Галигузова Л



страница33/35
Дата24.01.2021
Размер0,74 Mb.
1   ...   27   28   29   30   31   32   33   34   35
О ДОБРЫХ ДОШКОЛЬНИКАХ

Бывают дети, которым доброта дается, казалось бы, от рожде­ния. Уже в 3—4 года они отличаются от своих сверстников тем, что умеют заботиться о других, считаться с их интересами. Эти дети могут не выделяться среди своих сверстников умом или сооб­разительностью, особыми способностями, и все же они обладают прекрасным талантом — понимать другого. Этот талант заметен не сразу, и далеко не всегда взрослым удается увидеть его. Но все же бывают ситуации, в которых детская чуткость и доброта становятся очевидными.

Вот одна из них, описанная Н. Б. Кедровой. Детям показы­вают картинку с изображением Деда Мороза, который держит два мешка с подарками: в первом — только один подарок, а во вто-ром — много разных. Каждого ребенка спрашивают: какой мешок он попросит у Деда Мороза и что он будет делать с подарками?

В этой ситуации дошкольники ведут себя по-разному. Одни не раздумывая выбирают большой мешок, где много подарков, и конечно же оставляют его себе— ведь им самим хочется иметь много игрушек, конфет, мандаринов. Никаких проблем о том, как и с кем поделиться, у этих детей не возникает. Другие дети понима­ют, что жадным быть плохо, что надо поделиться со сверстниками, но и себя обижать не хочется. Поэтому они выбирают мешок с одним подарком (только для себя), а тот, где много подарков, пусть берут остальные. Неважно, что кому достанется, глав­ное, чтобы похвалили (так как я поделился) и в то же время взять свой (наверное, самый ценный) подарок.

И лишь очень немногие (но такие есть почти в каждой груп­пе) совершенно искренне хотят сделать подарки другим детям. И не потому, что так правильно и за это похвалят, а потому, что другие дети будут рады подаркам. Маше нужно подарить куклу, а Васе — машинку, а Сереже — кубики. Каждый получит имен­но то, что любит. А то, что останется, можно взять себе.

Или еще одна ситуация. Один ребенок наблюдает за действия­ми другого, который, например, собирает картинки из кубиков, или осваивает ручную головоломку, ил« решает какую-либо дру­гую задачу, где успехи и промахи совершенно очевидны. Как реа­гируют дети на удачи и неудачи сверстников? Опять же по-разному.

Одни вообще никак не реагируют. Им глубоко безразлично, что и как делают их сверстники. В самом деле, какое значение имеют действия другого? Правда, если у него в руках интерес­ная игрушка и если понятно, что с ней надо делать, то эту игруш­ку нужно просто взять себе и поиграть самому. Такие дети обыч­но не замечают, что делают другие, и даже тех, кто играет с ними рядом. Спросишь ребенка, с кем он только что играл в кубики,— а он не помнит. И не потому, что память плохая: просто не заме­тил, потому что это для него не важно. Ведь и мы не обращаем внимания на то, что нас не волнует и вообще не имеет к нам ника­кого отношения.

Другие дети, напротив, очень чутко реагируют на удачи и промахи партнера. Они внимательно наблюдают за его действия­ми и ясно, что это для них далеко не безразлично. Но их реакция имеет парадоксальный, на первый взгляд, характер: они искренне радуются, когда сверстник ошибается или испытывает трудности, и, наоборот, столь же искренне огорчаются, когда он успешно решает задачу. Эта реакция лишь кажется парадоксальной. На самом деле она совершенно понятна и встречается, увы, не так уж редко как у детей, так и у взрослых. Такое отношение к другим вытекает из простого человеческого желания — самоутвердиться, ощутить и показать другим свое превосходство, свои достоинства. А как можно все это ощутить и показать? Только в сравнении с другими. Поэтому действия других, их удачи и неудачи чрезвычай­но важны. Но важны «наоборот». Если партнер не может спра­виться с задачей, если у него не получается то, что у меня навер­няка получится, значит, я лучше его и могу чувствовать себя спо­койно и уверенно. Отсюда трудно скрываемые радость и облегче­ние. А вот если партнер успешно справляется с заданием, значит, он ничем не хуже, а может быть, и лучше меня. Перенести это трудно. Поэтому на лице ребенка (ведь дошкольники еще не умеют скрывать своих переживаний) написаны огорчение и разочарование.

Конечно, ребенок не рассуждает так про себя, а тем более вслух. Но его отношение к другому как к объекту сравнения с собой («чем хуже он, тем лучше я») бессознательно проявляет­ся в его переживаниях и оценках действий другого. Такой ребенок прекрасно замечает все ошибки и промахи сверстников и обычно дает их действиям отрицательную оценку: «все неправильно», «не умеет»; «делает не так». Оценивая себя, он, напротив, обраща­ет внимание только на достижения: «Я все делал правильно»; «У меня все хорошо получилось», хотя эти оценки далеко не всегда отражают действительность.

И все же есть дети, которые уже в дошкольном возрасте уме­ют сопереживать неудачам и радоваться успехам других. Они с интересом наблюдают за действиями сверстников, и если у партне­ра все получается удачно, для такого ребенка это не меньшая радость, чем если бы удача была у него самого.

За рассмотренными типами поведения стоят три совершенно разных позиции ребенка по отношению к другим людям и к себе самому. И хотя речь идет о дошкольниках, эти позиции можно считать вполне сложившимися.

Первую из них можно назвать эгоистической. Она заключается в том, что ребенку совершенно безразличны другие дети. Его инте­ресы сосредоточены в основном на предметах — на игрушках, кар­тинках, сладостях. Такому ребенку нетрудно толкнуть сверстника, допустить грубость и агрессивность. Рыдания и протесты обижен­ного ничего не значат. Поэтому ребенок с эгоистической позицией обычно ничего не знает о других детях в группе детского сада — он даже имена их не всегда помнит. Зато игрушки, которые они, приносят, он замечает всегда.

Нет надобности говорить, что это очень опасная позиция, и прежде всего для других — ведь такой ребенок может быть озлоб­ленным, агрессивным, жестоким, особенно по отношению к тем, кто ему мешает. Но эгоистическая позиция вредит и самому ее обла­дателю. Это только кажется, что, думая лишь о себе и отнимая все блага у других, человек может быть счастливым. Ведь без признания, уважения и расположения других человек, даже самый эгоистичный, не может быть счастлив. А тот, кто не замечает вокруг себя никого, никогда не завоюет это уважение и располо­жение. Эгоистичных детей сверстники не любят. Они не хотят с ни­ми играть, а тем более дружить — это неинтересно и опасно. Та­кие дети оказываются в стороне от общих дел и в одиночестве. Рано или поздно они начинают это понимать, переживать, обвинять других, но от этого становятся еще агрессивнее и враж­дебнее и, конечно же, вызывают еще большую неприязнь. Отчуж­денность от сверстников и эгоистичность ребенка нарастают как снежный ком. Наверное, в дошкольном возрасте его еще можно остановить. Но об этом мы поговорим позже.

А сейчас о другой позиции, которую можно назвать конкурент­ной. Ребенок с такой позицией прекрасно понимает, что самое главное в жизни — это чтобы тебя ценили, уважали и хотели с тобой дружить. А для этого нужно быть хорошим— все делать правильно, со всеми делиться, никого не обижать. И ребенок нередко действительно добивается признания и становится попу­лярным в своей группе. Малыша любят и хвалят воспитатели. Но когда другие в чем-то превосходят его — в успехах на заня­тиях, в популярности у сверстников или в признании взрослого,— ему становится очень обидно, что он не первый. Поэтому ребенок напряженно следит за успехами сверстников и радуется любым их неудачам. Ведь другие дети интересуют его лишь как средство для самоутверждения.

В сверстнике ребенок видит прежде всего конкурента, которо­го нужно хоть в чем-то превзойти. Получается, что в другом та­кой ребенок видит главным образом себя и постоянно оценивает его с точки зрения своих собственных достижений. А ведь это так скучно! Такая позиция тоже не может дать настоящей радости общения, потому что она держит ребенка (а потом и взрослого) в постоянном напряжении — как бы кто его не опередил. И любые успехи других (а они неизбежны, к счастью, в любой деятельности и в любом коллективе) вызывают огорчение, обиду, зависть. А эти чувства никак нельзя назвать приятными. Да и радость по поводу неудач другого тоже не относится к числу благородных человеческих эмоций. Так что жить с такими переживаниями и с таким отношением к людям нелегко.

Конечно, стремление продемонстрировать свои достоинства, как и желание обладать привлекательными игрушками, вполне естественно для дошкольников, особенно младших. Так или иначе, все дети в 3—5 лет хвалятся друг перед другом и демонстрируют себя. Это одна из возрастных черт детского общения. Но когда эта черта остается главной до конца дошкольного возраста, когда 6—7-летний ребенок только и думает о том, как быть лучше всех, а в других детях видит только соперников и конкурентов — это уже тревожный симптом. Есть большая вероятность того, что такое конкурентное отношение к другим останется и будет укреп­ляться. А оно в дальнейшем сильно осложнит жизнь уже взрос­лого человека, сделает ее конфликтной и напряженной.

Таких проблем никогда не будет у ребенка с гуманным отно­шением к сверстникам, потому что он относится к другому как к самоценной личности. Такой ребенок очень чувствителен к внут­реннему состоянию другого — к его желаниям, интересам, на­строениям. Он хорошо знает окружающих его близких людей не только с внешней и поведенческой стороны (какого цвета во­лосы, во что одет, как ведет себя в группе и т. д.), но и со стороны внутреннего мира.

Поэтому он почти всегда положительно относится к остальным, считает всех хорошими, добрыми, умными. Ребенок по собствен­ной инициативе охотно помогает другим, делится тем, что имеет сам. И делает это не потому, что так принято и за это похвалят, а потому, что сам получает от этого радость и удовлетворение. Он умеет сопереживать другим, чувствовать то же, что чувству­ют они.

Этот редкий дар делает ребенка любимым и популярным среди сверстников. Ведь именно такого друга хочется иметь. По­лучается, что дети с гуманистическим отношением к другим ока­зываются самыми счастливыми, вовсе не добиваясь этого. Во-первых, они получают очень много радости от общения с окружа­ющими, а во-вторых, им достается самое ценное, что только может быть у человека,— привязанность, признание и симпатии других людей.

Мы нарисовали наиболее выраженные, крайние формы пове­дения эгоистичного, конкурентного и гуманного ребенка, чтобы лучше оттенить их особенности и .показать преимущества послед­него. Естественно, в реальной жизни отношение к другим редко бывает таким «чистым» и последовательным. Чаще всего разные позиции перемешиваются и зависят от партнеров, характера общей деятельности и многих других условий: с одним сверстником ребенок бывает очень гуманным, с другим вступает в конкурент­ные отношения; в одних обстоятельствах он ведет себя эгоистично, в других ;— проявляет доброту и оказывается способным на сочув­ствие. Это объясняется тем, что у большинства дошкольников отношение к другим только складывается, и каким оно будет, во многом зависит от опыта общения ребенка со взрослыми и сверстниками. Те добрые дети, о которых мы говорили выше, стали добрыми и гуманными не потому, что родились такими, а потому, что их еще небольшой жизненный опыт (общение с родными, игры, сказки) позволил им открыть переживания других людей, сделать их ценными и значимыми. У остальных детей (а Таких большинство) этого не случилось. Но дошкольный возраст — это еще начало развития отношений с людьми. Пока еще возможно открыть ребенку другого человека не как сопер­ника и конкурента, а как интересную личность. И сделать это мо­гут только взрослые.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   27   28   29   30   31   32   33   34   35


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница