Гете утверждал, что гений "это 1% таланта и 99% пота"



страница6/10
Дата14.02.2021
Размер1,3 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Глава третья



Кто такие гении: мудрецы, мечтатели, люди будущего или заложники болезни?

Нет такой области науки и искусства, где не появлялись бы свои гении. Всюду устремлялся их смелый рассудок, и везде находились возможности применения такого необыкновенного разума. Порой эти люди поражали своих современников глубиной проникновения в те проблемы, о которых человечество даже не догадывалось, смело шли по непроторенным дорогам, не взирая на препятствия на своем пути. Утоляли свою не гаснущую любознательность в познании огромного и динамично меняющегося мира. Но чаще решали наболевшие и наиболее актуальные в данный момент времени острейшие проблемы человечества.

Но кто такие гении? Попытаюсь ответить на этот вопрос, однако сначала более подробно рассажу о человеке, имя которого уже упоминалось на страницах данной книги. Среди российских исследователей огромный вклад в изучение вопросов гениальности внес выдающийся специалист, неутомимый исследователь проблем отечественной генетики Владимир Павлович Эфроимсон (1908–1989 гг.). Этот ученый обладал воистину необыкновенной работоспособностью, обширной эрудицией и прекрасной памятью. Генетика, как новейшая наука, всецело захватила его, и надо заметить, увлечение темой гениальности для В.П. Эфроимсона было далеко не случайным. Он занимался генетическими исследованиями в известной московской школе эволюционной генетики, основанной биологами-эволюционистами С.С Четвериковым и Н.К. Кольцовым – эрудированными и блестящими учеными, которые, в свою очередь, также внесли огромный вклад в решение сложных проблем отечественной науки и генетики, в частности и передали свое увлечение Владимиру Павловичу.

Лев Николаевич Толстой писал: «Несомненный признак истинной науки – сознание ничтожности того, что знаешь, в сравнении с тем, что раскрывается». Тайны генетики, приоткрывшись перед В.П. Эфроимсоном, как нельзя лучше проиллюстрировали это изречение и дали понять, какие необозримые возможности для человечества может раскрыть познание генетических закономерностей. Человечество стояло на пороге новых открытий, и В.П. Эфроимсон интуитивно почувствовал это.

Владимир Павлович начал собственные эксперименты в Государственном рентгеновском институте, изучая влияние облучения на появление мутаций. Однако он вынужден был уехать из Москвы в 1930 году после ареста своего учителя С.С. Четверикова и два года проработал в Закавказском институте шелководства. В 1932 году В.П. Эфроимсон сам был арестован по надуманному обвинению «за участие в антисоветской организации» и был осужден на три года. Выйдя на свободу, в 1936 г., В.П. Эфроимсон продолжает исследования, работая в Среднеазиатском НИИ шелководства в Ташкенте.

Великая Отечественная война прервала научные изыскания ученого. Всю войну он проработал в санбате и отделении фронтовой разведки переводчиком с немецкого языка и был награжден за боевые заслуги. После войны Эфроимсон демобилизуется и вновь увлекается генетикой, занимая должность доцента кафедры дарвинизма и генетики Харьковского университета. Но спустя два года за свою активную и непримиримую борьбу против «лысенковщины» он изгоняется из Харьковского государственного университета «за деятельность, порочащую звание советского педагога». В 1947 году последовал новый арест и ссылка в казахстанский концлагерь. Реабилитирован он был только в 1956 году. Устроиться на работу удалось на скромную по окладу и возможностям должность библиографа по естественным наукам в библиотеке иностранной литературы.

Лагерь не сломил бойцовского духа В.П. Эфроимсона. Под видом библиографических обзоров он публикует серию статей, прямо направленных против Т.Д. Лысенко и его методов действий в науке. Одновременно он готовит к публикации уникальную рукопись «Введение в медицинскую генетику». Она была опубликована только в 1964 г. и послужила основой для развития медицинской генетики в Советской России. Через 15 лет после защиты получив степень доктора наук, он становится заведующим отделом генетики Московского НИИ психиатрии Минздрава РСФСР, где занимается новаторскими исследованиями связи генетики и психозов, олигофрений, эпилепсий и шизофрений. Ученый собирает богатейший материал, позволяющий обосновать связь гениальности с заболеванием подагрой. В 1975 г. В.П. Эфроимсон в знак протеста против использования психиатрических лечебниц в качестве тюрем для диссидентов покидает Институт психиатрии.

После выхода на пенсию, он продолжает работать по 12 часов ежедневно, готовя к печати новые публикации. Одна из них «Биосоциальные факторы повышения умственной активности» была посвящена генетике гениальности. Рукопись этого капитального труда, включавшего более 400 машинописных страниц, густо заполненных сотнями имен, дат и широких исторических экскурсов, испытала на себе инерцию репрессивной машины государства. Ее не удалось опубликовать в открытой печати, и она была депонирована в 1982 г. во Всесоюзном институте научной и технической информации, где была доступна лишь немногим специалистам. К счастью, теперь специалисты и все желающие могут ознакомиться с ней в Интернете.

В.П. Эфроимсон продолжает изучение вопросов гениальности в своем труде, опираясь на обширную литературу, включающую более 60 книг. Он дотошно анализирует биографии сотен знаменитых людей, среди которых короли, императоры, цари и полководцы: Александр Македонский, Юлий Цезарь, Карл Великий, Карл XII, Людовик XI, Фридрих III, Генрих VII и Генрих VIII, Елизавета I, Фридрих II, Людовик XIV, Иван Грозный, Борис Годунов и Петр I, Оливер Кромвель, адмирал Нельсон; художники, музыканты, скульпторы, поэты и писатели: Микеланджело Буанарротти, Данте Алигьери, Джон Мильтон, Людвиг ван Бетховен, Питер Пауль Рубенс, Огюст Ренуар, Ги де Мопассан, Чарльз Диккенс, Иван Сергеевич Тургенев; реформаторы церкви: Мартин Лютер и Иоганн Кальвин; ученые: Карл Линней, Чарлз Дарвин, Леонард Эйлер и Роберт Бойль, Галилео Галилей; гуманисты и философы: Томас Мор, Эразм Роттердамский, Мишель Монтень, Вольтер. Среди них также Папа Римский Григорий Великий, внук Тамерлана астроном Улугбек, Христофор Колумб и Чарли Чаплин.

Выяснилось: все названные выдающиеся личности страдали серьезными заболеваниями, многие из которых передавались по наследству! И это лишь малая часть примеров из списков выдающихся людей, приведенных в монографии В.П. Эфроимсона. Исследования этого ученого позволили выявить немало знаменитых людей, чья жизнь была подвержена патологическим перепадам активности. Длительные периоды беспросветной меланхолии были присущи создателю знаменитого Гулливера английскому писателю Джонатану Свифту. В его блестящем литературном творчестве встречаются многолетние периоды полного бездействия.

Предшественник научного социализма А. Сен-Симон на пике активнейшей работы над своей теорией вдруг впадает в глубокую депрессию и даже совершает неудачную попытку самоубийства, в результате чудом остается жив, но лишается глаза. Последовавшая затем фаза подъема позволила ему легко завершить начатый труд.

Такими же периодами подъемов и спадов характеризуется и творчество Н.В. Гоголя, который сам называл свою болезнь «периодической» и даже в самых низких точках падения почти любой активности ясно осознавал, что с ним происходит. В этот ряд можно поставить также композитора Р. Шумана, писателей Э.Хемингуэя, Г.И. Успенского и В.М. Гаршина, литературного критика Д.И. Писарева, физика Л.Больцмана, художника Ван Гога, психиатра З. Фрейда, политика У.Черчилля, президента США Т. Рузвельта.

Царя Ивана Грозного не причисляют к гениям, но по своим способностям он не только стоял в ряду образованных людей своего времени, но поражал современников своей памятью и знаниями яркой эмоциональной окраской речи, гибкостью ума, определенной изворотливостью. Можно сказать, это был неординарный правитель. Однако если обратиться к документам и прочесть письма царя к князю Курбскому, поражаешься быстрой сменой в авторе писем самых разнообразных чувств: порывы великодушия и раскаяния, проблески глубокой задушевности чередуются с грубостью и жестким озлоблением. Приветливость сменяется холодным презрением к людям.

Минуты усиленной работы ума и высокой работоспособности сменяются у царя полным упадком не только физических, но и духовных сил. Он становится агрессивен, непредсказуем и опасен для окружающих. Замечено, такие люди со временем, когда в них слабеет возбуждаемость, часто прибегают к алкоголю. Иван Грозный, по свидетельству историков, и в годы опричнины, особенно, не сторонился этого средства. Заметной нравственной неровностью, чередованием высоких подъемов духа с самыми постыдными падениями, объясняется и государственная деятельность Ивана Грозного. Царь совершил или задумывал много хорошего, умного, даже великого, и вместе с этим совершил немало поступков, которые сделали его облик олицетворением непреодолимого ужаса и отвращения для современников. Для последующих поколений этот царь остался кровавым деспотом с явными наклонностями садиста.

Взять, например, ужаснувший современников разгром Новгорода по одному подозрению в измене, массовые московские казни, убийство сына и митрополита Филиппа, вопиющие безобразия с опричниками в Москве и в Александровской слободе. Эти факты свидетельствуют: царь явно был не адекватен в своем состоянии, и в такие моменты это был зверь от природы. Но Иван Грозный мог впоследствии горько раскаиваться и, следовательно, осознавал последствия своих поступков и давал им оценку.

Но вернемся к исследованию В.П. Эфроимсона. Конечно, он не ограничился только перечислением примеров, а занялся статистикой. На ярких примерах гениев ученый показал, что многие из них страдали серьезными наследственными заболеваниями, на протяжении всей жизни боролись с различными хроническими недугами. В.П. Эфроимсон делает смелый вывод, раскрывая природу творческого процесса и глубинные тайны творчества с необычной стороны. Он, в частности, пишет: «Краткий обзор недомоганий и напрямую связанных с ними жизни и творчества замечательных поэтов (Анненский, Мандельштам, Бродский и др.), писателей (Бирс, Пруст, Бабель и др.), художников (Остроумова-Лебедева, Бэкон), философов (Плиний, Сенека), композитора (Вивальди) подкреплен богатым иллюстративным рядом и служит прекрасным фоном для выявления неразрывного единства творческого и патологического процесса».

В своем труде В.П. Эфроимсон в качестве контрольного уровня взял частоту проявления подагры среди мужского населения США. Этот показатель составил 0,30,6%. Среди общепризнанных талантов, по подсчетам В.П. Эфроимсона, эта цифра подскакивает более чем на порядок и составляет 510%! Другими словами, каждый второй общепризнанный гений был подагриком! Это заболевание передавалось из поколения в поколение в родах Медичи, Османов, Карла V, герцогов Лотарингских (Гизов), Черчиллей-Мальборо. Как упоминалось, почти все великие полководцы Римской республики, завоевавшие страны, примыкавшие к бассейну Средиземноморья, были подагриками. Вот один такой весьма показательный пример. Мы остановимся вместе с В.П. Эфроимсоном на «теневом сером кардинале» – Марке Випсании Агриппе (63 – 12 гг. до н.э.).

Подагра Марка Агриппы установлена достаточно достоверно. Более того, известно, что он перенес три тяжелейших подагрических приступа и покончил с собой в начале четвертого приступа, не желая переносить дальше невероятные муки, причиняемые ему изнурительной болезнью. Агриппа известен как крупный полководец еще со времен Юлия Цезаря, но особенно отличился он в гражданских войнах после его убийства, преуспел в борьбе с республиканцами, блистал в качестве стратега во внешних войнах, затем в войнах внутренних, точнее, в противоборстве с Секстом Помпеем и Марком Антонием.

Историки утверждают: он объединял в себе качества блестящего дипломата, организатора, полководца и флотоводца. Как полководец, Агриппа прославился прежде всего компаниями против восставших кантабров и аквитанцев, затем в перузийской и иллирийской войнах. Но когда могущество помпеянцев на суше было сломлено, огромный флот Секста Помпея продолжал господствовать на Средиземном море, блокируя Италию. Для того, чтобы справиться с этим врагом, контролирующим все прибрежные порты республики, Агриппа организовал первую защищенную с моря римскую военную гавань, порт Юлию, где и был сооружен сильный морской флот.

При этом Агриппа ввел крупное новшество: на кораблях скрыто устанавливалась мощная катапульта, которая выбрасывала на борт вражеского корабля длинную железную балку с загнутым крюком. Привязанная к канату, эта балка при помощи кабестана быстро притягивала вражеский корабль, и начинался абордажный бой, в котором тренированные в ближнем бою и хорошо защищенные латами, вооруженные для ближнего боя легионеры Агриппы легко справлялись с матросами Секста Помпея. Его флот был разгромлен в двух морских сражениях, и дуумвират Октавиан Август - Марк Антоний окончательно сокрушил республиканцев.

Сражение при Акциуме было великолепно спланировано и выиграно Агриппой, который так систематично, методично блокировал армию и флот Марка Антония, что тому пришлось вместе с Клеопатрой бежать при первом удобном случае, когда во время морского боя представилась возможность прорваться с частью эскадры. Вся армия и остальной флот сразу сдались. Но помимо своей военно-политической деятельности, Агриппа прославился проведением дорог, водопроводов, составлением карты римской империи. Ему трижды присуждался триумф; и он от него каждый раз отказывался. Его слава, однако, обернулась большими бедами для Рима, даровав империю внуку Калигуле и его демоническому правнуку Нерону.

В.П. Эфроимсон приводит еще несколько примеров. Подобной же личностью с той же «болезнью гениев» был Папа Григорий Великий (540 – 604 гг.). Григорий Великий справедливо считается истинным – на тысячелетие – разработчиком законов всей римско-католической церкви, своим авторитетом утвердившим полное господство римских пап над западноевропейским церковно-монастырским миром. Яркое красноречие, несомненный административный талант, исключительная работоспособность при аскетическом образе жизни, обширная миссионерская деятельность и создание церковного государства, тянувшегося от Тосканы до Сицилии, – все это оказалось основополагающим и направляющим для деятельности римских пап на протяжении более тысячелетия. В мирской жизни он был аскетом. Современникам он запомнился надолго, как человек необычайно сильной воли, выдающийся оратор и искусный политик, тонкий дипломат. Папа Григорий Великий был известен и как писатель. Две его книги переведены на русский язык, а одна из этих книг до сих пор считается настольной для всего католического духовенства.

Этот неординарный человек страдал тяжелейшей подагрой, и болезнь зашла так далеко, что распухшие руки Григория Великого не владели пером, и он должен был привязывать перо к кисти, чтобы писать, или же диктовать свои обширные классические труды. Эти работы Григория Великого оказали в ранние и средние века огромное воздействие. Они в немалой степени способствовали созданию особого аскетического типа европейской церкви. Книга «Regula pastoralis» даже стала настольной для священников.

Гениальный автор Сикстинской капеллы Микеланджело (1475 – 1564 гг.), о почечно-каменной болезни которого упоминают почти все его биографы, а о подагре свидетельствовал также и Р. Роллан, сочетал неистощимое трудолюбие с неординарностью подходов в создании своих шедевров. Итальянская писательница Чинция Валиджи Газлине в книге «Рим. Ватикан» среди самых выдающихся шедевров мастера выделяет фреску «Страшный суд», указывая на необыкновенный драматизм и выразительность произведения. Кстати, работа над фреской была начата в 1536 году и закончена лишь спустя шесть лет.

Будучи в Риме, я воочию смог убедиться в правоте слов итальянского исследователя творчества мастера. Фигуры, окружающие Христа, производят неизгладимое впечатление, а справа внизу – грешники, проваливающиеся в ад. В небо устремляются ангелы. У ног Христа Святой Лаврентий и Святой Варфоломей с кинжалом в руке.

По мнению Ч.В. Газлине, в облике второго святого Микеланджело изобразил самого себя. Если внимательно всмотреться в лик Св. Варфоломея, покажется: он с чем-то борется и от чего-то сильно страдает. И тогда все встает на свои места – и свидетельства современников и данные более поздних исследователей. И не случайно его внутренняя борьба, как и собственная мощь, и энергия как бы передались его скульптурам и другим произведениям. Эта борьба как бы рвется у них изнутри, посмотрим ли мы на нищего, на раба, на еще сидящего Моисея, на пророков и святых, на «Страшный суд» или другие картины или фрески. Разнообразие, мощь, упорство, глубина, необыкновенная выразительность скульптур, картин, архитектурных сооружений мастера общеизвестны, и нам остается только напомнить о поразительной проникновенности его произведений, подтверждающих, что главное во всех гениях – огромная сила интеллекта, который способен преодолеть болезнь во имя творчества!

Или такой общественный деятель и видный мореплаватель Христофор Колумб (1451 – 1506 гг.). В литературе о Колумбе тоже есть упоминания о том, что он страдал подагрой, а в некоторых книгах говорится неопределенно и о подагре и о ревматизме. Нужно отметить: документы и сведения о Колумбе крайне противоречивы. В одних источниках утверждается, что мореплаватель родом из итальянской Генуи. В других же документах оспаривается его генуэзское происхождение. Утверждается даже, что Колумб практически не знал итальянского языка и писал только на испанском. Хотя можно предположить, он не знал итальянской грамоты в молодости, изучив испанскую.

Не так важно, что он совершил ошибку, приняв Америку за Азию, поскольку это всецело объясняется состоянием географии того времени, трудностью и ненадежностью сведений от туземцев, а может быть, и невозможностью получения средств на дальнейшие исследования и отправки пятой экспедиции. Важна его деятельность в целом, как и его упорные попытки добиться снаряжения дополнительных экспедиций на запад при португальском дворе, его многолетние попытки добиться этой экспедиции при дворе Кастилии.

Заслуживают уважения его решимость после многих бесплодных лет обратиться к Франции и преодоление им бесчисленных хлопот и разрешения всевозможных кризисных ситуаций со своим будущим экипажем, как и успешная борьба с придворными интриганами. Вторая, третья, четвертая экспедиция в Америку – любого из этих отважных, рискованных и героических предприятий достаточно, чтобы видеть в нем человека редкой энергии, невероятной настойчивости, большой целеустремленности. Его силе воли и увлеченности можно позавидовать!

Колумб не был знатным человеком, и это обстоятельство очень сильно осложнило его задачу. Он не был принят сразу ко двору – это было еще хуже для реализации намеченного. Ему приходилось добиваться цели, делая всевозможные реверансы при дворе и одновременно подчинять своей воле матросов, которые были не прочь бунтовать и прекословить. Ему приходилось добиваться присвоения себе высших титулов, хотя бы потому, что без них с ним вообще не стали бы считаться ни придворные, ни подчиненные ему авантюристы и преступники. Для потомков важно главное обстоятельство: единство интеллекта, воли, настойчивости и целеустремленности в своем настойчивом движении к цели.

Мне кажется, этот человек чувствовал что-то такое, что было неведомо и неподвластно окружающим его людям. Подтверждение своих мыслей нахожу в таком факте. Когда после 33-дневного плавания под попутным ветром и течением команда взбунтовалась и потребовала возвращения, Колумб дал свое известное обещание повернуть обратно, если земля не будет обнаружена в течение ближайших трех дней. При любой ситуации такое обещание можно было дать только в твердой уверенности, что земля близка. Незадолго до истечения выговоренного срока земля была обнаружена. А ведь Колумб рисковал потерять абсолютно все.

Этот неординарный человек представлял собой странную смесь высокой талантливости и недостаточности образования. Как свидетельствуют современники, школьного образования Христофор Колумб не получил, но школа жизни развила в нем неоценимые качества точного наблюдателя и смелого эмпирика, столь далекого от большинства образованных людей средневековья. В тех случаях, когда он не пытался выражать эти свои наблюдения в духе обычной в его время образованности, не вводил их в круг ведения наук его времени, – он поражал силой, ясностью и свободой своей мысли. В этом смысле превосходная оценка его деятельности дана Александром Гумбольдтом. С открытием вариации магнитной стрелки Колумб дал в руки картографов чрезвычайно важное указание на причину ошибок в наблюдениях и картах. Более высокий уровень воды океана около выхода пресной воды также представлял факт самостоятельного и тонкого наблюдения. Среди этих открытий наибольшее значение имеет констатирование магнитного склонения и его изменений с местностью. Это было открыто 13 сентября 1492 года, проникло же в общее сознание лишь в середине ХVI столетия.

Принижать заслуги и энергию Колумба, совершившего четыре совершенно необычайных по трудности и значению экспедиции в Америку на том основании, что он был сбит с толку еще до начала их или введен в заблуждение туземцами из-за незнания их языка, нельзя. И этот человек совершал подвиги, одновременно преодолевая сильный недуг!

У многих гениев, как наглядно демонстрирует далее В.П. Эфроимсон, обнаруживаются серьезные проблемы со здоровьем. В монографии есть упоминание о так называемых гигантах-трудоголиках и содержится мнение, что подобные особенности могут лежать в основе яркой творческой активности. Дефект некоторых генов, влияющих на образование и развитие соединительной ткани у человека, нередко приводит к непропорциональному гигантизму. При наиболее ярком проявлении этой доминантной особенности на свет появляются люди с очень длинными руками и ногами и относительно коротким туловищем. Их вытянутые пальцы напоминают лапы огромного паука, что послужило основанием для образного названия этой диспропорции арахнодактилия (от греч. «daktil» палец и Арахна согласно мифу женщина, превращенная Афиной в паука). Люди с такими дефектами необычайно худы, их грудная клетка бывает деформирована, хрусталик глаза смещен. Такая аномалия, называемая синдромом Марфана, считается полулетальной, поскольку связана с пороками сердца. Нередко люди с синдромом Марфана умирают от аневризмы аорты самый крупный сосуд, выходящий из правого желудочка сердца, не выдерживает давления выбрасываемой в него крови, и его стенка лопается, как худая труба. Тем не менее, некоторые люди, у которых этот синдром проявляется не во всей полноте, доживают до зрелых лет, указывает В.П. Эфроимсон.

По счастью, синдром Марфана встречается достаточно редко. Ученые оценивают вероятность его появления как 1:50 000. Единственная компенсация, которую больные синдромом Марфана получают от судьбы за свой порок это повышенное содержание адреналина в крови. Этот гормон вырабатывается надпочечниками и выбрасывается в кровяное русло в момент опасности, что способствует приведению организма в полную боевую готовность. У человека также увеличивается частота сердцебиений, повышается давление крови. Получается, при этом заболевании такие люди не какой-то ограниченный период времени, а всю жизнь находятся в возбужденном состоянии. Потому что адреналин постоянно подстегивает их нервную систему, превращая в трудоголиков, поражающих своей нечеловеческой работоспособностью.

Синдромом Марфана страдали несколько всемирно известных личностей, отличавшихся как раз такой необычайной работоспособностью. Таков был лесоруб Авраам Линкольн, ставший впоследствии благодаря своим выдающимся способностям, и не в последнюю очередь невероятному трудолюбию и работе над собой президентом США. О таких людях в Америке говорят: «Этот человек сам себя сделал». Но это касается его интеллектуальных качеств. Физически же А. Линкольн выглядел более, чем странно – он обладал гигантским ростом 193 см, гигантскими стопами и кистями рук, маленькой грудной клеткой и длинными гибкими пальцами.

Весьма похож внешне на Линкольна сын бедного сапожника, который стал впоследствии выдающимся датским писателем-сказочником XIX века. Ганс Христиан Андерсен отличался своим трудолюбием со школьной скамьи. Примечательно, что он был очень требователен к слову, и свои произведения будущий великий писатель переписывал до десяти раз, добиваясь в конечном счете наиболее удачного изложения материала при выразительности и легкости стиля.

Ганс Христиан Андерсен был высок и худощав, с плохой осанкой и слабой координацией движений. Руки и ноги его были несоразмерно длинны и тонки, кисти рук широки и плоски, а ступни ног огромных размеров. Нос его тоже был несоразмерно велик и как-то особенно выдавался вперед. Нервное напряжение, в котором, по-видимому, постоянно находился этот талантливый человек, порождало у него множество страхов он боялся заболеть холерой, пострадать от пожара, попасть в аварию, потерять важные документы, принять не ту дозу лекарства.

Выше всех в толпе был и автор любимых детьми «Мухи-цокотухи», «Мойдодыра» и «Тараканища». Корней Чуковский. Его длиннорукость, длинноногость, большеносость и общую нескладность фигуры многократно обыгрывали в шаржах. Высокая работоспособность для многих читателей детских стихов Чуковского, не знакомых с его многочисленными специальными литературоведческими статьями и переводами, остается скрытой, указывает В.П. Эфроимсон. Как и Ганс Христиан Андерсен, Чуковский многократно переделывал каждую свою строчку. «Никогда я не наблюдал, чтобы кому-нибудь другому с таким трудом давалась сама техника писания», – так детский писатель говорил сам о себе, и в этих словах мы можем почувствовать и высокую ответственность, и завидное трудолюбие.

Синдром Марфана был у биолога Г.В. Никольского, который уже ко времени окончания Московского университета имел пять печатных трудов, а за 30 последующих лет работы их число превысило 300, причем среди них было около 10 книг. Такой потрясающей работоспособностью может похвастаться далеко не каждый даже очень способный ученый! В.П. Эфроимсон настолько глубоко проанализировал имеющиеся случаи нарушений в состоянии здоровья у гениальных людей и людей с определенными задатками гениальности, что нет необходимости «изобретать велосипед», повторяя кропотливую работу ученого в архивах. Поэтому в этой главе я снова сошлюсь на исследование В.П. Эфроимсона по другим отклонениям у гениев. Здесь не обойтись без некоторой доли научных терминов.

Владимир Павлович указывает, что гораздо реже, чем синдром Марфана, встречается так называемая тестикулярная феминизация. Это так называемый синдром Морриса. Она является результатом дефекта гена, кодирующего клеточный рецептор мужского полового гормона тестостерона. Все клетки такого эмбриона обладают половыми хромосомами X и Y. Такой хромосомный набор определяет наряду с наличием женских гормонов повышенное содержание в крови мужского полового гормона тестостерона. Однако поскольку клеточные рецепторы для тестостерона отсутствуют, он не воспринимается клетками, на которые действуют поэтому только женские гормоны, заставляющие зародыш развиваться, если можно так сказать, в женскую сторону.

В конечном итоге на свет появляется псевдогермафродит, который обладает мужским половым набором хромосом, однако выглядит как девочка. В ее теле во время эмбриогенеза успевают сформироваться семенники, но они не опускаются в мошонку (из-за ее отсутствия) и остаются в брюшной полости, что нередко приводит впоследствии к паховым грыжам. Матка и яичники полностью отсутствуют, что неизбежно приводит к полному бесплодию, хотя не исключает более-менее нормальной половой жизни. Следовательно, синдром Морриса не может рассматриваться как врожденное, передающееся по наследству нарушение. С вероятностью около 1:65 000 он возникает в каждом новом поколении в результате случайных генетических нарушений.

Многим тренерам и спортивным врачам, занимающимся проблемами спортсменов, известен этот синдром, поскольку имеющие его «девушки» обладают недюжинной, мужской силой, повышенной активностью и необычайной выносливостью. Они в силу этого часто на удивление легко проходят все отборочные соревнования и попадают в высшие сборные команды. По статистике, около одного процента всех выдающихся спортсменок по своей генетической природе вовсе не являются женщинами! К сожалению, судьи безжалостны к таким претенденткам на олимпийское золото, и после несложного анализа на наличие Y-хромосомы они дисквалифицируются.

История знает одну такую знаменитую девушку, которая своей храбростью, решительностью, сообразительностью и необычайной выносливостью нисколько не уступала мужчинам. Речь пойдет о Жанне д’ Арк. Отсутствие у нее менструаций было документально зафиксировано, а несколько мужеподобная, хотя и пропорциональная фигура прямо указывала на синдром Морриса. К тому же Жанна была прекрасной наездницей. Как и многие псевдогермафродиты-спортсменки, она обладала недюжинной силой, была высокой и стройной, наиболее яркими чертами в ее характере были бесстрашие и героизм. Учебники медицинской генетики характеризуют людей с синдромом Морриса как исключительно активных, деловых, деятельных. Именно таким и был этот знаменитый «жаворонок Франции» святая дева Жанна.

Среди различных нарушений психики специалисты выделяют состояния, которые называются маниакально-депрессивными психозами. У людей с таким диагнозом последовательно чередуются периоды угнетенной деятельности со вспышками творческой активности. Это характерно для многих гениев. Современники Пушкина отмечали такое свойство у великого русского поэта. Исследователи творчества другого замечательного русского поэта С.А. Есенина выделяют подобные проявления характера у певца страны «березового ситца». Поэт Анатолий Мариенгоф, опубликовавший в 1927 году свой «Роман без вранья», который произвел на читающую публику того времени ошеломляющее впечатление, сделал попытку раскрыть драму великого гения. К слову сказать, роман был объявлен пасквилем и запрещен в СССР и в Российской Федерации на протяжении 60 лет, несмотря на выход в 1928 году второго уточненного издания, однако был переведен на многие языки народов мира, издан в Чехословакии и Германии.

В романе А. Б. Мариенгоф, являвшийся в двадцатых годах ХХ столетия близким другом поэта, без прикрас рисует быт Есенина, подчеркивая, что периоды всплеска творческой активности чередовались у него с днями беспробудного пьянства и загула. Поэт был пациентом психиатрической лечебницы, хотя среди литературоведов мне встречалось мнение, что он скрывался там от преследований вездесущей ВЧК. Можно спорить о этической стороне вопроса, но А. Мариенгоф, в отличие от многих критиков, стремившихся навешать на Есенина ярлык беспробудного пьяницы и гуляки, показал поэта достаточно всесторонне. В его романе Сергей Есенин в то же время много и плодотворно работает, увлеченно участвует в литературной жизни Москвы и страны. Приведенная в книге переписка поэта с друзьями и литераторами наглядно и убедительно свидетельствует о больших творческих планах гениального литератора.

Сложной и противоречивой личностью предстает С.А. Есенин и в воспоминаниях современницы С.А Есенина журналиста и прозаика С. С. Виноградарской, которой довелось жить в одной коммунальной квартире с поэтом. В мемуарной литературе о гениальном русском поэте ее небольшая повесть «Как жил Есенин» была в числе первых. Ее первый тираж 30 000 экземпляров в популярной «Библиотеке «Огонька» разошелся мгновенно, став библиографической редкостью, но в моей библиотеке, к счастью, есть переиздание Южно-Уральского книжного издательства 1991 года, и там также без преувеличений и всяческих оглядок на критиков Софья Виноградарская свидетельствует: «Он (Есенин – А.К.) злился на то, что все свои мысли, все свои чувства выливал в стихах, не оставляя тем самым ничего для себя. Не писать он не мог. А в промежутках между писанием он хворал, пил …».

С.С. Виноградарская ярко рисует образ беспокойного и очень эмоционального человека, способного в определенные периоды времени на невероятную концентрацию умственных и творческих способностей и в то же время легко подверженного депрессии и стрессу. «Вне стихов ему было скучно. Они словно высасывали из него все соки. Ведь к стиху своему он был очень требователен. Он пел не голосом, а кровью сердца, – пишет она.

Читатели могут мне здесь резонно возразить: практически у каждого человека в жизни наблюдались и наблюдаются смены настроений. Что же тут необычного? Нельзя же на основании этого зачислять всех беспробудных пьяниц или психопатов в непризнанные гении? Бывает и так: амплитуда смены настроений невелика – от приподнятой бодрости до легкой апатии, которую легко прогнать просмотром хорошей кинокомедии или походом в театр. Но часто оказывается: проблема лежит гораздо глубже, а на поверхности обнаруживаются лишь ее внешние проявления. Дело не только и не столько в неустроенном быте гения. На примере Сергея Есенина видно: он был не только часто подвержен сменам таких настроений, порой он становился заложником депрессивного состояния, долго и мучительно искал из него выход. Он страдал в периоды бездеятельности, когда любое даже самое простое действие требует неимоверных усилий, а потом попадал в состояние лихорадочной беспорядочной творческой активности, для которой характерны чехарда мыслей и часто совершенно фантастические художественные устремления.

Для ценителей литературы, искусства, философии, музыки, желающих взглянуть на них с новой, необычной стороны ученые приготовили интересную новость. Совсем недавно в Интернете прозвучало: идентифицирован ген, который вызывает маниакально-депрессивный психоз (МДП), и это открывает новые перспективы в лечении одного из самых распространенных и тяжелых психических заболеваний. Возможно, скоро мы станем свидетелями новых открытий, которые помогут пролить свет на эту сторону проблемы гениальности.

Много раз приходилось слышать про то, что якобы в советские времена существовала закрытая инструкция Минздрава СССР. Она запрещала выдавать родителям новорожденных с явными физическими или умственными отклонениями. Им предлагалось подписать бумагу об отказе от ребенка. В худшем случае врачи говорили, что он умер при родах. Причем тогда не разделяли олигофренов и аутистов. У таких детей не было будущего или возможности оказаться полезными обществу. Если это так, то страшно подумать, сколько потенциальных гениев потеряла наша страна за все время существования инструкции. Однако существовал ли на самом деле этот весьма любопытный документ? Пока не все архивы раскрыты, остается только предполагать.

Сегодня ученые встревожены другими фактами: мир медленно, но верно охватывает эпидемия аутизма – болезни «людей дождя». Для нее не существует ни государственных, ни этнических, ни социальных границ. По данным Министерства образования США, за последнее десятилетие минувшего века прирост больных аутизмом в этой стране составил 273 (!) %. Какими будут люди будущего? Если так пойдет дальше, значительная часть наших потомков как раз и будут аутистами.

Приведем также общемировые цифры: из 10000 новорожденных 15-20 – аутисты. Два года назад называли цифру 4 из 10 000; тогда их было два с половиной миллиона. Получается: на сегодняшний день аутизм встречается чаще, чем слепота и глухота, вместе взятые. Более того, аутизм уже называют самой распространенной болезнью среди людей, связанных с компьютерами. Авторитетный исследователь заболевания американка Темпль Грэндин указывает на самую непосредственную связь между аутизмом и распространением компьютерной техники.

Что же это за болезнь? Российский энциклопедический словарь дает следующее толкование. Аутизм (от греч. autós — сам) – это состояние психики, характеризующееся преобладанием замкнутой внутренней жизни и активным отстранением от внешнего мира. Обратившись к медицинской литературе, прочтем, что эта болезнь воздействует как на психические функции вроде речи или интеллекта, так и на восприятие мира. Так, больные зачастую не имеют собственного мнения и не понимают общего смысла происходящих вокруг событий.

Симптомы аутизма проявляются уже в первый год жизни. Ребенок ведет себя необычно: не играет, не улыбается, никак не реагирует на собственную мать, а когда к двум-трем годам начинает говорить, то говорит очень странно. Он переставляет местоимения или использует штампы. Далее болезнь прогрессирует следующим образом: ребенок совершенно не стремится к контактам с окружающими. Он не может или не хочет реагировать на происходящие перемены, не разделяет одушевленные и неодушевленные предметы, подвержен неофобии, то есть опасается всего нового. Такой ребенок ведет себя часто неадекватно, например, постоянно постукивая или тряся руками. Он замкнут, и привлечь его внимание очень сложно.

Гениальный Микеланджело Буонарроти, о котором шла речь выше в связи с его почечно-каменной болезнью, также был болен аутизмом. Как сообщила итальянская газета «Carriera Della Serа» (перевод материала опубликован на сайте www.inopressa.ru), с таким утверждением выступили два британских исследователя Мухаммед Аршад и Майкл Фитцжеральд. Согласно выводам их исследования, Микеланджело страдал синдромом Аспергера – особой формой аутизма, которая является, по мнению ученых, «редким проявлением функционирования мозга мужчины».

Гипотеза была сразу же опротестована искусствоведами, в частности, автором монографии о Микеланджело Джеймсом Холлом. «Гениальность Микеланджело», – возразил Холл, – «проявлялась на протяжении более 80 лет и всегда выражалась в крайне определенной манере во многих сферах искусства: скульптуре, живописи и даже поэзии».

Ранее один из двух исследователей Майкл Фитцжеральд в своей книге «Аутизм и творчество» уже диагностировал эту особую форму аутизма у Сократа, И. Ньютона, А. Эйнштейна, Р. Дарвина, а также более легкую форму у Льюиса Кэрролла. Доказывая свою гипотезу, ученые анализируют поведение Микеланджело: эгоцентричный, очень ранимый и чувствительный, порой лишенный здравого смысла, неадекватно относившийся к событиям внешней жизни (в качестве доказательства описывается его бесчувствие на похоронах брата). Они подчеркивают, что за подобной манерой поведения, типичной для людей с синдромом Аспергера (который поражает, прежде всего, людей с превышающими норму интеллектуальными способностями), скрывается способность к необычным и оригинальным идеям, а, кроме того, незаурядный талант к рисованию, музыке, математике.

Исследователи также отмечают, что люди, подверженные этой форме аутизма, имеют ярко выраженную тенденцию к педантизму и развитию строго определенных интересов. Они часто чувствуют себя несчастными, думают, что их не понимают, демонстрируя суицидальные наклонности. Проявлением этого заболевания, по мнению ученых, может быть, с одной стороны, значительная неудовлетворенность, которая неоднократно посещала Микеланджело во время его многолетней работы над Сикстинской капеллой, а с другой стороны, его невероятная способность создавать сотни замечательных рисунков за неправдоподобно короткое время.

Как показывает статистика медицинских исследований, аутизмом в четыре раза чаще страдают мальчики, чем девочки. Это интересно, но не менее интересен и такой вопрос. Почему аутизм, становящийся все более и более распространенным, почти не вызывает опасения и серьезной оценки в обществе? Возможно, это происходит потому, что аутисты проявляют себя в некоторых науках и областях человеческих знаний ярко и незаурядно. Например, в математике. Они могут высчитывать в уме квадратные корни четырехзначных цифр, перемножать и делить большие величины. У аутистов великолепная память на некоторые вещи. Так некоторые способны заучить наизусть скучные статистические данные или после беглого прочтения запомнить телефонный справочник. Однако исследователи утверждают: умственный коэффициент аутичных детей зачастую превышает 70 баллов по стобальной шкале. Таких детей обычно интересуют лишь три сферы деятельности: рисование, музыка, конструирование. Неравнодушны они к компьютерам. Однако аутисты бывают разными. Одни аутисты легко справляются со сложнейшими математическими вычислениями, могут по памяти воспроизвести услышанную мелодию и с точностью до мельчайших нюансов скопировать картину Пикассо. Другие, которых около 50 %, по своему умственному развитию приближаются к олигофренам.

Так кто же такие гении? На рассмотренном примере аутистов выводы определенно двойственны. С одной стороны, выделенному американскими учеными «гену гениальности» сопутствует «ген аутизма», и набрала силу странная тенденция: стало престижным воспитывать будущих гениев-аутистов и потом всячески помогать им приспособиться к окружающей действительности. Например, один из аутистов-детей воспитывается в семье известного американского киноактера Сильвестра Сталлоне.

С другой стороны, скорость распространения болезни грозит миру настоящей эпидемией. А причины ее до сих пор с научной точки зрения не выяснены. В начале ХХ века свирепствовал теберкулез. Его в основном одолели. Затем на арену противостояния вышел рак, смертность от которого высока, но с которым современная медицина успешно борется и уверенно побеждает на ранних стадиях развития этой тяжелой болезни. Кто знает, не уступят ли скоро СПИД с раком свои первые места новой эпидемии аутистов? И не назовут ли новой грозной болезнью XXI века поначалу весьма безобидный и даже романтизированный Голливудом аутизм?

Гениальность и болезнь часто идут руку об руку? Часто, как подчеркивают многие исследователи, это прослеживается и в контексте болезней душевных. Высокая чувствительность и легкая возбудимость гения, его более острый интерес к проблемам с большей вероятностью бросит его в стрессовую ситуацию, а таких моментов в жизни гения будет немало. Это очевидно, но интересно, что здесь первично? Гениальность предшествует безумию или безумие является неотъемлемым атрибутом гениальности? А может быть, гении перманентно переходят из одного состояния в другое и обратно?

Отличительная черта гения – не только и не столько одаренность. Главное его различие – в неординарных, особых подходах, которые современники могут принять за безумство. Вспомним Леонардо да Винчи, о котором я повествовал ранее, или отца русской космонавтики К.Э Циолковского. Многие их идеи настолько опередили свое время, что не были приняты современниками, которые, полагаю, одинаково громко смеялись и над подводной лодкой великого итальянца и над межпланетными полетами отца космонавтики.

Хотя, в свою очередь, безумие, сумасшествие с точки зрения специалистов психиатров характеризуется в первую очередь крайним (физиологическим) отклонением психики от стандартов. Сравнивая гениальную личность с безумным человеком мы вправе сделать вывод о том, что оба являются «ненормальными», но все познается в сравнении. Ненормальным гений может быть признан только в сопоставлении с обычным, ничем не выделяющимся из серой людской массы человеком. И утверждать о степени отклонения весьма сложно с точки зрения знаний современной медицины, которая не может разгадать многие тайны мозга.

Взять хотя бы такой факт. По разным данным в мыслительном процессе задействовано от 4 до 6% клеток коры головного мозга. Спрашивается, для чего предназначены остальные 94-96%, и какой пусковой механизм должен быть включен в работу для того, чтобы мозг заработал на всю мощность? А может, быть, такой сигнал к действию приходит к человеку извне? Может быть, существует некая Высшая материя, и она управляет гениями, а в нужный момент времени подсказывает совершенно неординарные решения? После прихода такого Высшего Духа и соответствующего озарения человек попадает в иные измерения, и вернуться в старое привычное поле ему не всегда по силам.

Широко известный факт: таблица Менделеева пришла Д.И. Менделееву во сне. Разумеется, это «явление» было подготовлено кропотливой подготовительной работой сознания, но многочисленные подобные факты окончательного решения проблем, находок сюжетов у гениев наводят на мысль о внешнем источнике. Ученые доказали: мысль может передаваться на значительные расстояния, так как имеет волновую структуру. Позволю себе привести здесь свои поэтические размышления на тему.


Каталог: wp-content -> uploads
uploads -> Одобрено на заседании каф. Философии и гуманитарных дисциплин Пушкина Н. М
uploads -> Методические рекомендации для преподавателей 12 Методические рекомендации для аспирантов
uploads -> Сборник методических материалов
uploads -> Темы контрольных работ по дисциплине «психология отклоняющегося доведения»
uploads -> Семья как фактор социогенеза: ценностно-нормативный аспект
uploads -> Управление образования администрации Красногорского района
uploads -> «Особенности организации деятельности соц педагога в коррекционном учреждении» Социальный педагог
uploads -> Образовательная программа высшего образования направление подготовки 38. 06. 01 Экономика


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница