Галигузова Л



страница3/35
Дата24.01.2021
Размер0,74 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35
ЧТО ЕМУ НУЖНО!

Психологи называют действия ребенка раннего возраста с предметами предметной деятельностью. Такое серьезное и уважительное определение на первый взгляд кажется преувеличенным по отношению к играм детей этого возраста. Что это за деятельность, когда ребенок не может ни ложку взять правильно, ни одеться, ни домик из кубиков построить, не говоря уже о том, что ничего полезного от него и ждать не приходится. И все же именно в этот период детства появляется новая форма взаимодействия с предметами — овладение ими с помощью общественно выработанных способов их употребления. Уже в 6—7 месяцев у ребенка формируются манипулятивные действия с предметами, которые сначала осуществляются независимо от их свойств и назначения: малыш одинаково обращается с любым предметом, попавшим в руки,— сосет его, размахивает им, стучит и т. д. Чуть позже такие действия усложняются: ребенок начинает замечать и использовать некоторые свойства предметов, с которыми манипулирует, например, плоские предметы ставит перед собой, просовывает; игрушку между перекладинами кроватки, вкладывает маленький предмет в большой. К концу первого года жизни малыш уже умеет обращаться с простыми игрушками, которые содержат в себе правила употребления, заложенные взрослыми: собирает пирамидку и матрешку, катает мяч, складывает кубики. Предметы окружающего мира перестают быть изолированными в восприятии ребенка, он все чаще сам или с помощью взрослого начинает устанавливать между ними различные отношения и связи. И наконец, на втором году жизни осуществляется переход к предметным действиям нового качества, которые называются орудийными.

Проведем маленький эксперимент. Поставим перед двухлетним малышом банку с водой, в которой плавает пластмассовая рыбка. Горлышко банки должно быть достаточно узким, таким, чтобы ребенок не смог просунуть в него руку. Рядом положим небольшой сачок. Понаблюдаем, что будет делать малыш. Сначала он попытается действовать привычным способом: будет стараться достать игрушку рукой. После неудачных попыток просунуть руку в банку он прекратит бесполезное занятие. Скорее всего ребенок заметит лежащий рядом сачок и попытается с его помощью извлечь рыбку из воды. Если мы внимательно присмотримся к тому, как он это делает, мы увидим, что сначала он будет безуспешно поддевать игрушку сачком, как палкой, затем, когда рыбка случайно попадет в сетку сачка, малыш поймет связь между сачком и предметом, т. е. способ их взаимодействия, и попытается повторить удачное действие. Это получится не сразу, потому что ребенку нужно овладеть навыком координации действий руки. Лишь после многократных проб и ошибок ребенок научится решать на первый взгляд очень простую задачу.

Так происходит зарождение орудийного предметного действия, т. е. такого действия, которое для своего осуществления требует использования предмета-орудия, в данном случае -сачка. Сложность выполнения такого действия заключается в том, что ребенок должен научиться действовать не «в логике руки», когда предмет-орудие используется как ее продолжение, а в логике самого орудия, т. е. приспосабливать движение руки к его свойствам. Для малыша это очень трудная задача. Вспомним, как долго ребенок учится правильно пользоваться ложкой, расческой, карандашом. Это тоже примеры орудийных действий. Вообще, орудийное действие — понятие более широкое, чем простое предметное, практическое действие. Трудно представить деятельность человека без использования орудий. Ими являются и устная и письменная речь, и математические формулы, и сложные механизмы — в общем все, что люди создали и создают для того, чтобы жить в человеческом сообществе, расширять возможность познания мира. Употребление таких орудий для ребенка — дело будущего, а пока речь пойдет об овладении им простыми предметными действиями.

Особенность орудийного действия заключена еще и в том, что способ его использования не является очевидным, не лежит на поверхности. Это мы, взрослые, знаем, что ложка создана для того, чтобы ею есть. Ребенок, впервые увидевший этот предмет, без помощи взрослого не научится использовать его по назначе-нию. Роль случайности здесь ничтожна, и надежда на то, что ребенок всему научится сам,— бесполезна. Когда малыш берет в руку погремушку, она сама издает звук, как бы знакомя его со своим свойством. В предмете-орудии такие свойства не являются очевидными, вот почему в период раннего детства так велика роль взрослого, помогающего ребенку открывать тайны окружающего мира.

Первые страницы нашей книги были посвящены роли общения в жизни ребенка, его основным характеристикам и описанию

первого этапа взаимодействия младенца со взрослым. Мы говорили о том, что понятие общения сложно и многообразно и что на каждой возрастной ступени жизни ребенка оно наполняется новым содержанием, обогащается и развивается. Как это происходит?

Сформированная у младенца первая, ситуативно-личностная форма общения является тем кирпичиком, на основании которого начинают строиться дальнейшие успехи и потребности ребенка. Первым симптомом меняющейся потребности в общении является стремление ребенка перевести эмоциональные контакты в план предметного взаимодействия. Взрослые все чаще начинают замечать, что малыша тяготит одно лишь ласковое обращение. Ребенок не просто ласкается к матери, а исследует вещи, которые на ней надеты, сидя у нее на руках, тянется к часам на стене, книгам на полке. Ему все хочется потрогать и повертеть в руках, и он все настойчивее требует от взрослого предоставить ему такую возможность. Но не только предметы сами по себе интересуют его, и это нужно знать родителям и воспитателям. Манипулируя заводной игрушкой, машинкой или куклой, ребенок постоянно обращается к взрослому то с просьбой помочь ему, то просто приглашает его к совместной игре, показывает детали игрушки, предлагает предмет, чтобы поиграть вместе. Словом, овладение предметами происходит в процессе общения со взрослым. Теперь взрослый выступает как доброжелательный партнер, соучастник предметной деятельности. Общаясь со взрослым, малыш стремится удовлетворить возникшую у него потребность в практическом сотрудничестве. На смену эмоциональному общению приходит общение практическое, деловое, которое и составляет основу взаимодействия ребенка со взрослым вплоть до 3 лет.

В этот период жизни общение со взрослым уже не является ведущей деятельностью ребенка. Оно как бы вплетается в новую, теперь уже более существенную для малыша сферу овладения предметными действиями. Взрослый выступает как партнер по игре, образец для подражания, как человек, оценивающий знания и умения ребенка. Меняются и средства, с помощью которых общаются старший и младший участники игры: это обмен игрушками, совместные игры, обучение использованию предметов по назначению. Непосредственный контакт предыдущей формы общения усложняется, становится опосредованным предметом и действием с ним.

«Андрею купили маленький заводной автомобиль. Сначала автомобиль заводил кто-нибудь из взрослых. Затем я сделал попытку научить его заводить автомобиль ключиком. Андрей держал автомобиль в одной руке, а ключ в другой. Мы вместе направляли его руку с ключом в отверстие, и так как заводить ему было трудно, то заводил я. Потом Андрей пытался сделать это самостоятельно. Он берет в одну руку автомобиль, а в другую ключ и направляет его в отверстие, все время поглядывая на меня. Вставив ключ, он не может его повернуть и тогда обращается ко мне:

«Дедик, сам». Это означает, что я должен завести пружину. Я завожу пружину, и Андрей ставит автомобиль на пол и пускает его. Долгое время это действие производится так, что Андрей выполняет все операции до завода пружины, а затем бежит к кому-нибудь из взрослых и, подавая автомобиль со вставленным ключом, просит завести его. Лишь через два-три месяца Андрей научился самостоятельно заводить пружину и теперь производит все операции самостоятельно, лишь поглядывая на взрослого как бы в поисках поощрения и оценки» (из книги Д. Б. Эльконина «Психология игры»).

Хотим подчеркнуть значение последних слов: потребность ребенка в поддержке и оценке взрослым его действий — один из основных стимулов поведения в раннем возрасте. Внимание взрослого придает ребенку уверенность в себе, поддерживает его тонус, дает ощущение важности его дел, желание продолжать и совершенствовать их. Ведь недаром дети так любят устраиваться со своими игрушками поближе к взрослому. Даже если оба они заняты своими делами, малыш чувствует себя спокойнее и увереннее в присутствии взрослого, который изредка поглядывает на него, разговаривает с ним или просто улыбается ему.

Что характеризует детей, имеющих полноценное общение со взрослыми? Они:

инициативны по отношению к старшему — стремятся привлечь его внимание к своим действиям;

доверчиво, открыто и эмоционально относятся к взрослому;

настойчиво требуют от взрослого соучастия в своих делах;

чувствительны к отношению взрослого, к его оценке и перестраивают свое поведение в зависимости от поведения взрослого, тонко различают похвалу и порицание;

предпочитая предметное сотрудничество со взрослым, проявляют к нему свою любовь и охотно откликаются на ласку; активно пользуются речью, привлекая внимание к себе и стремясь получить оценку взрослого.

Казалось бы, здесь говорится о само собой разумеющихся вещах. Но достаточно встретиться с ребенком, не получающим должного внимания в семье, как сразу станет заметна сниженная активность его поведения. Даже обладая обостренной потребностью в общении со взрослыми, ребенок, не привыкший к сотрудничеству со старшими, проявляет робость, неуверенность, скованность. Он не в состоянии правильно относиться к оценке взрослого. Такие дети менее активны при изучении различных свойств предметов.

О том, как важны личностный и предметный аспекты взаимодействия ребенка со взрослым, говорят психологические эксперименты. Так, М. И. Лисина, на протяжении многих лет изучавшая психическое развитие детей, сравнивала поведение малышей 1-1,5 года в условиях различного взаимодействия со взрослым. Вначале ребенку давались игрушки, а взрослый занимал позицию равнодушного наблюдателя, никак не реагируя на действия малыша. В другой ситуации взрослый сам играл с теми же игрушками перед ребенком, однако его действия не адресовались малышу, взрослый играл как бы сам с собой. И наконец, в третьей ситуации взрослый организовывал «обращенный показ», т. е. разыгрывал перед ребенком представление, адресуя ему свои действия, называя его по имени, улыбаясь, вовлекая в игру.

Во всех трех сериях опытов дети так или иначе действовали с предметами. Однако в первом случае эти действия ограничивались простыми манипуляциями и малыш быстро терял интерес к игрушкам, хныкал, смотрел по сторонам. Во втором случае он был более активен, но его предметная деятельность носила характер скорее беспорядочного возбуждения: малыш многократно повторял одно и то же действие, шумел, кричал, а в целом его энергия оставалась малопродуктивной. В третьем случае ребенок с удо-вольствием наблюдал за действиями взрослого, подражал им, присоединялся к игре. В дальнейшем, когда взрослый оставлял ребенка одного, тот довольно долго продолжал начатую игру.

Еще один пример. Маленьким детям на занятиях показывали две не слишком привлекательные для них игрушки — белую пластмассовую машинку и серого слоника. Машинку взрослый постоянно включал в игру: катал ее по столу, имитировал звуки мотора и гудка, привлекал внимание детей к деталям, выражал восхищение ею. А серый слоник в течение нескольких занятий одиноко стоял на столике. Через две недели тем же детям показывали и машинку и слоника вместе с другими игрушками, но более привлекательными и яркими, и наблюдали, с какими они будут играть. Оказалось, что самой любимой и желанной для всех стала белая машинка, которую демонстрировал взрослый. А вот серый слоник остался незамеченным.

Не правда ли, вывод напрашивается сам собой? Становится понятным, почему многие дети, имеющие дома прекрасные игрушки, не хотят, не умеют играть с ними. И пылятся в углу яркие куклы и звери, разноцветные кубики и пирамидки, а ребенок просит новые игрушки, которые через несколько дней станут такими же ненужными и заброшенными, как и старые.

На ранних этапах детства, когда малыши еще не умеют обращаться с предметами, когда их житейский опыт слишком мал для того, чтобы отражать его в собственных играх, необходимо, чтобы взрослые помогали детям: раскрывали свойства предметов, показывали, как играть с ними. Вещь, побывавшая в руках взрослого, становится особенно привлекательной для малыша. Поэтому, прежде чем дать ребенку новую игрушку, поиграйте с ним вместе, придумайте интересный сюжет, заинтересуйте его не только ее внешним видом, но и тем, что с ней можно сделать. Постройте домик из кубиков и поселите в нем какую-нибудь зверюшку, пустите плавать в тазу с водой пластмассовых рыбок, рассмотрите и обсудите устройство машинки и т. д. А дальше ребенок сам разовьет предложенную вами игру. Желательно только выбирать такие игрушки, которые можно использовать по-разному: пластичные куклы и звери, принимающие различные позы, кубики разных размеров, разноцветная мозаика и т. д. Заинтересовав ими ребенка, можете быть уверенными, что вы направили его любознательность в нужное русло.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница