Исследование личности. Проективные методики



страница4/6
Дата22.02.2016
Размер2.35 Mb.
1   2   3   4   5   6
ГЛАВА IV

Методика чернильных пятен Г. Роршаха


Тест чернильных пятен — одна из наи­более популярных проективных методик — создан швейцарским психиатром Германом Роршахом в 1921 г. Есть сведения, что чернильные пятна использовались еще Леонардо да Винчи и Ботичелли для “воз­буждения фантазии”; в психологию их ввел А. Бине, исследуя с их помощью некото­рые особенности интеллекта. Роршах одним из первых отметил связь между фантазио-подобной продукцией и типом личности. В ходе клинического и экспериментально­го исследования групп здоровых и психи­чески больных испытуемых, путем сопо­ставления клинических характеристик и особенностей ответов Роршах выделил два типа восприятия: “B-тип” и “Fb-тип”, т. е. “двигательный” и “цветовой” тип [73]. Ока­залось, что одни испытуемые склонны вос­принимать пятна в движении, в продуци­руемых ими образах людей, животных или предметов акцентируется прежде всего ди­намический аспект; другие испытуемые, напротив, фиксируют в своих ответах цветовой аспект. Тип восприятия или “тип пе­реживания”, по Роршаху, характеризует преимущественно интраверсивные или экстратенсивные тенденции личности. Прово­дя аналогию с типологией Юнга, Роршах подчеркивает тем не менее и отличие со­ответствующих терминов. Согласно его воззрениям, экстра- и интраверсия — не противоположные и взаимоисключающие свойства личности, а тенденции, в большей или меньшей степени присущие любому че­ловеку. Они указывают не столько на сте­пень эффективности адаптации, сколько на реализующие ее индивидуальные механиз­мы. Неправомерно также противопоставле­ние интра- и экстраверта как “мыслитель­ного” и “чувствующего” типа личности, поскольку адекватная адаптация предпо­лагает участие как аффективных, так и познавательных процессов. Если нормально интраверсивный тип характеризуется лишь преобладанием кинестических ответов над цветовыми, то патологически интраверсив­ный тип — полным отсутствием цветовых. Точно так же различают нормально и па­тологически экстратенсивный тип. Кроме перечисленных двух типов личности Рор­шах выделяет еще “суженный”, для кото­рого характерно малое количество отве­тов, связанных с движением и цветом или полное их отсутствие, и “амбиэквальный”, связанный с большим, но равным количе­ством и цветовых и кинестетических отве­тов. Указанные типы переживаний корре­лируют с определенными компонентами интеллекта, аффективной динамикой, чертами характера и видом психической па­тологии.

Роршах разработал основные принци­пы анализа и интерпретации ответов, в по­следующие годы работа велась главным образом в направлении уточнения значения тех или иных показателей, разработки все более тонких способов шифровки, поиска патогномоничных показателей, а также по­пыток теоретического обоснования методи­ки. В настоящее время наиболее популяр­ным является подход, сформировавшийся под влиянием исследований “Эго-психологии” и экспериментов New Look. Перцеп­тивный ответ рассматривается как продукт взаимодействия двух факторов: объектив­ных свойств пятна и субъективных потреб­ностей, конфликтов и механизмов их регу­ляции. В свете этого подхода тест Роршаха направлен на диагностику, главным обра­зом, экспрессивного аспекта поведения или присущего личности индивидуального сти­ля {42; 44; 57; 77].


§ 1.ОПИСАНИЕ МЕТОДИКИ И СХЕМА ЭКСПЕРИМЕНТА’
‘ Здесь и далее использовались руководства по тесту Клопфера, Бома, Лузли-Устери, Рапапорта (57; 7; 63; 71).
Материал теста состоит из 10 стандарт­ных таблиц, выполненных в черно-белых, черно-красных и пастельных тонах. Каж­дая таблица представляет собой копию с оригинала, полученного при складывании пополам листа бумаги с нанесенным на нее чернильным пятном. Хотя рисунок пят­на произволен и не поддается однозначной интерпретации, опыт работы с методикой показывает, что отдельные таблицы нерав­нозначны в отношении эмоционального воздействия на человека. Например, табли­цы 1, 4, 6 чаще всего ассоциируются со страхом и тревогой, а таблицы 9, 10, на­против, вызывают ощущения радости, праздника. Красные плоскости таблиц, на­поминая кровь или огонь, вызывают беспо­койство; это относится и к восприятию мел­ких деталей, расположенных вокруг верти­кальной оси, часто ассоциирующихся с об­разами сексуального содержания.

Никаких предварительных сведений о цели эксперимента сообщать не рекоменду­ется, вместе с тем важно, чтобы испытуе­мый чувствовал себя как можно более не­принужденно. Иногда это достигается рас­сказом о том, как получено изображение таблиц; можно связать это объяснение с известной детской игрой “в кляксы” и тем самым несколько разрядить обстанов­ку. Целесообразно также подчеркнуть, что при выполнении задания испытуемый мо­жет давать любые ответы, ни один из ко­торых не будет оцениваться как правиль­ный или ошибочный. Таблицы предъявля­ются последовательно с 1 по 10 в стандарт­ном положении, указанном на обороте таб­лицы. Предъявление первой таблицы со­провождается инструкцией: “Что это та­кое, на что это может быть похоже? В даль­нейшем инструкция не повторяется, и ис­пытуемому предоставляется полная самостоятельность. После окончания спонтан­ных высказываний испытуемому можно задавать стимулирующие вопросы типа “Что Вы можете добавить?”, “Это все?” и т. д. У робких испытуемых и невротиков возможны значительные расхождения меж­ду объемом спонтанной и дополнительной продукции. Ответы, полученные во время опроса, не включаются в расчетные форму­лы или подсчитываются с учетом коэффи­циентов.

Как правило, исследование включает собственно выполнение теста и опрос;

Клопфер считает необходимым в ряде слу­чаев дополнять процедуру эксперимента фазой “определения границ чувствительно­сти”.


Опрос
В этой фазе исследования выясняется, как субъект пришел к формулировке того или иного ответа, т. е. опрос всегда ориен­тирован на уточнение локализации образа и его детерминант. Экспериментатор обя­зан избегать прямых или наводящих воп­росов и вместе с тем его задача — получить подробные сведения, облегчающие после­дующую шифровку ответов. Для выявления локализации ответа на таблице можно за­дать вопросы типа: “Где находится...?” или “Покажите мне...”. Во многих руководствах по тесту Роршаха для облегчения этой ча­сти опроса используют специальные кар­ты, с нанесенными на них и обозначенны­ми наиболее часто интерпретируемыми участками пятна. В отдельных случаях ис­пытуемому предлагают сделать зарисовку фигуры на отдельном листе бумаги. Для уточнения детерминант ответа иногда бы­вает достаточно простых вопросов: “Что Вас заставляет думать о...?”, “Опишите под­робнее то, как Вы видите...” и т. д. Полез­но использовать следующий методический прием: субъекту предлагается альтерна­тивный образ, отличающийся от фактиче­ски выбранного по одной или нескольким невыясненным детерминантам. Например, если испытуемый видит бабочку, но указы­вает лишь на характеристики, связанные с формой (усы, крылья), то можно спросить, может ли он это место пятна интерпрети­ровать как мотылек. Если испытуемый дей­ствительно не ориентировался на цвет, то он не увидит никакой разницы между эти­ми ответами.
Определение пределов чувствительности
В отличие от предыдущих фаз здесь экспериментатор сознательно оказывает давление на испытуемого, чтобы вызвать те реакции, которых тот избегает. С этой целью обычно используют различные при­емы: просят выбрать самую приятную таб­лицу, затем самую неприятную; привлека­ют внимание испытуемого к тем особенно­стям пятна, которые игнорировались им при спонтанных высказываниях; наконец, предлагают образцы возможных интерпре­таций, отличных от тех, которые дает сам испытуемый, и т. д.
§ 2. ОСНОВНЫЕ ПРИЕМЫ ШИФРОВКИ ОТВЕТОВ
Шифровкой называют обозначение и классификацию ответов с учетом пяти ос­новных категорий: локализации, детерми­нанты, содержания, популярности/ориги­нальности, качества формы.

Основная цель шифровки — установле­ние связи между ответом и элементом пят­на, а также формализация ответа для по­следующих операций анализа и интерпре­тации.

Ответом считают высказывание, соот­ветствующее целой кляксе или ее частям. Различают основные ответы (спонтанные) и дополнительные (полученные во время опроса); последние подсчитываются от­дельно и в расчетных формулах учитыва­ются со специальными коэффициентами.
Обозначение локализации ответа
Локализация ответа характеризует тип восприятия или “ментальный подход” по Клопферу. Локализация ответа определя­ется путем соотнесения образа с той или иной частью пятна.

1. Целостный ответ — W (Whole) обоз­начается в том случае, когда испытуемый фиксирует внимание на пятне в целом и продуцируемый им образ охватывает всю кляксу.

Таблица V2. Летучая мышь — W.

2 Примеры взяты из сборника упражнений по тесту Роршаха [41].

Таблица VI. Растеленная шкура — W. Д. Рапапорт предлагает рассматривать целостный ответ с точки зрения степени дифференцированности и интегрированности составляющих его частей:

1) ясно выраженное, хорошо артикули­рованное единство — W+,

2) удовлетворительное единство — Wo,

3) плохо артикулированное единство, синкретическое впечатление от всего пят­на — Wv.

Эти дополнительные показатели позво­ляют в ряде случаев отдифференцировать целостные ответы, строящиеся на основе четкого анализа элементов пятна с их по­следующей интеграцией (хорошая артику­ляция) от целостных ответов, возникших в результате глобального, синкретического восприятия пятна (плохая артикуляция).

2. Почти целостный ответ (W) — ког­да испытуемый интерпретирует примерно 2/3 кляксы.

Таблица III. Двое мужчин с бородами в костюмах — W.

Таблица II. Два человека на корточках, танцующие какой-то танец, — W.

3. Конфабуляторный целостный ответ (DW) обозначается в том случае, когда це­лостный ответ строится на основании ин­терпретации какого-то изолированного фрагмента, без учета остальной части пятна.

Таблица V. Нога, наверное, идущее животное — DW.

4. Ответы на крупные обычные детали

(D). К этой категории относятся интер­претации относительно крупной части пят­на, которая легко отграничивается проме­жуточным пространством, оттенком или цветом от остальной части пятна.

Таблица VII. Ребенок показывает язык — D.

Таблица IV. Нога в громадном сапо­ге—D.

5. Ответы на мелкие обычные детали (а). Критерии выделения этой группы от­ветов те же, что и для (4). Отметим, что такой признак, как “обычность”, определя­ется эмпирически, как правило, использу­ются таблицы Э. Бома с обозначенной на них локализацией ответов.

Таблица III. Голова птицы (d). Таблица VI. Голова с усами, напоми­нающая кошачью (d).

6. Ответы на необычные мелкие дета­ли. Необычные детали (обобщенно обоз­начаются Dd) отличаются прежде всего редкостью их актуализации. Выделяют де­тали, относящиеся к внутренней части пят­на, бордюру и некоторые другие виды Dd.

7. Ответы на промежуточное белое про­странство (S) регистрируются, если само белое пространство становится “фигурой” на темном “фоне”. Когда испытуемый ис­пользует белое пространство в комбинации с темной частью таблицы, ответ обознача­ется как WS или DS.

Таблица II. Репа или лампа — 5. Занавеси, раздвинутые в сторону, в се­редине сцена — WS.

Основные детерминанты ответов
Детерминантами называют такие ха­рактеристики ответа, как форма, движе­ние, цвет, оттенки. Одни из них обуслов­лены свойствами пятна, другие (движение) являются сугубо субъективным дополнени­ем, проекцией испытуемого. Детерминан­ты, так же как и локализация, раскрыва­ют способ “видения” человека, его изби­рательность в отношении тех или иных ас­пектов окружающей среды и собственного внутреннего мира.

Форма (F)


Детерминанта F показывает, что толч­ком к возникновению того или иного обра­за служила форма пятна, его контуры.

Таблица V. Летучая мышь, распростер­тые крылья, уши — WF.

Таблица III. Голова птицы — dF.

Ответы категории F могут различаться по качеству формы (“хорошая” или “пло­хая”). При “хорошей” форме образ соот­ветствует конфигурации пятна, видимого четко во взаимоотношении отдельных своих частей (близко к W+}. Некоторые авторы предлагают статистический критерий — “хорошими формами” считаются те, кото­рые интерпретируются наиболее часто. Од­нако статистический критерий на практике применяется редко; для определения каче­ства формы в ряде случаев можно пола­гаться на список “хороших форм” (Бек, Лузли-Устери). Клопфер считает, что ответы типа “географическая карта”, “дым”, “облако”, “след” всегда шифруются как F~, так как не предполагают четкой опре­деленной формы. Категория формы часто выступает в комбинациях с другими детер­минантами ответа; некоторые из наиболее значимых “паттернов” будут рассмотрены ниже.


Движение (М, FM, m)
Это одна из наиболее важных детерми­нант образа, непосредственно не вытекаю­щая из свойств самого пятна. Вместе с тем установлено, что конфигурация пятна, расположение светлых и темных промежут­ков на некоторых таблицах как бы прово­цирует динамические образы. Так, напри­мер, по Роршаху ответы “две человеческие головы” (таблицы I и II), “два человека” (таблица III) всегда включают элементы кинестезии, даже если испытуемый не дает ясного вербального указания. Воспринима­ет ли субъект пятна в статике или дина­мике, часто выявляется во время опроса, при этом считается, что диагностировать М можно только при наличии переживания движения, т. е. своеобразной идентифика­ции с движущимся объектом. Роршах по­лагал, что зрелая адаптированная лич­ность может идентифицировать себя толь­ко с движущимися человеческими фигу­рами, поэтому он рассматривал только од­ну категорию ответов движения — М. В настоящее время большинство авторов считают необходимым учитывать все виды движения, охватывающие виды деятельно­сти, позы, экспрессию независимо от того, приписываются ли они целым человеческим фигурам, ее частям, животным или стату­ям. В эту же категорию входят ответы с проекцией абстрактных сил, природных или механических воздействий, а также движе­ние неодушевленных предметов.

Шифр М обозначает ответы, в которых наличествует человеческая деятельность, даже если она приписывается животным, статуям или карикатурам.

Таблица VII. Это напоминает двух спо­рящих людей — WM.

Таблица I. Женщина с отрезанной го­ловой и два джентльмена по бокам, по­хожие на привидения, — WM.

Таблица V. Мефистофель с рогами и копытами, укрытый ниспадающим пла­щом, — WM.

Таблица X. Два сверчка, ссорящиеся друг с другом, — DM.

Следует заметить, что знак М включает в себя обозначение формы, т. е. форма имплицитно присутствует в детерминанте М, даже если форма неопределенная или неадекватная; последний случай обознача­ется как М~.

Шифр FM обозначает ответы, в которых фигурируют животные (или карикатуры, рисунки) в свойственной им деятельности. Этим же знаком обозначают поведение дрессированных животных.

Таблица V. Насекомое с усиками летит к нам, длинные ноги — WFM.

Таблица II. Танцующие медведи — DFM.

Шифр т обозначает движения предме­тов, действие механических, абстрактных, символических сил. Знак Fm показывает, что движущийся объект обладает четкой формой, mF характеризует объекты с ме­нее определенной формой и, наконец, т указывает на действие каких-то сил. Та­ким образом, различие между ответами, шифрующимися Fm, mF и т, определяет­ся степенью выраженности и четкости фор­мы.

Таблица IX. Эти штуки в середине по­хожи на палящие пушки — dFm.

Таблица X. Листья, падающие на землю (целое), — WmF.

Таблица X. Праздничная суматоха и беспорядок — Wm.


Оттенки (с, К, к)
Оттеночные детерминанты характеризу­ют ответы, в которых используются хрома­тические или ахроматические светотени. Использование эффектов светотени прида­ет образам новые тонконюансированные качества: передает качества поверхности или структуры, глубину или перспективу, а также обусловливает восприятие трехмер­ных объектов на плоскости.

1. Поверхность или качества структу­ры в зависимости от степени выраженности формы шифруются как Fc, cF, с.

Таблица I. Женщина в прозрачной юбке — DFc.

Таблица VI. Чешуйчатая поверхность— DcF.

Таблица IV. Комья грязи — We.

2. Глубина, перспектива, дистанция, в зависимости от степени выраженности фор­мы, шифруются как FK, KF, К.

Таблица VII. Оклахома, нефтяные выш­ки, одни дальше, другие ближе — DFK.

Таблица VII. Это облака, похожие на людей, — DKF.

Таблица V. Сплошная темнота — WK.

Ответы типа “изморозь”, “туман”, “дымка”, “дым” шифруются как K.F или К.

3. Проекция объектов на плоскость шифруется как Fk, kF, k. Под эту катего­рию попадают две группы — ответов — рентгеновские снимки н топографические карты.

Таблица I. Позвоночник DFk.

Таблица X. Похоже на карту рель­ефов — DkF.

Таблица IV. Здесь тени, чем-то напоми­нающие рентгеновский снимок, — Wk.


Цвет (С и С')
Детерминантой “цвет” охватываются ответы, в которых обращается внимание на цвет пятна. Различают детерминанты двух видов — хроматические (красный, Коричневый, зеленый, желтый) и ахрома­тические (черный, белый, серый). | 1. Хроматический цвет может высту­пать в комбинации с формой (FC, CF) или в чистом виде (С). Место детерминанты указывает на относительное преобладание в ответе цвета или формы.

Категорией FC обозначаются ответы, в которых ведущую роль играет форма или форма и цвет уравновешены.

Таблица II. Красные носки — FC.

Таблица IX. Красивое бальное зеленое платье — FC.

Категорией CF обозначаются ответы, где ведущую роль играет цвет, но нали­чествуют элементы формы.

Таблица IX. Очень много цвета, может герб или афиша — CF.

Таблица VIII. Водоросли или подвод­ное цветущее растение — CF.

Категорией С обозначаются ответы че­тырех ТИПОВ — С, Cn, Cdes, Cgym.

С — чистый цвет; в ответах этого типа естественный цвет объектов (красный для крови, голубой для неба) используется не опосредуясь формой, например, “кровь”.

Сц—называние цвета, при отсутствии его содержательных толкований, например:

“Какое множество цветов — розовое, жел­тое, голубое, зеленое” (таблица X).

Cdes — описание цвета, обычно сочетает­ся с восприятием таблицы как художест­венного произведения, например: “Навер­ное, это акварельный этюд” (таблица IX).

Csym — символическая интерпретация цвета: “Какая радостная картина, цвет весны и возрождения” (таблица X).

2. Ахроматический цвет, так же как хроматический, может выступать в комби­нациях с формой (FC’, C’F) и иметь под-;

варианты в виде называния, описания и” символической интерпретации (Cn, Cues, Csym).
Шифровка содержания ответов
Этот этап работы с экспериментальным материалом не представляет особых труд­ностей и заключается в отнесении ответа к одной из категорий классификации. Нет нужды перечислять их все, ниже приво­дятся условные обозначения для наиболее распространенных категорий.

Н — человеческие целые или почти це­лые фигуры;

(Я) — человеческие фигуры, которые истолковываются в рисунках, карикатурах или фантастические фигуры духов, ведьм и проч.;

Hd — детали человеческой фигуры;

(На) — детали человеческой фигуры, изображенной на рисунке, в скульптуре, или детали фантастических фигур;

Л — целые или почти целые фигуры жи­вотных;

(Л):—мифологические звери, чудови­ща, карикатуры, нарисованные звери;

(Л) — антропоморфные животные;

Ad—детали тела животных.

(Ли?)—детали тела антропоморфного или фантастического животного.

At—анатомические органы человека.

AAt—анатомические органы живот-зго.

Sex — половые органы.

Obj — предметы.

N—пейзаж, ландшафт, реки, вид с вы­соты полета и т. д.

Шифровка популярности— оригинальности ответов

Эта часть анализа экспериментального материала представляет некоторые труд­ности ввиду отсутствия статистически зна­чимых данных для разных популяций. Ру­ководства по тесту Роршаха, как правило, содержат списки популярных ответов, по­лученных наиболее компетентными иссле­дователями в области Роршах-техники. Следует обратить внимание, что не все от­веты могут быть зашифрованы согласно этой категории. В приложении III приво­дим список популярных ответов (Р) по Б. Клопферу.

Оригинальными (О) считаются ответы, встречающиеся один раз на сотню ответов. Если образ неадекватен пятну, производит впечатление вычурности, его шифруют как 0~. Опознание оригинальных ответов тре­бует большого опыта самостоятельной ра­боты с текстом, поэтому на практике мож­но пользоваться простым указанием на тенденцию к оригинальности (--0).


§ 3. ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ОСНОВНЫХ КАТЕГОРИЙ ШИФРОВКИ
Интерпретация тестового материала представляет значительные трудности, и именно эта фаза работы с методикой наи­более уязвима для критики. До сих пор, несмотря на огромную популярность теста Роршаха, многочисленные публикации крупнейших специалистов в Роршах-техни- ке, основные принципы интерпретации не имеют удовлетворительного теоретического обоснования. Это относится прежде всего к оценке психологического значения тех или иных категорий анализа. Тестом Роршаха диагностируют структурные характеристи­ки личности: индивидуальные особенности аффективно-потребностной сферы и позна­вательной деятельности (когнитивный стиль), внутриличностные и межличност­ные конфликты и меры борьбы с ними (за­щитные механизмы), общую направлен­ность личности (тип переживания) и т. д. Вместе с тем связь отдельных показателей (или их паттернов) с указанными пара­метрами личности доказана лишь эмпири­чески. И действительно, с точки зрения на­учной психологии, пока еще трудно объяс­нить, почему, например, ответы типа “фор­ма” отражают рациональные интеллекту­альные тенденции, а ответы типа “цвет” — контролируемую или импульсивную эмоцио­нальность. В этой связи уместно сослаться на высказывание А. М. Эткинда (1980), одного из советских исследователей в об­ласти Роршах-техники: “...без теории, свя­зывающей средство измерения, в данном случае — показатели теста Роршаха — с объектом измерения — свойствами лично­сти — тест сохраняет свою близость с го­роскопом, ...в равной степени непонятно, как работают оба”. Считается, что изолированный показатель приобретает психологический смысл в “контексте”, т. е. определяется сочетанием многих показателей, образующ целостную конфигурацию или паттерн. Однако это верное в методическом отношении замечание не решает проблемы теоретического обоснования связи показа­телей теста с теми или иными аспектами личности.

Дискуссионен и вопрос о том, что вы­являет тест — структуру личности, или частные индивидуальные особенности. Не­которые исследователи полагают, что в обоснование теста необходимо ввести до­полнительную объяснительную категорию, конституирующую отдельные показатели теста в соответствии с целостным модусом личности. Так, в экспериментах В. Г. Норакидзе были получены корреляции между индивидуально-типологическими свойства­ми фиксированной установки и ансамблем показателей теста Роршаха. Динамичной, константно-стабильной установке соответ­ствуют следующие данные теста: отсутст­вие чисто цветовых ответов, хорошая фор­ма, оптимальное (4—5) количество попу­лярных ответов, почти полное отсутствие ответов с оттеночными детерминантами. Напротив, грубостатичной, возбудимой ус­тановке соответствует преобладание чисто цветовых ответов или ответов типа цвет-форма, обилие ответов, связанных с ин­терпретацией ахроматических оттенков, оригинальные ответы нечеткой формы и т. д. Если нормально адаптированной личности свойствен первый из описанных ансамблей показателен, то конфликтную невротическую личность с высоким уровнем тревоги характеризует второй ансамбль по­казателей [18].


Эти данные, на наш взгляд, согласуются и с рядом теоретических соображений о единой установочной природе когнитивного и личностного стиля и возможности его диагностики тестом Роршаха.
Психологический смысл локализационных показателей
Локализация ответа (целое пятно или деталь) указывает на способ подхода к по­знанию объектов и явлений окружающей действительности, стремление охватить си­туацию во всей сложности, взаимозависи­мости ее компонентов или интерес к част­ному, специфическому, конкретному.

Хорошо артикулированные, интегриро­ванные целостные ответы в сочетании с четкой формой (WF+) —показатели высо­кого интеллекта с теоретической направ­ленностью. Напротив, синкретичные или конфабуляториые ответы (DW), не соот­ветствующие форме пятна (WF-), указы­вают на интеллектуальные нарушения, на­пример, при шизофрении или некритич­ность, “субъективизм” и чрезмерное често­любие. В норме целостные ответы состав­ляют 20—30% от общего числа ответов на все таблицы. Использование больших и обычных маленьких деталей характеризу­ет конкретную пиитическую ориентацию мышления (норма D— 45—55%, d — 5— 15%). Значительное преобладание малых деталей (d> 15%) может указывать на из­лишний педантизм или симптом навязчи­вости. Редкие летали (Dd), как правило, свидетельствуют о неуверенности, тревож­ности и попытках справиться с ними (в ча­стности, на таблицах IV—VI). В отсутст­вие других показателей аффективного не­благополучия (Dd) указывают на любозна­тельность, оригинальность мышления (при F+).

Толкование белого фона (5, WS, DS) интерпретируется у экстравертов как сви­детельство негативизма, стремления про­тивостоять влиянию окружения или у ин­травертов — противопоставление самому себе, неуверенность, чувство неполноцен­ности.

В норме испытуемый, как правило, на­чинает с толкования целого пятна, затем его элементов и, наконец, фона. Такая по­следовательность (W—D—d—Dd—S} ука­зывает на систематический логически упо­рядоченный подход к реальности. Вместе с тем, если она сохраняется неизменной при интерпретации всех таблиц, можно гово­рить о ригидности, стереотипности мышле­ния и адаптации в целом. Последователь­ность считается упорядоченной, если она, сохраняя указанный порядок в большинст­ве таблиц, варьирует в зависимости от структуры самого пятна. Хаотическая бес­порядочная последовательность, очевидно, связана с нарушениями адаптации или (редко) встречается у особо одаренных лиц “художественного” типа.


Психологический смысл основных детерминант. Форма
Форма (F) является одной из самых популярных детерминант ответа и более чем все остальные характеризует собствен­но процесс структурирования, организации неопределенного материала. Лузли-Устери интерпретирует F+ как проявление созна­тельных конструктивных тенденций лично­сти, способности разумно контролировать свои аффективные побуждения. Клопфер также считает F+ показателем интеллек­туального контроля и “силы Эго”, т. е. сте­пени и качества адаптации к реальности. Чем больше F+ (норма — 20—50%), тем более “беспристрастно” человек способен разрешать жизненные проблемы и придер­живаться объективности, не попадая под влияние ситуационных эмоций. В то же время при небольшом количестве М, FC’, Fc увеличение F сверх нормы указывает на ригидность, “сверхконтроль”, недоста­ток спонтанности, в некоторых случаях выступая как механизм защиты от чрез­мерной аффективности и предрасположен­ности к конфликтам. Низкий процент F (<20%) на фоне М, Fc, FC’ говорит о не­достаточно эффективном интеллектуаль­ном контроле и возможных “прорывах” субъективности.

Четкая “хорошая” форма свидетель­ствует о наблюдательности точности, реа­листичности мышления; в норме подобные ответы составляют 80—90%, более низкий процент четких форм отмечается при шизофрении и истерических неврозах; в последнем случае интерпретируется как невроти­ческое торможение мышления.


Кинестетические показатели (М, FM, т)
Психологическая интерпретация кине­стетических показателей — самая слож­ная и противоречивая часть работы с тес­том Роршаха. Считается, что этот показа­тель наиболее интимно связан с внутрен­ним миром личности, хотя существуют разные точки зрения на то, какие именно тенденции представляет М. Большинство исследователей расценивают М как проек­цию бессознательных глубинных слоев жиз­ни личности, поскольку в отличие от цве­та и формы, обусловленных объективными качествами пятна, движение как бы при­вносится самим субъектом. Исходя из это­го, кинестезии часто связывают с творче­скими способностями, высоким интеллек­том, развитым воображением. Роршах рас­сматривал М в связи с интраверсивиой на­правленностью личности, т. е. умением че­ловека “уйти в себя”, творчески перерабо­тать (сублимировать) аффективные кон­фликты и тем самым добиться внутренней стабильности.. Подобное толкование смыс­ла М как будто бы подтверждалось иссле­дованием определенного контингента ис­пытуемых — актеров, художников, людей умственного труда. Вместе с тем последую­щие экспериментальные проверки проде­монстрировали зависимость этого показа­теля от ряда других факторов, например, адаптированности, степени дифференциа­ции “Я”, возможности открытого отреагирования аффективных побуждений во внешнем поведении и т. д. Имеются также данные о связи М с особенностями межлич­ностных отношений, в частности представ­лением человека о самом себе и своем со­циальном окружении, способности к сопе­реживанию и пониманию других людей [55, 57]. Согласно этим данным, М являет­ся многомерной переменной, конкретное значение которой определяет контекст, т. е. уникальное для данного человека сочета­ние всех остальных показателей. Неодно­значность М отчасти вытекает из того фак­та, что эта детерминанта имплицитно со­держит две другие детерминанты — F и Н. Видимо, поэтому Клопфер считает челове­ческие кинестезии признаком осознанной, хорошо контролируемой, принимаемой субъектом внутренней жизни — собствен­ных потребностей, фантазий и самооценки. Роршах дифференцировал М также на ак­тивные (тело в экспансивном движении) и пассивные кинестезии (согнутые, наклонен­ные позы). Первые говорят об активной доброжелательно-кооперативной жизнен­ной установке, вторые указывают на пас­сивность, тенденцию к избеганию трудно­стей, вплоть до позиции “прочь от мира”.

Таким образом, человеческие кинесте­зии указывают на:

1) интраверсивность;

2) зрелость “Я”, выражающуюся в со­знательном принятии собственного внутреннего мира и хорошем контроле над эмоциями;

3) творческий интеллект (при .F+);

4) аффективную стабильность и адап-тированность;

5) способность к эмпатии.

В протоколах здоровых, хорошо приспо­собленных, зрелых испытуемых должно содержаться по крайней мере ЗМ. Как указывалось выше, диагностировать М следует только в случае переживания движе­ния, т. е. идентификации с движущимся объектом. Роршах и некоторые современ­ные авторы рассматривают в качестве М движения, позы, мимику только человече­ских существ или антропоморфных живот­ных. Клопфер формулирует эту мысль точ­нее: символом М обозначаются движения, передающие человеческую деятельность, например разговаривающие животные, ссо­рящиеся гусеницы и т. д.


Движение животных (FM)
Символом FM американские психологи обозначают движения животных, частей тел животных или их карикатур в прису­щей животным деятельности. Идентифика­ция с кинестезиями FM, как правило, сви­детельствует о незрелости личности. В про­тивоположность М кинестезии животных отражают менее осознанные, менее контро­лируемые влечения, не в полной мере при­нимаемые личностью. Полное отсутствие FM говорит о подавлении примитивных влечений, возможно, в силу их неприемле­мого содержания.
Движение неодушевленных объектов (Fm, mF, m)
Этими символами обозначаются движе­ния объектов, механических или абстракт­ных сил, например, бегущий ручей, разви­вающиеся фалды и т. д. Очевидно, что идентификация с неодушевленными объек­тами указывает на глубинные неосознавае­мые, неконтролируемые импульсы, нере­ализованные желания. Их недоступность сознанию часто переживается субъектом как ощущение тревоги, страха, свидетель­ствует о высокой внутренней конфликтности. Вместе с тем некоторое количество FM и m в определенном соотношении с М является допустимым и характеризует бо­гатство и живость внутреннего мира лич­ности, спонтанность ее аффективных про­явлений, развитое воображение на фоне хорошего контроля и адаптированности.
Оттенки
А. Текстура, поверхность (Fc, cF, с). Использование оттенков в ответах говорит о чувствительности человека к тонким ньюансам межличностных отношений. В соче­тании. с формой оттенки указывают на спо­соб управления потребностью в привязан­ности, зависимости, опеке со стороны дру­гих людей.

Fc означает не только потребность в по­добных связях, но и способность к учету потребностей других. Потребность в кон­тактах контролируется и принимает социализированные формы. Оптимальное коли­чество Fc говорит о сензитивности, чутко­сти; слишком большое число Fc свидетель­ствует о несамостоятельности, пассивности, зависимости; недостаток Fc указывает на отсутствие этих чувств.

cF характеризует менее зрелую, грубо проявляющуюся потребность в контактах, вплоть до физических, иногда сексуального характера.

с является симптомом неконтролируе­мой, недифференцированной потребности в опеке и физических контактах.

Б. Глубина, перспектива (FK, KF, К,). Как правило, эта детерминанта рассматри­вается как отражение способов борьбы с тревожностью. Достаточно многочисленные FK встречаются при осознании и эффек­тивном преодолении страха; вместе с тем отсутствие FK, практически не значимо.

KF и К. относятся к показателям тре­воги как следствии фрустрации потребности в привязанности. Более чем ЗК. указывают на высокую степень фрустрации и отсутст­вие механизмов ее преодоления.

В. Проекция трехмерных объектов на плоскость (Fk, kF, k). По Клопферу, эта детерминанта указывает на тревожность, поиск контактов, который может маскиро­ваться интеллектуализацией. Ответы Fk означают более успешную рационализа­цию, чем kF и k.
Цвет (С и С')
Цветные ответы, начиная с Роршаха, рассматривались как признак аффективной откликаемости в отношении окружающей среды, как экстравертированная направ­ленность личности. Эту детерминанту при­нято учитывать в сочетании с формой; по­следняя указывает на степень контролиру­емости, социальности, зрелости аффекта.

FC — признак эмоциональности хорошо контролируемой, обусловливающей адек­ватность межличностных отношений.

CF — менее контролируемая эмоцио­нальность, аффективная спонтанность с элементом эгоцентризма, внушаемости, ин­фантильности.

С — эксплозивность, импульсивность, как правило, патологический симптом.

Сn — попытки воздействовать на эмо­циональную ситуацию скорее магическим, чем реалистическим образом.

Cdes — интеллектуальный подход, со­знательное отношение к эмоциональным ситуациям.

Csym — творческий подход, эстетичес­кие склонности.

Ахроматический цвет FC’, C’F, С' ин­терпретируется аналогично хроматическо­му, рассматривается как признак “смяг­ченной нюансированной аффективности”. Анзье и Лузли-Устери, однако, связывают реакцию на светлые и темные пятна с глу­бинными примитивными механизмами раз­личения света и тьмы, в силу чего С' ука­зывает на глубокую дисфорию, грусть, от­сутствие доверия к себе, пессимизм и тре­вогу [37, 63]. Роршах также видел в от­ветах С' признак недостаточной адаптиро­ванности.


Содержание
Качественный анализ ответов сравни­тельно недавно привлек внимание исследо­вателей, так как считалось, что он дает ха­рактеристику скорее категориального ап­парата мышления, чем особенностей лично­сти (Рапапорт). По мнению одних авто­ров, анализ содержания предполагает сим­волическую интерпретацию ответов (Ша­фер, Лузли-Устери); Клопфер считает со­держание ответов прежде всего индикато­ром широты интересов личности, направ­ленности ее мотивов.

Категория “животные” (А) наиболее распространена в ответах как здоровых, так и психически больных людей. В уме­ренных количествах свидетельствует о воз­можности взаимопонимания, кооперации в области мышления; свыше 50% А указыва­ет на стереотипию, бедность интересов. Считается, что образы хищных животных отражают агрессивные тенденции, домаш­них — пассивность и зависимость.

Категория “люди” (Н) связана с вос­приятием себя, своего тела и своих отноше­ний с другими людьми. Восприятие исклю­чительно отдельных частей тела часто ука­зывает на возможные конфликты, напри­мер, в сфере сексуальных отношений. Боль­шое значение имеют поза, мимика, аффек­тивная окрашенность образа: например, дерущиеся люди могут отражать враждеб­ность чувств и установок испытуемого, в то время как смеющиеся, танцующие фи­гуры, напротив, удовлетворенность и оптимизм. Сходство со сказочными, фантасти­ческими персонажами часто встречается при неспособности идентифицировать себя с реальными людьми, трудностях в сфере межличностных отношений. В норме про­токол содержит около 15% ответов Н. Име­ются данные о проекции в содержании от­ветов Я лнчностно-значимых переживаний и конфликтов. Например, женщина, стра­дающая от одиночества, видит фигуры мужчин и женщин, удаленных друг от друга.

Из ответов других категорий отмечают “анатомию”, “географию”, которые, если не являются отражением профессиональных интересов, указывают на “комплекс интел­лигентности”, желание блеснуть. Большое количество ответов сексуального содержа­ния, как правило, наблюдается у лиц с трудностями сексуальной адаптации; пол­ное отсутствие ответов сексуального содер­жания на таблицах IV, VI, VII указывает на глубокое подавление конфликта в этой сфере, которое может выдавать себя в сим­волических образах. Абстрактные интер­претации рассматриваются как проявление определенной интеллектуальной склоннос­ти, но иногда (на таблицах IX, X) — как защита от чрезмерной аффективности, ее переработка путем рационализации.



Известны попытки выявления символи­ческого характера содержания: так, “гла­за” интерпретируются как подозритель­ность, слежка, “щипцы” — лишение си­лы, “открытая пасть” — пожирающая мать, “маска” — желание скрыть свое “истинное лицо” спрятаться и т. д. [7]. Лузли-Устери считает необходимым символически интерпретировать также локализацию от­вета относительно горизонтальной и вер­тикальной осей [63]. Согласно психоанали­тическим представлениям, вертикаль сим­волизирует мужское начало, горизонталь — женское; тогда ответы, расположенные вдоль вертикальной оси, будут указывать на поиск поддержки у отца, стремление к власти; ответы вдоль горизонтальной оси символизируют поиск убежища у матери, потребность в безопасности, беззаботности. Склонность интерпретировать края пятна указывает на бегство от тревоги; предпоч­тение верхней части пятна отражает стремление к духовной власти, нижней ча­сти — тенденцию к депрессии, пассивности, подчинению.
Популярные—оригинальные ответы
Популярность (банальность) ответа трактуется как выражение нормального интеллектуального конформизма — человек видит мир, как все. Отсутствие популяр­ных ответов может указывать на патоло­гический негативизм, аутизм, нарушение адаптации. Не существует статистически выверенного списка популярных ответов, которые, естественно, несколько варьиру­ют в разных популяциях. Как правило, ис­пользуются данные, полученные наиболее известными исследователями в области Роршах-техники (Бек, Клопфер). Оригинальные ответы свидетельствуют о творчес­ких способностях, однако О- — патологи­ческий признак дезорганизации мышления, потери контакта с реальностью.
§ 4. ИНТЕРПРЕТАЦИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ ТЕСТА
Полученные тестом Роршаха данные ин­терпретируются в зависимости от теорети­ческих установок исследователя. Можно го­ворить о существовании по крайней мере двух направлений в развитии Роршах-техники: первое, представленное швейцарской и французской клиническими школами (Лузли-Устери, Орр, Бом) опирается на постулаты ортодоксального психоанализа и видит в тесте средство выявления различ­ных инстинктивных влечений и их симво­лического выражения; второе направление (Клопфер, Рапапорт) своими тео­ретическими истоками уходит в психологию “Эго”, экспериментальные исследования New Look, и в качестве основной катего­рии интерпретации рассматривает когни­тивный стиль личности. В последнем слу­чае тест выступает в качестве своеобразной “задачи”, “адаптация” к которой опреде­ляется как собственно интеллектуальными возможностями испытуемого, так и имею­щимися у него средствами контроля и ре­гуляции аффективной жизни. В связи с ис­следованиями New Look процесс структу­рирования пятна стал трактоваться исходя из взаимодействия “внешних” и “внутрен­них” факторов. Согласно такому подходу, интерпретация пятна представляет собой акт “категоризации”; тот или иной ответ рассматривается как “гипотеза”, детерми­нированная свойствами стимула — пятна и субъективными факторами — потребностя­ми, аффективными конфликтами, индиви­дуальным когнитивным стилем [42; 44]. Та­ким образом, заключают авторы, процесс структурирования неопределенного стимульного материала отражает формальную структуру внутреннего мира личности, при­сущий ей способ видения себя и своего со­циального окружения.

Интерпретируя результаты теста, Клоп­фер [57], в частности, выделяет три взаи­мосвязанных подсистемы личности, в той или иной степени раскрывающиеся в инди­видуальном способе структурирования пят­на: интеллект, аффект, функции “Эго” [57]. Каждая из этих подсистем в свою очередь обладает собственной структурой. Так, ха­рактеристика познавательной деятельности включает следующие параметры: интеллек­туальный статус, способ подхода (тип вос­приятия), устойчивость к эмоциональным воздействиям, продуктивность, оригиналь­ность и т. д. При анализе аффективной сферы личности отмечаются эмоциональ­ный тон восприятия, способы реагирования на эмоциогенные ситуации, контроль над аффективностью, специфика самооценки (принятие или отвергание себя и собствен­ных неосознаваемых побуждений, возмож­ность сопереживания и понимания других людей и т. д.). Говоря о функциях “Эго”, Клопфер имеет в виду прежде всего присущие индивиду особенности контакта с реальностью: объективность отражения, зоны конфликтов, психологические меха­низмы контроля и защиты. Подобный под­ход к анализу данных теста, несмотря на ряд недостатков и прежде всего — связь с психоаналитической моделью личности, позволяет выявить индивидуальные харак­теристики познавательной деятельности в их связи с аффективной сферой и направ­ленностью личности.

При дальнейшем изложении материала мы будем придерживаться схемы, разрабо­танной Бруно Клопфером [57], обращая внимание не столько на содержательный, сколько на формальный аспект обработки экспериментальных данных.

Интерпретация теста может включать несколько этапов; ее “глубина” зависит как от задач, стоящих перед экспериментато­ром, так и от его теоретических установок В общем случае первый, “аналитический” этап состоит в выделении ряда параметров (тип переживания, характеристика интел­лекта и т. д.), значения которых вычисля­ются по так называемым формулам. Фор­мулы имеют своим источником прежде всего клинический эмпирический опыт, а также основаны на ряде принятых автором теоретических положений. Второй этап за­ключается в соотнесении между собой от­дельных показателей теста и создании сво­его рода их “ансамблей”, паттернов. Счи­тается, что изолированный показатель не может служить надежным индикатором, в то время как “ансамбль” обеспечивает достаточную обоснованность вывода. Послед­ним шагом является переход от описания тех или иных сфер личности к характерис­тике ее целостной структуры. Как считает Бом, чем выше квалификация психолога, чем в большей степени он способен к инту­итивному синтетическому мышлению, тем более “глубокой” будет и интерпретация [7]. Учитывая методический характер насто­ящего пособия, мы ограничимся описанием начальных этапов работы с материалом теста; предлагаемые здесь параметры и способы обработки даются с небольшими сокращениями.


Интерпретация основных показателей теста и их соотношений
Тип переживания. Напомним, что по­нятие “тип переживания” как соотношение интраверсивных и экстратенсивных тен­денций личности введено Роршахом на основе эмпирического сопоставления двух типов восприятия: так называемого цвето­вого типа (Fb-тип) и двигательного (B-тип). Согласно Роршаху, различают 5 групп типов переживания. Тип пережива­ния является коартированным, когда по­казатели обеих сторон оказываются 0 или 1 (типы: 0:0, 1:0, 0:1, 1:1). При пока­зателях не выше трех на каждой стороне тип переживания называют коартативным. Тип переживания при приблизительном равновесии сторон с показателями выше трех называют амбиэквальным (например, 5:6, 8:8, 9: 11). Если М значительно пре­обладает, Роршах называет тип пережива­ния интраверсивным; при преимуществе на стороне С — экстратенсивным. Для обоих последних типов следует еще различать, имеет ли слабовыраженная сторона толь­ко меньшие показатели или они вовсе от­сутствуют; если полностью отсутствует од­на из сторон, говорят об интраверсивности без экстратенсивности или об эгоцентрич­ной экстратенсивности. Тип переживания вычисляется по формуле М: Sum С, где М — количество ответов с человеческими кинестезиями, Sum С—количество ответов с использованием хроматического цвета. Учитывая, что цветовая детерминанта мо­жет выступать в комбинации с формой, Sum С выводится со следующими коэффи­циентами:
Sum С = 3C+2CF+1FC

2

Формулу М: Sum С называют иногда пер­вичной, в отличие от нее вторичная фор­мула, разработанная Клопфером, учитыва­ет все виды кинестезий, а также детерми­нанты ахроматического цвета (С”) и свето­тени (с)—FM+m: Fc+c+C1 куда все де­терминанты входят в абсолютных величи­нах, согласно психограмме. Из соотноше­ния первичной и вторичной формул выво­дится тип переживания личности как от­носительного преобладания интраверсив­ных пли экстратенсивных тенденций. Про­тивоположная направленность формул (на­пример, интраверсивность в первичной, а экстратенсивность во вторичной или на­оборот), как правило, свидетельствует об актуальных конфликтных переживаниях личности.



Согласно Роршаху, та или иная на­правленность личности должна рассмат­риваться не как застывшее свойство, а как динамический баланс разных тенденций. Интраверсивный тип характеризует людей, побудителями поведения которых выступа­ют преимущественно внутренние стиму­лы — их собственные мотивы, а не тре­бования среды. При относительно редуци­рованной откликаемости на воздействия извне интраверсивность не равнозначна аутистической погруженности во внутрен­ний мир и уходу от действительности. В то же время интраверсивность предполагает развитую способность к творческому вооб­ражению, в случае фрустрации выполняю­щего компенсаторно-защитные функции. При экстратенснвном типе переживания наибольшей побудительной силой облада­ют стимулы внешней среды; индивид ха­рактеризуется лабильной аффективностью, открытой экспрессией, широкими, но не­сколько поверхностными социальными кон­тактами. У людей с амбиэквальным типом переживания интра- и экстратенсивные тенденции чередуются: человек может на время замыкаться в себе, как бы черпая новые силы в собственном внутреннем ми­ре, а затем вновь обращается к активности во внешнем мире.

Коартированный и коартативный типы переживания часто характеризуют сухих

чопорных людей, склонных к поучениям, не обладающих ни оригинальностью мыш­ления, ни живостью чувств, зато стойких и надежных. Наряду с нормой эти типы встречаются у депрессивных невротиков или скомпенсированных больных шизофре­нией. Дополнительные характеристики то­го или иного типа переживания, например, стабильность, лабильность аффекта, сте­пень осознанности, подконтрольности по­требностей и влечений, выводятся из сопо­ставления первичной и вторичной формул с другими числовыми соотношениями.

Аффективность и степень ее контролируемости

Общая эмоциональная реактивность оп­ределяется исходя из ряда показателей:

а) Sum С — открытая эмоциональная реактивность на внешние стимулы; в нор­ме Sum C=3;

б) процент ответов на три последние (VIII—X) цветные таблицы должен быть равен или превышать 40%; при R7-10<30°/о испытуемый заторможен, недоста­точно спонтанно реагирует на эмоциогенные характеристики окружения;

в) если латентное время на хромати­ческие таблицы превышает латентное вре­мя на ахроматические более чем на 10 се­кунд, это означает, что испытуемый пло­хо контролирует свои эмоции, которые вно­сят дезорганизацию в его деятельность.

Контроль над аффектом в широком смысле слова включает регуляцию процесса удовлетворения потребностей в соответ­ствии с “барьерами” реальности. В тесте Роршаха различают “внешний” контроль — включение аффективных процессов в ин­теллектуальные (своего рода интеллекту­альная опосредствованность аффекта), и “внутренний” контроль, осуществляющий­ся путем реорганизации потребностей в иерархическую систему, где высшие по­требности контролируют низшие.

Внешний контроль диагносцируется сле­дующим ансамблем показателей:

а) процент ответов F+; в норме не дол­жен превышать 20—50%, что указывает на эффективность контроля. Свыше 80% от­ветов F+ при малом количестве М, FC и С' означает усиленный контроль, “сверхконт­роль” со стороны интеллектуальных, про­извольно контролируемых процессов, недо­статок спонтанности;

б) процент ответов F- показывает сла­бость контроля из-за недостаточной связи с реальностью;

в) процент ответов с использованием ди41ференцированных (включающих фор­му) детерминант светотени: (FK+F+Fc) %, характеризует степень подконтрольности потребости в контакте и эмо­циональной привязанности к другим лю­дям. Увеличение FK+F+Fc свыше 75% указывает на дефицит эмоциональной спон­танности;

г) степень зрелости аффекта, его адаптированности в соответствии с требовани­ями реальности выводится из соотношения FC: (CF+C), где FC обозначает контролируемую, социально приемлемую аффективность; CF — эгоцентризм, внушаемость, слабый социальный контроль, С—импуль­сивность, отсутствие контроля. Нормаль­ный контроль определяется при FC>CF+С, если CF+C0.

Внутренний контроль может быть опре­делен как возможность “задержки” в удов­летворении низших потребностей (влече­ний), указывает на степень структурирова­ния мотивационной системы и регуляции влечений со стороны высших потребностей; диагносцируется соотношением показате­лей кинестезии.

а) При M>2>FM (FM0) непосред­ственная разрядка влечений уступает место их контролю со стороны осознаваемых мотивов; такое соотношение характеризу­ет зрелую личность с относительно ста­бильной и гармоничной аффективной жизнью.

б) FM+m>M указывает на преобла­дание неосознаваемых, как правило, подавляемых импульсивных тенденций, соз­дающих высокий уровень тревожности; ха­рактеризует инфантильную незрелую лич­ность с плохо контролируемой аффективностыо и глубокими конфликтами.

Оценка интеллектуальных возможностей

Тест Роршаха не является, как извест­но, средством измерения интеллекта, од­нако он позволяет оценивать познавательные возможности субъекта в ситуации аф­фективных затруднений.

По данным теста получают такие ха­рактеристики интеллекта, как высокий — низкий, четкий — расплывчатый, гибкий— ригидный, теоретический — практический и т. д. Укажем признаки некоторых из этих качеств. Признаками высокого творческого интеллекта Роршах считал М и F. Хотя впоследствии М стали приписывать реле­вантность другим областям психического функционирования, большинство авторов считают полное отсутствие М показателем низкого интеллекта или интеллектуальной деградации; наличие же 3—5 М — указы­вает на интеллект выше среднего. Для вы­сокого интеллекта характерно наличие не менее 80% ответов типа “форма”, причем четкость или расплывчатость интеллекта отражается в показателе качества формы (F+ или F~). Высокий интеллект отлича­ется также большой продуктивностью (не менее 20—45 ответов на 10 таблиц), отсут­ствием стереотипии (не более 50% ответов “животные”), наличием оригинальных от­ветов (если они сочетаются с хорошей фор­мой) .



3 Неопределеиная форма пятна, причудливые сочетания светотени, ярких и пастельных красок создают, как правило, состояние эмоциональной напряженности, иногда доходящее до ощущения дискомфорта. В процессе структурирования пятна это отрицательное эмоциональное состояние преодолевается — в этом смысле говорят, что способ работы испытуемого с тестом представляет собой модель его поведения в “экстремальной ситуации”.

Гибкость интеллектуальной тактики можно проследить, анализируя последова­тельность локализационных показателей на каждую из 10 таблиц (сукцессия). Обычно испытуемые начинают с интерпретации це­лого пятна, затем постепенно переходят к вычленению деталей — больших, малых, редких и, наконец, интерпретируют белые промежутки. Последовательность W—D—d—Dd—S называется упорядоченной и свидетельствует о систематическом и дис­циплинированном интеллекте. Однако ука­занная последовательность не должна быть ригидной, поскольку разнообразие конфи­гурации пятен на таблицах I—Х требует достаточной свободы в выборе тактики ин­терпретации. Интеллектуальная ригидность проявит себя в неизменной последователь­ности локализационных показателей, некорригируемой объективными качествами самого пятна.

По проценту целостных (W) и деталь­ных (D и d) ответов судят соответственно о теоретической или практической направ­ленности интеллекта. Имеет значение со­отношение целостных ответов и кинесте­зий, дающее представление о степени реа­лизации интеллектуальных возможностей:

W>2M означает, что интеллектуальные данные используются не в полной мере, что может стать причиной заниженного уров­ня притязаний и повлечь за собой кон­фликтные переживания.

Представленность разных по содержа­нию ответов характеризует интеллектуаль­ную направленность интересов.

В какой степени интеллект устойчив к эмоциогенным воздействиям, удается про­следить, анализируя следующие показа­тели:

1) качество формы в ответах на цвет­ные таблицы — появление F~ указывает на дезорганизацию познавательных процес­сов;

2) влияние “шоков” 4 на качество и ко­личество последующих ответов;

3) “хорошие” (О+) или “плохие” (О-) оригинальные ответы на цветные таблицы или после “шоков”.

4) индикация аффективных конфликтов и защитных механизмов.

Особые феномены

В отличие от интерпретативных мето­дик типа ТАТ тест Роршаха, как правило, не вскрывает содержания конфликтных пе­реживаний личности. Однако не будучи непосредственно представленными в отве­тах испытуемого, они тем не менее могут диагностироваться опосредованно — путем изучения динамики интерпретации в про­цессе исследования. Объектом анализа становятся любые “отклонения” в поведе­нии испытуемого, его комментарии, особен­ности работы с каждой таблицей, измене­ние латентного времени и количества ответов на особо значимые таблицы и мно­гое другое. О наличии конфликта говорят и нарушения контроля, описанные выше, а также особые феномены — шоки и отказы. Все перечисленные феномены позволяют диагносцировать, во-первых, зону конфлик­та, во-вторых, индивидуальные способы борьбы с ним, т. е. защитные механизмы [7]. Отказы и шоки являются наиболее грубыми механизмами защиты, аналогич­ными подавлению.

Отказом называют такую поведенчес­кую реакцию, когда испытуемый не дает никаких интерпретаций на ту или иную таблицу. Не следует путать отказ как нев­ротическую реакцию с отказом, свидетель­ствующим о грубом интеллектуальном сни­жении. Психогенная природа отказа часто выявляется при сравнении бедного мало­продуктивного протокола в основной части эксперимента и большого количества до­бавлений во время опроса или определения границ чувствительности. Наиболее часто отказы встречаются при интерпретации II, IV, VI и IX таблиц.

Шоки представляют собой невротиче­скую реакцию защиты от аффекта, как пра­вило, вытеснение аффекта или его конвер­сию в фобию [7].

Шок диагносцируется при наличии сле­дующих “отклонений”:

1) снижение продуктивности или ухуд­шение качества ответов (появление отве­тов плохой формы (F~) конфабуляторных (DW) или плохих оригинальных ответов О-);

2) отсутствие детерминант цвета при интерпретации цветных таблиц;

3) отсутствие обычных популярных от­ветов;

4) внезапное изменение способа вос­приятия, например, игнорирование целых или цветных частей пятна и “бегство” в белый фон;

5) увеличение латентного времени от­вета;

6) негативные аффективные оценки (дискредитация теста или собственных способностей), мимические, интонационные изменения, молчание, восклицание и тому подобное.

Наиболее сильным признаком шока яв­ляется снижение количественной и качест­венной продуктивности ответа. Различают цветовые, кинестезические токи, шок на красное, па пустоту и некоторые другие виды. Как правило, содержательная интер­претация шока проводится в духе психо­анализа: шок на красное — символ вытес­ненной агрессии, шок на пустоту — отри­цание женственности и т. д. [7; 63].

Диагностика конфликта и механизмов защиты

Конфликт, диагносцируемый по данным теста Роршаха, может иметь различную природу. В самом общем виде внешний конфликт порождается противоречием меж­ду непосредственной аффективностыо — потребностями, требующими немедленного, непосредственного удовлетворения и социально-общественной необходимостью в их “задержке” и опосредовании. Вместе с тем конфликт может вызываться столкновением противоположных тенденций внутри самой системы потребностей. И в том, и в другом случае средствами разрешения кон­фликта будут выступать механизмы защи­ты и контроля. Не всегда различие между этими видами регуляторных механизмов выступает в явном виде. В теоретическом плане указывается, что защитные механиз­мы пускаются в ход только в ситуации аффективного конфликта, в то время как контроль действует и в аффективно-ней­тральной ситуации. Если механизмы защи­ты призваны косвенным путем служить удовлетворению “низших” инстинктивных потребностей, то механизмы контроля обеспечивают удовлетворение “высших” мотивов — интериоризованпых сознатель­ных целей и относятся к регуляции более развитых социализированных форм позна­вательной мотивации 56, 72.

В тесте Роршаха в качестве “симпто­мов” конфликта рассматриваются разно­образные отклонения от нормального соот­ношения определенных показателей, появ­ление “особых феноменов”, высокий уро­вень тревожности, снижение эффективности контролирующих механизмов, а также включение тех пли иных механизмов за­щиты. Ниже мы приводим список показа­телей конфликта; напомним, что наличие в протоколе одного из них не дает оснований для достоверных заключений, напротив, чем больше показателей конфликта обнаруживается в протоколе, тем надежнее вывод.

Некоторые показатели конфликта

1. CF+CFC

2. FM+m>M

3. F+%> 80

45. FK+F+Fc>75%



5 См. о психологическом смысле показателей 1—4 гл. IV, § 4.

5. Иногда полное отсутствие кинестезий;

6. Разная направленность первичной и вторич­ной формул типа переживания.

7. Соотношение дифференцированных и недиф­ференцированных показателей светотени:

K+KF+k+kF+c+cF>FK+Fk+Fc. Преобладание недифференцированых показате­лей указывает на эгоцентрическую, малоосознанную, недостаточно контролируемую потребность в при­вязанности, физических контактах. Неудовлетворение этой потребности приводит к резкому возрастанию уровня тревожности—главного симптома конфликта.

8. Соотношение ахроматических и хроматичес­ких показателей: Fc+c+C’>FC+CF+C — преоб­ладание ахроматических показателей указывает на аутистические тенденции, иногда депрессию.

9. Показателями конфликта (совместно с дру­гими показателями) могут являться также отказы, шоки, открыто выражаемые фобии, внезапные изме­нения обычной перцептивной стратегии.

Некоторые авторы проводят специальную диаг­ностику защитных механизмов. Эта задача решает­ся путем сопоставления клинических проявлений того или иного защитного механизма с его анало­гами в тесте Роршаха. Подчеркнем, однако, что эта часть интерпретации теста пока еще недоста­точно разработана, поэтому приведенные здесь данные представляют интерес не столько в плане практической диагностики, сколько в исследова­тельском отношении.

В качестве примера приводим признаки вытес­нения и изоляции.

Признаками вытеснения считаются:

1) чрезвычайно “бедный” протокол в основной процедуре и значительное количество добавлений во время опроса или определения границ чувст­вительности;

2) большое количество отказов;

3) наличие шоков;

4) немногочисленные ответы на цветные таб­лицы;

5) девитализация — скульптура, бюст, статуя человека.

Признаки изоляции обнаруживаются в:

1) преобладании нейтральных по содержанию ответов;

2) минимуме или полном отсутствии М, С, С';

3) F+>85—90%; F>80%;

4) А>45%;

5) преобладающей интерпретации деталей, прежде всего — редких;

6) в юмористических истолкованиях неприят­ного или дисфорического содержания, а также мнимо беззастенчивых сексуальных интерпретациях;

7) в содержании ответов — объекты, машины, лед и снег, статуи.

Для более тонкого понимания причин дезадаптации испытуемого бывает полезно провести последовательный анализ отве­тов на каждую таблицу. Следует обратить внимание на наличие или отсутствие в протоколе обычно продуцируемых популяр­ных ответов (см. список популярных отве­тов в приложении III), отсутствие их часто является симптомом аутизма, недостаточ­ного контакта с реальностью или невроти­ческого торможения.

Анализ последовательности детерми­нант, латентного времени и времени отве­та на таблицу I позволит увидеть спонтан­ную тактику поведения и реагирования ис­пытуемого в новых ситуациях. Кроме того, некоторые ответы могут иметь особое значение для понимания “проблем” личности. Заметим, однако, что содержательная ин­терпретация ответов — наиболее спорный и малообоснованный момент анализа, по­скольку последний, как правило, опирает­ся на психоаналитическое толкование тех или иных “символов”. Так, считается, что ответ “голова кошки” (W) на таблице I может свидетельствовать о боязни внеш­него мира, “человек в прозрачных одеж­дах” (Д центральное) — об интересе к скрытым мотивам людей.

По таблице II впервые диагносцируется реакция на цвет и красный цвет, в частно­сти: имеет смысл сравнить латентное вре­мя реакции на таблицы I и II, отметить, нет ли признаков шока. При анализе отве­тов на таблицу III обращают внимание на содержание интерпретаций: восприятие крайних фигур как кукол, а не живых лю­дей (девитализация) может указывать на аффективную бедность или патологический синдром психического автоматизма; вос­приятие центральной нижней части пятна как “щипцов” иногда указывает на параноидность и фобию.

Таблицы IV, V, VI нередко провоциру­ют “темповой шок”, фобии, депрессию и суицидальные тенденции, ответы сексуаль­ного содержания (IV и VI особенно) или, напротив, ступор на сексуальное содержа­ние образов.

Таблица VII считается “женской” и мо­жет вскрывать конфликты в сфере женской сексуальной адаптации. В таблице VIII анализируются реакции испытуемого на вновь появляющийся цвет. Насыщенные пастельными тонами, составленные из рассеянных пятен таблицы IX-X представляют трудности для целостной интерпретации поэтому целостные ответы (W) свидетельствуют о продуктивном творческом интел­лекте и эффективном контроле эмоций. Таблица Х вызывает наибольшее количест­во популярных ответов, отсутствие кото­рых может быть диагностически значимо

Содержание ответов часто раскрывает направление интересов, особенности вкусов и оценок испытуемого, иногда указывает на возможную зону конфликта

‘ Здесь и далее использовались руководства по тесту Клопфера, Бома, Лузли-Устери, Рапапорта (57; 7; 63; 71).



Каталог: books -> %D0%9F%D1%81%D0%B8%D1%85%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D1%8F
books -> Учебное пособие Нижний Новгород 2011 год
books -> С. А. Беличева. Основы превентивной психологии
books -> Елена Петровна Гора учебное пособие
books -> Учебно-методический комплекс по дисциплине «Практическая полиграфия»
books -> Ливанова Е. Ю. «Роль практики в формировании профессиональных компетенций выпускника вуза»
books -> Игорь Иванович Кальной, Юрий Аскольдович Сандулов Философия для аспирантов
%D0%9F%D1%81%D0%B8%D1%85%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D1%8F -> Текст взят с психологического сайта
%D0%9F%D1%81%D0%B8%D1%85%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D1%8F -> Зимняя И. А. Педагогическая психология
%D0%9F%D1%81%D0%B8%D1%85%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D1%8F -> Игры, в которые играют люди. Психология человеческих взаимоотношений


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница