Гражданская самоорганизация: потенциал и влияние



страница1/8
Дата21.04.2016
Размер0,79 Mb.
ТипДоклад
  1   2   3   4   5   6   7   8

Доклад о состоянии гражданского общества в Российской Федерации
2007 год


проект

Часть 2. Гражданская самоорганизация: потенциал и влияние Error: Reference source not found

Роль гражданского общества в социальной защите населения Error: Reference source not found

Организации гражданского общества и антагонистический парадокс здравоохранения Error: Reference source not found

Гражданское общество в защите природы и экологии Error: Reference source not found

Общественное влияние в сфере образования и науки Error: Reference source not found

Институты гражданского общества в сфере культуры Error: Reference source not found

Конфессиональный и этнонациональный фактор в общественной жизни Error: Reference source not found

Гражданская самоорганизация в экономике Error: Reference source not found

Вовлеченность граждан в политическую активность на различных уровнях. Error: Reference source not found

Часть 2. Гражданская самоорганизация: потенциал и влияние


Влияние граждан на принимаемые в стране решения, возможность участия в политической и общественной жизни страны закреплено Конституцией Российской Федерации1 и обеспечивается, в том числе, и через деятельность общественных объединений, как формы выражения своих интересов. В то же время, жители страны сегодня не высоко оценивают степень учета их интересов властями2.

Очевидно, что для изменений этой ситуации необходимо развитие общественных объединений, иных институтов гражданского общества, способных оказывать влияние и принуждать, как власти, так и бизнес сообщество учитывать общественное мнение.

В 2007 году стали заметны первые результаты деятельности новых, недавно созданных, институтов взаимодействия гражданского общества и органов власти. Это, прежде всего, общественные палаты, действующие на региональном и федеральном уровнях, а так же общественные советы при органах власти. Однако, по данным опроса3, в 2007 году не более 30% населения России информированы о деятельности организаций третьего сектора и не более 25% могут оценить эту деятельность.

Согласно результатам исследований4, на сегодняшний день взаимодействие организаций некоммерческого сектора и, в первую очередь, их активной части с органами власти разного уровня, а также с бизнес-структурами происходит довольно регулярно – это признают как руководители самих НКО, так и представители власти и бизнеса. Правда, оценки этого взаимодействия весьма неоднозначны, чаще всего, респонденты отвечают, что они «иногда удовлетворены взаимодействием, иногда нет». Среди представителей разных секторов удовлетворенных взаимодействием - от четверти до трети от числа опрошенных, не удовлетворенных – от 15% до 25%. В то же время население все еще не достаточно информировано как о самом факте деятельности организаций третьего сектора, так и о степени влияния этих структур на власти и на бизнес.

Интересны оценки степени влияния некоммерческого сектора на принятие решений в разных сферах. Респонденты могли дать как отрицательную, так и положительную оценку этому влиянию и на рисунке _ приведены усредненные значения.

Рисунок .



Оценки влиятельности некоммерческого сектора на коммерческий со стороны руководителей НКО и представителей бизнес-структур невысоки и коррелируют друг с другом. В наибольшей степени с обеих сторон влияние признается в области непроизводственной деятельности предприятий. Это проявляется при участии в социальных инициативах, формировании имиджа предприятий, заботе об экологии, участии в развитии местных сообществ, социальной отчетности, а также в области маркетинга. Отметим, что влияние «третьего сектора» на соблюдение предприятиями трудового законодательства, улучшение условий и безопасности труда сотрудников, а также финансовую отчетность руководители предприятий оценили выше, чем представители некоммерческих организаций, а это те сферы, в которых обе стороны чаще выступают не как равноправные партнеры, а как противоборствующие стороны.

Рисунок .

Следует обратить внимание, что конкретные формы и методы влияния некоммерческих организаций на власть и бизнес оказались довольно разнообразными. По утверждению руководителей НКО, принявших участие в исследовании, за последние годы три четверти из них участвовали в конференциях и семинарах по вопросам взаимодействия власти и НКО или иных формах диалога НКО и власти, обращались с письмами и петициями к представителям власти, публиковали в СМИ актуальные материалы, организовывали и участвовали в обсуждении законодательных инициатив. Реже всего отмечались разного рода обращения в международные организации. Заметим также, что протестные публичные формы воздействия на власть и бизнес вошли в число наименее распространенных.

Таким образом, для гражданского общества характерно использование различных форм диалога и с властью, и с коммерческими структурами с целью оказать влияние на принимаемые ими решения. Для того, чтобы оценить это влияние были использованы разные методы: специальные социологические опросы, экспертные интервью, оценки состояния той или иной сферы на основе предложенной системы индикаторов. Результаты этой работы, структурированные по отдельным сферам жизни общества, представлены в этой части Доклада.

Роль гражданского общества в социальной защите населения


В сферу социальной защиты в России попадают десятки миллионов человек. Это, в частности, более 13 миллионов инвалидов, несколько миллионов социально неблагополучных и малообеспеченных семей, сироты, одинокие пенсионеры, нуждающиеся в постороннем уходе, лица без определенного места жительства (в т.ч. дети), ВИЧ-инфицированные и больные СПИДом, освобожденные из мест заключения и целый ряд других категорий населения.

Если в дореволюционной России издавна существовали традиции оказания помощи этим категориям, основанные, прежде всего, на общественном участии и благотворительности, то в советское время эти функции практически целиком взяло на себя государство. Единственным исключением была деятельность общественных организаций инвалидов (ВОИ, слепых, глухих), которые не только оказывали социальную помощь своим членам, но производили на своих предприятиях продукцию на товарный рынок. Однако этот вклад в масштабах ВВП не превышал сотых долей процента.

В настоящее время общественные организации в сфере социальной защиты проявляют себя как:


  • поставщики или производители социальных услуг;

  • инструмент влияния и трансляции общественных интересов на условия и характер производства социальных услуг в бюджетной сфере, в том числе настройка «обратной связи», контроль и оценка, разработка стандартов, формирование библиотек лучшего опыта (best practices), независимый анализ и экспертиза и т.п.;

  • инструмент влияния на направленность и способы реализации социальной политики, в том числе на увеличение или уменьшение спроса на услуги;

  • источник и механизм привлечения инвестиций в социальную сферу через добровольческую деятельность, собственную или инициированную, и привлеченную с их помощью частную или государственную благотворительность.

Однако эти функции НКО реализуются далеко не в полной степени.

Государство по-прежнему гарантирует гражданам право на социальное обслуживание только в государственной системе социальных служб5. Привязка гарантированных услуг к поставщикам только одной организационно-правовой формы продолжает существенно ограничивать как бюджетные, так и административные возможности органов исполнительной власти использовать открытые конкурентные процедуры для финансирования непосредственно услуг для населения.

И сегодня основные средства, выделяемые в территориальных бюджетах на предоставление социальных услуг, оказываются «закрепленными» за сетью бюджетных подведомственных учреждений и не могут быть использованы для покупки услуг с применением конкурентных процедур даже в случае наличия на территории более эффективных поставщиков услуг других организационно-правовых форм.

Региональные и муниципальные власти испытывают трудности в создании организационных условий и методических рекомендаций для привлечения некоммерческих организаций в социальный сервис, прежде всего в части создания заданий на предоставление услуг, определения стандартов качества и доступности, расчета их стоимости и т.п. По-прежнему многие регионы и муниципалитеты в силу бюджетных ограничений не могут позволить себе привлекать для поддержки такой деятельности существующие экспертные ресурсы, в т.ч. специализированные некоммерческие центры независимого социального анализа и проектирования. Все более ощутим дефицит системной и целенаправленной деятельности по выявлению и распространению лучшего опыта предоставления социальных услуг, поскольку экспертные организации, которые занимаются этой работой в настоящий момент, имеют для этого весьма ограниченные ресурсы.

НКО – поставщики социальных услуг поставлены в ситуацию необходимости уплаты НДС (за исключением образовательных и медицинских услуг).6 И хотя есть отдельные возможности для освобождения от уплаты данного налога7, однако в целом ситуация ставит в неравные налоговые условия поставщиков услуг разных организационно-правовых форм, претендующих на бюджетное финансирование, к примеру для услуг по уходу за больными, инвалидами и престарелыми такое освобождение предоставляется только государственным и муниципальным учреждениям.

Данное обстоятельство к тому же серьезно ограничивает стимулы для региональных и местных органов исполнительной власти отказываться от сметного финансирования поставщиков социальных услуг.

Помимо этого, НКО поставлены в неравные условия с иными поставщиками социальных услуг: в отличие от них муниципальные учреждения получают льготы по оплате коммунальных услуг, государственные и муниципальные учреждения имеют более льготные ставки аренды государственного и муниципального имущества, существует практика предоставления беспроцентных кредитов от муниципальной администрации муниципальным учреждениям и т.д.

Таким образом, полноценного конкурентного рынка социальных услуг в России не существует, поскольку система социальной помощи монополизирована бюджетными учреждениями. Эти учреждения всегда находятся в более выгодной позиции, чем НКО. С одной стороны, они имеют постоянное гарантированное финансирование, которое привязано не к качеству работы, а к количеству оказываемых услуг. С другой стороны, бюджетные учреждения располагают пусть устаревшей, но все же важной инфраструктурой, включая здания, оборудование, автомобили.

Как следствие, большинство НКО вынуждены ограничивать свою деятельность простыми социальными услугами. Это программы социально-психологической реабилитации, консультирование по всевозможным льготам, ЖКХ и другим социальным проблемам, надомное обслуживание пенсионеров и инвалидов, сбор пожертвований, закупка одежды и лекарств, несложные учебные программы, организация трудовой практики и досуга. Таким образом, можно сделать вывод, что «третий сектор» продолжает лишь дополнять деятельность традиционных учреждений соцзащиты и не составляет им никакой конкуренции.

В большинстве случаев НКО занимают обособленные ниши спроса на социальные услуги, не охваченные бюджетными организациями и бизнесом.

Наряду с тем, что большая часть организаций оказывает услуги своим членам, существует устойчивая практика части организаций предлагать услуги за рамками своей членской базы, в т.ч. на платной основе.

Определенные результаты дает работа общественных организаций ветеранов Вооруженных Сил, других войск, воинских формирований и органов. Их усилия способствовали реализации социальных прав военнослужащих и членов их семей в сфере обеспечения государственных гарантий и льгот в области труда, пенсионного обеспечения, решении наиболее острой проблемы – жилищной. Позитивную роль сыграло создание по инициативе Общественной палаты РФ Общественных советов при Минобороне России и других силовых ведомствах.

Вместе с тем в 2007 году не снижалась острота социальных проблем военнослужащих, членов их семей и лиц, уволенных с военной службы, роль общественных объединений в решении которых явно недостаточна.

Проведение консультаций, особенно юридических, наряду с обучающей и издательской деятельностью – являются наиболее часто встречающимися сферами, в которых оказывают услуги НКО. Частично эти услуги оказываются и на платной основе.

Социальные услуги, ориентированные на социально незащищенные слои населения (пожилых, малообеспеченных, бездомных и т.д.), оказываются меньшим количеством НКО, причем ни одна из этих услуг не является платной. Эта деятельность является чисто благотворительной, организации изыскивают дополнительные средства для регулярного оказания этих услуг. Часто услуги для некоторых групп, например, бездомных или пострадавших от тоталитарных сект, предоставляются в конкретных городах и поселках только некоммерческими организациями.

Вопросы качества социальных услуг и обслуживания становятся одними из центральных при обсуждении организованной общественностью проблем в социальной сфере. НКО демонстрируют широкий спектр подходов, иногда диаметрально противоположных, к определению основных болевых точек: недоступность социальных услуг, особенно в малых городах и сельской местности; недоступность услуг для отдельных категорий населения (одинокие старики, инвалиды, сироты и освободившиеся заключенные и др. – «люди, не нужные собственной семье»); закрытость и непрозрачность деятельности муниципальных учреждений и социальных служб; стандарты платных услуг и услуг повышенного качества и т.д.

Социальная услуга в бюджетной сфере по-прежнему оказывается населению по принципу усредненности - "положено - получите", без участия клиента и учета индивидуальных запросов и потребностей его личности, без учета качества этой самой услуги. На первое место ставится сам факт ее оказания.

Не решена масштабная проблема создания единых правил игры для участников рынка, то есть стандартизации социальных услуг. На практике разработчики стандартов социальной помощи сталкиваются с большими трудностями – они понимают, например, цель оказания услуги, но не могут сформулировать ни четкие критерии оценки ее качества, ни требования к порядку ее оказания. На местах попросту не хватает экспертов, способных описать соцзащиту как систему продуктов, что существенно тормозит процесс создания конкурентного рынка социальных услуг.

Многие разработанные региональные стандарты не решают проблемы реального и конкретного описания того, как (с какими условиями) должна оказываться услуга, чтобы считаться качественной. Нескоординированность подходов к стандартизации, которые демонстрируют федеральные ведомства, отвечающие за реализацию различных реформ (МЭРТ – за административную реформу, Минфин – за бюджетную и т.д.) еще более запутали ситуацию.

Некоммерческие организации сталкиваются с серьезными трудностями в обеспечении устойчивого и приемлемого качества предоставляемых ими услуг. С одной стороны, из-за недостатка собственной материально-технической базы они не могут гарантировать соответствие своей деятельности некоторым требованиям (к примеру, требованиям СНиП к определенным видам учреждений). С другой стороны, в связи с тем, что условия деятельности работников НКО существенно хуже, чем у работников, выполняющих такую же деятельность по оказанию социальных услуг работники бюджетных учреждений, имеющих большие социальные гарантии, НКО сталкиваются с текучестью профессиональных и подготовленных кадров. У некоммерческих организаций нет устойчивого опыта управления качеством и формализации поддерживающих процедур. И, наконец, у них нет достаточных инвестиций, позволяющих преодолеть барьер входа на рынок с социальными услугами широкого спектра, что соответственно уменьшает их возможности привлечения для организации такой работы специалистов.

В целом НКО - поставщики социальных услуг демонстрируют избыток предложений при негарантированном качестве, неумение правильно устанавливать цену за услугу, слабый контроль и учет деятельности.

С другой стороны, в ситуации предоставления надомных услуг или услуг отдельным категориям населения проявляется преимущество НКО как поставщиков социальных услуг. Оно заключается в близости членов НКО к проблемной группе, подчас личному ситуационному опыту, отсутствии формальных преград в изобретении и применении методов работы, свободе выбора в деятельности и т.п.



Невзирая на все перечисленные слабости, НКО, предлагая сотни уникальных услуг, которые отсутствуют в государственном и бизнес- секторах, продолжает оставаться мощнейшей «лабораторией», которая разрабатывает, продвигает и внедряет новые формы и виды социальных услуг.

Помимо собственно оказания социальных услуг и участия в формировании социальной политики НКО, в той или иной мере, влияют на определение методов деятельности в социальной сфере, формирование и осуществление контроля качества, выбор исполнителей, привлечение ресурсов и иные составляющие реализации социальной политики. Наиболее полно это проявляется на уровне местного самоуправления.

НКО, объединенные в разные сетевые взаимодействия и гражданскую кооперацию, по-прежнему являются поставщиками новых идей (особенно на региональном и муниципальном уровне), что позволяет им предлагать администрациям нестандартные пути осуществления деятельности. Именно НКО в большей степени обращают внимание на необходимость профилактики проблем в социальной сфере и реализуют собственные локальные проекты, а также постоянно принуждают представителей ведомств к обсуждению необходимости профилактики и к ведению такой деятельности в социальной сфере.

НКО обеспечивают доступ к целевым аудиториям, разъясняя населению и отдельным гражданам и группам возможности получения тех или иных социальных сервисов, в т.ч. через обучение, консультирование издание инструкций, методических пособий и буклетов. Становится все более распространенной технология «диспетчеризации», когда НКО не сами оказывают услуги, а обеспечивают граждан информаций о том, где и на каких условиях они могут получить социальные услуги в государственных и негосударственных учреждениях.

Несмотря на то, что самой сложной проблемой для большинства НКО является проблема финансирования собственной деятельности, они обладают способностью привлекать дополнительные ресурсы на реализацию социальных проектов. Это не является противоречием. Для НКО достаточно сложно найти средства финансирования институциональных расходов (аренда помещения, оплата коммунальных услуг и штатных работников, налоги, расходные материалы и т.д.) – эти расходы связаны с поддержанием текущего существования организаций, и их финансирование часто оказывается неразрешимой проблемой для НКО, что приводит к консервации или полному прекращению их деятельности. С другой стороны, некоммерческие организации могут привлекать серьезные (сопоставимые с расходами местных бюджетов на эти цели) средства собственно на социальную деятельность. Источниками таких средств являются гранты благотворительных организаций, ресурсы самих членов НКО (они используют для этого находящиеся в личной собственности технику, помещения, оборудование и т. д.), добровольные взносы граждан (как со стороны благотворителей и спонсоров, так и со стороны получателей социальных услуг). Получить доступ к этим ресурсам местное сообщество может только посредством привлечения к социальному управлению некоммерческих организаций, так как напрямую для муниципальных структур эти ресурсы не доступны.

Из-за недостаточной включенности организованной общественности в государственный и муниципальный мониторинг социальной сферы, НКО не могут в достаточной мере реализовать свой потенциал при формулировке целей и задач социальной политики. Результаты инициативного (общественного) мониторинга по-прежнему не рассматриваются властью как форма определения общественных приоритетов, что вызывает раздражение и защитную реакцию. Недоучтенной остается полезность информации от НКО, которые располагают собственными источниками о состоянии и потребностях отдельных групп и населения в целом, отличными от тех, которыми пользуется государственная и местная администрация.


Каталог: files -> files
files -> Программа по магистратуре направление 050400 «Психолого-педагогическое образование»
files -> Программа по магистратуре направление 050400 «Психолого-педагогическое образование»
files -> Обзор диссертаций, выполненных в лаборатории педагогических исследований при кафедре педагогики
files -> Мотивация материалы рекомендаций для педагогов Мотивация учебной деятельности
files -> Философско-антропологические парадигмы и их роль в развитии образования
files -> Философия техники
files -> Сетевое взаимодeйствие в системе повышения квалификации педагогических кадров
files -> Проект программа личностного развития и формирования универсальных учебных действий у обучающихся на ступени начального образования
files -> Педагогическая система формирования этнотолерантной компетентности старших школьников 13. 00. 01 общая педагогика, история педагогики и образования
files -> Программа итоговой государственной аттестации выпускников к ооп от № по направлению 040100. 62 Социология


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница