Гете утверждал, что гений "это 1% таланта и 99% пота"



страница8/10
Дата14.02.2021
Размер1,3 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Глава четвертая



Гении зла: порождение Сатаны или нечто иное?
Соотношение гения и злодейства волновало многие умы человечества, как и использование таланта для недобрых целей. Вспомним для примера известное противопоставление доброго гения Моцарта и злого гения Сальери. Много споров о том, являлся ли известный деятель коммунистического движения В.И. Ленин таким «злым гением» или нет. История взаимоотношений древнеримского императора Нерона со своим учителем – мудрым философом Сенекой, убитым по приказу своего ученика, тоже довольно широко известна. Но обо всем по порядку.

Какой должна быть гениальная или талантливая личность? Должна ли априори обладать прекрасными душевными качествами или не должна? Обязана ли всецело отдавать себя служению людям, быть отзывчивой или же обречена стать эгоистичной и потому отчужденной от широкого общества? Должна ли быть честной и открытой в общении или, наоборот, действовать по принципу: «Язык дан человеку для того, чтобы скрывать свои мысли». Дает ли интеллект какая-то высшая сила и если это так, то какая: светлая или темная?

Всем кажется: интеллект этой личности должен подниматься как вершина над равниной обычной мысли, но так ли это? Но никому не известно, как далеко заглядывает эта личность и насколько опасна ее рассудительность? Рассмотрим широко известный исторический пример – пожар Рима, по слухам устроенный по приказу императора Нерона, который был одарен от природы, образован, весьма начитан и считался хорошим поэтом и актером.

Исторический факт: слуги императора сновали по городу с факелами, поджигая каждое жилище, однако люди как будто остолбенели. Поверив в какой-то им непонятный всем замысел спокойно созерцавшего пожар Нерона, они спасали себя, своих близких, но не тушили свои дома. Иные не осмеливались остановить слуг императора, так как опасались гнева Нерона. Другие люди были уверены: императору так и следует поступать и, возможно, существует какой-то высший смысл в поджоге города.

Этот страшный пожар в Риме вспыхнул 19 ноября 64 года на десятом году правления императора Нерона. Бедствие сразу же приняло чудовищные размеры. Пожар бушевал около недели. Большое количество людей погибло в огне, еще больше римлян потеряли кров и имущество. Много ценностей горожан было разграблено мародерами.

Причиной этой страшной катастрофы в истории Рима было не случайное стечение обстоятельств, а злой умысел. Есть предположение, что приказ поджечь город исходил от самого Нерона, который, по слухам, давно мечтал насладиться подобным страшным зрелищем. Нерон не особенно скрывал свои намерения. Многие римляне видели, как слуги Нерона поджигали их дома, но не осмеливались чинить препятствия людям императора. Есть версия, что императору захотелось сжечь собственную столицу не только ради навязчивой мысли увидеть потрясающее воображение зрелище. Нерону хотелось кардинально перестроить Рим и дать новому городу свое имя. Получается, что ценой гибели многих людей, а многие были покалечены при пожаре, ценой лишения крова своих многочисленных сограждан деспот планировал быстро и без особых финансовых затрат подготовить обширную строительную площадку, освободив ее от ненужных построек? На манер Геракла, с помощью другой стихии расчистившего «авгиевы конюшни»? Жизни людей и их имущество Нероном в расчет не брались.

Это одно из предположений, к которому склоняюсь и я. Древнеримский историк Корнелий Тацит в «Анналах» не указывает прямо на Нерона, как на виновника поджога. Историк пишет, что нашлись люди, которые «открыто кидали в еще не тронутые огнем дома горящие факелы, крича, что они выполняют приказ, либо для того, чтобы беспрепятственно грабить, либо и в самом деле послушные чужой воле». Нерон, как указывает Тацит, для того, чтобы снять с себя обвинения молвы, объявил виновниками пожара сектантов, приверженцев одного из восточных культов, Тацит называет их христианами. Вот что он пишет:

«И вот Нерон, чтобы побороть слухи, приискал виноватых и предал изощреннейшим казням тех, кто своими мерзостями навлек на себя всеобщую ненависть и кого толпа называла христианами. Христа, от имени которого происходит это название, казнил при Тиберии прокуратор Понтий Пилат; подавленное на время это зловредное суеверие стало вновь прорываться наружу, и не только в Иудее, откуда пошла эта пагуба, но и в Риме, куда отовсюду стекается все наиболее гнусное и постыдное и где оно находит приверженцев. Итак, сначала были схвачены те, кто открыто признавал себя принадлежащими к этой секте, а затем по их указаниям и великое множество прочих, изобличенных не столько в злодейском поджоге, сколько в ненависти к роду людскому».

Очевидно, из опасения народного гнева, после пожара Нерон отдал приказ об оказании помощи несчастным погорельцам. По распоряжению императора, со всех концов богатой Римской империи в ее пострадавшую столицу прибывали корабли, груженые хлебом и вином. Хлеб продавали по очень низкой цене, а иногда раздавали голодным людям. К Риму подогнали огромные стада баранов и коров. Все уцелевшие общественные места в столице — стадионы, дворцы, парки и даже городской зоопарк были приспособлены для приема пострадавших от пожара.

«Но щедроты принцепса,— свидетельствовал древнеримский историк Тацит,— не могли пресечь бесчестившую его молву, что пожар был устроен по его приказанию». И какой пожар! Поистине катастрофический!» Из четырнадцати районов города, по свидетельству историка, три были выжжены дотла, а от семи районов Рима остались лишь почерневшие стены домов.

Любой выдающийся человек мечтает о достойном и великом деле, чтобы прославиться на века, приумножая мощь своей личности, увлекая других течением полноводного потока великих дел? Но важно всегда думать о том, какие результаты для нынешнего и будущего поколения порой приносят эти стремления и на каком фундаменте строится памятник величия такого человека? Как часто он воздвигается на костях людей, ломая и калеча их судьбы! Личность Нерона сочетала в себе черты одновременно ранимого, чувствительного лирика и злобного тирана, актера и гонителя христиан, покровителя искусств, мецената и убийцы, высокообразованного человека и развратника. Его нельзя назвать гением в полном смысле этого слова, но он был талантлив от природы, и это несомненно.

Вот отрывок из романа «Нерон, кровавый поэт» известного писателя и классика венгерской литературы Деже Костолани (1885 – 1936 гг.) в переводе Н. Подземской:

«…Все, что он выстрадал раньше в последнее время и когда-то давно, нахлынуло на него, и он впал в странное, незнакомое ему прежде чувствительное настроение Император дрожал, глаза наполнились слезами. Он плакал от умиления и от вина, от опьянения тем и другим. Страдание причиняло ему боль, стократную боль, а потом боль вдруг прошла. Он сам не заметил, как начал писать. Одну за другой набрасывал по-гречески строки, гладкие, четкие гекзаметры. Потом недоверчиво повторял то, что звучало в ушах. Обдумывал, взвешивал, поправлял. Он был мрачен, неописуемо мрачен, как убийца, собирающийся совершить роковой поступок, готовый в случае неудачи заплатить за него жизнью.

Нерон писал о царе Агамемноне, убитом его женой Клитемнестрой. И об их сыне Оресте, оплакивающем возвратившегося из похода вождя, богоподобного героя, мертвого отца, который со скорбной улыбкой на окровавленном бледном лице смотрит на несчастного сына. То, что прежде плавало в тумане, уже прояснилось; ниспал многозначительный и притягательный покров, придававший всему таинственность. Одна за другой послушно сворачивались полосы тумана, и в ярком свете вырисовывались образы, отчетливо звучали голоса. Мрак в душе Нерона тоже рассеялся. Ощущение ужаса сладко щекотало нервы, приносило страшное, но приятное забвение и наслаждение. С каждой минутой возрастала уверенность. В его руках было то, что он хотел выразить. Приходилось только много и быстро писать.

Вот он оторвал взгляд от рукописи. Ему казалось, элегия готова. Открылся весь ее сокровенный смысл. Бросив тростниковую палочку, он взял новую, прибавил еще несколько штрихов. Вскочил с места; встав на стул точно играющий ребенок, принялся жестикулировать. Не знал, чем выразить свою радость.

Комнату озарил яркий свет. Нерону оставалось лишь кое-что подправить. Он и с этим справился в два счета.

– Готово, вот поэма, она написана! – закричал он во все горло, указывая на вощеные дощечки.

Ко дворцу подкатила колесница; он встал на нее. Невыразимая радость и высокомерное спокойствие переполняли его. Он мчался по Риму, под ним бежала земля, над ним – небо, вблизи – ряды домов …»

Нерон, или Луций, как его звали в детстве, принадлежал к роду Домициев Агенобарбов. Отец его, Гней Домиций Агенобарб, был человек буйный и порочный. При Тиберии он обвинялся в разврате и кровосмешении со своей сестрой Лепидой, но смена императора спасла его от суда и наказания. Он умер, когда Нерону исполнилось три месяца. Говорят, что Агенобарб, отвечая на поздравления друзей по случаю рождения сына, отвечал, что от него и Агриппины ничего не может родиться, кроме ужаса и горя для человечества. Слова его оказались пророческими.

После смерти мужа Агриппина вскоре была выслана из Рима, а все ее имущество арестовано императором Калигулой. Первые годы жизни «кровавого поэта» и будущего императора прошли в нищете и нужде в доме тетки Лепиды. Но когда Клавдий принял власть, и вскоре Агриппина стала женой Клавдия, в 50 году, вероятно, не без определенного давления со стороны властной супруги, тот усыновил Луция под именем Тиберия Клавдия Нерона, хотя у него был и собственный сын, Британик, лишь ненамного моложе пасынка. Воспитателем Нерона был назначен известный философ Анней Сенека.

Луций Анней Сенека (4 – 65 гг. н.э.) был известным философом, драматургом и общественным деятелем. В зрелые годы он удалился из Рима в свое поместье на море, жил в уединение, однако Агриппина уговорила его стать учеником для своего восьмилетнего сына, и философ дал свое согласие вернуться в столицу. В своих «Нравственных письмах к Луцилию» он излагает принципы римского стоицизма: о царящей в мире необходимости, о смертном теле как оковах бессмертной души, о невозмутимости духа и нравственном усовершенствовании. Некоторые положения стоицизма Сенеки созвучны христианским заповедям, поэтому Ф.Энгельс назвал его «дядей христианства». Каждое из 124 писем – это этико-философское сочинение, в котором анализируются разнообразные жизненные ситуации, идеи, мнения и предубеждения с позиции философа. Язык Сенеки современники называли «серебряной латынью», поскольку для него характерна декламационность и особая приподнятость стиля.

Личность Сенеки была довольно противоречива. Из исторических источников известно, что стоические принципы воздержания и довольствования малым расходились с реальной жизненной практикой Сенеки, например, с обогащением от ростовщических операций. Так, в пьесе Э.Радзинского «Театр времен Нерона и Сенеки» показано, как философ и оригинальный мыслитель, ценитель тонких движений души, являлся в то же время ловким дельцом и интриганом. Но главное – вольно или невольно он собирался воспитать нравственного и высокообразованного человека, а на деле воспитал одного из злобных убийц и тиранов, каким стал Нерон.

Забегая немного вперед, отметим. В 65 году в Риме был раскрыт заговор против Нерона, вследствие чего многие поплатились жизнью. Неизвестно, был ли Сенека в действительности причастен к этому заговору, но он оказался в числе подозреваемых и получил от Нерона приказ покончить с собой. В 53 г. Нерон женился на дочери Клавдия, Октавии, а год спустя, после смерти Клавдия, отравленного Агриппиной, он был объявлен в завещании его наследником. Ему было шестнадцать лет, когда он принял власть. Начал он с того, что постарался показать свои родственные чувства. Состарившегося Клавдия, отравленного Агриппиной, он почтил великолепным погребением, похвальной речью и обожествлением. Памяти отца своего, Домиция, он воздал величайшие почести. Как свидетельствует историк Гай Светоний Транквилл в книге «Нерон» «Жизнеописания двенадцати Цезарей», Нерон объявил, что «будет править по предначертаниям Августа, и не пропускал ни единого случая показать свою щедрость, милость и мягкость. Обременительные подати он отменил или умерил. Народу раздал по четыреста сестерциев на человека, обедневшим сенаторам назначил ежегодное пособие. Он позволял народу смотреть на его военные упражнения, часто декламировал при всех и даже произносил стихи, как дома, так и в театре, что неизменно вызывало общее ликование».

Корнелий Тацит в «Анналах» пишет: «… чтобы отличало императора не только искусство лицедея, он со страстью принялся за стихи». Однако, подобно своему дяде Калигуле, Нерон очень быстро показал и другое лицо. Влюбившись в 55 году в вольноотпущенницу по имени Акте, Нерон стал понемногу выходить из-под опеки матери. Поскольку известно было, что к жене своей Октавии Нерон всегда испытывал неодолимое отвращение, никого не удивила эта связь принцепса с блестящей гетерой. Но Агриппина, едва до нее дошли слухи об этом романе яростно воспротивилась ему.

Таким образом, Агриппина навсегда лишилась расположения сына, хотя при более благоразумном поведении могла бы еще долгое время руководить им. Вне себя от ярости, Агриппина сказала однажды, что Британик, ее пасынок, уже подрос, что он кровный сын Клавдия и достоин того, чтобы унаследовать отцовскую власть. Она угрожала отправиться вместе с Британиком в преторианский лагерь и добиться того, чтобы власть перешла в более достойные руки. Встревоженный этими словами Нерон стал размышлять о неукротимом характере брата и о том, что тот имеет немало сторонников. В конце концов он решил устранить его с помощью яда (Тацит: «Анналы»).

«Яд получил он от той же Лукусты, которую обвиняли в отравлении Клавдия. Но первая попытка окончилась неудачей: отрава оказалась слабее, чем думали, и Британика только прослабило. Тогда Нерон вызвал Лукусту к себе и стал избивать ее собственными руками, крича, что она насмехается над ним и дала ему не яд, а лекарство. Та оправдывалась, что сделала дозу меньше, желая отвести подозрение в убийстве. Нерон заставил ее тут же, в спальне у себя, сварить новый яд и поднести отраву обедавшему за столом Британику. С первого же глотка тот упал мертвым; Нерон, солгав сотрапезникам, будто это обычный припадок падучей, на следующий же день, в проливной дождь, похоронил его торопливо и без почестей.

Таково было первое преступление Нерона. После этого наглость, похоть, распущенность, скупость, жестокость стали постепенно и незаметно проявляться в его манерах. Поначалу казалось, что пороки эти не от природы, а от возраста, и что они пройдут вместе с юностью. Как только смеркалось, он надевал накладные волосы или войлочную шапку и шел слоняться по кабакам или бродить по переулкам. Забавы его были не безобидны: людей, возвращавшихся с ужина, он то и дело колотил, а при сопротивлении наносил им раны и сбрасывал их в сточные канавы; в кабаки он вламывался и грабил, а во дворце устроил рынок и, захваченную добычу продавал по частям, а выручку пропивал. Не раз в таких потасовках ему могли выбить глаз, а то и вовсе прикончить: один сенатор избил его чуть не до смерти за то, что он приставал к его жене. С этих пор он выходил в поздний час не иначе, как в сопровождении войсковых трибунов, неприметно державшихся в стороне». (Светоний: «Нерон»).

В 58 г. Нерон увлекся Поппеей, женой своего друга Отона. По свидетельству Тацита, «она имела все, кроме чистой души. Поппея была знатна, красива и богата, но с ранней юности поставила все эти достоинства на службу своему любострастию и своему тщеславию. Едва познакомившись с Нероном, она сделала вид, что покорена его красотой и не в силах противиться нахлынувшей на нее страсти. Принцепс вскоре попал в ее сети и сделался ее любовником. Под влиянием этой женщины семена пороков стали быстро прорастать в его душе» (Тацит: «Анналы»).

Именно Поппея толкнула Нерона в 59 г. на убийство матери, так как не надеялась при жизни Агриппины добиться его развода с Октавией и бракосочетания с нею самой. Решив умертвить мать, Нерон «начал совещаться с приближенными о том, как это осуществить: посредством яда, оружием или как-либо иначе. Сначала остановились на яде…» ( Тацит: «Анналы»).

Три раза Нерон пытался отравить Агриппину, пока не понял, что та заранее принимает противоядие. «Тогда он устроил над ее постелью штучный потолок, чтобы машиной высвободить его из пазов и обрушить на спящую, но соучастникам не удалось сохранить замысел в тайне …» (Светоний: «Нерон»; 34). Наконец вольноотпущенник Аникет предложил хитроумный план. Он заявил, что может устроить на корабле особое приспособление, чтобы, выйдя в море, тот распался на части и потопил ни о чем не подозревающую Агриппину. Этот ловко придуманный план был одобрен. Нерон отправился в Байи и пригласил сюда мать на праздник Квинкватров. Там он ласковым обращением расстроил ее страхи и подозрения, а напоследок крепко обнял и долго глядел ей в глаза. Однако не успел еще корабль отойти на достаточное расстояние от берега, как по данному знаку обрушилась отягченная свинцом кровля каюты.

Но Агриппину и сопровождавшую ее Ацероннию защитили высокие стенки ложа, выдержавшие тяжесть рухнувшей кровли. Корабль уцелел, так что обе женщины не были сброшены в море внезапным толчком, а соскользнули в него. Ацеронния погибла, но Агриппина, сначала вплавь, а потом на одной из встречных рыбачьих лодок добралась до своей виллы. У нее не осталось ни малейших сомнений в том, что ее собирались убить, но она сочла нужным это скрыть. К сыну Агриппина отправила вольноотпущенника Агерина с известием о своем спасении. Нерон был не на шутку напуган таким оборотом дела. Он объявил, что мать надо умертвить прежде, чем она успеет обвинить его в покушении. Присланного ею Агерина он велел задержать, подбросить ему под ноги меч и объявить, будто тот пытался убить принцепса. Аникет в окружении воинов отправился на виллу Агриппины. Говорят, что Агриппина, увидев его, пыталась сначала умолить о пощаде, но, заметив, как центурионы обнажают мечи, подставила им живот и воскликнула: «Поражай в чрево!» Ее прикончили, нанеся ей множество ран». (Тацит: «Анналы»).

По некоторым известиям, Нерон приехал осматривать обнаженный труп матери, пришел от этого занятия в такое возбуждение, что потребовал вина и тут же, возле ее тела, начал пьянствовать.

Гай Светоний Транквилл пишет: «Окончательно избавившись от опеки, Нерон решил осуществить свою давнюю мечту. Еще в детские годы вместе с другими науками изучал он и музыку. Придя к власти, он тотчас пригласил к себе лучшего в то время кифареда Терпла и много дней подряд слушал его после обеда до поздней ночи. Теперь же он и сам начал постепенно упражняться в этом искусстве. Он не упускал ни одного из средств, каким обычно пользуются мастера для сохранения и укрепления голоса: лежал на спине со свинцовым листом на груди, очищал желудок промываниями и рвотой, воздерживался от плодов и других вредных для голоса кушаний. И хотя голос у него был слабый и сиплый, все же, радуясь своим успехам, он пожелал выступить на сцене (Светоний: «Нерон»). Впервые публично он выступил на специально организованных им ювеналиях.

Нерон, сочетавший в себе звериную жестокость с наглым лицемерием, сделал вид, что гибель матери повергла его в скорбь. От своего имени он направил послание римскому сенату, в котором обвинял мать в попытке захвата власти и в покушении на его жизнь, и заявлял при этом, что она сама покончила с собой. Текст этого позорного документа сочинил для Нерона его наставник Сенека.

С 59 года Нерон вступил на путь самого разнузданного произвола, который закономерно привел его к гибели и к падению всего дома Юлиев-Клавдиев, бывших властителями Рима почти в течение ста лет.

Особенно увлекался Нерон пением и игрой на кифаре, его неудержимо влекло в театр, на публику. Это был император, для которого лавры актера были желаннее, чем власть. Об успехе у публики он заботился более, чем о сохранении своей власти. Желая больше всего на свете выступить в Риме, Нерон учредил особые игры раз в пять лет, на которых актеры будут состязаться в пении, а жюри определит победителя. Нерон хотел быть соискателем награды наравне с другими

«Умопомрачительные безобразия Нерона в конце концов истощили терпение римлян, и в 68 г. против него поднялось восстание... Уже приближались всадники, которым было поручено захватить его живым. Заслышав их, Нерон в трепете выговорил: «Коней, стремительно скачущих, топот мне слух поражает, — и с помощью своего советника по прошениям, Эпафродита, вонзил себе в горло меч. «Кровавый поэт» Нерон, до последних дней сохранивший тягу к поэзии и искусству, скончался на тридцать втором году жизни в тот самый день 7 июня, в который когда-то погубил свою жену Октавию» (Светоний. «Hepон»). В тот же день был провозглашен новый император — Гальба из рода Сульпициев. Династия Юлиев-Клавдиев ушла в небытие, но образ Нерона еще долго повергала в настоящий шок людей.

Вот другой пример из истории. Король Генрих VIII (1509 – 1547 гг.) – это крайне противоречивая личность, которую изображали то в роли святого, то в роли настоящего дьявола, кровавого деспота и исчадия ада. Классик английской литературы Чарльз Диккенс называл короля Генриха VIII «самым непереносимым мерзавцем, позором для человеческой природы, кровавым и сальным пятном в истории Англии»,

Но английский историк Д. Фроуд в труде «История Англии» называет Генриха VIII народным героем! А до него Френсис Бэкон также сделал монарху немало комплиментов, выделяя в качестве основного достоинства короля его необыкновенную физическую силу и красоту. Ученый А. Ф. Поллард в монографии «Генрих VIII» не столь восторженно отзывается по отношению к этому монарху, но пишет, что «Генрих VIII никогда не имел страсти к излишним убийствам». Авторитетное мнение А. Ф. Полларда разделило много историков, и оно повлияло и на новейшую английскую историографию. Известный историк Д. Р. Элтон указывал: «Он не был великим государственным деятелем на троне, каким его считал Поллард, но он был и больше, чем кровавый, похотливый, капризный тиран народной мифологии». Д. Боул не согласен с тем, что «слишком много историков рисовало Генриха воплощением добра и зла».

Так кто же такой Генрих VIII? Видный общественный деятель-гуманист, талантливый и всесторонне образованный человек, которого в его молодые годы Эразм Роттердамский, Томас Мор и другие выдающиеся философы эпохи принимали за великого просветителя и покровителя наук, или кровожадный и жестокий деспот? Автор книги «Становление Генриха VIII» Мария Луиза Брюс пытается проанализировать семейные условия и особенности воспитания Генриха, но толкует многие факты с позиции З. Фрейда, и оттого не вполне убедительно.

Наши современники: советские историки И.Н. Осиновский, Ю.М. Сапрыкин и И. Н. Штокман, занимавшиеся вопросами истории Англии, единодушны в своем мнении относительно оценки личности Генриха VIII, как жестокого, кровожадного монарха с сомнительными моральными устоями. И расправа короля над его бывшим сторонником Томасом Мором служит тому наглядным подтверждением.

Томас Мор, блестящий писатель-гуманист, автор бессмертной «Утопии», был выдающимся юристом и государственным деятелем. Он занимал пост лорд-канцлера. Исследователи по-разному трактуют причины, побудившие Мора отказаться от одобрения Реформации и нового брака короля. Возможно, Мор имел опасения, что Реформация приведет к церковному расколу и распаду западного христианства на враждующие секты. Может быть, дальновидный мыслитель полагал, реформы приведут к неисчислимым бедствиям, которые вследствие Реформации обрушатся на народные массы.

Как бы то ни было, Томас Мор ушел в отставку, но не критиковал королевской политики. Он не высказывал никаких оценок, но его молчание само по себе было весьма красноречиво. Особенно ожесточена против Мора была супруга Генриха VIII Анна Болейн, которая справедливо считала, что такая реакция со стороны авторитетнейшего в Англии человека является ощутимым и весомым политическим фактором. Генрих VIII разделял ярость жены. Вскоре его терпению пришел конец. В 1534 году Томас Мор был вызван в тайный совет, где ему предъявили различные лживые обвинения. Но, будучи опытным юристом, он без труда отразил первый натиск, опровергнув клевету. Генрих VIII продолжил нападки, и не без давления с его стороны, на Т. Мора пало новое обвинение, которое возникло в связи с парламентским актом от 30 марта 1534 года. По этому закону был положен конец власти папы над англиканской церковью, дочь короля от первого брака Мария объявлялась незаконнорожденной, а право наследования престола переходило к потомству Генриха и Анны Болейн. Король поспешил назначить специальную комиссию, которой было предписано принимать клятву верности этому парламентскому установлению.

Мор был вызван одним из первых на заседание комиссии. Он заявил о согласии присягнуть новому порядку престолонаследия, но не вводимому одновременно устройству церкви, а также признанию незаконным первого брака короля). Некоторые члены комиссии, включая епископа Кранмера, руководившего проведением церковной реформы, стояли за компромисс. Их доводы заставили заколебаться Генриха, опасавшегося, как бы суд над Мором не вызвал народных волнений. Главному министру Томасу Кромвелю и королеве удалось переубедить короля. Они внушили Генриху, что нельзя создавать столь опасный прецедент: вслед за Мором и другие попытаются не соглашаться со всеми пунктами исторгаемой у них присяги. Но 17 апреля 1534 года после повторного отказа дать требуемую клятву Мор был заключен в Тауэр. На суде послушные присяжные вынесли требуемый вердикт о смерти.

Узнав и гибели Мора, его друг, известным писатель Эразм Роттердамский сказал: «Томас Мор... его душа была белее снега, а гений таков, что Англии никогда больше не иметь подобного, хотя она и будет родиной великих людей». Католическая церковь позднее причислила Мора к лику святых.

Анна Болейн была следующей жертвой монарха. Генрих VIII, раздраженный тем, что Анна Болейн вместо наследника престола родила ему девочку, ждал только повода. Вскоре возникло дело о заговоре, которое было поручено вести канцлеру Одли, который, видимо, решил заодно объявить злоумышленниками всех своих личных врагов. Король разъяснял придворным, что Анна нарушила обязательство родить ему сына. Здесь явно сказывается рука Божья, следовательно: он, Генрих, женился на Анне по наущению дьявола, она никогда не была его законной женой, и он волен поэтому вступить в новый брак. В обвинительном акте утверждалось, что существовал заговор с целью лишить жизни короля. Анне инкриминировалась преступная связь с придворными и с ее братом Джоном Болейном, графом Рочфордом.

Через 12 часов после провозглашения развода в Тауэр прибыл королевский приказ обезглавить бывшую королеву. На следующий день приговор был приведен в исполнение. Этот факт потряс общественные массы Англии, породив множество догадок и размышлений. Современников шокировало поведение человека, которого многие знали совершенно с другой стороны. Появился новый факт в копилку сведений о том, что талантливая и образованная личность может стать злобным тираном и кровавым деспотом.

Огромное значение личности Наполеона в истории ни у кого не вызывает сомнений. Этот военный и государственный гений обладал феноменальной памятью и необыкновенной работоспособностью, острым умом, даром дипломата, артиста. Он был обаятелен, обладал даром убеждать и умением легко располагать к себе людей. Тактические схемы сражений Наполеона, как и схемы боевых действий войск Александра Македонского вошли в историю военного искусства, а его юридические новации легли в основу многих гражданских норм западных демократий.

Вместе с тем, для этого гения не только жизнь одного человека, жизнь десятков и сотен тысяч людей на фоне его честолюбивых замыслов не стоила ни гроша. Он легко переступал через многочисленные трупы солдат, мало заботился о мирном населении, обрекая его на бедствия и страдания войны. И не случайно в романе Л. Толстого «Война и мир» Наполеон Бонапарт устами одного из главных действующих лиц признается настоящим дьяволом.

Приведем этот отрывок:

«Пьер все так же ездил в общество, так же много пил и вел ту же праздную и рассеянную жизнь, потому что, кроме тех часов, которые он проводил у Ростовых, надо было проводить и остальное время, и привычки и знакомства, сделанные им в Москве, непреодолимо влекли его к той жизни, которая захватила его. Но в последнее время, когда с театра войны приходили все более и более тревожные слухи, и когда здоровье Наташи стало поправляться, и она перестала возбуждать в нем прежнее чувство бережливой жалости, им стало овладевать более и более непонятное для него беспокойство. Он чувствовал, что то положение, в котором он находился, не могло продолжаться долго, что наступает катастрофа, долженствующая изменить всю его жизнь, и с нетерпением отыскивал во всем признаки этой приближающейся катастрофы. Пьеру было открыто одним из братьев-масонов следующее, выведенное из Апокалипсиса Иоанна Богослова, пророчество относительно Наполеона. В Апокалипсисе, главе тринадцатой, стихе восемнадцатом сказано: "Здесь мудрость есть; иже имать ум да сочтет число зверино: число бо человеческо есть и число его шестьсот шестьдесят шесть". И той же главы в стихе пятом: "И даны быша ему уста глаголюща велика и хульна; и дана бысть ему область творити месяц четыре - десять два". Французские буквы, подобно еврейскому число-изображению, по которому первыми десятью буквами означаются единицы, а прочими десятки, имеют следующее значение:

A b c d e f g h I k l m n o p q r s t u v w x y z


1 2 3 4 5 6 7 8 9 1 2 3 4 5 6 7 8 9 1 1 1 1 1 1 1

0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 1 2 3 4 5 6

0 0 0 0 0 0 0
Написав по этой азбуке цифрами слова L'Empereur Napoleon, выходит, что сумма этих чисел равна 666-ти и что, поэтому, Наполеон есть тот зверь, о котором предсказано в Апокалипсисе. Кроме того, написав по этой же азбуке слова quarante deux, то есть предел, который был положен зверю глаголами велика и хульна, сумма этих чисел, изображающих quarante deux, опять равна 666-ти, из чего выходит, что предел власти Наполеона наступил в 1812-м году, в котором французскому императору минуло 42 года. Предсказание это очень поразило Пьера, и он часто задавал себе вопрос о том, что именно положит предел власти зверя, то есть Наполеона, и, на основании тех же изображений слов цифрами и вычислениями, старался найти ответ на занимавший его вопрос. Пьер написал в ответ на этот вопрос: L'empereur Alexandre? La nation Russe? Он счел буквы, но сумма цифр выходила гораздо больше или меньше 666-ти. Один раз, занимаясь этими вычислениями, он написал свое имя - Comte Pierre Besouhof; сумма цифр тоже далеко не вышла. Он, изменив орфографию, поставив z вместо s, прибавил ее, прибавил article le и все не получал желаемого результата. Тогда ему пришло в голову, что, ежели бы ответ на искомый вопрос и заключался в его имени, то в ответе непременно была бы названа его национальность. Он написал Le Russe Besuhof и, сочтя цифры, получил 671. Только 5 было лишних; 5 означает е, то самое е, которое было откинуто в article перед словом L'empereur. Откинув точно так же, хотя и неправильно, е, Пьер получил искомый ответ: L'Russe Besuhof, равное 666-ти. Открытие это взволновало его. Как, какой связью был он соединен с тем великим событием, которое было предсказано в Апокалипсисе, он не знал; но он ни на минуту не усомнился в этой связи. Его любовь к Ростовой, антихрист, нашествие Наполеона, комета, 666, L'empereur Napoleon и L'Russe Besuhof - все это вместе должно было созреть, разразиться и вывести его из того заколдованного, ничтожного мира московских привычек, в которых он чувствовал себя плененным, и привести его к великому подвигу и великому счастию…»

Краткая история его жизни такова. Наполеон I или Наполеон Бонапарт (1769-1821 гг.) родился на острове Корсика. С детства ничем особым не выделялся. Начал службу в войсках в 1785 году в чине младшего лейтенанта артиллерии, но в период Великой французской революции сделал поистине головокружительную карьеру, дослужился до чина бригадного генерала и при Директории стал даже командующим армией. В ноябре 1799 года он совершил государственный переворот, в результате которого стал первым консулом, фактически сосредоточившим в своих руках с течением времени всю полноту власти.

В 1804 году Наполеон был провозглашен императором Франции. Он установил диктаторский режим. Провел ряд реформ, среди которых принятие гражданского кодекса в 1804 году, основание французского банка в 1800 году и другие. Благодаря победоносным войнам значительно расширил территорию империи, поставил в зависимость от Франции большинство государств Западной и Центральной Европы.

Поражение наполеоновских войск в войне 1812 года против России положило начало крушению империи Наполеона I. Вступление в 1814 году войск антифранцузской коалиции в Париж вынудило Наполеона I отречься от престола. Был сослан на остров Эльба. Однако не смирился и вновь занял французский престол в марте 1815 года – так называемые «сто дней». После поражения при Ватерлоо вторично отрекся от престола 22 июня 1815 года, и последние годы жизни провел на острове Святой Елены пленником англичан, где и скончался при таинственных обстоятельствах. Существует не лишенная оснований версия, что Наполеона I отравили.

Политика Наполеона в первые годы его правления пользовалась поддержкой населения не только собственников, но и малоимущих слоев населения, рабочих, крестьян, батраков. Заметное оживление в экономике вызвало некоторый рост зарплаты. Наполеон выглядел спасителем отечества, войны поначалу вызывали национальный подъем, а победы чувство гордости. Ведь Наполеон Бонапарт был человеком революции, а окружающие его маршалы, блестящие военачальники, происходили подчас из самых низов.

Однако военные потери, множество искалеченных и умерших вследствие болезней и ран не могли не сказаться на отношении к императору. Народ начинал уставать от войны, длившейся около 20 лет. Мобилизация в армию стала вызывать резкое недовольство. К тому же в 1810 году вновь разразился экономический кризис. Буржуазия Франции понимала: экономически подчинить всю Европу ей не под силу. Войны на просторах Европы теряли для нее смысл, затраты на них стали раздражать. Тем более, безопасности Франции давно ничто не угрожало, а во внешней политике все большую роль играло стремление императора распространить свою власть, обеспечить интересы династии.

Во имя этих интересов Наполеон развелся с первой женой Жозефиной, от которой не имел детей, и в 1810 году женился на дочери австрийского императора Марии-Луизе. В 1811 году от этого брака родился законный наследник, хотя этот брак императора был крайне непопулярен во Франции.

Разорвав отношения с Александром I, Наполеон решился на вторжение в Россию. Отечественная война 1812 стала началом конца великой Империи Наполеона. Огромная разноплеменная армия Наполеона уже не несла в себе революционного духа. Вдали от родины на полях России она быстро таяла и, наконец, под постоянными набегами героических русских партизан перестала существовать.

Русская армия преследовала неприятеля по пятам. По мере движения русской армии на запад антинаполеоновская коалиция росла.

Против наспех собранной новой французской армии в «битве народов» под Лейпцигом выступили русские, австрийские, прусские и шведские войска (16-19 октября 1813). Наполеон потерпел поражение и после вступления союзников в Париж отрекся от престола. В 1814 году он получил во владение маленький островок Эльба в Средиземном море, а в обозе иноземных войск во Францию вернулись Бурбоны и эмигранты, предвкушавшие возврат своего реквизированного имущества и отобранных привилегий. Это вызвало недовольство и страх во французском обществе и в армии. Как известно, воспользовавшись этим, Наполеон бежал с острова Эльба и под восторженные крики толпы возвратился в Париж.

Война возобновилась, но Франция уже не в силах была нести ее бремя. «Сто дней» завершились окончательным поражением Наполеона около бельгийской деревни Ватерлоо (18 июня 1815 года). Он стал пленником англичан и был отправлен на далекий островок Святой Елены в Атлантическом океане. Там Наполеон провел последние шесть лет жизни, страдая от тяжелой болезни и выдерживая мелкие издевательства своих тюремщиков.

С медицинской точки зрения император имел две крупные мании. Первая была определена самой его судьбой. Как известно, не все люди способны сохранить душевное равновесие при подобной головокружительной карьере, а мания величия со временем не дает таким личностям адекватно оценивать свои дальнейшие успехи и отношение окружающих к собственной персоне. Вторая большая мания Наполеона – мания преследования – определялась его натурой. Император был человеком с перепадами настроения и быстрой восприимчивостью. Он поражал своей энергией, неутомимостью, экспансивностью и возбудимостью, был подвержен частым приступам генерирования разных идей, сопровождавшимся бурным двигательным и мыслительным возбуждением и порой нереальными представлениями о происходящем. Удивительная быстрота мышления, неутомимость в эти подъемы или периоды перехода через маниакальную стадию часто порождает поразительно высокий уровень творчества. В такие периоды гениальный человек особенно ярко и интенсивно чувствует, быстро принимает решения, а нередко без всякого труда и лишних раздумий совершает поступки, легко выходящие из круга обыденной повседневности.

Ученые утверждают: в младенце заложено неосознанное стремление любить других наряду с биологической потребностью маленького человечка в матери. С возрастом у человека это стремление развивается в потребность быть любимым и любить, становится основой чувства безопасности и доверия. Однако у гениальных личностей, в частности, у Наполеона с течением времени часто развивается противоположная тенденция. А недоверие и подозрительность приобрели маниакальные формы. Но мания преследования не была столь опасна, как мания величия Наполеона, которая принесла человечеству неисчислимые бедствия.

Личность известного деятеля коммунистического движения Льва Троцкого не столь масштабна по сравнению с личностью Наполеона Бонапарта, но его честолюбивые и амбициозные устремления также принесли немало бед людям. Он отличался незаурядными способностями, но что получило от них общество, кроме очевидного вреда? Еще в студенческие годы будущий нарком серьезно занимался живописью, его работы выставлялись в Николаеве и Одессе. Может быть, не став революционным лидером, он смог бы вписать несколько ярких страниц в историю мировой культуры?

Настоящая фамилия Троцкого – Бронштейн. Он родился 26 октября 1879 года на юго-западе Российской империи – теперь это село Береславка Бобринецкого района Кировоградской области Украины. В середине прошлого века большая еврейская община отправилась сюда, в мало заселенный уезд Херсонской губернии в поисках лучшей жизни. Родовой клан Бронштейнов выкупил у обедневшего помещика Яновского землю, на которой основал колонию. Мать Троцкого, Анна Леонтьевна Бронштейн, возглавляла общину, а на пожертвованные ею 1000 рублей были построены еврейская школа и синагога. Отец Льва Троцкого в начале XX века стал крупным местным помещиком. Только на постоянных хозяйственных работах на его хуторе трудились девятнадцать крестьян соседней деревни, не считая сезонных рабочих, которые обрабатывали поля Давида Бронштейна. Здесь находилась единственная в округе мельница, куда крестьяне везли свое зерно с окрестных полей. Таким образом, Бронштейн обеспечивал работой многих жителей окрестных поселений. Большое количество зданий в округе строились из кирпича с маркой «Б», который был изготовлен на кирпичном заводе Давида Бронштейна.

Как известно, на пути к достижению цели Троцкий ни перед чем не останавливался. Он не колеблясь, отдавал приказы о расстреле тысяч людей, и даже для многих своих соратников по коммунистической партии оставался самой страшной фигурой. Однако нельзя отрицать: Троцкий проявил себя блестящим организатором и талантливым военачальником. Он написал немало статей, в которых проявил себя выдающимся публицистом и весьма образованным человеком. Его идеи с 1920 года стали резко расходиться с официальной политикой, проводимой коммунистическим большинством. Потому-то после окончания войны с белогвардейцами теперь уже на борьбу с Троцким и оппозицией были брошены все силы ленинской гвардии. Лев Давидович был исключен из партии и вскоре покинул Советский Союз. 21 августа 1940 года на своей вилле в Мексике он был убит агентом НКВД Рамоном Меркадером по приказу Сталина.

Философ Иоганн Готфрид Гердер в книге «Идеи к философии истории человечества» привел такую мысль: «Мне хотелось бы вместить в одно слово «человечность» все сказанное о благородном складе человеческого существа, предрасполагающем человека к разуму и вольности, к тонким чувствам и влечениям, к хрупкости и выносливости тела, к заселению всей суши и к власти над всей Землей; ведь, чтобы говорить о своем человеческом предназначении, нет у человека слова более благородного, чем само слово «человек», в котором запечатлен образ творца земли». Анализ свойств личностей Наполеона и Льва Троцкого не позволяет сделать вывод о том, что эти выдающиеся, неординарные люди были «творцами земли» а слово «человечность» в их характеристике вообще не применимо. Но где та невидимая граница, переступая которую одаренная личность, начинает использовать свои выдающиеся способности не на благо, а во вред обществу? Что нужно предпринять, чтобы исключить появление «злых гениев» и возможно ли в принципе воспитать исключительно «доброго»гения? Может ли современная наука и педагогика, в частности, ответить на эти вопросы?

Об этом мы расскажем в следующей главе.




Каталог: wp-content -> uploads
uploads -> Одобрено на заседании каф. Философии и гуманитарных дисциплин Пушкина Н. М
uploads -> Методические рекомендации для преподавателей 12 Методические рекомендации для аспирантов
uploads -> Сборник методических материалов
uploads -> Темы контрольных работ по дисциплине «психология отклоняющегося доведения»
uploads -> Семья как фактор социогенеза: ценностно-нормативный аспект
uploads -> Управление образования администрации Красногорского района
uploads -> «Особенности организации деятельности соц педагога в коррекционном учреждении» Социальный педагог
uploads -> Образовательная программа высшего образования направление подготовки 38. 06. 01 Экономика


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница