвоив что-либо, старались обучить этому других.

Коменский первым указал на то, что чистая «словес­ность» в обучении, когда ребенок имеет дело только со сло­вом, без ознакомления с самим предметом или образцом его, является недопустимой. Он впервые поставил вопрос о том, что наряду со словом и образ должен иметь большое значе­ние в процессе обучения. Чувственное доказательство сообща­ет знаниям ту обоснованность, без которой они не могут стать осознанными. С другой стороны, чувственное восприятие есть самый «надежный эконом памяти». Так связываются Коменским между собой принцип сознательности и принципы прочности и наглядности. Прочность знаний, по Коменскому, до­стигается основательностью их усвоения, которая включает и точность, и доказательность, и полноту усвоения, а обуслов­ливается тем, что в процессе обучения все последующее ос­новывается на предыдущем, а предшествующее обогащается и укрепляется последующим. Коменский сравнивал человека, обучающегося основательно, с деревом, имеющим свой соб­ственный корень, питающим себя собственным соком и по­этому растущим, зеленеющим, цветущим, приносящим плоды. Основательно усвоенные знания составляют базу для даль­нейшего саморазвития учащихся.

Взгляды Коменского на ребенка и на его развитие коренным образом отличались от господствовавших в средневековой педагогике представлений. Коменский справедливо указывал, что природные спо­собности ребенка могут получить развитие только путем вос­питания. Подчеркивая огромную роль, которую играет вос­питание в развитии человека, он заявлял, что даже есть и пить человек должен быть приучен. В 12 главе «Великой дидактики» он высказывает уверенность в том, что благодаря воспитанию «из всякого ребенка можно сделать человека». В этой главе Коменский указывает па необходимость учиты­вать индивидуальные особенности детей. Он считает, что все дети, в том числе не обладающие острым умом, ленивые и упрямые, могут при умелом к ним педагогическом подходе стать воспитанными и образованными. Цели воспитания Ко­менский выводил еще в значительной степени из религии. Исходя из обычных средневековых представлений о том, что земная жизнь является «только подготовлением к вечной жизни», он стремился воспитать верующего христианина. Но в то же время идеалом Коменского являлся человек, который способен «знать, действовать и говорить». Поэтому наряду с воспитанием в детях религиозности он считал необходимым с ранних лет планомерно развивать их физические и духов­ные силы.



Считая, что все дети способны воспринять знания, Коменский хотел «учить всех всему». По словам Коменского, все должны быть охвачены об­разованием, «вплоть до ремесленников, мужиков, носильщи­ков и женщин». Он требовал всеобщего обучения, которое должно распространяться как на богатых, так и на бедных, как на мальчиков, так и на девочек. Выдвинутая им идея всеобщего начального обучения детей обоего пола была, не­сомненно, передовым, демократическим требованием в его время. Коменский горячо защищал право женщин на обра­зование. Он глубоко возмущался тем, что школы доступны только для состоятельных, что в среде бедняков имеется большое количество талантов, которые напрасно гибнут в ущерб интересам государства. Коменский полагал, что школа должна давать детям всестороннее образование, которое раз­вивало бы их ум, нравственность и волю. Веря в большую силу человеческого разума, он мечтал о такой школе, которая была бы «истинной мастерской людей, где умы учащихся озаряются блеском мудрости».

Согласно принципу природосообразности, Коменский устанавливает возрастную периодизацию. Он, исходя из природы человека, делит жизнь подрастающего поколения на четыре возрастных периода, по 6 лет каждый: детство — от рождения до 6 лет, отрочество — от 6 до 12, юность — от 12 до 18, возмужалость — от 18 и 24. В основу этого деления он кладет возрастные особенности: детство характеризуется усиленным физическим ростом и развитием органов чувств; отрочество — развитием памяти и воображения с их исполнительными органами — языком и рукой; юность помимо указанных качеств характеризуется более высоким уровнем развития мышления («понимания и суждения») и возмужалость — развитием воли и способностью сохранять гармонию.

Коменский возмущался тем, что школы доступны только для состоятельных и «между бедняками остаются незамеченными и погибают нередко выдающиеся способности». Он резко критиковал и сам строй работы тогдашней схоластической школы, которая служит «пугалом для мальчиков и застенком для умов», школы, где дается жалкое, искаженное образование («умы питаются не истинными зернами вещей, а какой-то шелухой слов»). Он мечтал о том, чтобы школа стала доступной всем, чгобы она сделалась «истинной мастерской людей», где «все всесторонне обучаются всему».


Каталог: archive -> old.sgu.ru -> files
files -> Образовательная программа «Организационная психология»
files -> Технологическое построение учебного процесса (и организация самостоятельной работы студентов) предполагает непрерывные контрол
files -> Педагогическое творчество как основа профессионального мастерства современного учителя
files -> Выпускная квалификационная работа как показатель профессиональной компетен
files -> Психологическая подготовка к егэ
files -> Аннотации примерных основных образовательных программ впо по направлению подготовки «Психология» квалификация (степень) «Бакалавр» курсов базовой (общепрофессиональной) части профессионального цикла
files -> Педагогическая технология формирования иноязычной компетенции студентов неязыковых вузов
files -> Примерная программа воспитания 1
files -> Профессиональное становление будущих педагогов-психологов: мотивационный компонент


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   92


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница