Индивидуальные различия склонности к риску в разных социальных ситуациях развития личности



Скачать 283.28 Kb.
Дата21.05.2016
Размер283.28 Kb.
На правах рукописи

Ниазашвили Александр Гурамович


Индивидуальные различия склонности к риску

в разных социальных ситуациях развития личности

Специальность: 19.00.01 – общая психология, психология личности,

история психологии


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата психологических наук

Москва – 2007

Диссертация выполнена на кафедре психологии развития и акмеологии

Негосударственного некоммерческого образовательного учреждения

«Московский гуманитарный университет»




Научный руководитель:


доктор психологических наук, профессор

Носкова Ольга Геннадьевна







Официальные оппоненты:

доктор психологических наук, профессор, член-корреспондент РАО




Петровский Вадим Артурович










доктор психологических наук, доцент




Позняков Владимир Петрович







Ведущая организация:

Российский государственный социальный университет

Защита диссертации состоится 22 мая 2007 года в 15 часов на заседании диссертационного совета Д 521.004.05 при Московском гуманитарном университете (ННОУ) по адресу: 111395, г. Москва, ул. Юности, 5/1, корпус № 3, аудитория № 511.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского гуманитарного университета (ННОУ).
Автореферат разослан «21» апреля 2007 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета


Е. В. Гурова




Общая характеристика работы
Актуальность темы исследования

Жизнь современного общества сопряжена с разного рода рисками – геополитическими, политическими, социальными, экономическими, финансовыми, технологическими и прочими. Феномен риска носит междисциплинарный характер и изучается не только психологами (Дейнека О. С., Долныкова А. А., Журавлев А. Л., Корнилова Т. В., Котик М. А., Ломов Б. Ф., Петровский В. А., Позняков В. П., Рощин С. К., Солнцева Г. Н., Тихомиров О.К., Тугорева Е. В., Хащенко В. А., Канеман Д., Козелецкий Ю., Словик П., Тверски  A. и др.), но и специалистами в области научного управления, социологии, экономики и финансов (Альгин А. П., Зубок Ю. А., Штайльманн К., Черкасов В. В., Чернова Г. В., Кудрявцев А. А., Малахов С. В.).

Психологические аспекты поведения людей в ситуации риска оказались в центре внимания психологов в начале становления прикладной психологии, а именно в 20-е годы XX века. Склонность к риску рассматривалась как личностное свойство, которое выступало как профессионально-важное качество в опасных профессиях либо как нежелательное качество, противопоказание в профессиях, где необходимо проявлять осторожность, осмотрительность. Как отмечает М. А. Котик в книге «Психология и безопасность» (1989), склонность к риску оценивалась с помощью ситуативно-поведенческих методов либо методов опросных, предполагающих самооценку, самоотчет. В 70-80-е годы XX века склонность к риску стала предметом изучения экономической психологии. В условиях энергетического кризиса и связанного с ним экономического спада конкурентоспособными оказывались фирмы и производственные организации, готовые к гибкой смене видов продукции, а также к организационным и технологическим инновациям. В этой связи исследователи стали изучать новые виды риска – управленческий и экономический риск. В центре исследования оказались предприниматели и менеджеры. Как отмечено в обзоре исследований американских психологов С. К. Рощина (1993), деятельность предпринимателей и менеджеров предполагает разное отношение к управленческому и экономическому риску. Предприниматели выступают в роли новаторов, осваивающих новые ниши рынков продукции и рискующих при этом собственным капиталом; для деятельности менеджеров характерен управленческий риск, который опосредовано может приводить к прибыли или материальным потерям работодателя, но не самого менеджера. И, кроме того, менеджеры в стабильно работающей организации ориентируются на избегание риска и поддержание стабильных форм управления.

В итоге можно считать, что проблемы психологии риска были и остаются актуальными для прикладной психологии. При этом есть основания полагать, что в данной области остаются вопросы, требующие общепсихологического, теоретического и эмпирического исследования. В частности, отсутствуют данные о границах изменчивости склонности к риску в онтогенезе, на разных возрастных этапах, о влиянии на склонность к риску ведущей деятельности личности, ее социально-профессионального статуса и в целом социальной ситуации развития.

Актуальность темы, наличие нерешенных теоретических и практических вопросов по проблеме психологической склонности к риску в связи с индивидуально-личностными особенностями и социальной ситуацией развития обусловили выбор предмета и объекта исследования, постановку цели, задач и формулировку гипотез.

Цель исследования: выявить индивидуальные различия склонности к риску в разных социальных ситуациях развития личности.

Объект исследования: склонность к риску менеджеров, предпринимателей и студентов экономических специальностей.

Предмет исследования: индивидуальные различия склонности к риску в разных социальных ситуациях развития личности.

В качестве теоретико-методологической основы исследования выступили: принципы системного подхода в психологии, разработанные Б. Ф. Ломовым; исследования в области психологии риска, выполненные в русле ситуационного и диспозиционального подходов (Kahneman D., Tversky A. и др); экспериментальные исследования процессов принятия решений в условиях риска (Корнилова Т. В.); концепция смыслового строения сознания, развитая в школе А. Н. Леонтьева, Д. А. Леонтьева, а также идеи психологии развития, представленные в трудах школы Л. С. Выготского (Эльконин Д. Б., Божович Л. И. и др.); идеи личностно-деятельностной концепции риска, надситуативной активности личности В. А. Петровского.



Гипотезы эмпирического исследования:

1. Склонность личности к риску может быть разной в зависимости от вида риска, от содержания рискованных ситуаций деятельности (экстремальный и нормативно-обыденный риск).

2. Социальная ситуация развития (особенности социальных отношений личности, социально-профессиональная роль и связанная с нею деятельность, социально-экономический статус) влияет на склонность личности к разным видам риска. Своеобразие социальной ситуации развития можно смоделировать на примере изучения разных групп (предпринимателей, менеджеров и студентов экономических специальностей).

3. Возраст (и обусловленные им особенности жизнедеятельности, потребностей и ресурсов личности) может сказываться на выраженности склонности к разным видам риска.

4. Склонность личности к разным видам риска (экстремальному и нормативно-обыденному) может быть связана с ее индивидуально-психологическими качествами.

4.1. Существуют гендерные различия в отношении к разным видам риска.

4.2.  Склонность личности к разным видам риска может быть связана с мотивацией достижения успеха.

4.3. Личностные свойства могут быть связаны со склонностью к разным видам риска.



Задачи исследования:

1) провести теоретический анализ проблемы психологии риска;

2) разработать теоретическую модель склонности к риску как личностно-смыслового образования;

3) определить специфику социальной ситуации развития представителей выбранных для эмпирического исследования групп (менеджеров, предпринимателей и студентов экономического профиля);

4) исследовать влияние социальной ситуации развития личности на склонность к разным видам риска (экстремальному и нормативно-обыденному);

5) выяснить особенности склонности к разным видам риска лиц, находящихся на разных стадиях периода взрослости;

6) определить влияние индивидуально-психологических особенностей на склонность к разным видам риска.

Эмпирическая база исследования и характеристика выборки:

Эмпирическое исследование менеджеров (70 человек) проводилось на базе группы компаний «САВВА». Предприниматели изучались на базе «Женского делового центра» (70 человек). Третья группа состояла из студентов старших курсов факультета экономики и управления Национального института бизнеса (г. Москва, 70 человек). Общий объем выборки составил 210 человек. Каждая группа была уравнена по половому составу. На основе работ зарубежных (Бромлей Д., Левинсон Д., Эриксон Э.) и отечественных психологов школы Б. Г. Ананьева (Степанова Е. А.), были выделены возрастные периоды, по которым распределены обследованные лица: юношеский возраст (18-24 года); молодость или ранняя взрослость (25-39 лет); зрелость или средняя взрослость (40-53 года); предпенсионный возраст (54-60 лет). Возраст обследуемых лиц варьировал следующим образом: в группе студентов – от 18 до 39 лет; в группах менеджеров – от 25 до 53 лет; предпринимателей – от 25 до 60 лет.

В соответствии с целью и задачами работы при её проведении использовалась сравнительная процедура организации исследования.

Этапы эмпирического исследования:

Исследование проводилось в 2000-2006 гг.

Первый этап: построение программы эмпирического исследования, подбор методов (2000-2001 гг.).

Второй этап: сбор эмпирического материала (2001-2002 гг.).

Третий этап: обработка и обсуждение данных, соотнесение полученных результатов с теоретической моделью отношения личности к риску (2005-2006 гг.).

Методы исследования:

Для диагностики склонности к экстремальному риску был использован тест-опросник  Г. Шуберта; для оценки склонности к нормативно-обыденному риску – тест-опросник Н. Когана и М. Уоллаха. Выбранные методические средства для оценки склонности к риску отличаются не только разными по содержанию рискованными ситуациями, но также и стратегиями поведения в условиях риска. В методике Г. Шуберта рискованное поведение возможно на эмоционально-интуитивной основе, а в методике Н. Когана-М. Уоллаха сама рискованная ситуация развивается постепенно, т. е. отсутствует дефицит времени, и испытуемый должен оценить вероятность рискованного события, т. е. реализовать рационально-оценочные стратегии поведения. Для диагностики мотивации достижения применен тест-опросник А. Мехрабиана (в модификации М. Ш. Магомед-Эминова); личностные свойства респондентов оценивались по тесту-опроснику Кеттела форма (С).

При обработке результатов применялись многофункциональный критерий углового преобразования φ-Фишера, корреляционный и регрессионный анализ (Statistica 6.0).

Научные результаты и их новизна:

1. На основе личностно-деятельностного подхода разработана авторская теоретическая трехкомпонентная модель склонности к риску, описывающая своеобразие смыслового отношения человека к риску и соответствующему поведению. Новизна авторской трехкомпонентной модели состоит в добавлении к традиционным компонентам – ситуационному (характеризующему разнообразие видов риска, рисковых задач, ситуаций) и диспозициональному (описывающему роль индивидуально-личностных особенностей субъекта рискованного поведения) – третьего компонентасубъектно-генетического. Он отражает меняющуюся в онтогенезе социальную ситуацию развития и ее существенные элементы (выполняемые личностью социально-профессиональные роли, связанную с ними ведущую деятельность, социально-экономический статус, возможности реализации мотивов и потребностей, соотношение потребностей и личностных ресурсов на разных возрастных этапах, мотивов и целей, порождающих смысловые отношения, среди них – склонность к определенным видам риска).

2. По результатам корреляционного и регрессионного анализа выявлено своеобразие связей склонности к разным видам риска и индивидуально-личностных особенностей в разном возрасте. Эмоциональная устойчивость по-разному связана со склонностью к экстремальному риску в группах менеджеров, предпринимателей и студентов разного возраста: в группе студентов 25-39 лет – связь положительная (R = 0,842); в группе менеджеров зрелого возраста (40-53 года) – отрицательная корреляционная связь (R = -0,338).

3. Установлено, что возраст ярко проявляется по данным методики Когана-Уоллаха: особо выделяется группа юношеского возраста, студенты, у 50% группы отмечены высокие оценки склонности к нормативно-обыденному риску; по мере взросления склонность к риску достоверно снижается. Установлено достоверное возрастание склонности к нормативно-обыденному риску у менеджеров зрелого возраста по сравнению с молодым возрастом, что проявляется в снижении процентной доли лиц с низкими оценками от 51,4% до 17,1%.

4. Выявлены гендерные различия в склонности к нормативно-обыденному риску, а именно, среди женщин реже встречаются лица с высокими оценками; в группе предпринимателей молодого и зрелого возраста, напротив, рискованность женщин превышает показатели мужчин; среди студентов гендерных различий в склонности к риску не обнаружено.

5. Мотивация достижений по результатам корреляционного анализа положительно связана со склонностью к экстремальному риску в группе студентов-юношей, 18-24 лет (R = 0,535, при р < 0,02), а также в группе молодых предпринимателей (R = 0,321, при р < 0,04). Близкие данные получены и в ходе регрессионного анализа: мотивация достижений влияет на склонность к экстремальному риску во всех исследованных группах юношеского и молодого возраста, а именно, у предпринимателей – Бета = 0,269, р < 0,04; RI = 0,33, р < 0,003; у менеджеров – Бета = 0,537, р < 0,01; RI = 0,3, р < 0,006; у студентов 18-24 лет – Бета = 0,742, р < 0,003; RI = 0,32, р < 0,003. В зрелом возрасте влияния мотивации достижений на склонность к экстремальному риску не обнаружено. Показано на основе корреляционного и регрессионного анализа, что связи мотивации достижений и склонности к нормативно-обыденному риску на обследованной совокупности отсутствуют.



Надежность и достоверность научных результатов и выводов обеспечиваются теоретико-методологическими позициями исследования; реализацией комплексной методики исследования; экспериментальной проверкой разработанных предложений и рекомендаций; репрезентативной выборкой в эмпирическом исследовании. Использованные группы (предприниматели, менеджеры среднего звена и студенты экономического профиля) оказались адекватными для эмпирической проверки представленной теоретической модели склонности личности к риску как личностно-смыслового образования.

Практическая значимость работы. Полученные эмпирические данные позволяют принять представленную авторскую трехкомпонентную модель склонности к риску, использовать ее для разработки специализированных методов диагностики склонности к риску, в подборе персонала, психологическом консультировании и сопровождении профессионалов, а также в области управления, психологии и социологии менеджмента, в бизнес-консультировании. Результаты исследования полезны в подготовке профессиональных психологов, ориентированных на научную, преподавательскую и практическую деятельность.

Апробация и внедрение результатов исследования. Результаты диссертационного исследования обсуждались на заседаниях кафедры психологии развития и акмеологии Московского гуманитарного университета (ННОУ), на VII психолого-педагогических чтениях молодых ученых, аспирантов и студентов Института молодежи (1998 г.), на 1-й Всероссийской научно-практической конференции РПО «Психология и экономика» 3-5 февраля 2000 г., Калуга), на III межвузовской научно-практической конференции молодых ученых по актуальным вопросам менеджмента и бизнеса (Министерство образования РФ; Национальный институт бизнеса, 23 ноября 2003 г., Москва).

Результаты диссертационного исследования используются в учебном процессе на кафедре психологии управления Национального института бизнеса (ННОУ) – в учебных курсах «Основы менеджмента», «Организационное поведение»; в Московском гуманитарном университете (ННОУ) – на кафедре психологии развития и акмеологии в рамках следующих курсов: «Психология развития и возрастная психология», «Психологическое профессиоведение и карьерное консультирование», на кафедре социальной и этнической психологии: «Психологические основы корпоративной культуры», «Планирование карьеры».



Положения, выносимые на защиту:

1. Склонность к риску является личностно-смысловым образованием, изменчивость которого может подчиняться законам смыслопорождения. Теоретическая модель склонности к риску, наряду с двумя традиционными компонентами (диспозициональным и ситуативным), включает третий – субъектно-генетический компонент. Субъектно-генетический компонент модели характеризует влияние своеобразной социальной ситуации развития личности на определенном возрастном этапе жизни на склонность к риску. Склонность к риску, понимаемая как личностно-смысловое образование, изменяется с возрастом. Смысловые образования формируются при сопоставлении целей выполняемых действий (рискованных) с мотивами деятельности (и жизнедеятельности в целом). Понятие социальной ситуации развития личности не тождественно ведущей деятельности, но является более общей категорией и включает в себя, кроме профессиональных ролей и связанных с ними деятельностей, совокупность различных социальных ролей и социальных отношений, а также своеобразие потребностей и ресурсов личности на разных возрастных этапах.

2. Существуют значимые различия в склонности к нормативно-обыденному риску у представителей групп предпринимателей, менеджеров и студентов. В группе студентов на этапе юношеского возраста преобладают средне-высокие оценки склонности к риску (экстремальному и нормативно-обыденному). В группе предпринимателей склонность к экстремальному риску увеличивается при переходе от молодого к зрелому возрасту. В группе менеджеров достоверно преобладают низкие оценки склонности к нормативно-обыденному риску по сравнению с предпринимателями; преобладание низких оценок склонности к риску характерно для менеджеров-женщин.

3. Существуют связи склонности к экстремальному риску в разных группах с биологически обусловленными индивидуально-личностными диспозициями. Распределение лиц с высоким уровнем склонности к экстремальному риску практически одинаково в разных группах и составляет от 30% до 36% среди предпринимателей, менеджеров и студентов.

4. Установлено, что социальная ситуация развития личности, обусловленная принадлежностью испытуемых к одной из групп (предпринимателей, менеджеров или студентов), проявляется в разных видах риска в разной степени, а именно, максимально сказывается в ситуациях нормативно-обыденного риска, разрешаемых на основе рационально-оценочных стратегий, и практически не связана со склонностью к экстремальному риску, предполагающему использование эмоционально-интуитивных стратегий.

5. Существует своеобразие связей склонности к разным видам риска и индивидуально-личностных особенностей на разных возрастных этапах. При разбиении обследуемых групп предпринимателей, менеджеров и студентов по возрастным и половым различиям установлены более высокие значения достоверных коэффициентов ранговой корреляции между склонностью к риску и свойствами личности, и таких связей оказалось 20, что в 4 раза больше по сравнению с корреляционным анализом по группам в целом. Эмпирически доказано, что на разных возрастных этапах имеют место типичные для возраста и пола разнонаправленные корреляционные связи сопоставляемых параметров. Мотивация достижения влияет на склонность к экстремальному риску (но преимущественно в период юности и ранней взрослости) и не влияет на склонность к нормативно-обыденному риску.



Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, общих выводов, заключения, списка использованной литературы (150 наименований, из них 41 на иностранном языке) и приложений. Диссертация иллюстрирована таблицами, графиками и рисунками.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ
Во Введении обоснована актуальность проблемы исследования, определена цель, задачи, объект и предмет исследования, перечислены используемые методики, сформулированы гипотезы, положения, выносимые на защиту, научная новизна и практическая значимость работы.

Первая глава – посвящена рассмотрению исследований феномена риска в психологии (Дейнека О. С., Долныкова А. А., Журавлев А. Л., Корнилова Т. В., Котик М. А., Петровский В. А., Позняков В. П., Рощин С. К., Солнцева Г. Н., Тихомиров О. К., Тугорева Е. В., Хащенко В. А., Аткинсон Дж., Канеман Д., Козелецкий Ю., Кумбс К., Словик П., Тверски A.) и смежных науках (Альгин А. П., Зубок Ю. А., Штайльманн К., Черкасов В. В., Чернова Г. В., Кудрявцев А. А., Малахов С. В.). Вводится понятие риска как ситуативной характеристики деятельности, связанной с неопределенностью её результата и возможными неблагоприятными последствиями в случае неуспеха. Предполагается различать принятые в психологии три значения термина риска: 1) риск как мера ожидаемого неблагополучия при неуспехе в деятельности; 2) риск как действие, грозящее субъекту потерей; 3) риск как ситуация выбора между двумя альтернативами – менее привлекательной, но более надежной и более привлекательной, но менее надежной. Вводятся понятия готовности и склонности к риску и варианты их понимания. Под термином «склонность» имеется в виду избирательная направленность индивида на определенную деятельность, побуждающая ею заниматься. Склонность к риску в нашем понимании обозначает направленность личности, эмоциональное предпочтение к видам действий и ситуаций, связанных с риском. Склонность к риску означает выбор вариантов альтернатив, сопряженных с большей вероятностью угрозы потери. Обсуждаются диспозициональная и ситуационная парадигмы понимания поведения человека в условиях риска.

В первой главе обсуждаются имеющиеся литературные данные изучения готовности и склонности к экономическому риску, исследования отношений к риску зарубежных и отечественных предпринимателей. Кроме того, рассматриваются проблемы риска в управленческой деятельности в труде менеджеров. В завершение главы обозначается проблема склонности к риску, выделяются те ее стороны, которые требуют дополнительного изучения. Выделяются общие, различные и своеобразные виды рисков и отношений к ним со стороны менеджеров и предпринимателей как предполагаемых для дальнейшего изучения групп испытуемых.



Вторая глава посвящена анализу собственно психологических исследований, на которых выстраивалась авторская трехкомпонентная модель склонности к риску как личностно-смыслового образования.

Рассмотрены возрастные периодизации, особое внимание уделено психологическому своеобразию периода взрослости, соответствующему трудоспособному возрасту. При выделении этапов периода взрослости использовались концепции зарубежных (Бромлей Д., Левинсон Д., Эриксон Э.) и отечественных ученых (Ананьев Б. Г., Степанова Е. И.). Были выделены возрастные периоды для последующего эмпирического исследования: юношеский возраст (18-24 года); молодость или ранняя взрослость (25-39 лет); зрелость или средняя взрослость (40-53 года); предпенсионный возраст (54-60 лет).



Далее в данной главе были выделены этапы профессионального развития личности, соотнесенные с возрастными периодами. Рассмотрены категории сознания и самосознания человека как субъекта деятельности, их структура, личностные смыслы и значения в жизнедеятельности человека. Соотнесены понятия «ведущая деятельность» и «социальная ситуация развития личности». Проведенный анализ теоретических концепций в области отечественной психологии личности, психологии деятельности, психологии развития (Асмолов А. Г., Божович Л. И., Брушлинский А. В., Выготский Л. С., Леонтьев А. Н., Леонтьев Д. А., Мясищев В. Н., Петровский В. А., Рубинштейн С. Л., Эльконин Д. Б. и др.) позволил перейти к пониманию склонности к риску как личностно-смыслового образования. Прямым основанием авторской «трехкомпонентной модели склонности личности к риску» послужила «модель восхождения к риску» В. А. Петровского, построенная на понимании поведения в условиях риска как надситуативной активности личности. На рис. 1 представлена трехкомпонентная модель склонности личности к риску. В предложенной модели к двум традиционно обсуждаемым компонентам А – ситуационному и Б – диспозициональному добавлен третий компонент В – субъектно-генетический компонент. Ситуационный компонент характеризует виды риска (риск экстремальный – утраты здоровья, жизни; риск нормативно-обыденный – риск неудачного выбора профессии, спутника жизни, материальных потерь и т. д; риск экономический, управленческий, административных и правовых санкций, риск утраты авторитета в субъективно значимой группе и т. д.), отличающиеся предметным содержанием, как внешние детерминанты склонности личности к поведению в условиях риска. Диспозициональный компонент объединяет внутриличностные, относительно устойчивые в онтогенезе индивидуально-личностные свойства, выступающие в роли детерминант склонности личности к риску (импульсивность, смелость, осторожность, тревожность, эмоциональная устойчивость, устойчивые особенности мотивационно-потребностной сферы, например поиск острых ощущений и т. д.). Если ограничиваться традиционно обсуждаемыми ситуационным и диспозициональным компонентами, то склонность личности к риску выступает как относительно устойчивая черта, подверженная изменению лишь под влиянием внешних обстоятельств (видов риска, рискованных действий, ситуаций, событий). Субъектно-генетический компонент характеризует особенности социальной ситуации развития личности, обусловленные выполняемой человеком социально-профессиональной ролью, его социально-экономическим статусом, содержанием ведущей деятельности, накопленным жизненным и профессиональным опытом. Образ жизни исследуемой личности, ее бытие задают систему смысловых отношений к действиям, ситуациям и их результатам как рискованным процессам и событиям. Именно в системе бытия, жизнедеятельности (в труде, учебе как ведущей деятельности) формируются смысловые отношения мотивов и целей, в их числе такие устойчивые для определенного возрастного периода отношения, как склонность к определенным видам риска. Можно предположить, что в той мере, в какой профессиональная деятельность, социально-профессиональный статус являются субъективно значимыми для личности, формируются специфичные ролевые установки человека к разным видам действий, занятий, к разным видам риска. Самооценка склонности к риску, оцениваемая с помощью опросников, как личностно-смысловое образование может свидетельствовать не только об актуальной готовности человека к рискованному поведению определенного типа, но и отображать желаемый идеал Я, компенсировать тем самым фрустрированные потребности, ограниченные ресурсы личности респондента.

Разработанная трехкомпонентная модель склонности к риску использовалась как основа программы эмпирического исследования представленного в третьей главе диссертации.

В третьей главе представлены программа исследования, полученные результаты и их обсуждение. Для проверки нашей модели был использован метод возрастных срезов. Кроме того, склонность к риску исследовалась на трех группах лиц, отличающихся по выполняемой социально-профессиональной роли, социально-экономическому статусу и в целом – по социальной ситуации развития (группы предпринимателей, менеджеров среднего звена и студентов экономического профиля). Сопоставлялись два вида склонности к риску (экстремальному и нормативно-обыденному), измеряемых соответственно с помощью методик Г. Шуберта и Н. Когана-М. Уоллаха.

Для того, чтобы сравнивать выраженность склонности к разным видам риска, сырые баллы по двум указанным выше методикам были преобразованы в шкалу стенов и далее использовался многофункциональный критерий углового преобразования φ-Фишера. Сравнивалась достоверность различий процентных долей лиц с высоким и средне-низким уровнем склонности к нормативно-обыденному и экстремальному риску в целом по выборке и в разных группах (предпринимателей, менеджеров и студентов), в связи с гендерными, возрастными и индивидуально-психологическими различиями.

На рис. 2 и 3 представлены данные распределения обследованных лиц с разным уровнем склонности к нормативно-обыденному и экстремальному риску по группам предпринимателей, менеджеров и студентов, а также по выборке в целом. На диаграммах видно, что склонность к нормативно-обыденному риску проявляется в разной степени (минимально выраженные показатели склонности к нормативно-обыденному риску свойственны менеджерам, средне-высокие показатели характерны для группы студентов, а в группе предпринимателей результаты соответствуют данным по выборке в целом).

Рис. 1. Структура базовых компонентов, влияющих на склонность личности к риску


Примечание: жирными линиями обозначены операционализированные элементы модели, использованные в эмпирическом исследовании
Вся группа предпринимателей делится на две сопоставимые части, а именно у 40% лиц представлены высокие оценки, а у 60% – средне-низкие оценки склонности к нормативно-обыденному риску. Рис. 3 иллюстрирует факт одинакового распределения лиц с высокими и средне-низкими оценками в трёх группах. Можно сделать вывод о том, что принадлежность к сравниваемым группам и, соответственно, различия социально-профессиональной роли, ведущей деятельности, социальной ситуации развития не сказываются на склонности к экстремальному риску. Склонность к экстремальному риску в большей мере определяется, видимо, биологически детерминированными индивидуальными диспозициями.




ОБЩИЕ ВЫВОДЫ ПО РЕЗУЛЬТАТАМ ИССЛЕДОВАНИЯ
1. Выводы о проверке гипотезы 1 «О возможных различиях склонности личности к риску в зависимости от вида риска, содержания рискованных ситуаций».

1.1. В эмпирическом исследовании использованы две методики для оценки склонности к риску, построенные на самоотчете испытуемых (методика Когана-Уоллаха и методика Шуберта). Первая методика ориентирует испытуемого на применение рационально-оценочных стратегий и предполагает выполнение операций прогнозирования, учет вероятности будущих событий. Вторая методика предлагает испытуемому оценить свое поведение в опасных для жизни, экстремальных ситуациях, развертывающихся обычно в условиях дефицита времени и реализующих эмоционально-оценочные стратегии поведения. В данных методиках в разной мере представлены разные по содержанию действия, а именно, в методике Когана-Уоллаха – преобладают проактивные, а в методике Шуберта – реактивные действия. Предполагалось, что склонность к этим двум видам риска может проявляться у одной личности (и группы лиц) по-разному, данное предположение подтвердилось.

1.2. Установлено, что высокие оценки по методике Шуберта демонстрирует треть любой относительно случайно набранной выборки, тогда как данные по методике Когана-Уоллаха достоверно отличаются бóльшим разнообразием. Склонность к «экстремальному риску» предположительно связана с биологически обусловленными индивидуальными диспозициями, тогда как склонность к «нормативно-обыденному риску» в бόльшей мере обусловлена личностно-смысловыми образованиями.

1.3. Установлено, что склонность личности к риску может проявляться по отношению к разным видам риска (к экстремальному и нормативно-обыденному) одинаково, либо по-разному. Предлагается эмпирически подтвержденная типология форм склонности к риску, построенная на сопоставлении уровня оценок в склонности к двум видам риска (экстремальному и нормативно-обыденному). Тезис о том, что существует склонность к риску как генерализованное, инвариантное индивидуальное свойство подтверждается наличием лиц, проявивших одинаково высокие, либо низкие, либо средние оценки по двум методикам, но, вместе с тем, обнаружены представители промежуточных типов с вариативными оценками (у них преобладают осторожные, либо рискованные оценки, наряду со средними оценками). Эмпирические феномены совпадения показателей склонности к разным видам риск, полученные на больших выборках испытуемых, на самом деле могут отображать результат суммации неучтенных разнонаправленных влияний.

Таким образом, гипотеза 2 подтверждена частично. Ярко выраженная склонность к предпочтению или избеганию ситуаций риска проявляется относительно редко и составляет от 7 до 10 процентов от выборки. Представители «чрезмерно осторожных», либо «высоко рискованных» типов образуют крайние, пограничные группы в континууме многообразных, вариативных способов поведения личности в ситуации риска, и связанных с этим поведением смысловых установок и отношений.

2. Выводы о проверке гипотезы 2 «О роли своеобразной ситуации развития личности в ее склонности к риску как личностно-смыслового образования». При разбиении общей выборки (210 человек) на группы лиц, занятых разной социально-профессиональной деятельностью, имеющих своеобразный социально-экономический статус, включенных в разные социальные отношения или характеризующихся своеобразной социальной ситуацией развития (группы предпринимателей, менеджеров и студентов экономического профиля, по 70 человек каждая), обнаружены следующие различия:

2.1. Между группами предпринимателей, менеджеров и студентов не установлено значимых различий в распределении высоких оценок склонности к экстремальному риску (методика Шуберта).

2.1.1. Обнаружены различия в частоте встречаемости низких оценок: чаще низкие оценки встречаются в группе менеджеров среднего звена (41,4%), реже всего – в группе предпринимателей (11,4%), и вообще не обнаружены в группе студентов.

2.1.2. Максимальная склонность к нормативно-обыденному риску проявилась среди студентов, средний уровень характерен для предпринимателей, и минимальный уровень – для менеджеров. Эти данные не противоречат литературным данным.

2.1.3. Установлено, что склонность к нормативно-обыденному риску по-разному проявляется в группах людей, осуществляющих разные социально-профессиональные роли, включенных в разные социальные отношения, обладающих разным социально-экономическим статусом, материальными и карьерными возможностями. Указанные различия интегрировано могут быть отображены с помощью такой системной категории как «социальная ситуация развития личности».

2.1.4. Полученные эмпирические данные позволяют сделать вывод о подтверждении гипотез 1 и 2, в которых высказывается предположение о влиянии социально-профессиональной роли и в целом социальной ситуации развития на склонность личности к отдельным видам риска (нормативно-обыденному и экстремальному риску). Другими словами, виды рискованных действий или событий, отличных по содержанию и стратегиям преодоления, порождают склонность к риску разного уровня у людей, отличающихся по образу жизни, возрастным особенностям, выполняемым социальным ролям и в целом по социальной ситуации развития личности.

3. Выводы о проверке 3-й гипотезы «О возрастных особенностях склонности личности к разным видам риска».

3.1. Не установлено значимых различий в оценках склонности к экстремальному риску (методика Шуберта) в группах юношеского, молодого и зрелого возраста. У лиц периода поздней взрослости (54-60 лет) достоверно снижается по сравнению с группой юношеского возраста процент лиц с высокими оценками и увеличивается доля средних оценок, что свидетельствует о возможном снижении психофизиологических ресурсов организма.

3.2. Возраст ярко проявляется по данным методики Когана-Уоллаха. Резко выделяются лица юношеского возраста, у 50% группы отмечены высокие оценки, у половины группы – средние оценки, низкие оценки отсутствуют. В группе студентов по мере взросления достоверно снижается склонность к риску, что проявляется в уменьшении процентной доли лиц с высокими оценками по методике Когана-Уоллаха.

3.3. Установлено достоверное возрастание склонности к нормативно-обыденному риску у менеджеров зрелого возраста (40-53 лет) по сравнению с молодым возрастом (25-39 лет), что проявляется в снижении процентной доли лиц с низкими оценками – от 51,4% до 17,1%. Можно объяснить данный факт, если рассматривать склонность к риску как изменчивое личностно-смысловое образование, зависящее не только от генерализованных личностных диспозиций, но меняющееся по законам смыслопорождения. Поскольку о склонности к риску мы судим по самоотчету испытуемых, последний может выполнять функцию самооценки, самовнушения, самоподдержки, неизбежно отображая не только образ своего реального поведения в ситуации риска, но и желаемый Я-образ.

3.4. Хотя используемая срезовая модель организации проведенного исследования принципиально ограничена по сравнению с возможностями лонгитюда, в целом собранные в данной работе материалы позволяют подтвердить важную роль возрастных особенностей в формировании отношения личности к различным видам риска.

4. Выводы о проверке гипотезы 4 «О возможной роли индивидуально-психологических качеств личности в ее склонности к разным видам риска».

4.1. Выводы о проверке гипотезы 4.1 «О роли гендерных различий в склонности к разным видам риска».

4.1.1. В целом по выборке установлено, что среди женщин достоверно чаще, чем среди мужчин встречаются лица с низкими оценками по методике Когана-Уоллаха. По данным методики Шуберта гендерных различий не установлено (при игнорировании принадлежности обследованных лиц к разным социально-профессиональным группам и возрастных отличий).

4.1.2. При разделении испытуемых на группы предпринимателей, менеджеров и студентов, а также с учетом возраста испытуемых, выявились достоверные гендерные различия в склонности к риску.

4.1.2.1. В группе молодых менеджеров (25-39 лет) по данным методики Когана-Уоллаха установлены достоверные различия, а именно, для 100% менеджеров-мужчин характерны средние оценки склонности к нормативно-обыденному риску, в то время как 81,8% менеджеров-женщин проявили низкие оценки данного вида склонности к риску. Большая степень рискованности мужчин сохраняется и в зрелом возрасте, но различия становиться менее яркими, так как в группе женщин снижается процент лиц с низкими оценками почти в два раза (от 81,8% до 46,2%).

4.1.2.2. По группе студентов гендерных различий вообще не обнаружено.

4.1.2.3. По методике Шуберта в зрелом возрасте установлен более высокий уровень склонности к риску предпринимателей-женщин с предпринимателями-мужчинами.

4.2. Выводы о проверке гипотезы 4.2 «О возможной связи мотивации достижения успеха и склонности к риску». По результатам корреляционного анализа в группе студентов (18-24 лет) получены значимые коэффициенты положительной связи между мотивацией достижения успеха и склонностью к экстремальному риску (R = 0,535).

4.3. По группе предпринимателей (25-39 лет) обнаружена положительная корреляционная связь мотивации достижения к успеху и склонности к экстремальному риску (R = 0,321).

4.4. Значимых корреляционных связей между мотивацией достижений успеха и склонностью к нормативно-обыденному риску не установлено.

4.5. Результаты регрессионного анализа подтверждают существование влияния на склонность к экстремальному риску мотивации достижения в группе молодых предпринимателей (Бета = 0,269 при р ≤ 0,04); молодых менеджеров (Бета = 0,537, р < 0,01); у студентов 18-24 лет (Бета = 0,742, р < 0,003). В зрелом возрасте влияния мотивации достижений на склонность к экстремальному риску не обнаружено. Регрессионный анализ не выявил влияния мотивации достижения на склонность к нормативно-обыденному риску. Таким образом, гипотеза 4.2 подтверждена частично, установлено, что одни виды риска связаны с мотивацией достижения (экстремальный риск), причем у испытуемых только юношеского возраста и возраста ранней взрослости. Другие виды риска, в частности нормативно-обыденный риск, оказываются не связанными с мотивацией достижения.

4.6. Выводы о проверке гипотезы 4.3 «Личностные свойства могут быть связаны со склонностью к разным видам риска».

4.6.1. Склонность к экстремальному риску у студентов (юношеский возраст и период молодости) положительно связана с эмоциональной устойчивостью (R = 0,238 при р < 0,05). В зрелом возрасте у менеджеров (40-53 года) обнаружена отрицательная корреляционная связь эмоциональной устойчивости со склонностью к экстремальному риску (R = -0,338 при р < 0,05), т. е. последняя увеличивается в молодости с ростом эмоциональной устойчивости, а в период зрелости склонность к экстремальному риску увеличивается при снижении эмоциональной устойчивости. Эмоциональная неустойчивость связана со склонностью к нормативно-обыденному риску у молодых предпринимателей-мужчин (R = 0,619, р < 0,042), а также у студентов 25-39 лет (R = 0,842, p < 0,009).

4.6.2. Обнаружено в два раза больше связей личностных свойств и склонности к нормативно-обыденному риску по сравнению с экстремальным риском.

4.6.3. Установлено отрицательное детерминирующее влияние фактора G «подверженность чувствам – высокая нормативность поведения» на склонность к экстремальному риску в группе студентов. Склонность к экстремальному риску возрастает при таких выраженных чертах личности, как беспринципность, безответственность. Данный фактор оказывает положительное детерминирующее влияние на склонность к нормативно-обыденному риску представителей группы менеджеров в целом, а также на склонность к нормативно-обыденному риску предпринимателей зрелого возраста. Для последней группы установлены также две детерминанты, отрицательно влияющие на склонность к нормативно-обыденному риску, а именно выраженность таких личностных свойств как робость доверчивость, высокая нормативность поведения, замкнутость – отрицательно влияют на склонность к нормативно-обыденному риску. И наоборот, усиливают данную склонность противоположные качества – общительность, подверженность чувствам (и необязательность), смелость и подозрительность.

4.6.4. Установлено известное в литературе отрицательное влияние фактора В (вербальный интеллект) на склонность к экстремальному риску в группе менеджеров. Склонность к экстремальному риску оказывается также зависимой в данной группе от положительных влияний фактора Н (смелость) и фактора М «практичность – развитое воображение».

5. Итогом корреляционного и регрессионного анализа можно считать эмпирическое подтверждение частной гипотезы 4.3 о возможном существовании связей между выраженностью индивидуально-личностных черт и склонностью к разным видам риска.

Содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

1. Ниазашвили А. Г. Развитие стремления к успеху у менеджеров в условиях экономических рисков // Знание. Понимание. Умение: научный журнал Московского гуманитарного университета. 2007. № 1. С. 199-203 (0,17 п. л.).

2. Ниазашвили А. Г. Психологическая проблема развития стремления к успеху у менеджеров в условиях экономических рисков // Вестник университета. Социология и управление персоналом. М. : ГОУ ВПО Государственный университет управления, 2006. № 8(24). С. 216-224 (0,33 п. л.).

3. Ниазашвили А. Г. Влияние личностных свойств индивида на принятие решений, связанных с экономическим риском // Личность: Проблемы формирования и развития / отв. за вып. Е. В. Гурова. М. : Институт молодежи, 1998. С. 146-148 (0,13 п. л.).

4. Ниазашвили А. Г. Психологическая готовность к экономическому риску // Психология безопасности профессиональной деятельности : тезисы докладов Первой межрегиональной научно-практической конференции / отв. ред. Ф. Е. Иванов, В. В. Смолянинов. М. : Когито-Центр, 1999. С. 40-41. (Соавтор – В. А. Хащенко). (0,04/0,02 п. л.).

5. Ниазашвили А. Г. Психологическая готовность к экономическому риску // Психология и экономика. Труды 1-й Всероссийской научно-практической конференции РПО / отв. за вып. О. Г. Посыпанов, В. В. Спасенников. М. : Калужский филиал МГЭИ, КГПУ, 2000. С. 160-162. (Соавтор – В. А. Хащенко). (0,13/0,06 п. л.).

6. Ниазашвили А. Г. Проблема управления людьми с внутренними и внешними стратегиями в условиях экономических рисков // Третья межвузовская научно-практическая конференция молодых ученых по актуальным вопросам менеджмента и бизнеса. Тезисы докладов аспирантов, студентов и преподавателей. Т. 1. М. : Национальный институт бизнеса, 2004. С. 160-162. (0,13 п. л.).

7. Ниазашвили А. Г. Развитие стремления к успеху у менеджеров при принятии решений в условиях рисков // Основы менеджмента: учебник. М. : Национальный институт бизнеса, 2004. С. 156-176. (Соавторы – В. Н. Селезнев, А. Е. Петрикеева). (0,83 /0,28 п. л.).


Подписано в печать 20 апреля 2007 г.

Формат 60x84. 1/16. Объем 1,5 п. л.

Тираж 100 экз.

Издательство Московского гуманитарного университета.

111395, г. Москва, ул. Юности, 5/1, корп. 3

Заказ №






База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница