Илья Шабшин Ваш персональный психолог. 44 практических совета на все случаи жизни



страница7/17
Дата25.04.2016
Размер1.36 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   17

«Скажи мне, кто твой друг…»

«Познай самого себя» гласила надпись на храме в Дельфах – и призыв этот не устарел за тысячелетия, поскольку нет для человека более близкого «объекта» для изучения, чем он сам. Но как осуществлять самопознание – вот в чем вопрос. Свой ответ на него дают философы, психологи, астрологи, графологи, хироманты и другие «человековеды». Но и у неспециалистов, у обывателей есть на этот счет свое мнение, свои подходы, так называемая народная мудрость. Например: «Скажи мне, кто твой друг, и я скажу тебе, кто ты». Но правда ли, что о человеке можно многое сказать, судя по его друзьям? Или же это очередной околопсихологический миф? И как на самом деле, на основе чего между людьми складываются дружеские отношения?



На общей территории

Нашими самыми первыми друзьями были, скорее всего, одноклассники или же ровесники, которые жили по соседству: в одном доме с нами или в домах неподалеку, дети, игравшие с нами в одном дворе. То есть волею случая мы оказались на одной территории (класс, двор, кружок) в одно время – и подружились.

Как правило, отношения, возникшие по такому «территориальному» принципу, оказываются непрочными и продолжаются лишь до тех пор, пока нас соединяет эта самая общая территория. В качестве самого очевидного примера можно привести школу: скажите, дружите ли вы до сих пор с кем-то из ваших бывших одноклассников («зафрендивание» в социальной сети не считается)? Если ваш ответ положительный, то я уверен в том, что вас связывает с этим человеком что-то общее, интерес друг к другу, взаимопонимание и т. д. А все остальные ваши бывшие одноклассники, как и товарищи по детским играм, остались только в памяти, даже те, с которыми вы были, как говорится, не разлей вода. И теперь, спустя много лет, найдя друг друга через Интернет, вы уже и не уверены, что хотите снова общаться, – ведь каждый из вас жил много лет своей жизнью.

Повзрослев, мы находим друзей среди коллег по работе, деловых партнеров и клиентов, а также в социальной жизни: друзья мужа или жены часто становятся и нашими друзьями. Также мы встречаем друзей, занимаясь хобби, спортом, обучаясь и отдыхая. Здесь тоже работает территориальный принцип: мы оба должны, например, работать в одном банке или заниматься йогой в одном фитнес-центре. Но, в отличие от детства, мы оказались в одном месте не совсем случайно: у нас уже есть общие интересы, возможно, одинаковая профессия или же, например, желание заниматься определенным делом, скажем, организовывать мероприятия или танцевать. При этом, как и в школе, дружеские отношения возникнут не с каждым человеком, а уж выдержат ли проверку временем – только время и покажет. Так по каким критериям мы выбираем себе друзей? Кто пройдет наш «кастинг»? И, одновременно, чей отбор пройдем мы?



Общие ценности

Хотя в том, что два человека встретились, есть, безусловно, элемент случайности, но, как было отмечено ранее, определенные предпосылки, в том числе психологические, для этого были. Если, например, вы познакомились на тренинге по восточным оздоровительным практикам, то, наверное, вы оба интересуетесь вопросами здоровья и саморегуляции, любите учиться, цените новую полезную информацию, а может быть, стремитесь к личностному росту, к духовному развитию. Если же, к примеру, вы встретились на семинаре о работе на фондовом рынке, то, вероятно, важным приоритетом вашей жизни является улучшение материального положения, желание работать на себя, возможно, вам свойственно стремление к риску, самоуверенность, интерес к интернет-технологиям и сфере финансов.

В любом случае у вас окажутся как минимум общие или близкие интересы, а возможно, схожие взгляды на жизнь, жизненные приоритеты и ценности. Совпадения на таком глубоком уровне дают нам ощущение, что перед нами «свой» человек – понятный, приятный, с которым хочется общаться, взаимодействовать, дружить. Как говорили герои Р. Киплинга, «Мы с тобой одной крови, ты и я».

Названные выше критерии очень важны для возникновения дружбы, но ее трудно представить себе без гармоничного взаимодействия людей с разными характерами. На первый взгляд может показаться, что никакой системы тут не существует и что дружат «все со всеми»: бойкие с тихонями, говоруны с молчунами и т. д. Но психологические закономерности, безусловно, есть.



Удовлетворенность отношениями

В любых отношениях, в том числе дружеских, человек стремится удовлетворить различные свои потребности. Согласитесь, что вы не назовете вашим другом человека, который относится к вам неуважительно, недоброжелательно, манипулятивно-функционально? Мне важно видеть, что мой друг принимает меня таким, какой я есть, что он меня понимает, одобряет и вообще желает мне добра. Это общие для всех людей запросы. Большинству из нас также важно быть уверенными в том, что на друга можно положиться в трудной ситуации, что друг выручит, поможет, если что. Встречаются, правда, и более «дистантные» отношения между друзьями, когда, например, звонок ночью, одалживание денег и некоторые другие вещи не предполагаются, – и это тоже дружба, если ее правила устраивают обоих.


Именно удовлетворенность характером дружеских отношений является ключевым фактором ее прочности и продолжительности.
«Оратору» нужна аудитория, а «слушателю» – рассказчик; «спасателю» необходим «утопающий», а «беспомощному» – «защитник»; при этом роли не обязательно должны быть жестко закреплены: сегодня «весельчак» у нас – ты, а в другой день массовиком-затейником (или, как теперь говорят, аниматором) буду я.

Дружба может связать людей, не «чужих» друг другу, не «с разных планет», а имеющих хотя бы отдельные грани созвучия, резонанса, гармонии по принципу либо совпадения, либо взаимного дополнения, как в примерах выше. «Скажи мне, с какими людьми ты дружишь, – и я увижу, что тебе важно в отношениях, и смогу лучше понять тебя. И, может быть, мы станем друзьями».




Если друг оказался вдруг… начальник

Хотя в большинстве случаев взаимоотношения в офисе носят строго деловой характер и основываются на писаных или неписаных правилах корпоративной культуры, не так уж редко между сотрудниками одной компании возникают и «неделовые» отношения. Они бывают разнообразны, и мы рассмотрим один вариант: дружеские отношения между начальником и подчиненным. Каким образом такая дружба может сложиться? В чем плюсы и минусы таких отношений? От чего зависит их прочность и долговечность?



Новые роли

Вариант, который, возможно, чаще других встречается в нашей отечественной деловой сфере, состоит в том, что два человека подружились до того (иногда – задолго до того), как один из них стал начальником, а другой – подчиненным. Так происходит, например, в результате повышения одного из друзей или же благодаря реорганизации компании.

Оба человека оказываются в непростом положении: если раньше мы общались просто по-дружески, то теперь что – иногда ты мне друг, а иногда начальник? И если как друг я мог с тобой поспорить или даже отказаться выполнять твою просьбу, которая для меня затруднительна, то теперь у тебя есть надо мной власть, и ты имеешь право отдать мне указание делать то, что ты считаешь нужным?

Увы, эту новую реальность выдерживают не каждые дружеские отношения. Однако адаптироваться к таким переменам можно. А как именно – об этом ниже.



Станем друзьями?

В тех случаях, когда сначала между людьми сложились отношения «начальник – подчиненный», возникновение дружбы может произойти благодаря разным обстоятельствам.

Дружеские отношения могут развиться из взаимного интереса, взаимной симпатии, взаимного уважения. Иногда точкой соприкосновения оказывается общее увлечение: автомобили, мода, спорт, театральные премьеры и т. д. В других случаях высокая оценка человека как профессионала, интерес и удовольствие от общения постепенно добавляют к деловым отношениям дружескую составляющую.

Желая располагать неофициальной информацией о событиях и настроениях в компании, начальник может приблизить к себе кого-то из подчиненных, и уже на правах друга выяснять интересующие вопросы (хотя «дружба» – здесь понятие относительное).

Общим во всех этих вариантах является инициатива начальника: как правило, это он показывает подчиненному, что с ним можно подружиться.

Глас народа

Отношение в коллективе к факту дружбы начальника с подчиненным бывает сильно разным, от одобрения до неприятия. Зависит это от разных причин. Если дружеские отношения сложились раньше иерархической субординации, то, как правило, со стороны окружения негатива нет. Когда же сотрудники знают, что один из них стал начальнику другом, реакция может быть неодобрительной, если люди не верят в искренность такой дружбы или же подозревают, что «друг» получает особые привилегии от руководства.

Приведу реальный пример (с необходимыми для конфиденциальности изменениями). Директор компании, занимавшейся организацией деловых и праздничных мероприятий, ездил на переговоры с иностранными партнерами вместе с переводчиком. Спустя некоторое время переводчик стал входить в кабинет руководителя в обход существующих для всех сотрудников правил, они часто обедали вместе, их семьи познакомились друг с другом. Еще через некоторое время переводчик получил повышение, обойдя стопроцентного кандидата на освободившуюся должность. (На всякий случай подчеркну, что отношения между людьми, о которых я рассказываю, имели чисто дружеский характер.) Многие сотрудники компании восприняли такие отношения негативно; некоторые из них это недвусмысленно показали. Не желая накалять обстановку, директор перевел своего друга на другое место работы.

Выигрыш или риск?

Немало людей хотят стать другом своего начальника, видя в этом существенные плюсы, например, возможность располагать более развернутой и точной информацией, возможность в большей или в меньшей степени влиять на принимаемые руководителем решения. Также нахождение в дружеских отношениях с начальником может давать ощущение большей защищенности или же попросту быть приятным для самооценки. Однако и у этой медали есть оборотная сторона. Как мы видели в приведенном выше примере, «друг начальника» рискует взаимоотношениями с коллегами, что ведет к неприятным последствиям. К ним же с большой вероятностью приведет разрыв дружбы с начальником: «бывшему другу», скорее всего, предложат уволиться «по собственному желанию».




Почему люди не понимают друг друга?

«Мы друг друга не понимаем», «Я говорю об одном, а он понимает меня неправильно», «Мы как будто разговариваем на разных языках» – без таких констатаций не обходится ни одна (ну, или почти ни одна) консультация пары. И как раз с обучения взаимопониманию и начинается психологическая работа. Но почему два нормальных, умных человека могут не понимать друг друга? Играют ли тут роль гендерные особенности? Как все же «перекидывать» мостики к взаимопониманию?



Три истории

Начнем наш «разбор полетов» с реальных примеров из моей консультативной практики.

Приходит жена с работы и говорит мужу: «Вася, ты представляешь: мне по секрету Марья Ивановна сказала, что наша соседка Верочка разводится!» На что Вася отвечает: «Я сейчас занят – обновляю антивирус в ноутбуке, давай решим этот вопрос потом, или лучше – завтра». Что подумала Лена, жена Васи, догадаться нетрудно: «О чем он говорит? Какой тут вопрос надо решать? Я просто делилась новостью и хотела немного внимания, а не „решения вопросов“! Неужели это не понятно?!» Дальше Лена обижается, отказывает мужу в неких удовольствиях – по совершенно непонятным для него причинам, «на пустом месте» – и супруги ссорятся. История довольно типичная.

А вот другой вариант непонимания, который проистекает из различной оценки одной и той же ситуации. На вечеринке в кругу друзей муж выпивает больше обычного. Дома он получает от жены критику и упреки, что вызывает у мужа искреннее (допустим) непонимание: «А что я такого сделал?! Ну, выпил с друзьями! Я же не алкоголик!»

Еще одна история непонимания. Муж в командировке за границей. Он звонит жене и спрашивает: «Что тебе привезти?» – «Да не нужно ничего», – отвечает жена – и искренне, сильно обижается на мужа за то, что он таки ничего ей не привез. Муж, в свою очередь, возмущается несправедливостью «обструкции» – и оба жалуются: «Мы друг друга не понимаем!»

«Ты мне прямо скажи: что тебе надо?»

Пожалуй, примеров достаточно. Перейдем к психологическому анализу и рассмотрим одну из часто встречающихся «цепочек взаимоНЕпонимания».

Человек А. хочет поделиться с собеседником чем-то значимым: информацией, чувствами, мнением и т. п. Он это свое послание формулирует и высказывает. Человек Б. слышит произнесенные слова и приписывает им свой смысл – то есть по-своему их истолковывает. При этом то, как он понял слова человека А., может не полностью совпадать, не точно соответствовать тому, что тот имел в виду. Дальше человек Б. отвечает А. – конечно, исходя из своего понимания смысла сообщения. Его ответ оказывается в той или иной степени «мимо цели» – что вызывает у А. досаду, раздражение и неприятное ощущение, что его не поняли.

Эта, казалось бы, запутанная ситуация имеет относительно простое противоядие. Как мы уже говорили в разделе «Почему ты меня не слушаешь?», необходимо проверять, правильно ли поняты слова собеседника. Для чего задается вопрос: «Верно ли я понимаю, что ты имеешь в виду это?..» Или же так: «Если я правильно тебя понимаю, ты говоришь о том, что…» Можно легко сформулировать и другие варианты.


Главное – понять принцип: я не «ныряю» в свои интерпретации, а проверяю, соответствует ли мое понимание слов собеседника тому смыслу, который он в них вложил.
Вернемся к первой истории, про Лену и Васю. Мы видим, что муж неверно понимает те мотивы, которыми руководствуется жена, те потребности, по которым она начинает разговор. Вася, как многие мужчины, думает, что Лена обращается к нему за советом, ожидает получить помощь, – в то время как на самом деле она делится новостью, своими эмоциями и «просто общается». Если это понимать, то ситуация разрешается просто. Муж слушает, не анализируя сообщаемую информацию, не обдумывая, как решать несуществующую проблему, а проявляя внимание к жене, присутствуя «здесь и сейчас» в качестве внимательного слушателя.

Непонимание в случае с командировкой возникло из-за различия в способах высказывания пожеланий. Мужчина обычно прямо говорит о том, что он хочет получить, – и не вполне понимает намек, подтекст в словах женщины. «Дорогой, ты не хочешь кофе?» – часто означает, что кофе хочет сама женщина. Поскольку мы такие, какие есть, договор типа «говори прямо, что тебе надо», скорее всего, не сработает.


Мужчинам стоит помнить, что просьба или пожелание женщины могут быть высказаны не директивно, и учиться понимать их правильно. Женщинам, в свою очередь, не следует забывать об особенностях мужского мышления и либо не играть в угадайку и говорить более ясно, либо не обижаться на мужчину за «недогадливость».

Любовь дороже «правоты»

А вот конфликт в истории про выпивку (и многие другие, устроенные сходным образом) решается не просто, поскольку тут речь идет о различных оценках одних и тех же поступков и ситуаций. Преодолеть расхождение во мнениях бывает сложно, потому что каждый человек воспринимает свою позицию как правильную, обоснованную, естественную.

Иногда корни той или иной точки зрения уходят очень глубоко в характерологические особенности, в детский опыт, в модели поведения и взаимоотношений, усвоенные в родительской семье. Например, родители мужа проявляли друг к другу и к ребенку тепло, нежность, ласку, а папа и мама жены были сдержанны и эмоций почти не проявляли – вот и почва для «непонимания», негативных переживаний и конфликтов.

Путь к миру и гармонии в этом случае один: обоим супругам нужно стремиться к эмпатии, пониманию чувств партнера, а также учиться смотреть на свою позицию со стороны, осознавать ее относительность, быть открытым к ее обсуждению и, возможно, корректировке.


При обоюдном стремлении к взаимопониманию даже трудная ситуация становится материалом для работы над отношениями, подсказкой, с чем нам нужно разобраться – самостоятельно или с помощью семейного психолога.


Причина ссор – наши ожидания

Часто причиной недовольства и ссор в паре является несоответствие поступков одного из партнеров ожиданиям другого. Осознанно или не очень, мы «вешаем» на близкого человека свои ожидания относительно его поведения. Иногда они озвучиваются, обсуждаются, а иногда существуют как нечто само собой разумеющееся.

Спектр наших ожиданий очень широк и касается буквально всех сторон жизни. «Он должен приходить на каждое свидание с цветами», «Она должна обеспечивать дома чистоту и порядок», «Он должен быть внимательным и заботливым», «Она должна иногда проявлять инициативу в сексе», и т. д.

Понятно и предсказуемо, что расхождение действий партнера с ожиданиями, которые есть у другого, ведет к обидам, разочарованиям, неудовлетворенности, конфликтам.

Что же делать?

Прежде всего, необходимо осознать собственные ожидания.


Когда вы в очередной раз почувствуете себя обиженной, не торопитесь на автомате погружаться в эмоции, а спросите себя: «Каких действий я сейчас ожидала от партнера? Что он поступит – как?»
Ответ на этот вопрос – не должностные обязанности другого человека, а ваши ожидания, которые вы, возможно, не осознавали или считали естественными, очевидными.

Теперь нужно подумать о партнере: почему он поступил именно так, как поступил (задержался, не позвонил, нарушил обещание и др.)? Постарайтесь, в отличие от совета «поставь себя на его место», понять другого человека как личность, с теми особенностями характера, воспитания, привычками и даже с теми проблемами, которые у него есть. Возможно, вы увидите серьезные, весомые причины его действий; возможно, вместо обиды придут другие чувства.

И еще очень полезно задуматься о происхождении ваших ожиданий: откуда они у вас взялись? Вы такое взаимодействие где-то у кого-то увидели? Или же кто-то сказал, что должно быть вот так? Насколько эти ожидания реалистичны? Что вы сделали для их осуществления? Может быть, как раз их – ваши ожидания, а не вашего партнера, имеет смысл скорректировать, подправить?

Не спеша подумав над перечисленными выше вопросами, обсудите в спокойном, доброжелательном ключе вдвоем с близким человеком ваши взаимные ожидания. Попробуйте – и много интересных вещей узнаете и немало разочарований и ссор предотвратите!



«Он меня больше не любит?»

Вопрос в заглавии – резюме целого набора вопросов, которые часто возникают у женщин по прошествии некоторого времени совместной жизни с мужчиной: почему он так редко дарит мне цветы? Почему от него не дождешься комплиментов? Почему он не говорит, что любит меня? Почему он не целует меня, уходя на работу, возвращаясь с работы, просто без повода, – нужное подчеркнуть.

Встречный вопрос задал во время консультации один серьезный, интеллектуальный, преуспевающий мужчина: «Когда я делал жене предложение выйти за меня замуж, я сказал, что люблю ее. С тех пор ничего не переменилось – так зачем мне повторять это снова?»

Хотя ставшая широко известной метафора о том, что мужчины – с Марса, а женщины – с Венеры, представляется мне небольшим преувеличением, однако трудно отрицать, что представителям разных полов бывает трудно достичь взаимопонимания: мы плохо понимаем потребности друг друга и то, какое значение, какой смысл имеет для партнера то или иное наше действие.

Некоторым мужчинам сложно понять, почувствовать, что цветы, комплименты, слова любви, поцелуи, прикосновения и многое другое являются для женщины проявлением отношения к ней, ее языком любви, и нужны ей не только 8 Марта, в Новый год и в день ее рождения, а намного чаще. Некоторым женщинам трудно понять, что для мужчин сказанное выше не очевидно. Поэтому, когда таких знаков внимания нет, на ум приходит самое «простое» объяснение: он меня больше не любит.

Если, несмотря на обиды и раздражение, у пары получается спокойно поговорить, разобраться в ситуации и объяснить друг другу, кому что важно во взаимоотношениях чувствовать, то перечисленные выше вопросы снимаются, а ощущение близости и взаимопонимания, напротив, усиливается и углубляется.



Измена: что дальше?

«Он мне изменил. Я не могу ему больше доверять. Что делать: простить и забыть? Уйти? Отомстить?»

Насколько «запретный плод» сладок, настолько же горько послевкусие измены… Типичная картина жизни пары после разоблачения изменника такова: постоянная фоновая напряженность между супругами, периодически вспыхивающие ссоры, возврат к истории отношений с «той женщиной», разлад или отсутствие сексуальных отношений между супругами, подозрения в том, что прошлая история не закончилась, опасения, что может начаться новая, недоверие, неуверенность женщины в себе, в своей привлекательности, чувство вины у «провинившегося» и т. д.

В кабинете психолога в таких случаях, как правило, разговор начинается с обвинений – «стартуют» они, конечно, от ситуации измены и обмана, а дальше уходят в прошлое: вспоминаются обиды, разочарования, невыполненные обещания, несбывшиеся ожидания, все, что когда-то было не так…

Раньше или позже самим супругам становится понятно, что отношения на стороне были не случайностью, и просто осудить неверного мужа – не выход; становится ясно, что в «ткани» супружеских отношений была «дыра» – в нее и «влез» другой человек. Признать это пострадавшей стороне бывает трудно, поскольку необходимо увидеть ситуацию с иного ракурса, выйти из позиции «жертвы» и из роли «обвинителя». Но понимание реальности как она есть, дает шанс на благополучный исход.
Если у обоих супругов есть желание сохранить брак, то нужно проделать большую работу: понять и признать свой вклад и ответственность за случившееся (каждому!), понять, какие проблемы, конфликты, разногласия между супругами привели к ухудшению отношений, что нужно изменить во взаимодействии и в себе (каждому!), чтобы не только выйти из кризиса, но и вывести отношения на новый уровень доверия, открытости, взаимопонимания. Путь сложный, но проходимый.

Гнев, злость, агрессия

Агрессивные действия жителей мегаполисов в отношении друг друга, в том числе «разборки» автомобилистов в стиле американских боевиков, с применением бейсбольных бит, происходят, к сожалению, все чаще. Мы стали злее? Откуда столько агрессии? Как справиться с собственным гневом?



Накопилось

В тех случаях, когда агрессивный поступок – это эмоциональный срыв, человек не совладал со своим внутренним напряжением, которое складывается из нескольких составляющих. Жизнь сейчас предъявляет такие требования, что их выполнение требует постоянных значительных усилий: чтобы добраться до работы вовремя, нужно выезжать пораньше; чтобы выполнить весь заданный объем работы на должном уровне, приходится задерживаться в офисе допоздна; чтобы побеждать конкурентов, необходимо работать еще лучше, еще больше. Не расслабляться. Не болеть. И т. д. А если уволят? А если компанию «поглотят» или она обанкротится? А если к тому же и дома у меня не «надежный тыл», а «второй фронт»? Есть о чем волноваться, есть из-за чего напрягаться. И когда, при всем при этом, какой-то «жигуленок» меня подрезает, то…



Запрет на гнев

Трудно представить себе семью, в которой родители запрещают ребенку бояться, расстраиваться, чувствовать себя виноватым, а вот сердиться на папу или на маму, открыто злиться на старших во многих семьях запрещено и чревато наказанием. Таким нехитрым образом уже с детства у нас формируются определенные отношения с гневом и агрессией. И это – сложные отношения. Не злиться вообще у нас не получается, на проявление агрессии стоит запрет. Остается направлять ее или на тех, на кого «можно», или на себя самого – не самая хорошая альтернатива.



Выпустить пар?

В запоминающемся эпизоде фильма «Анализируй это» герой Роберта де Ниро расстреливает подушку – и чувствует облегчение. Многие, наверно, читали об установленных в японских компаниях манекенах, которые можно поколотить. Казалось бы: вот он, способ «выпускать пар» без вреда для себя и окружающих. Психологи с этим не согласны. Такие методы «работы» с гневом ведут к формированию у человека привычки к агрессивному поведению, к стимулированию таких черт, как вспыльчивость, раздражительность, несдержанность – вместо умения размышлять о своих эмоциях, анализировать условия, при которых они возникают и т. д.



Скрытые эмоции

Гнев и злость часто идут вторым номером, следуют за другим переживанием. Если, к примеру, ребенок приносит из школы плохую отметку, то родители могут сначала почувствовать стыд за него, затем ощутить собственное бессилие, а лишь потом разозлиться на ребенка. Но ход будет дан только агрессии, а предшествующие чувства останутся за кадром и, скорее всего, не будут осознаны. А если кто-то из родителей обратится к психологу, запрос, почти наверняка, будет про гнев.

Однажды на консультацию к психологу пришел мужчина, который сказал, что он бьет свою жену и хочет научиться держать себя в руках. Метафорически выражаясь, о его пожелании можно сказать так: на плите стоит кастрюля с водой, газ горит, вода кипит, из-под крышки вырывается пар. И человек хочет научиться крепче удерживать крышку. В то время как, очевидно, нужно выключить газ – то есть разобраться в причинах, вызывающих всплеск агрессии. В данном случае выяснилось, что вспышка возникает у мужчины каждый раз, когда жена, критикуя его по разным поводам, произносит слова, характеризующие его мужские способности негативным образом, – и дальнейшая психологическая работа была уже не про сам гнев, а про эти самые предпосылки его появления.

Часто злость «прикрывает» не только стыд и вину, но и тревогу, страх. В некоторых экстремальных ситуациях такое прикрытие оправданно и конструктивно, когда, например, приходится бороться за свою жизнь или за жизнь тех, кто нам дорог. В большинстве же случаев охваченный гневом человек действует деструктивно, причиняя боль близкому человеку и ухудшая межличностные отношения.



Выдохни свой гнев

Как мы уже поняли, психологическая работа с агрессивными переживаниями во многом заключается в выяснении условий, при которых они возникают, а также в анализе эмоций, предшествующих или сопутствующих гневу. Но что делать человеку в тот самый момент, когда его охватил гнев?

Поскольку, в отличие от многих других эмоций, довольно легко почувствовать, где и как гнев «живет» в теле, то существует множество способов работать с ним через тело. Это и определенные виды дыхания (как резкие выдохи через нос или через рот, так и удлиненные, успокаивающие выдохи), и движения, и самомассаж (прохлопывание, простукивание, поглаживание). Каждому человеку нужно подобрать или создать свой способ что-то делать с гневом через работу со своим телом, это очень эффективный путь (при соответствующей наработке).

Универсальная формула

И конечно, в арсенале каждого человека должно быть «Я-высказывание» – корректный способ выражать любые негативные эмоции, в частности злость. Эта форма обращения, придуманная для общения с детьми, прекрасно подходит для «взрослых» ситуаций.

Два минимальных слагаемых «Я-высказывания» таковы: «Когда ты делаешь то-то и то-то, я чувствую себя так-то и так-то». Поразительно, как часто такой элементарной фразы оказывается достаточно для того, чтобы разговор пошел не в сторону конфликта, а в сторону взаимопонимания и поиска конструктива. Нередко реакцией на таким образом сформулированную претензию является встречное признание: «Правда? А я не знал…»

К двум первым составляющим можно добавить третью: «Если бы ты делал вот так, мне было бы приятно, спокойнее и т. д.»

Четвертой частью может идти бонус: «Тогда я буду делать для нас (для тебя) вот это».

До пятой части – неприятных последствий в случае игнорирования пожеланий, лучше разговор не доводить.

Проиллюстрируем теорию на примере.

Вариант первый, почти стандартный: «У тебя вообще совесть есть?! Уже 23 часа, а тебя нет дома, и на мои звонки ты не отвечаешь! Тебе на нас совсем наплевать?!»

Альтернативный вариант: «Коля, когда в 23 часа тебя нет дома, я ужасно беспокоюсь, что с тобой, и злюсь на тебя. Я бы не переживала так, если ты будешь звонить мне сам или отвечать на мои звонки. Тогда я скажу сыну, чтобы он шел в кровать, не дожидаясь папу, и сама тоже лягу спать».

Трудно? Непривычно. Но последствия первого варианта – это ссора, взаимные обвинения, накопление негатива, движение в сторону ухудшения отношений. А «Я-высказывание» во втором варианте ведет к поиску согласия и договоренности, сохранению мира в семье, укреплению ощущения взаимопонимания.



Принцип Александра Солженицына

В наши дни «золотое правило» нравственности: «Не делай другому того, чего не хочешь, чтобы сделали тебе» – забыто. Сейчас культивируются индивидуализм и сила: «каждый за себя», «кто сильнее – тот и прав». Поколотить человека и уйти победителем – это теперь считается «круто». А если я ожидаю проявления агрессии в свой адрес, то лучшая защита – это нападение.

Время не повернуть вспять, и названные факторы, скорее всего, никуда не исчезнут. Что же нам делать?

Как говорил Александр Солженицын: «Не через меня».


Даже если зло в разных своих проявлениях поселилось в душах многих людей, пусть оно не пройдет через меня, я лично распространителем зла, в том числе и в виде агрессивных поступков, не стану. И если нас будет много, то не все потеряно.


Саногенное размышление об обиде

На затрагивающие нас события мы реагируем, прежде всего, эмоциями: чувствуем гнев, печаль, страх, раздражение, вину и т. д. Если мы не умеем с ними справляться, если не держим штурвал эмоционального состояния в своих руках, то последствия могут быть самыми неприятными: мы совершаем поступки, о которых потом сожалеем, – мы ссоримся с близкими людьми, ухудшается наше самочувствие, а если ситуация будет длиться достаточно долго, то появляются психосоматические заболевания.

Кто из нас ни разу не чувствовал себя обиженным? Думаю, обида знакома каждому. Даже если вы необидчивый человек, все равно, наверняка, испытывали эту неприятную эмоцию. Но хотя обида – очень распространена, в ней есть загадка. Пошел дождь – я промок, но мне не обидно. Осел лягнул – мне больно, но не обидно. А вот когда близкий мне человек сделал что-то не так – я обижаюсь. Разве не странно? Как такое может быть? А главное: как с обидой справиться? Простить? Забыть? «Забить»? Давайте разберемся.

Знакомьтесь: саногенное мышление

Глубокий, оригинальный и практически эффективный способ работы с негативными эмоциями создал Юрий Михайлович Орлов (1928–2000), замечательный российский психолог, философ, педагог. Оказывается, негативные эмоции можно размысливать ! Именно это слово используют в системе саногенного (sana – здоровье ) мышления, автором которой является Ю. М. Орлов.

Размысливание эмоций по специальному алгоритму приводит к тому, что они угасают; более того, именно благодаря негативным эмоциям (обиде, вине, стыду, зависти, возмущению и др.) человек узнает о своих неосознаваемых и нереалистичных ожиданиях относительно самого себя и других людей. Вместо пустого страдания – самопознание плюс тренировка принятие себя таким, какой ты есть, и других (прежде всего – близких) людей такими, какие они есть.

Саногенное мышление направлено на внутренний мир человека, на его эмоции, чувства, переживания (а не на решение задач, которые ставит окружающий нас внешний мир). Например, человек может размышлять над конфликтной ситуацией с целью перестать обижаться, или ревновать, или стыдиться, или бояться и т. д.

Если человек умеет размышлять об эмоциях так, что его внутренняя напряженность уменьшается, тем самым снижая вероятность психосоматических заболеваний, то такое мышление и есть саногенное, то есть порождающее здоровье. Противоположностью ему является патогенное (порождающее болезнь) мышление – это наш обычный образ мыслей, обусловленный стереотипами, автоматизмами, привычками.

Особенности саногенного и патогенного мышления ясно высвечиваются в сравнении и могут быть наглядно представлены в виде таблицы, составленной на основе работы Т. Васильевой «Саногенное мышление учащегося, учителя» (Калининград, ГИПП «Янтарный сказ», 2000).





Как устроена обида?

Как мы уже заметили, я обижаюсь на поступки не чужого, а близкого мне человека. Значит, у меня есть определенные ожидания относительно того, что он будет делать, как он должен поступить. Если действия человека совпадают с моими ожиданиями, то все хорошо. А если совпадения нет, то я на него обижаюсь.

Итак, вот три составляющие, из которых устроена обида:

1. Мои ожидания о том, как другой человек должен вести себя.

2. Его реальное поведение.

3. Сопоставление моих ожиданий с реальным поведением другого человека и рассогласование между ними.


Для появления обиды необходимы все пункты. Если нет хотя бы одного из них – ожидания, сопоставления, рассогласования – нет и обиды. Важно подчеркнуть, что ожидания обычно не осознаются, а умственная операция сопоставления выполняется автоматически. Теперь перейдем к практике.

Работа над обидами

Вспомните три ситуации, когда вы на кого-нибудь обиделись. Убедитесь, что в каждом случае были все три составляющие обиды, все ее «ингредиенты».

Когда психологический «механизм» появления обиды становится нам понятен, мы можем перейти к следующему шагу: мы будем нашу обиду размысливать.

Первый вопрос, который нужно себе задать, такой: «Как должен был бы вести себя другой человек, чтобы я на него не обижался?» Отвечая на этот вопрос, мы проясняем свои ожидания – первую составляющую обиды.

Следующий шаг в работе над моей обидой: корректирование моих ожиданий в сторону большей реалистичности, в направлении того, что есть на самом деле. Если я этого не делаю, значит, я не принимаю другого человека таким, какой он есть, а принимаю его только соответствующим моим ожиданиям, то есть только «хорошим», удобным для меня.
Для того чтобы мыслить саногенно, важно осознать и прочувствованно понять, что мои ожидания живут в моей голове, а реальность – это другой человек, такой, какой он есть.
Если я не хочу корректировать свои ожидания, я отказываюсь принимать реальную действительность. Как говорил Ю. М. Орлов: «Человек с жесткими ожиданиями – несчастен».

Осуществить корректирование моих ожиданий относительно другого человека поможет вот какой вопрос: «Почему он вел себя иначе, чем я ожидал?» Важно постараться понять причины, мотивы, цели действий другого человека.

Если это удалось, то получится сделать и следующий шаг: принять человека таким, каков он есть, «разрешить» ему быть собой и простить.

Здесь можно и остановиться, но желательно пойти дальше и задать себе еще один вопрос: «Откуда у меня взялись такие ожидания? Каким образом (от кого) они попали мне в голову?»



Практическое задание

Вспомните три ситуации, когда вы на кого-нибудь обиделись. Ответьте на вопросы:

1. Какие у меня были ожидания относительно другого человека? Что он, по моему мнению, должен был делать (или не делать)?

2. Как он поступил в реальности?

3. Почему он повел себя иначе, чем я ожидал?

4. Откуда у меня взялись такие ожидания? Почему я решил, что человек должен поступить именно так?


На эти вопросы лучше всего отвечать письменно. Если вы все делаете правильно, действительно задумываетесь над поставленными вопросами, то обида будет уменьшаться, вы почувствуете, что вас «отпускает». Так замечательно работает саногенное мышление: вы и ни на кого не «взрываетесь», и не носите негативное переживание в себе – оно угашается.
Когда вспоминаются прошлые обиды, нужно не гнать их, а размысливать по той же самой схеме: прояснить свои неосознанные ожидания, постараться понять причины поступка другого человека, принять его таким, какой он есть, скорректировать свои нереалистические ожидания и простить.
Ю. М. Орлов говорил, что наши эмоции подобны компьютерным программам: в какие-то моменты они включаются и берут управление на себя. «Программистом» является наша культура: она задает стереотипы мышления, чувств, действий. Человек, который мыслит патогенно, не осознает этих программ, он только переживает и действует «на автопилоте». Но вам это уже не грозит – во всяком случае, в том, что касается обиды.


Саногенное размышление о вине и стыде

Выше мы познакомились с саногенным мышлением (СГМ) – психологическим направлением, которое создал замечательный психолог, педагог, философ Юрий Михайлович Орлов. Мы рассмотрели общие принципы, отличающие САНОгенное мышление от ПАТОгенного, а также научились размысливать (именно это слово употреблял автор) чувство обиды. Теперь давайте поговорим о вине и о стыде.



«Не виноватая я!»

Обида и вина ходят вместе. Тот, кто обижается, наказывает обидчика чувством вины. Хотя эти эмоции вызывают страдания, но они нужны людям для того, чтобы приспосабливаться друг к другу, без них человек не может контактировать со своим окружением. Поэтому СГМ не стремится их уничтожить, а учит тому, как с ними правильно обходиться.

Итак, на меня обижаются, а я испытываю чувство вины. После разбора «устройства» обиды уже легко догадаться, из каких составляющих складывается чувство вины:

1. Ожидания другого человека относительно того, как я должен себя вести.

2. Мое реальное поведение.

3. Сравнение ожиданий с моим реальным поведением и рассогласование между ними.


«Пусковой крючок» вины заключается в том, что мое реальное поведение отклоняется от ожиданий, которые есть у кого-то, кто мне небезразличен. Тогда он обижается, а у меня появляется переживание, что я виноват.

Работа с чувством вины

Вспомните случаи, когда вы почувствовали себя виноватым. Найдите все три составляющие вины, перечисленные выше.

Тонкий момент состоит в том, что про ожидания другого человека относительно меня я могу лишь догадываться (пока не спрошу). Часто получается так, что мы предполагаем, приписываем людям то, что они думают обо мне, то есть как я должен себя вести.

Конечно же, строить эти догадки нам «помогают» культурные стереотипы. К примеру, если я – твой муж, то я уже могу предполагать, что у тебя есть определенные ожидания о том, как я должен себя вести, и если я себя веду иначе, то буду чувствовать перед тобой вину.

Ситуация отягчается тем, что в детстве, когда мы в чем-то провинились, нас наказывали. Поэтому и во взрослом возрасте мы, частично неосознанно, ожидаем наказания, если на нас обиделись.

Вернемся к составляющим вины. Как и в случае обиды, первый вопрос, который нужно себе задать, размысливая вину, – про ожидания: «Как я должен был бы себя вести, чтобы не чувствовать вину?»

Поскольку, как уже было сказано, мы приписываем другим людям ожидания относительно нашего поведения, имеет смысл расставить точки над «i»: если есть возможность, надо просто спросить об ожиданиях и выяснить, действительно ли другой человек ждет от меня такого поведения?

Правда ли, что у него есть такие ожидания?

Размысливание вины продолжается поиском ответа на вопрос: «Почему я вел себя иначе?» В самом деле, насколько ожидания реалистичны? Свойственно ли мне так себя вести?

Идем далее: откуда у другого человека взялись такие ожидания? Он сам их выдумал? Или под влиянием кого-то?




Практическое задание

Вспомните 2–3 ситуации, в которых вы чувствовали вину. По поводу каждой из них письменно ответьте на вопросы:

1. Как я должен был бы себя вести, чтобы не чувствовать себя виноватым?

2. Уверен ли я, что человек, перед которым я виноват, ожидал от меня именно таких действий? Откуда у меня эта уверенность? Могу ли я свои предположения проверить?

3. Почему я повел себя иначе, чем от меня ожидали? Реалистичны ли эти ожидания?

4. Почему у другого человека были именно такие ожидания относительно моих поступков? Откуда они у него появились?


Размышление над этими вопросами ведет к двум результатам, двум действиям. Первое заключается в том, что я принимаю себя таким, какой есть. Если, к примеру, я не способен дать взятку, то почему я должен это сделать? Я умею это делать? Нет! – тогда почему я виню себя?

Мое поведение не может соответствовать каким-то ожиданиям – следовательно, я принимаю себя таким, каков я есть.


Принятие себя – это не утверждение ярлыков типа «умный», «успешный», а признание своей уникальности и неповторимости.
Если мне трудно принять себя, то стоит подумать о том, кто и когда не принимал меня раньше? Для кого я был недостаточно хорош?

Что делать дальше? Автор системы саногенного мышления Ю. М. Орлов учил, что дальше нужно попросить прощения у того, кто на меня обиделся. Прав я или не прав – не имеет значения. Кесарю – кесарево, а Богу – Богово. Правильность – это про нормы, а мы говорим о человеческих отношениях. Поэтому, если я обидел близкого человека, надо просить прощения.

Знакомство с принципами размысливания обиды и вины показывает нам ряд особенностей саногенного мышления. Как мы видим, психологическая работа осуществляется через активизацию мышления путем особым образом сформулированных вопросов, которые направлены на осознание автоматических умственных операций, неосознанных ожиданий и т. д. Как говорил Ю. М. Орлов, «даже если найти ответ на правильно поставленный вопрос не удается, размышление над ним уже принесет пользу».

«Как тебе не стыдно?!»

Предположим, у человека нет финансовых накоплений, и ему за это стыдно. Это значит, что у него есть убеждение, что в его возрасте соответствующие средства должны быть.

Подобных схематичных убеждений может быть бесконечное множество: «У хорошей жены муж не пьет», «У приличного человека сын ведет себя прилично» и т. д. Появление чувства стыда говорит о том, что в моем уме имеется схема, представления о том, каким я должен быть. Вся совокупность таких представлений о себе образует «Я-концепцию», и стыд возникает в тех случаях, когда реальность с ней расходится.

Итак, назовем составляющие чувства стыда:

1. Мои ожидания относительно самого себя.

2. Мои реальные действия или реальное положение дел.

3. Сравнение реальности с моими ожиданиями и рассогласование между ними.

Работа с чувством стыда

Вспомните случаи, когда вам было стыдно. Найдите все три составляющие стыда, перечисленные выше.

Свою «Я-концепцию» человек придумывает не сам, она постепенно складывается в процессе социализации. То, что было ожиданиями других людей (родителей, воспитателей, учителей и прочих значимых взрослых) относительно меня, превратилось в «Я-концепцию» и стало моими собственными представлениями. Теперь мне стыдно уже перед самим собой, когда есть рассогласование с моими ожиданиями относительно моего поведения.

Ключевой вопрос, позволяющий саногенно размысливать стыд, формулируется так: «Как я должен вести себя (каким я должен быть), чтобы мне не было стыдно?» Отвечая на этот вопрос, я узнаю свою «Я-концепцию», а также понимаю, кто я и какой я есть на самом деле.

Предположим, мне стыдно, что я не так одет. А как я должен быть одет, чтобы мне не было стыдно? Мне стыдно, что я мало зарабатываю. А сколько я должен зарабатывать, чтобы мне не было стыдно?

Прояснив все те представления, которым я не соответствую, стоит задуматься над следующим вопросом: «Откуда я взял, что я должен быть именно таким?» Откуда я это знаю? Кто сказал, что так должно быть?

Размышление над этими вопросами приводит к тому, что я вношу в схему необходимые поправки и – самое главное – принимаю себя таким, каков я есть.

Могут возникнуть опасения, что СГМ «пропагандирует» бесстыдное поведение. Однако СГМ не призывает нарушать правила приличия, оно говорит о внутреннем освобождении от власти стереотипных концепций. Стыд – необходимое условие нормального развития, но чрезмерный стыд блокирует сознание и управляет поведением человека.

Стыд говорит о том, как мне следовало бы вести себя. Взрослый зрелый человек руководствуется в своих поступках не стыдом, а разумом. Для этого нужно уметь отстроиться от стыда, знать, как размышлять о нем.
Благодаря саногенному размышлению о стыде человек идет к тому, чтобы принимать свои индивидуальные особенности, видеть в себе неповторимое уникальное существо, вместо того чтобы, страдая от негативных эмоций, подгонять себя под шаблоны и действовать под управлением программ.


Практическое задание

Вспомните 3–4 случая, когда вы испытывали стыд. Относительно каждого из них письменно ответьте на вопросы:

1. Каким же я должен быть и как себя вести, чтобы мне не было стыдно?

2. Откуда взялись такие представления (черты «Я-концепции»)? Почему я ожидаю этого от себя?

3. Насколько эти ожидания реалистичны?

4. Можно ли скорректировать эти ожидания в сторону большей реалистичности? Что мешает мне совершить такую коррекцию?


Маленькая подсказка ко второму вопросу: источниками большинства представлений о себе и ожиданий относительно себя являются сложившиеся установки о подобающем поведении, которые закреплены в традициях семьи и социального окружения. Спросим себя: почему другие люди так думали обо мне? Знали ли они мои реальные возможности и индивидуальные особенности?

Стыдясь, я отрицаю свою индивидуальность и свободу. Стыд – продукт стремления всегда «быть хорошим» и получать одобрение. Чувство стыда является результатом нетерпимого отношения к самому себе. Когда я стыжусь, я хочу разорвать себя на положительные и отрицательные части, плохие отбросить, оставить только хорошие.

Как же устранить различие между требованиями к себе и реальным Я? Отказаться от нереалистичных ожиданий, принимать себя таким, какой я есть.
Чтобы снять напряжение стыда, можно попросить прощения у самого себя, независимо от того, обоснованы ожидания к самому себе или нет, и принять себя несовершенным.


Как обуздать ревность?

Когда нас охватывает эмоция (гнев, обида и др.), мы обычно либо сдерживаем ее внутри себя, либо «взрываемся» на кого-то из окружающих, чаще – на наших близких. Иной путь предлагает нам система саногенного мышления. Мы уже рассматривали с точки зрения СГМ обиду, вину и стыд; теперь поговорим о ревности.



Не ревнует – не любит?

Ревность – одна из наиболее частых проблем в супружеских отношениях. Трудно найти пару с многолетним стажем, которая не переживала ссор на почве ревности. Парадокс состоит в том, что люди, с одной стороны, чувствуют «на своей шкуре» страдания от ревности, а с другой – поощряют, одобряют ее. От одного поколения к другому переходят такие мифы, как «не ревнует – значит, не любит», «чтобы не было ревности, надо не давать повода» и т. д. В фильмах, в книгах, в журналах ярко и подробно объясняется, что и как нужно делать, когда ревнуешь. Мужчину, который скажет, что не ревнует свою привлекательную жену, сочтут наивным, или глупым, или не любящим по-настоящему. Некоторым женщинам нравится видеть, что мужчина ее ревнует; они принимают сцены ревности за глубокое чувство и порой даже провоцируют их, оказывая знаки внимания другим мужчинам, чтобы убедиться в нужной «реакции».



Терминатор любви

На самом же деле немногие переживания способны приносить столько страданий и так эффективно рушить отношения, как ревность. Страдает и тот, кто ревнует, и тот, кого ревнуют. В отношениях появляется недоверие, подозрительность – а они порождают ссоры, конфликты и даже преступления.

В очень многих случаях ревнивец мучается от неопределенности (изменяет или нет?). Стремясь разрешить тревоги и сомнения, он хочет докопаться до правды, начинает внимательно следить за партнером, анализировать его слова и поступки. «Кто ищет – тот всегда найдет»: недоверие помогает находить все новые признаки измены, и ревность усиливается.

Разрушает ревность и интимные отношения. В голове ревнующего партнера во время близости могут возникать такие образы и такие мысли, что самое главное в занятии любовью – слияние, единение, взаимное наслаждение – напрочь убивается. Может уйти влечение, может возникнуть неприязнь к партнеру, что, в свою очередь, часто ведет к таким расстройствам, как импотенция и фригидность.



Ингредиенты ревности

Давайте попробуем, не ориентируясь ни на какие теории и концепции, просто представить себе, какие мысли могут прийти в голову ревнующему человеку?

Например: «Если о том, что моя жена (мой муж) мне изменяет, узнают мои друзья (коллеги, родители и т. д.), то какой же это будет позор!» Это чувство стыда.

А вот о чем подумала одна моя клиентка, узнав, что ее муж, с которым они 12 лет в браке, встречается с другой женщиной: «Я его, можно сказать, мужчиной сделала из угловатого, неуверенного в себе молодого человека, научила стильно одеваться, во всем поддерживала, он стал такой сильный, успешный – и теперь все это достанется другой женщине?!» Чувство обиды, возмущение, гнев.

«Я его не удовлетворяю, не уделяла ему внимание – вот он и нашел другую, все из-за меня». Здесь чувство вины.

«Я стала некрасивая, я не нравлюсь ему, и никому не понравлюсь». Низкая самооценка, неуверенность в себе, чувство неполноценности.

«Конечно, она – молодая, ноги от ушей, красавица – где уж мне с ней соперничать!» Зависть, низкая самооценка.

Также ревнующий человек может переживать из-за потери власти, потери контроля над супругом и над семейной ситуацией: «Как это моя жена может так себя вести?!»

А еще бывает страшно из-за угрозы того, что мои желания и потребности, удовлетворяемые в близких отношениях, будут блокированы: «Да как же я без него буду жить?»

Тушим пожар ревности

Так что же мы видим? Где здесь переживание, которое мы привыкли называть ревностью? Его тут нет. А есть другие, самые разные эмоции и чувства: обида, возмущение, страх, стыд, зависть, оскорбленность и др. Когда я говорю, что «я – ревную», я этих составляющих не осознаю, осознаю только итог – ревность. Саногенное мышление обращает наше внимание на вот эти «эмоциональные ингредиенты» ревности, именно с ними нужно работать, разбираться, размысливать, если мы хотим справиться с ревностью. Посмотрите: в вашем конкретном случае – какие эмоции доминируют, играют ведущую роль? Вот с ними и работайте.

Кроме этого, для того чтобы справиться с ревностью, необходимо угасить так называемые ревнивые образы. Вспомним фильм С. Кубрика «С широко открытыми глазами»: в нем главного героя (Том Круз) преследовали образы измены его жены (Николь Кидман). Подобные «фильмы» прокручиваются в голове у большинства ревнивцев. Угашение таких образов осуществляется благодаря вот какому свойству нашей психики: если мы воспроизводим какой-либо эмоционально насыщенный образ в состоянии расслабления и покоя, то энергия, заряд «картинки» уменьшается. Посмотрите: какие образы возникают именно у вас, когда вы ревнуете? Вы можете их «деактивировать» самостоятельно, если освоите любую технику расслабления, релаксации. Информацию о них можно найти и в книгах, и в Интернете; еще надежнее обратиться к специалисту за профессиональной помощью.

Имею право?

Как показывает опыт консультирования, между мужчиной и женщиной часто существует «собственническая любовь» – заключенный по умолчанию договор о том, что «ты – мой (моя)». Я, конечно же, не призываю перестать говорить «мой муж», «моя жена», однако желательно осознавать, не подразумеваете ли вы тем самым право собственности на человека? Ревность бывает проявлением такого вот собственнического отношения к партнеру: «Как ты можешь изменять мне? – ты же мой муж!»


В реальности каждый из нас – свободный человек, и партнер по браку – тоже.

Поворот к себе

Осмыслив изложенное выше, мы приходим к пониманию того, что проблема ревности коренится не в поведении партнера, а в нас самих: в нашей зависимости – как от близкого человека, так и от оценок социума, в нашей неуверенности в себе, в наших страхах.

И тогда для нас становится ясно, что нужно не сцены ревности устраивать, а учиться строить глубокие искренние отношения, освобождаться от нереалистичных ожиданий, принимать себя такими, какие мы есть, развиваться, расти и принимать на себя ответственность за свою жизнь.


Когда дети становятся взрослыми

– Сынок, сегодня холодно – ты в шапке?

– Да, мама, я в шапке, в каске, в маске и в бронежилете – я боец спецназа!
В каждой шутке есть доля правды – и в этом анекдоте тоже: для родителей их ребенок – всегда ребенок, неважно, в школе он, в спецназе или в Совете Федерации. Время бежит, дети взрослеют – и детско-родительские отношения требуют изменений, и не всегда мы оказываемся к ним психологически готовы. Из-за возникающих разногласий отношения между родителями и их взрослыми детьми иногда ухудшаются, причиняя боль обеим сторонам. Посмотрим на эту ситуацию объективно и попытаемся увидеть тропинки к взаимопониманию и согласию.

«Детство кончится когда-то…»



Случай из практики . Елена (19 лет, студентка) стала встречаться с молодым человеком. В будни их свидания происходят вечером, и это вызывает у родителей девушки большие волнения. Они (чаще отец) звонят ей на мобильный, спрашивают, где она, когда приедет домой, выражают желание ее встретить. Когда Елена говорит, что постоянные звонки ставят ее в неудобное положение маленькой девочки, родители отвечают, что Москва – опасный город, девушка может попасть в беду, связаться с плохим парнем, наделать глупостей и что ей не понять родительских чувств, пока у нее нет своих детей.
В детско-родительских отношениях есть этап, называемый сепарация. Суть его в том, что повзрослевший ребенок отделяется от своих родителей – прежде всего, психологически.
Вспомните, как часто родители, особенно мамы, соединяют себя и маленького ребенка в единое «мы»: «мы уже ползаем», «мы умеем говорить», «мы катались на лошадке», «мы утром плохо поели», «мы пошли в садик» и т. д. Это – естественно и хорошо.

Но когда такое слияние остается дольше детского возраста, возникают проблемы. Подросток стремится ощутить и утвердить свою автономию, независимость, самостоятельность – и воспринимает «в штыки», когда с ним общаются и обращаются по-прежнему, как с ребенком. А родители, со своей стороны, беспокоятся, или обижаются, или сердятся на «отбившегося от рук» хорошего мальчика или ставшую «неуправляемой» послушную девочку.

С психологической точки зрения, этап сепарации обязательно должен быть пройден – и намного лучше, когда его проходят своевременно, в подростковом или юношеском возрасте. В противном случае у молодого человека или у девушки, скорее всего, впоследствии возникнут трудности в построении близких отношений и создании своей семьи.

Родителям важно об этом помнить и понимать, что, несмотря на все их тревоги, родительская задача состоит не в том, чтобы удерживать ребенка возле себя как можно дольше («а то – как бы чего не вышло»), а благословить его и отпустить во взрослую жизнь, в самостоятельное плавание, оказывая при необходимости поддержку.

Хотя в каждом конкретном случае проблемы с перестройкой отношений имеют свои причины, большинство из них попадают в одну из двух групп. Для первой характерна повышенная тревожность кого-то из родителей, даже невроз тревоги. Он бывает связан либо с личностными особенностями, либо с непроработанной психологической травмой. Ко второй относятся ситуации, когда отделение ребенка образует смысловой вакуум, обессмысливает жизнь. Важно отдавать себе отчет, что в обоих случаях психологическая помощь нужна в первую очередь родителям.

Территория семьи



Случай из практики . Виталий (32 года, юрист) полгода назад стал жить вместе с любимой женщиной Натальей. Мама Виталия часто заходит к ним в гости: «помочь с уборкой квартиры», «угостить вкусной едой», «просто поговорить» и т. д. Наталье не нравится, что свекровь появляется, когда захочет, и она настаивает, чтобы Виталий запретил маме совершать визиты без приглашения. Разговор сына с мамой вышел очень тяжелым. Виталий услышал, что он – черствый, неблагодарный, не ценит, что мама всю свою жизнь посвятила ему, и что во всем виновата Наталья, у которой в отношении Виталия корыстные, меркантильные намерения… Мужчина оказался в центре конфликта между двумя близкими, дорогими женщинами.

Согласно азбуке семейной психологии, моя семья – это я, мой супруг и наши дети. Папа, мама, братья, сестры, бабушки, дедушки, тети, дяди – мои родственники, а мою семью (специально повторюсь) создаю я сам , выбирая себе спутника жизни, рожая с ним детей.

У каждой семьи есть свои границы – они отделяют одну семью от другой. Даже если молодые супруги живут в одной квартире с родителями, границы все равно должны быть – и хорошо, когда они четко обозначены. Речь идет, разумеется, не о заборе с колючей проволокой и вооруженным пограничником, а о сфере принятия решений и ответственности. К примеру, в описанной выше ситуации в один из своих визитов мама Виталия привезла светло-бежевые занавески и повесила их. Когда Наталья вернулась домой с работы, она эти занавески сорвала – поскольку ей не нравится их цвет, и вообще – «кто тут хозяйка?»

Чувства мамы Виталия нам понятны: сын – главный смысл ее жизни, о нем ее мысли и переживания – как же сложно «уступить» его кому-то, спокойно отнестись к его отдалению, к ослаблению влияния на его жизнь. Возникает ощущение пустоты, собственной ненужности, даже оставленности.


Взрослому сыну или дочери необходимо с бережностью к чувствам родного человека обозначить территорию своей семьи, мягко указывать на ее границы, напоминать об установленных правилах взаимоотношений.
Для того чтобы выйти из тупикового вопроса «кто прав?», нужно поискать опору в самой жизни. Давайте посмотрим: а само естественное течение жизни ведет нас к какой ситуации, к какому «раскладу»? С обязательными поправками на конкретные жизненные обстоятельства – к отдельности семьи родителей и семьи детей и наличию собственных правил в каждой из них.

В поисках согласия

Не всегда, но часто проблема границ «передается» от одного поколения к другому. То есть, если родители мамы не признавали «суверенитет» созданной ей семьи, то потом уже маме будет сложно спокойно принять отделение ее ребенка.

В конце концов, родители и взрослые дети чаще всего приходят к оптимальному характеру взаимодействия между двумя семьями, при котором любовь и родственные чувства сочетаются с признанием и уважением автономии. Но путь к согласию нередко оказывается не быстрым и гладким, а конфликтным, болевым. К сожалению, бывают случаи, когда по-хорошему ситуация не разрешается, и тогда общение между родителями и детьми либо постоянно протекает тяжело, в форме «боевых действий», либо даже вовсе прекращается. При этом, конечно, каждая сторона считает виновной и неправой другую.

Важным и правильным решением в такой ситуации будет обращение к семейному психологу. Компетентный специалист не станет образовывать коалицию с одной из сторон против другой, не станет ни на чью сторону. Он поможет детям понять чувства и убеждения родителей, родителям – позицию и мотивацию детей, и будет профессионально содействовать поиску согласия и конструктивных решений, найти которые всегда можно.




Давайте будем меняться!

«Ты таким не был, ты изменился!» «Тех отношений, которые между нами были, – больше нет». «Жизнь уже не та, что прежде…» Знакомые сетования? Перемены, действительно, бывают и в худшую сторону, однако немало проблем возникает по обратной причине: мы сами или наши отношения с партнером не проходят изменений, которые необходимы! Парадокс? Вовсе нет.

Во многих случаях «тупиковая» ситуация в браке «со стажем» возникает из-за того, что во взаимоотношениях супругов не происходит необходимых, назревших изменений, а вместо этого партнеры пытаются идти по привычному пути, общаться и взаимодействовать так же, как 5, 7, 10 лет назад, несмотря на негативные результаты.

Частным случаем являются сексуальные взаимоотношения. Один или оба супруга нередко считают, что в интимной сфере между ними все должно происходить так же, как было раньше (в период романтической влюбленности, в медовый месяц, до рождения детей и т. д.). Поскольку в реальности так практически не бывает, то возникают обиды и ссоры, ведущие к разладу в сексуальной сфере и в межличностных отношениях вообще.


Со временем в каждом человеке неизбежно происходят изменения и на физическом, и на эмоциональном уровне, к тому же сама пара как целое проходит определенный путь. Поэтому то, что было хорошо раньше, возможно, требует модификации или отмены, а точнее – замены на что-то новое.
Например, может стать необходимой более длинная прелюдия, особые условия для интимной близости, изменение привычных сценариев.

В качестве примера приведу достаточно распространенную ситуацию. Супруги ссорятся, а примирение происходит через секс. Причем им довольны оба партнера. Все хорошо? Не совсем. По закону научения, поведение, получившее положительное подкрепление, имеет тенденцию повторяться. Получается, что супруги стимулируют собственные ссоры – и они действительно происходят чаще и становятся все более бурными, эмоциональными. Одновременно «затухают» более здоровые сценарии сексуального взаимодействия. В результате – разлад в этой сфере и взаимное неудовлетворение супругов.

Выход – если говорить обобщенно – в пересмотре давно сложившихся, но уже не подходящих, не работающих моделей; сделать эту работу часто легче с помощью психолога.

Поговорим теперь о необходимых изменениях не в паре, а в одном человеке. У каждого из нас на детско– подростковом этапе развития формируется набор жизненных установок, правил, аксиом, принципов. Я не случайно употребил страдательную форму глагола «формируется», потому что происходит этот процесс не столько через сознательные усилия (сбор информации, анализ, размышления и т. д.), сколько путем «проглатывания продуктов», которые предлагают нам значимые взрослые: родители, бабушки-дедушки, воспитатели, учителя и др.

Чаще всего в то время, когда мы эти установки получали, они были достаточно конструктивными и полезными для нас. «Учись на отлично – поступишь в университет», «Слушайся старших – они знают больше тебя», «Веди себя хорошо, будь вежливым, воспитанным – и ты понравишься людям» и т. п. В самом деле: полезные правила!

Вот только когда человек выходит во взрослую жизнь с этими же ориентирами, у него сплошь и рядом возникают затруднения и разочарования. Можно очень много работать – но повышение по службе не получить. Можно обращаться с девушками по-джентльменски – но они пошлют тебя, как теперь говорят, во френд-зону. Можно доверять тем, кто старше, – и проживать не свою жизнь, а чьи-то проекции.

А все почему? А потому, что не произошло необходимых изменений в системе жизненных принципов, они не были пересмотрены, не были скорректированы с учетом реалий взрослой жизни – отсюда и проблемы. «Правила успеха» на школьном этапе не совсем подойдут к Большой Жизни. Смотрите: в школе ученику 5-го класса никогда не дадут решать задачку по математике для 10-го класса – а в жизни может быть всякое… В условиях школьной задачи перечислены все данные, которые необходимы для ее решения – а в жизни информации для принятия решения почти всегда не хватает… Наконец, в конце учебника есть правильные ответы, а в жизни – какой ответ «правильный» – это большой вопрос…

Поэтому нужно меняться. Нужно пересматривать базовые принципы и установки; какие-то оставлять без изменения – по своему решению, какие-то модифицировать, какие-то отбрасывать вообще, а какие-то новые вводить, прописывать. И переходить на новый этап жизни, автором которого являетесь вы сами.




1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   17


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница