Хайнц Хекхаузен Психология мотивации достижения



страница1/12
Дата10.02.2016
Размер0.83 Mb.
ТипРеферат
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
Хайнц Хекхаузен

Психология мотивации достижения


Психология мотивации достижения / Хекхаузен Х. - Санкт-Петербург: Речь, 2001; 256 стр.

Содержание

Список сокращений

Глава 1. Введение

Глава 2. Контент-анализ

1. Ранние исследования

2. Теория метода тематической апперцепции

3. Экспериментальный метод

4. Валидизация

5. Надежность



Глава 3. Оценочные диспозиции. (Ценностные установки)

1. Индикаторы

2. Область генерализации

3. Социокультурные рамки соотнесения и их изменения в исторической перспективе

4. Система и подсистемы ценностей

Глава 4. Важные аспекты опыта

1. Акценты в восприятии взаимодействия личности со средой

2. Временная перспектива и природа опыта времени

3. Уровни реальности



Глава 5. Конфликт

1. Ожидание неудачи

2. Склонность к риску

3. Разрешение конфликта после неудачи

4. Конфликты мотивов

Глава 6. Общая структура целей и действий

Глава 7. Подготовительный период: валентность и побуждение мотива

1. Расхождение между настоящим и будущим состоянием

2. Психологическое расстояние между настоящим и будущим состояниями

Глава 8. Постановка цели и уровень притязаний

1. Определения

2. Экспериментальные результаты и теоретический обзор

3. Взаимосвязь постановки целей и мотивации



Глава 9. Период деятельности

1. Активация

2. Обратная связь об успехе или неудаче

3. Выдержка и настойчивость



Глава 10. Период последеятельности

1. Освобождение от задания

2. Тест Зейгарник

3. Ретроспективное суждение об успехе



Глава 11. Достижения

1. Мотивация и интеллект

2. Успешность в школе и колледже

3. Другие виды достижений



Глава 12. Происхождение и развитие мотивации достижения

1. Предпосылки и первое появление

2. Общее направление развития

3. Индивидуальные различия: влияние родителей

4. Влияние структуры семьи

5. Влияние социокультурной среды

6. Изменения во взрослом возрасте

Примечание, добавленное в подтверждение



Глава 13. Заключительные замечания

Список литературы


Список сокращений

ААТ - Тест тревожности достижений (Alpert & Haber, 1960).

AM - мотивация достижения = Leistungsmotivation (измеренная по методике Хекхаузена, 1963) включает в себя следующие переменные:

НУ - надежда на успех;

БН - боязнь неудачи;

НЧ - чистая надежда = НУ-БН;

СМ - общая мотивация = НУ+БН;

CPI - Калифорнийский психологический опросник.

EPPS - Личностный список предпочтений Эдвардса.

FTI - Инсайт-тест Френч (French, 1955, 1958а).

IPIT - Айовский тест интерпретации рисунков (Hurley, 1955).

MAS - Шкала проявления тревожности (Teylor, 1953).

n Ach - Потребность в достижении (измеренная процедурой Мак-Клелланда и др., 1953).

TAQ - Опросник личностной тревожности (Mandler & Sarason, 1952).

ТАТ - Тематической апперцепции тест.
Глава 1. Введение

Проблемы психологии мотивации выводят нас за традиционные рамки, разделяющие такие психические процессы и функции, как восприятие, память, мышление и обучаемость. Эти проблемы предполагают гораздо большую взаимосвязь этих функций, чем может показаться, судя по многочисленным психическим явлениям, которые они представляют. Более того, психология мотивации становится все в большей степени экспериментальной. Исследования мотивации достижения, проводимые в последнее десятилетие, как будет показано, являются очевидным доказательством этого факта.

Мотивация ориентированного на достижение поведения определенно заслуживает внимания. С одной стороны» она исторически связана с исследованиями мотивации, проводимыми двумя пионерами немецкой психологии - Нарциссом Ахом (1910) и Куртом Левиным (1926)1. Первые попытки объяснения направленного на достижение, поведения испытуемых его лаборатории, были связаны с концепцией «детерминирующей тенденции», последние - с использованием понятия «квазипотребности». С другой стороны, и психологи-экспериментаторы, проводившие психодиагностические процедуры, полагались на мотивацию достижения испытуемых в гораздо большей степени, чем на любой другой вид мотивации, при получении их ответов в процессе эксперимента. Все это время они провоцировали ее, не учитывая ее собственное влияние, просто соответствующим образом давая инструкцию. Не учитывали они и индивидуальные различия в мотивации достижения, несмотря на очевидность факта, что подобные различия должны существовать. Вместо этого экспериментаторы и психодиагносты, должно быть, посчитали их несущественными или неприемлемыми в качестве переменной, которая может повлиять на поведение испытуемого.

Именно поэтому методика измерения мотивации достижения, разработанная исследовательской группой Дэвида С. Мак-Клелланда, - это «прорыв», значение которого для будущей работы психологов значительно превышает узкую область исследования мотивации достижения (McClelland, Atkinson, Clark & Lowell, 1953; Atkinson, 1958; см. отчет, опубликованный Birney). Данная книга построена в большей степени на результатах, полученных при помощи этого и схожих методов измерения мотивации. В ней также будет представлена попытка истолкования полученных результатов в рамках теоретической концепции, хотя к подобной попытке наверняка следует относиться как к предварительной, если не преждевременной.

Теория мотивации в понимании автора (Heckhausen, 1963а), не может быть представлена в этой книге; однако следует отметить, что мотивация здесь понимается не как основная причина поведения, как это общепринято в психологии, а скорее как понятие, описывающее динамику взаимодействия множества факторов в конкретном взаимодействии человека со средой, включая опыт целеполагания и само поведение. Следует также различать потенциальную и актуальную мотивацию2. Потенциальная мотивация - это нормативное состояние, которое определяет, действуя по принципу области или шкалы оценок, как должен быть построен (относительно самого человека) определенный тип жизненных ситуаций, чтобы они были для него успешными. Актуальная мотивация (или побудительный мотив) состоит из ожиданий, связывающих настоящее и будущее состояния. Сила мотива побуждения соответствует величине градиента (наклона прямой) силы ожидания, которая зависит от: 1) величины различий между настоящим и будущим состояниями по шкале оценок области нормативной мотивации и 2) физической удаленности этих состояний друг от друга по времени.

С этой точки зрения имеет смысл различать также нормативные и ситуационные состояния мотивации, так как одинаковая сила мотивации у разных людей может быть вызвана различными нормативными состояниями в сочетании с разными побудительными состояниями мотивации. Более того, различная сила мотивации может базироваться на одинаковом нормативном состоянии, объединяясь с различными состояниями побуждений. Для внутриличностных, равно как и для межличностных, сравнений необходимо изолировать или, по меньшей мере, контролировать как нормативные, так и побудительные состояния, то есть как перманентные, так и ситуационно специфические компоненты мотивации. Обычно большее внимание уделяется нормативному состоянию как значимой личностной характеристике: экспериментатор может контролировать побудительные условия и попытаться, по крайней мере во внешних проявлениях, удерживать их неизменными или хотя бы изменять систематически.

Однако каким образом он может изолировать нормативное состояние мотивации с присущими ему ценностными диспозициями (Young, 1959), по определению не поддающимися манипуляции и изменению в короткий промежуток времени? Результаты, опубликованные здесь, основаны по большей своей части на убеждении в том, что Тематической апперцепции тест (ТАТ) является тем методом, который пускай грубо, но позволяет измерить мотивацию. Но мотивация в смысле нормативного состояния категории взаимодействия личности и среды не может быть вычленена как таковая или в основных своих проявлениях даже при помощи ТАТ. Для того чтобы проявиться, потенциальной мотивации необходимы ситуативные побудители. Таким образом, сила и вид потенциальной мотивации, с соответствующими ей ценностными диспозициями, могут проявиться, только когда мотивация активирована, то есть вызвана в стандартизированных условиях. Эта общая предпосылка позволяет вывести следствие о том, что важнейшим предварительным условием для выявления потенциальной мотивации является поиск тех побудителей, под воздействием которых диспозиции могут проявиться наиболее сильно. Подобного рода вопросы приобретают особое теоретическое значение (Atkinson, 1958a, b; Epstein, 1962; Heckhausen, 1964a).

В данной работе мы сосредоточили наше внимание только на том типе взаимодействий личности со средой, который включает в себя идею достижения. В эту область входит все, что можно представить как «соревнование с установленными критериями наивысшего качества»3 (McClelland et al., 1953). Нечто подобное происходит, когда действие, его результат или способность выполнить его, рассматривается, переживается или судится в области оценок, состоящей из более или менее жестких критериев «лучше» - «хуже». Эта область оценок определена различными критериями успешности: от самых общих и абстрактных до конкретных специфических. В своей самой простой форме критерий успешности представляет собой пару противоположностей: успех-неудача; хорошо-плохо. Чаще всего подобная классификация используется только на самых ранних стадиях, поскольку критерии успешности удивительно дифференцируются, если определенное взаимодействие со средой остается ориентированным на достижение в течение достаточно длительного времени. Психология формирования подобных стандартов - критериев успешности - еще не исследована; человеком могут быть использованы оценки номинативных шкал, шкал интервалов или отношений или более сложные сочетания критериев суждений (Crandall, Preston, & Rabson 1960b). Более того, критерии успешности могут быть ориентированы на задачу (например, уровень мастерства как результат деятельности), или на человека (например, по сравнению с собственными прошлыми достижениями), или быть ориентированными на других (например, сравнение с достижениями других, как в ситуации соревнования). Мотивация достижения, таким образом, может быть определена как попытка увеличить или сохранить максимально высокими способности человека ко всем видам деятельности, к которым могут быть применены критерии успешности и где выполнение подобной деятельности может, следовательно, привести или к успеху, или к неудаче.

В конечном счете, успех или неудача в ориентированном на достижение взаимодействии человека со средой всегда случайны и таким образом являются всего лишь преходящими периодическими состояниями по отношению к мотивации достижения. И вне зависимости от того, насколько дифференцированы критерии успешности, эта шкала состоит из двух частей: одна из них символизирует успех (не важно, насколько ярко выраженный), а другая - неудачу; и эти части отделены друг от друга узкой пограничной областью, если не границей. В зависимости от достигнутых успехов эта граница может перемещаться вверх и вниз по шкале, смещая вместе с собой нулевую точку отсчета. Потому невозможно объективно определить для достаточно длительного периода времени, что именно для определенного человека будет являться успехом, а что - неудачей. Совершенно другие вопросы возникают и в связи с изменениями в структуре самих критериев успешности. Так, например, как это происходит с любой шкалой оценок, - количество градаций и их величина могут изменяться со временем.

Из исследования уровня притязаний (Норре, 1930) мы знаем, что успех и неудача расцениваются как таковые, только в области задач средней сложности; достижение чего-то, что является слишком простым, не рассматривается как успех, а неудача в достижении слишком сложного не переживается как неудача. Если достижение цели становится со временем все проще, то стимул к достижению постепенно уменьшается, пока совсем не исчезнет, хотя внешние условия среды остаются неизменными. То же самое происходит, если что-либо остается недостижимым.

Успех и неудача присутствуют и во взаимодействиях личности со средой, не имеющих никакого отношения к достижениям. Но для экономии времени в дальнейшем изложении понятия успеха и неудачи будут использоваться только в контексте ориентации на достижение. Идея достижения сконцентрирована вокруг двух возможностей: достижения успеха или избегания неудачи. Соответственно, в мотивации достижения присутствуют две тенденции, собственно достижения и избегания: «надежда на успех» и «боязнь неудачи» (см.: Глава 3, Ценностные диспозиции; также McClelland, 1951; Mowrer, 1960).
Глава 2. Контент-анализ

Не вызывает сомнений, что измерение индивидуальных различий позволяет глубже проникнуть в функциональную динамику мотивации, чем это было возможно когда-либо прежде на основе использовавшихся ранее в этой области методов. Эти методы позволяли варьировать в основном такие переменные, как:

а) требования к выполнению задания;

б) критерии формирования выборки испытуемых.



1. Ранние исследования

Уже в 1938 году Мюррей с коллегами попытались в своей новаторской работе «Исследования личности» не только определить понятие Потребности достижения (n Ach), но и замерить индивидуальные различия силы мотивации посредством своего опросника. Испытуемого просили по шестибалльной шкале оценить свое согласие или несогласие с десятью (в чем-то очень прямолинейными) высказываниями, ориентированными на достижение. Этот опросник (DeCharms, Morrison, Reitman & McClelland, 1955) как и его модификация, схожая с Личностным списком предпочтений Эдвардса (EPPS, A. L. Edwards, 1954), скорее всего измеряет не мотивационные переменные, а общие культурно-обусловленные оценки способностей человека к достижению и подобные им, которые, безусловно, желательны, но не являются необходимыми для человека. Во всяком случае, результаты этого опросника очень слабо коррелируют с поведением, в котором проявляются элементы соревнования с установленными критериями успешности; следует отметить также его отличие от процедуры контент-анализа, применяющейся при использовании методики ТАТ и не показывающей значимых корреляций с результатами опросника, использующего более или менее прямые самооценочные суждения (см.: Marlowe, 1959). Очевидно, что для выявления диспозиций, с помощью которых человек оценивает себя в любой, ориентированной на достижение деятельности, и в своих взаимодействиях со средой необходимо отстраниться от того, что составляет явную (или культурно-обусловленную) шкалу оценок личного опыта.

Тем не менее было бы поспешным относить все опросники к методам, не подходящим для измерения мотивации. Используя тщательно подобранные пункты, отражающие различные проявления ориентации на достижение, исследователи (Vuckovich, Heckhausen & von Hatzfeld, 1964) обнаружили ряд совпадений с результатами измерения мотивации достижения при помощи метода ТАТ в модификации Хекхаузена (19636). Интересно, что это тот самый случай, когда пункты опросника не отражают никаких явных ценностных социокультурных норм. Например, подобные нормы не дают однозначного ответа, что лучше - ближние или дальние цели, в то время как предпочтение только последних показывает высокую корреляцию с потребностью достижения (n Ach) по ТАТ. Перекрестная валидизация данной работы еще не была проведена. Шкалы таких опросников, как «Тест тревожности достижений» (ААТ; Alpert & Haber, 1960; Dember, Nairne & Miller, 1962; Milholland, 1964), модификации «Калифорнийского личностного опросника» X. Гoyxa(Gough, CPI, 1957, 1964), оказались весьма прогностичными в отношении академических достижений. Не так давно Карней выступал с сообщением о получении значимой корреляционной связи между измерениями ТАТ (n Ach) и индексом опросника («Ориентация на достижения»), который был составлен из нескольких шкал CPI. Поскольку ТАТ, как выяснилось на примере тестирования, проведенного на студентах, оказался очень чувствителен к ситуативным факторам (к таким факторам, как доминирующая мотивация психолога, тип социального взаимодействия в ситуации обучения, курс студентов), то уровень полученной корреляции колеблется соответственно изменениям тестовых условий. Интересно, что индекс по опроснику Карнея растет в ситуации, когда уровень побуждения к ориентации на достижение повышается посредством инструкции; этот эффект был использован для валидизации процедуры измерения при помощи метода ТАТ.

Экспертная оценка, равно как и данные, экспериментального изучения деятельности, не привела, однако, до настоящего времени к окончательному выводу относительно мотивации достижения (см. более подробно: McClelland, 1958d). Сложности с экспертной оценкой заключаются в достижении имеющей под собой веские основания и общепризнанной договоренности относительно того, какое именно поведение следует рассматривать в качестве индикаторов обсуждаемого мотива. Легко забыть, что деятельность это всегда сложный комплекс множества личностно-специфических факторов, таких, как способности, навыки, когнитивная структура, основанная на прошлом опыте система убеждений, и т. д. В добавление к этим факторам, различия в потенциальной мотивации сглаживаются в своем воздействии на реальную деятельность в явно выраженных условиях побуждения в ситуации теста на достижения.

Айзенк (Eysenck, 1960) предложил измерять силу мотивации при помощи величины реминесценции, наблюдаемой после паузы, прерывающей длительное научение какому-либо виду деятельности. Однако этот подход оказался несостоятельным.

2. Теория метода тематической апперцепции

В отличие от остальных упоминавшихся здесь методов стратегия метода ТАТ, сутью которого является контент-анализ, включает в себя три тактики, направленные на взятие до сих пор неприступной крепости различий в потенциальной мотивации. (1) Испытуемые не знают об истинной цели данного тестирования. В отличие от методов, использующих самооценку, такие факторы, как стеснительность, самообман, неверные интерпретации и «кухонная психология», не играют существенной роли. (2) Внутренние мотивы опыта и поведения испытуемого «прослушиваются» в придуманных историях в виде гораздо более близком к первоначальному, прежде чем они успеют стать менее узнаваемыми благодаря массе психологических факторов и внешних причин, каждая из которых в конечном счете проявится в поведении. Предпочтение придуманного содержания реальному поведению (по результатам экспертной оценки или по результатам самой деятельности) в качестве средства выявления скрытых мотивов восходит к революционным идеям 3. Фрейда (1900). (3) Методика ТАТ предоставляет большую свободу испытуемому для выбора создаваемых под влиянием побуждающих условий ситуаций взаимодействия личности со средой, приписываемых материалам теста, которые могут быть восприняты и сформулированы наиболее индивидуальным образом. Таким образом, становится возможным фиксировать множество жизненных ситуаций, поступков, действий, событий, межличностных взаимодействий и т. д., которые редко можно наблюдать в реальной жизни и еще реже - в лабораторных условиях, с такими небольшими затратами, не говоря уже о сложностях изучения и выявления актуального поведения и переживания на основе сравнения индивидуумов.

Как уже говорилось, потенциальная мотивация, если она действует как область (или шкала) оценок состояния нормы, может быть выявлена только косвенно, через ситуационные побудители. Если содержание проективной картины ТАТ явно ориентировано на достижение, оно вызывает идею о взаимодействии личности со средой, связанную с достижениями, то есть являет собой объективное состояние побуждения. Последнее создает у испытуемого личностно-специфическое противоречие с его собственным нормативным состоянием (ценностными диспозициями). Это противоречие будет проявлено, в зависимости от его величины, в различной степени в придумываемых историях. Если расхождение, предположим, очень велико (а следовательно, велик и уровень экспектаций ожиданий), рассказчик, прежде чем завершить ориентированное на достижение действие тем способом, который он считает значимым для себя, представит людей как испытывающих и проживающих более детальные, яркие события. [См.: Atkinson, 19586, а также теорию обусловленного мотивационного побуждения Фукса (Fuchs), 1954, 1963; Kornadt, 1963]. Если расхождение не так велико, то история, оставаясь ориентированной на достижение, будет более поверхностной.

Это описание тестовой процедуры, конечно, в лучшем случае, теоретическое упрощение. Так, например, причины, детерминирующие подобное расхождение и приводящие рассказчика к характерному повышению экспектаций, такие, как ценности, намеком данные в картине, не являются одинаковыми для всех испытуемых, хотя объективно всем испытуемым предоставляются одни и те же тестовые материалы (Atkinson, 19586). Разброс данных, таким образом, может быть очень большим, однако это не обязательно ошибка методики, поскольку сама по себе скрытая ценность может зависеть от нормативной ценностной диспозиции испытуемого. Наиболее явная гипотеза заключается в предположении, что содержание картины в сочетании с действиями героев рассказанной истории вызывает расхождение между нормативной мотивацией и актуальной, которое также было бы более или менее характерным для ситуаций, принадлежащих к тем же категориям и в реальной жизни рассказчика.

Однако все не так просто, как кажется. В соответствии с последними данными, выявленными в репрезентативной выборке американцев, исследования в данной области Верофа, Фелда и Крокета (Veroff, Feld & Crockett, 1965), наиболее валидный показатель мотивации получен на историях к картинкам, максимально отличающимся от повседневного рабочего окружения. Так, картинки из жизни «синих воротничков» дают более точную оценку потребности достижения, предсказывающую индекс социальной мобильности для представителей «белых воротничков», и наоборот, картинки о «белых воротничках» лучше работают для «синих». Возможно, это происходит потому, что картины, изображающие собственное профессиональное окружение, провоцируют на извлечение банальных историй из обыденной жизни. С другой стороны, наблюдается парадоксальный побуждающий эффект (Meyer, Heckhausen, Kemmler, 1965). Небольшая подгруппа испытуемых описывала как успешные картинки, направленные на демонстрацию неудачи, и чаще, чем остальные испытуемые данной выборки, воображала неудачу, описывая ориентированные на успех образы. Поскольку эта подгруппа состояла из отстающих студентов и в целом демонстрировала гораздо больший страх неудачи, то парадокс такого обратного отношения можно объяснить как реакцию избегания, запущенную скрытыми побудителями в картинках.

Для увеличения эффективности побудители, ориентированные на достижение, должны быть по большей части скрыты, они должны присутствовать только в содержании картинок, а не в инструкции, примерах и т. д. Если побуждение чрезмерно (то есть если на испытуемого давят со всех сторон), то индивидуальные различия в характерном расхождении между нормативным и актуальным состояниями нивелируются, что означает предпочтение внутрииндивидуальных различий, зависящих от ситуаций, за счет исключения из рассмотрения межиндивидуальных различий, основанных на различиях нормативных ценностных диспозиций. На самом деле было показано, что наибольшей различительной способностью метод ТАТ обладает в нейтральных тестовых условиях и с изображениями, включающими замаскированный элемент, дающий намек на достижение [McClelland et al., 1953; Haber & Alpert, 1958; см. также критику Хекхаузена (1964а) исследований Schubert-Jackel & Mehl, 1962].

Если было предварительное сильное побуждение, созданное инструкцией, то более слабое побуждение на изображении даст большую различительную способность, чем сильное (Murstein, 1963). Следует помнить, что большинство ситуаций, в которых человек стремится сделать предсказание о действиях, нейтральны, то есть ориентированы на задачу. Френч (French, 1955b) показал, что измерение мотивации в условиях ориентации на задачу имеет наибольшую корреляцию с последующими измерениями мотивации и результатов деятельности, замеренных в таких же ориентированных на задачу условиях. Более того, чрезмерно сильное побуждение может вызвать защитные или избегательные тенденции, как было обнаружено Мак-Клелландом и др. (1953, с. 103), Скоттом (1956, см. также гл. 5) и Андерсоном (1962), как для мотивации достижения, так и для других мотивов (см.: Epstein, 1962). С другой стороны, не является преимуществом ослабление намека на достижение в изображении до такой степени, когда это может обозначать все, что угодно; реакция узнавания соревнования, спровоцированная таким образом, может быть использована только для выявления характерного для определенной личности профиля различных мотивов.

Предпринимались попытки доказать, что продуцирование в фантазии ориентированных на достижение сюжетов не дает непосредственной информации об ориентации на достижение в реальном поведении, но скорее играет роль компенсации или замещения. То есть человек, который не может достичь своих целей в реальной жизни, придумывает истории с ярко выраженным сюжетом, относящимся к достижениям, и наоборот (Lazarus, Baker Broverman & Mayer, 1957; Lazarus, 1961; Vogel, Baker, & Lazarus, 1958; Vogel, Raymond & Lazarus, 1959). Отмеченные работы - это отдельный случай, и к ним следует относиться осторожно, поскольку их измерения мотивации достижения при помощи ТАТ, как обнаружилось, были несовершенны, если не сказать неудачны (Broverman, Jordan & Phillips, 1960). Согласно последним данным, наличие прямой связи между мотивацией достижения и содержанием ТАТ правомерно рассматривать как установленный факт; однако эта взаимосвязь может нивелироваться или даже принять другой знак под воздействием неоптимальных побудительных условий в процессе проведения ТАТ. Обратная взаимосвязь не основана на механизме компенсации или замещения, но скорее отражает прямые ситуационно вызванные сковывающие тенденции, связанные с вызванными мотивами. В качестве примера можно привести уже упоминавшийся (см. также: Scott, 1956) парадоксальный эффект побуждений, связанных с изображениями успеха и поражения, в группе «боящихся неудачи» испытуемых. Здесь также стоит упомянуть соответствующие результаты Мейера и его коллег (Meyer et. al. 1965), где слабые ученики реже, чем успевающие ученики, реагировали на изображение неудачи рассказом о поражении, хотя можно было бы предположить обратное, согласно их школьной успеваемости. Более явно обратное соотношение наблюдается в отношении мотивов, внешнее выражение которых контролируется социальными нормами, особенно это касается сексуальных мотивов (см. Clark & Sensibar, 1955) и агрессии (см. Lesser, 1958). В подобных случаях содержание ТАТ уменьшается с ростом побуждения. Даже в отношении мотивов оценочно нейтральных, таких, как потребность в сне или пище, чрезмерное их возбуждение вызывает обратный эффект, который Эпштейн (Epstein, 1962) достаточно убедительно интерпретировал как «ориентированное на реальность сдерживание», служащее выполнению требуемой задачи.



3. Экспериментальный метод

В групповом тестировании обычно используются четыре или шесть изображений (см.: Atkinson, 1958c). Предпринимаются попытки создания нейтральной атмосферы или атмосферы легкого расслабления; крайне важно, что тесты достижения должны проводиться не в любых, а в строго определенных условиях. Время экспозиции изображения - около 20 секунд; затем испытуемому предлагается ответить на следующие четыре вопроса на приготовленном бланке: Что происходит? Что привело к данной ситуации? Каковы мысли и чувства людей? Чем все закончится? На каждый вопрос дается около минуты. Обработка ответов производится при помощи ключа, определяющего, к какой содержательной категории относится то или иное утверждение, и таким образом оно оценивается в некоторое количество баллов; эти баллы впоследствии суммируются и дают окончательную оценку истории, представленной испытуемым. Кроме стимульного материала и стандартизированных условий проведения теста, ключ является наиболее важной, проверенной на надежность и валидность, частью метода.

Ключ изначально был разработан Мак-Клелландом, Аткинсоном, Кларком и Лоувеллом (McClelland, Atkinson, Clark & Lowell, 1953); в цитируемой работе дано описание ключа и детально обсуждается процесс его разработки и валидизации. Для более детального изучения можно порекомендовать как лучшую в этом отношении книгу Аткинсона (Atkinson, 1958c), в которой приведен самоучитель работы с данным ключом. При помощи ключа можно определить, является ли конкретная история вообще ориентированной на достижение (то есть содержит ли она соотнесение с ситуацией соревнования с заданными критериями успешности или утверждения о долгосрочной цели достижения). Если же она ориентирована на достижение, то различные содержательные области данной истории могут быть соотнесены, например, с такими категориями, как потребность (или постановка цели); инструментальная активность; позитивные и негативные аффективные состояния; антиципация цели и др. и, соответственно, оценены (по одному баллу каждая). Суммарная оценка, полученная таким способом, в данной работе будет носить название n Ach4 (потребность в достижении).

Еще один способ измерения - это Инсайт-тест Френч (FTI), разработанный Элизабет Френч (Elizabeth French, 1955b, 1958b). Он состоит из 10 коротких утверждений относительно поступков, желаний и страхов конкретных людей. Испытуемого просят представить причины подобных утверждений и записать их. Перекодировка ответов испытуемых производится по ключу, подобному тому, который используется для n Ach. Валидизационные исследования показали достаточное соответствие между этими двумя методами измерения (French & Thomas, 1958; Atkinson & Litwin, I960)5. Сочетание проективной техники и техники теста множественного выбора характеризует Айовский тест интерпретации рисунков (IPIT; Hurley, 1955, 1957; Johnson, 1957). Испытуемому предоставляется выбор между несколькими законченными историями на каждое стимульное изображение, одна из предлагаемых историй ориентирована на достижение. Все еще идут споры по поводу того, можно ли получить при помощи этой процедуры результат, соответствующий n Ach (см. Williams, 1955; McClelland, 1958d, стр. 39; Barnette, 1961). Аронсон (Aronson, 1958) разработал невербальную процедуру, основанную на различиях в графических структурах простых психомоторных образований (каракули). До настоящего времени эта процедура использовалась в основном на детях и в кросс-культурных исследованиях (McClelland, 1961). В конце концов Кнапп (Кпарр, 1958) обнаружил определенные цветовые предпочтения, а Морган (Morgan, 1964) - ряд увеличения ценности стимулов, соотнесенных с легкими или трудными видами деятельности, измеряемыми по методу n Ach.

Ключ измерения n Ach не показывает различия между тенденциями достижения успеха и избегания неудачи. А это различие проявилось как достаточно важное уже при первом изучении корреляций n Ach с внешними критериями (McArthur, 1953; R. W. Brown, 1953; Scott, 1956; Clark, Teevan & Ricciuti, 1956; Ricciuti & Schultz, 1954), такими, как порог узнавания слов (McClelland & Liberman, 1949), припоминание завершенных и незавершенных заданий (Atkinson, 1953) и сочинений историй, связанных с успехом и поражением (Reitman, 1961). Согласно этим исследованиям, тенденция к избеганию неудач согласуется со средним и низким показателями п Ach. Коппер и Хоувелл (Copper & Howell, 1961) не обнаружили никакой связи этой области шкалы n Ach с показателями симптомов невротических тенденций. Из этого они сделали вывод о том, что избегание неудач - это независимый показатель и он не обязательно является обратным полюсом тенденции к достижению успеха (см.: Reitman & Williams, 1961).

После полученных Аткинсоном результатов в области памяти Моултон (Moulton, 1958) предпринял попытку развести эти тенденции посредством контент-анализа, используя систему, которая впоследствии была применена только Хойос (Hoyos, 1965). Напротив, наиболее часто в последнее время используется опросник тревожности для оценки аспекта ориентации на неудачу в рамках мотивации достижения. Опросник личностной тревожности (TAQ; Mandler & Sarason, 1952), похоже, выделяет эти две тенденции лучше, чем неспецифическая Шкала проявления тревожности (MAS; Teylor, 1953); это кажется не менее справедливым и для недавно разработанного Теста тревожности достижений (ААТ; Alpert & Haber, 1960, см. также: Dember et al., 1962).

Отталкиваясь от ключа потребности в достижении n Ach, Хекхаузен (1963b) разработал и валидизировал два новых ключа для «Надежды на успех» и «Боязни неудачи» по серии из шести изображений. Эти два измерения содержания истории не коррелируют между собой. В дальнейшем они будут обозначены как НУ-мотивация и БН-мотивация, а их сумма - как общая или тотальная мотивация. N Ach положительно коррелирует +0,40 с НУ и +0,70 с НУ+БН мотивациями, но не показывает значимой корреляции с БН-мотивацией. Мейерс с коллегами (Meyer et al., 1965), заимствовав из метода Хекхаузена, разработали и успешно валидизировали специфические для различного возраста серии изображений и индивидуальный метод тестирования для детей дошкольного возраста. Хойос (Hoyos, 1965) вслед за Моултон (Moulton, 1958) изобрела два ключа для этих двух тенденций. Бирней, Бурдик и Тиван (Birney, Burdick, Teevan, 1961) разработали ключ «враждебного давления», который можно рассматривать как эквивалентный «боязни неудач». Однако он рассматривает не только ориентированное на достижение содержание, но принимает во внимание любые угрожающие темы, с которыми сталкивается главный герой истории ТАТ.

4. Валидизация

Валидизацию контент-анализа мотивации достижения можно проводить двумя способами. Первый заключается в наблюдении интраиндивидуальных различий, проявляющихся через запланированные изменения побудительных условий измеряемой мотивации. Это в основном было проделано Мак-Клелландом с коллегами (McClelland et al., 1953) и Хайяши и Хабу (Hayashi & Habu, 1962a, 1962b). Они обнаружили, что количество утверждений, относящихся к достижениям, значительно увеличивается в ситуации, когда побуждения к достижению, данные в тестовой инструкции, изменяются от «созданной атмосферы расслабленности» до «нейтральных» и затем - «личностно-значимых». Второй метод заключается в том, что наблюдаются интериндивидуальные различия и изучается корреляция полученных результатов с результатами исследования поведения, рассматривающимися как внешние критерии валидности. Второй подход использовался Хекхаузеном (Heckhausen, 1963b) для дифференциации и замера двух мотивационных тенденций: НУ и БН. Валидизационные исследования подобного рода для различных методик измерения мотивации будут неоднократно приводиться в последующих главах.

В условиях повышения интенсивности побудительных условий, американские студентки, в отличие от своих сокурсников, неожиданно не показали повышения результатов n Ach (McClelland et al., 1953), поскольку, очевидно, имели достаточно сильное побуждение к достижению уже в нейтральных условиях (Veroff et al., 1953). Согласно другим исследованиям, возможна стимуляция размышлений о достижении среди представительниц женского контингента учащихся в ситуации, когда успех относится к «социальному принятию» (McClelland, 1958a), Изучение бразильских (Angelini, 1959), японских (Hayashi & Habu, 1962а) и немецких (Heckhausen, 1963b) студенток показало, что нет причин рассматривать данный метод как различающийся по валидности для представителей разного пола. Полученные различия, возможно, являются следствием широкого диапазона методов рандомизации выборки. Сравнивая данные американских студенток с данными студенток Бразилии, Японии и Германии, можно сказать, что выборка последних составляет ориентированное на достижение меньшинство; я-концепция которых ближе к мужской. Лессер, Кравиц и Пакард (Lesser, Krawitz & Packard (1963) измеряли n Ach успешных и неуспевающих студентов одного интеллектуального уровня в нейтральных и личностно значимых побудительных условиях. Достигающие студентки показали ожидаемое повышение n Ach только относительно изображений ТАТ, в которых присутствуют женщины, в то время как неуспевающие показали повышение n Ach только на изображениях мужчин. Это ярко иллюстрирует тот факт, что первая группа рассматривает способность к достижению как часть женской роли; вторая группа считает ее исключительным свойством мужчин6.

Френч и Лессер (French & Lesser, 1964) исследовали эту проблему и разделили студенток по принципу предпочтения интеллектуальной или социально-бытовой успешности, то есть по связи ориентации на достижение с мужской или женской ролевой концепцией. В случае предпочитаемой ценностной ориентации на «мужскую роль» наблюдалось повышение n Ach в личностно значимых тестовых условиях. Обратный результат получен Лессером (Lesser et al., 1963), согласно его исследованию, не принципиально, рассказана ли история от мужского или женского лица (в данном случае речь идет об FTI), даже несмотря на то, что мужская позиция в сочетании с интеллектуальной ценностной ориентацией, а женская в сочетании с социально-бытовой ценностной ориентацией ведут к более существенному повышению результатов n Ach. Если в качестве критерия валидности рассматривать не повышение n Ach, а корреляцию с выполнением тестов интеллектуального достижения при повышении побуждения к интеллектуальной ценностной ориентации; проявляются те же закономерности, как это показывают ранние исследования (Lesser et al., 1963). В женской выборке с интеллектуальной («мужской») ценностной ориентацией, только те испытуемые, которые продемонстрировали высокую потребность в достижении на историях про женщин, показали реально более высокие результаты тестов достижений. Аналогично среди женщин с социально-бытовой («женской») ценностной ориентацией те, кто получил более высокие результаты потребности в достижении в ответ на изображения мужчин, продемонстрировали высокую результативность. Мосс и Каган (Moss & Kagan, 1961; Kagan & Moss, 1962) не обнаружили никаких гендерных различий, в том числе относительно взаимосвязи мотивации достижения в ТАТ и достигающего поведения, на выборке взрослых (rs=+0,37 и = +0,52 соответственно). Но в подростковом возрасте (10-16 лет) на выборке девочек корреляция отрицательна, особенно в области механических достижений.



5. Надежность

Надежность кодировки, то есть объективность ключа, удовлетворительна для всех процедур (n Ach, AM, FTI, IPIT). Была получена согласованность результатов около 0,80 и 0,90. Однако надежность показателей тест-ретест менее удовлетворительная. Если рассматривать процедуру измерения n Ach, то коэффициент не превышает 0,22 (McClelland, 1955) или 0,26 (Krumboltz & Farquhar, 1957) и является явно не достоверным, возможно, по причине краткости процедуры (три изображения), использования одинаковых изображений циклического эффекта насыщения в образах фантазии испытуемых (Reitman & Atkinson, 1958) или слишком слабовыраженного скрытого содержания в изначальной стимульной серии и т. п. - все это могло «испортить» испытуемых при повторном тестировании. В любом случае Хабер и Олперт (Haber & Alpert, 1958) получили более удовлетворительную корреляцию +0,54 (на интервале времени в 3 недели), с двумя параллельными наборами из шести изображений, скрытое содержание которых было тщательно выровнено (см. также: Birney, 1958а, 1959). В лонгитюдных исследованиях Kagan & Moss (1959) был получен значимый коэффициент стабильности на протяжении времени от возраста испытуемых с 8 лет 9 месяцев до 14 лет 6 месяцев, также ими (Moss & Kagan, 1961) был получен аналогичный результат в течение 10 лет при переходе от подросткового возраста к зрелому (г =0,31). В русле этих исследований и результат, недавно полученный Мак-Клелландом (1965b), показывающий, что величина n Ach у студентов колледжа имеет предсказательную силу на период около 10 лет и более. Химельштайн и Кимбро (Himelstein и Kimbrough, 1960) получили схожие результаты по тест-ретестовой надежности для методики FTI.

Метод n Ach Хекхаузена показывает коэффициент тест-ретестовой надежности +0,40 для мотивации успеха (надежда на успех - НУ) и +0,60 для мотивации неудачи (боязнь неудачи - БН) при использовании шести стимульных изображений по прошествии 5 недель. Поскольку повторение проективной методики подвержено влиянию множества неблагоприятных факторов (см.: McClelland, 1958a; Reitman & Atkinson, 1958; Heckhausen, 1963b), возможно, что надежность скорее недооценена текущими исследованиями, чем переоценена ими. Высокая чувствительность метода тематической апперцепции к ситуативным факторам (таким, например, как статус экспериментатора - Birney, 1958b; Carney, 1964a), с одной стороны, подтверждает его валидность, а с другой - порождает сложности в отношении психометрии. Данный метод пока не подходит для целей психодиагностики, то есть для индивидуальной диагностики, хотя его различительная способность достаточна для целей экспериментального исследования.



Глава 3. оценочные диспозиции (ценностные установки)
Глава 4. важные аспекты опыта
Глава 5 конфликт
Глава 6. общая структура целей и действий
Глава 8. постановка цели и уровень притязаний
Глава 9. период деятельности
Глава 11. достижения
Глава 12. происхождение и развитие мотивации достижения
Глава 13. заключительные замечания

Каталог: book -> common psychology
common psychology -> Церебральный
common psychology -> Андрей Александрович Вербицкий Наталья Анфиногентовна Бакшаева Психология мотивации студентов
common psychology -> Виктор Иванович Слободчиков Евгений Иванович Исаев Психология развития человека. Развитие субъективной реальности в онтогенезе
common psychology -> Юридическая психология
common psychology -> М. А. Холодная Психология интеллекта: парадоксы исследования
common psychology -> Самостоятельности
common psychology -> Шпаргалка по общей психологии психология как наука: предмет изучения, задачи
common psychology -> Психология семьи и больной ребенок
common psychology -> В психологию
common psychology -> Тамара Ивановна Гусева Психология личности Личность и индивидуальность


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница