Хофф Р. Я вижу вас голыми: Как подготовиться к презентации и с блеском ее провести /Пер с англ. А. Д. Иорданского



Pdf просмотр
страница8/13
Дата19.01.2021
Размер1,23 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

Часть седьмая.
УЧИТЕСЬ У ТЕХ, КТО УМЕЕТ ПОКОРЯТЬ
ПУБЛИКУ
Золотой совет для вашего очередного выступления:
"Станьте немного Спрингстином".
Брюс Спрингстин – известный эстрадный певец и композитор. В то же время он один из лучших ораторов Америки. Он способен преподнести вам в выгодном свете любую идею, позицию, самого себя. Недавно в статье, напечатанной в журнале "Ньюсуик", о стиле выступлений Спрингстина было сказано так: "Он целиком отдается моменту". В нашей повседневной жизни редко доводится испытывать такое же чувство полной отдачи, какого Спрингстин добивается на каждом своем концерте. Одним из таких редких случаев может стать ваше публичное выступление.
СОВЕТ: В очередном своем выступлении станьте немного Спрингстином".

55. "РАССКАЖИТЕ-КА МНЕ О СЕБЕ"
Посмотрите, как работает на протяжении своей часовой передачи Фил Донахью, и вы увидите перед собой абсолютного властелина чувств толпы. Он погружает вас в самую гущу противоречий, но так ловко управляет публикой, что дело почти никогда не доходит до взрыва. Какой бы деликатной ни была тема, он всегда выступает в роли заботливого отца и в то же время исповедника. Его стиль можно было бы определить как серьезно- разговорный – хотя серьезность и не мешает ему улыбнуться, когда приглашенный оратор или кто-нибудь из публики отпустит шуточку по его адресу.
Когда Донахью, беседуя в своей передаче с двумя пожизненными заключенными тюрьмы Роуэй в штате Нью-Джерси, услышал, что они стоят за смертную казнь, он выразил удивление. На это тот, что был поразговорчивее, сказал: "Ничего, мистер
Донахью, вам в ваших передачах наверняка часто приходится слышать такое, что вас удивляет". Донахью рассмеялся, вероятно, вспомнив, сколько раз ему действительно приходилось слышать самые неожиданные вещи, – но при этом у вас было ощущение, что если бы сам он сидел за решеткой и ему было нечего терять, он тоже мог бы сказать что- нибудь неожиданное, хотя и вполне уместное.
Вот что главное в Донахью. Он как будто всегда готов взглянуть на жизнь глазами любого своего собеседника – от заключенного из Роуэя до домашней хозяйки из пригорода Чикаго. Он залезает людям в душу и копается в их чувствах, но делает это так, что вы видите – он в самом деле узнает что-то новое для себя. Его любознательность не знает границ. Он сталкивает мнения самых разных людей, прекрасно зная, что феминистка из захолустья никогда не согласится с криминологом из большого города. Он обращается к обеим сторонам с одинаковым беспристрастием: "Дайте ему высказаться, миссис Джонс..." Объективность его может внушать некоторые сомнения, однако его манеры безупречны. Пусть он иногда склоняется на ту или иную сторону, однако никогда не навязывает своей позиции.
Хотя он всегда хорошо подготовлен к передаче, в чем ему помогает целый штат сотрудников, он всегда создает такое впечатление, будто загорается своей темой прямо в ходе программы. Понемногу начинает вырисовываться его точка зрения. Нередко она

сочетает в себе наиболее сильные аргументы обеих сторон. Иногда он высказывается более определенно, более категорично, однако всегда сохраняет умеренность. Замечая, как кто-то кивает головой, он никогда не приписывает эту заслугу одному себе, а всегда делит ее с публикой: "Правда ведь, как раз об этом мы с вами сегодня и говорим?" – спрашивает он. И все кивают с еще большей готовностью.
Перебивая чью-то многословную речь, он говорит: "Прошу меня извинить, мы к этому обязательно вернемся через несколько минут, но сейчас мы должны сделать перерыв". После перерыва он иногда действительно предоставляет слово тому же разговорчивому слушателю, а иногда нет – смотря что ему нужно по ходу передачи. Он похож на судью, который выслушивает то защиту, то обвинение, стараясь не ущемить ни одну из сторон и не относясь к ним свысока. И все это время он заставляет их высказываться, протягивая им микрофон, словно некий ценный приз за толково изложенную или необычную точку зрения.
В манере Донахью удивительно сочетаются напористость и добродушие. Он выступает для всех в роли старшего брата, который руководит спором, отдавая каждому должное, или не слишком престарелого дядюшки, который всех любит и не хочет, чтобы кто-нибудь ушел обиженным.
Когда кто-нибудь возражает Донахью, тот лукаво смотрит на него, с добродушным сомнением качая головой, потом поворачивается к кому-нибудь из гостей программы и спрашивает: "Как по-вашему, мистер Ротенберг, в этом есть какой-нибудь смысл?".
Обычно мистер Ротенберг соглашается с мистером Донахью. В суде это называется наводящим вопросом, однако в программе Донахью означает что-то вроде "все мы – одна семья".
Когда Донахью говорит, он иногда немного запинается, – но не настолько, чтобы вызвать у нас чувство жалости к нему. Это выходит у него очень мило. Намерения у него самые лучшие. Он слишком симпатичен, чтобы сделать что-нибудь не то. И каждый из нас вызывает у него неподдельный интерес. Когда он говорит: "Расскажите-ка мне о себе", – мы чувствуем: черт возьми, да ему это и в самом деле интересно!

Смотрите на Донахью – и делайте выводы для себя
1. Если вы выступаете перед группой людей, старайтесь вести диалог в разговорной манере. Не позволяйте страстям разгораться. Передвигайтесь по залу, переходя от одной части слушателей к другой.
2. Осторожно проясняйте высказанные мысли – и отдавайте каждому должное.
Проявляйте уважение к тем, кто с вами не согласен. Умело выделяйте главное. "Но ведь это и есть то, что мы хотим здесь сказать, правда?"
3. Всячески старайтесь вовлечь в беседу всех присутствующих. Обращайтесь к каждому из них.
4. Не давайте в обиду робких и не умеющих говорить, не позволяйте краснобаям заговорить тех, кто с трудом выражает свои мысли. Регулируйте движение.
5. Выступая, старайтесь получать от этого удовольствие. Но при этом не упускайте случая показать, что всерьез увлечены темой – и что истина, содержащаяся в вашем выступлении, может оказаться полезной, а то и спасительной для всех присутствующих.

56. ЗАЛЫ, ПОХОЖИЕ НА СКЛЕПЫ
Нередко зал, где вам приходится выступать, напоминает склеп. Его хочется запереть и навсегда оставить в таком виде.


Обычно в таких залах мраморные подоконники. И тяжелые столы из окаменелого черного дерева. Часто для оратора предназначена хлипкая трибуна – вроде пюпитра, какие бывают у музыкантов в оркестре.
Совершенно невозможно представить себе, что в таком унылом зале может произойти что-то интересное.
Панихида? Да. Интересное выступление? Ни за что.
В таком навевающем тоску зале настроение у оратора сразу падает.
И вообще, что это за организация, которая могла отвести под выступление такой зал? Что у нее за странные представления, если она предпочитает такое кладбищенское убранство?
Но все это неважно. Что делать вам? Как поступить, обнаружив, что вам предстоит выступать в одном из таких леденящих душу залов?
Актер и телеведущий Вуди Аллен в таком случае, возможно, раздал бы всем присутствующим по воздушному шарику. Или сыграл бы какую-нибудь веселую мелодию. Но вы – не Вуди Аллен. И к тому же неизвестно, как отнеслись бы к этому ваши слушатели. Не исключено, что они один за другим попадали бы в обморок, свалившись со своих кожаных стульев с высокими спинками. Это оказалось бы для них слишком сильным средством.
Вот что я бы вам посоветовал.
Самое меньшее, что вы можете сделать, – это придать залу такой вид, чтобы было ясно: здесь произойдет что-то интересное. Покажите на экране слайд, который произведет впечатление на слушателей и врежется им в память. Он может иметь прямое отношение к теме вашего выступления. Например: "Я БЫ РАДА ТЕБЯ ПОЦЕЛОВАТЬ, НО Я ТОЛЬКО
ЧТО ВЫМЫЛА ГОЛОВУ". (Между прочим, моя самая любимая цитата – эти слова говорит Бетт Дэвис в фильме "Хижина среди хлопковых полей".) Или это может быть какая-то совершенно неожиданная фотография.
Вам удалось придать происходящему некоторый элемент театральности. Это, конечно, еще не музыкальное ревю, однако тоскливое чувство уже отчасти рассеялось.
Можете расставить по комнате несколько стендов с плакатами (хорошо бы еще подсветить их). Пусть перед вами стоит видеомонитор с мигающей красной лампочкой.
Пусть на этих мрачных подоконниках будут разложены товары, о которых вы собираетесь говорить. А на столе стоит компьютер с логотипом вашей фирмы на экране.
Зал, который только что казался таким безжизненным, теперь выглядит так, словно здесь действительно может произойти нечто интересное. Людям что-то покажут, обратят на что-то их внимание, заработает аппаратура. Что-то тут будет.
Рискните – пусть в зале, пока собираются слушатели, играет тихая-тихая музыка.
Ничего чересчур бравурного – просто музыка, которая создаст ощущение, что здесь собираются живые люди. Что это не будет одно из тех совещаний, о которых недавно писали в "Бизнес Уик": "Совещание следует за совещанием, но ни на одном ничего не решается".
Если вы позаботитесь о внешнем виде зала, это сыграет и еще одну важную роль.
Это покажет, что оратор действительно готовился к выступлению. Он работал над ним, не пожалев сил и приложив некоторую фантазию. Он готов к нему. Не исключено, что его выступление будет иметь начало, середину и заключение. Может быть, оно – небывалый случай! – даже закончится вовремя.
Когда вы в последний раз испытывали такое ощущение перед совещанием, на котором обязаны присутствовать? Когда в последний раз оратор сумел пробудить у вас интерес, еще не приступив к выступлению?
Когда в последний раз вы с нетерпением ждали начала?


Если вам предстоит важное выступление, постарайтесь увлечь аудиторию еще до того, как появитесь на трибуне.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница