«Филогенетическая модель таланта»



Скачать 141.96 Kb.
Дата27.04.2016
Размер141.96 Kb.
Управление культуры администрации Серпуховского района

МОУ ДОД «Детская школа искусств» Серпуховского района

Методическое сообщение

На заседании фортепианного отдела

На тему: «Филогенетическая модель таланта»

Исполнитель:

Преподаватель МОУ ДОД «ДШИ»

Серпуховского района

И.Я Чуприна.

03 июня 2013г.

г. Серпухов

Девять intelligencies, девять видов природных способностей человека, которые выделил и назвал Хауэрд Гарднер, определяют все духовное развитие человечества. Ни одно открытие, ни одно дости­жение человеческой мысли и ни одно практическое дело не могло бы совершиться без них. Эти девять видов интеллекта как девять древнегреческих муз, каждая из которых заведует той или иной ду­ховной областью. В некоторой степени каждый из нас как наследник эволюционного пути человечества владеет всеми девятью та­лантами. Все мы чуть-чуть поэты, хотя бы потому, что понимаем и ценим поэзию; каждый обладает логико-математическим мышлени­ем хотя бы на уровне таблицы умножения и идеи квадратных метров, и каждый обладает некоторой долей интерличностного дарования хотя бы потому, что имеет друзей и находит компромиссы со своим начальником. Однако обладание всеми гарднеровскими intel­ligencies — результат долгого эволюционного процесса: не все чело­веческие дарования явились одновременно, потому что очень посте­пенно, иногда с интервалом во многие тысячи лет появлялись те ви­ды деятельности, которые рождали эти дарования и нуждались в них. Цивилизация формировалась постепенно, шаг за шагом, и так же постепенно являлись на свет человеческие таланты, определяю­щие ее развитие.

Первым возникло самое фундаментальное и необходимое даро­вание — способность двигаться, управлять своим телом или bodily- kinesthetic. Эта способность стоит первой на лестнице эволюции, она объединяет человека с другими живыми организмами. Владение своим телом — первое условие выживания. Вместе с телесно-двигательным интеллектом возник и пространственный интеллект или по-английски spatial intelligence. Он позволял древнему человеку находить свой путь в лесах и на морях, строить жилье и осваивать древнейшие ремесла — работать с камнем, железом и глиной. Пространственный интеллект помог человеку воздействовать на окружающий мир, потому что без практического понимания прост­ранственных фигур и правил их соединения человек не мог бы создать орудия труда и пользоваться ими: телесно-двигательный и пространственный интеллект были психологическим средоточием первобытной культуры.

Каменный век, когда человек добывал себе пищу охотой и рыбо­ловством, установил первичное единение человека и природы. Ов­ладение физическим движением и перемещение в пространстве оз­начали полную зрелость человеческого организма, его единство с окружающей средой. Но для полноты этого единства необходимо было наладить диалоге природными силами, понять фундаменталь­ные законы их жизни — знать приметы времен года и предсказывать погоду, познать свойства растений и научиться их выращивать, знать повадки животных и уметь приручить их. Здесь человеку по­надобился природный интеллект, natural, который обеспечивает проникновение в тайны живой природы и помогает общаться с ней.

Три первые способности из девяти образовали фундамент нашей психики, ее своеобразный корень, ее отправную точку. Эти способности — самые древние, они стоят первыми на филогенетиче­ской оси эволюции, и потому они наиболее генетически укоренены. Людей, обладающих ими чрезвычайно много. Подавляющее боль­шинство людей ловки и сильны — если они не изуродуют свое тело сидячим образом жизни и перееданием, которых не знал древний человек, то телесно-двигательный интеллект непременно заявит о себе. Современный человек весьма охотно отдает свое время и силы занятиям спортом; в спорте разбираются и спортом интересуются едва ли не все — так телесно-двигательный интеллект обнаружива­ет свое древнейшее происхождение.

Огромное большинство людей обладает также и пространст­венным интеллектом: в каждом народе много умельцев, способных если не «подковать блоху», то хотя бы сделать нечто полезное свои­ми руками — орудовать топором, пилой и другими несложными ин­струментами могут очень и очень многие; множество женщин пре­красно шьют, вяжут и вышивают. Пространственный интеллект влечет людей к покорению рек, морей и горных перевалов; разными способами, иногда весьма рискованными, современный человек по­добно нашим далеким предкам преодолевает огромные расстояния. Так же велико число людей, любящих и понимающих живую приро­ду: неисчислимо количество садоводов-любителей, миллионы людей любят и умеют копаться в земле, хотя ведут вполне городской образ жизни; многие очень любят животных и не мыслят своей жизни без них. Эти проявления древних видов интеллекта самой своей распро­страненностью говорят о филогенетической природе «древа талан­тов»: его корни разветвленны и глубоки, они захватывают едва ли не каждого человека. Многие люди обладают тремя первичными челове­ческими способностями, тремя первичными видами интеллекта — те­лесно-двигательным, пространственным и природным.

Следующим шагом в познании мира стало познание человечес­кого общества. Человек, овладевший своим физическим бытием и нашедший общий язык с природой, должен был теперь понять себя и себе подобных — без овладения навыками общения человек не мог продвинуться по пути цивилизации. Здесь ему понадобился «дуэт» талантов — interpersonal, интерличностный интеллект, талант обще­ния, и intrapersonal, иитраличностный интеллект, талант психологи­ческий, талант самопознания. С их помощью человеку удалось осо­знать себя и свои жизненные цели, он научился взаимодействовать с другими людьми, находить консенсус и искать компромиссы, ус­тупать и настаивать, идти на конфликты и разрешать их. Он стал проницательным, научился настраиваться на «другую волну», чув­ствовать настроения и мысли других людей как свои собственные. Человек стал политиком и психологом, он сделал возможным образование сооб­ществ, устремленных к общей цели — племен, родовых общин, на­ций и государств. И все это произошло благодаря интерличност­ному и интраличностному видам интеллекта.

Общение и потребность в нем предполагали все более изощрен­ные средства для передачи чувств и намерений. Желая быть поня­тым, человек поставил себе на службу звук, свой собственный голос, который был идеальным, природным инструментом общения. На заре истории, когда словесная речь только складывалась, голос и его интонации уже могли сказать о многом. Так формировался праязык, предок музыки и словесной речи: он содержал важнейшие парамет­ры сообщения — в форме простейших голосовых сигналов люди со­общали друг другу о себе и побуждали собеседников к ответному действию. Тогда в психологический механизм человечества встрои­лась интуиция: без слов, с полужеста, с полувздоха люди научились распознавать отношение к себе собеседника и его скрытые намере­ния, и язык звуков сыграл в этом процессе важную роль. Как след­ствие потребности в общении сложился у древнейших людей музы­кальный интеллект, способность осмысленно и содержательно пере­давать и воспринимать звуковую информацию, зашифрованную как последовательность разных звуков — разных по тембру, по громко­сти, по высоте и длительности. Музыка в данном случае выступала как предок всех искусств, как знак их принадлежности важнейшей цивилизационной сфере — сфере общения.



Три вида интеллекта, следующих после старейших и древней­ших, после телесно-двигательного, пространственного и природно­го — это интерличностный, интраличностный и музыкальный. Они знаменуют объединение людей в разнообразные сообщества, уста­новление отношений между сообществами и внутри них. Этот этап

  • этап относительно более поздний по сравнению с древнейшими временами, когда единственной целыо человечества было выжива­ние. Умение общаться и соответствующие ему таланты — более по­здний результат эволюции, нежели три древнейших интеллекта. Со­гласно филогенетической «пирамиде» наших дарований, каждым из них обладает тем большее число людей, чем это дарование более древнее, и наоборот, чем выше мы движемся по филогенетической пирамиде, чем моложе тот или иной вид интеллекта, тем меньше людей обладают им — он еще не успел генетически укорениться, он менее генетически «прочен». Поэтому и личностей, наделенных да­ром общения, даром проникновения в сокровенное «я» других лю­дей и богатой интуицией, тех, кто способен вести за собой других, убеждать и вдохновлять, гораздо меньше, чем природных путешест­венников или садоводов. Людей, приспособленных к общению с другими людьми в любой форме, в том числе и в художественной, гораздо меньше, чем потенциальных спортсменов или людей, спо­собных успешно заниматься физическим трудом.

И, наконец, самая малочисленная группа одаренных личностей

  • это группа мыслителей. Три последних таланта в гарднеровской иерархии, вербальный, логико-математический и спиритуальный, принадлежат именно этой сфере, позднейшей по своему происхож­дению. Язык и речь, логическое мышление и создание философских систем относятся всецело к ноосфере, к сфере духовной жизни. Эти таланты явились последними, знаменуя конечную зрелость челове­ческого разума, его всестороннее развитие; на эти дарования опира­ется наука — позднейший вид мышления, ищущий глобальных обобщений и вечных истин. И хотя язык и вербальный талант выра­стает из общения и служит своеобразным мостом между второй и третьей группой наших дарований, единственное, что нельзя выра­зить без языка — это мысль. Все остальное можно донести средства­ми сугубо коммуникативными, вырастающими, как и все виды ис­кусства, из невербальных форм общения, из жестов и интонаций. Люди, наделенные вербальным, логико-математическим и спиритуальным интеллектом — это природные «системщики», строители структур и алгоритмов, открывающие новое. Новый поэтический текст, новая формула или новая религиозно-философская доктрина являют собой новую комбинацию элементов, построенных по опре­деленным правилам — все они структурны и системны. Прогресс цивилизации опирается главным образом на эти наиболее «новые» виды интеллекта, и потому так высок авторитет, которым пользуют­ся в обществе эти позднейшие дарования Homo Sapiens.

Девять природных дарований, девять видов интеллекта по сво­ему происхождению делятся на три группы: дарования, рожденные Природой, дарования, рожденные Обществом, и дарования, рож­денные Мыслью. И хотя каждый человек в некоторой степени наде­лен многими дарованиями, все мы тяготеем к одной из названных групп. Потребность человечества в представителях каждой из них пропорциональна их природному соотношению: наиболее велика потребность в людях физического труда, наименее велика — в лю­дях науки. Та же филогенетическая закономерность наблюдается в структуре каждого из человеческих дарований в отдельности: свой­ства и качества, формирующие эту структуру, рождаются постепен­но, и чем древнее те или иные навыки, тем больше людей склонно к овладению ими, и чем позднее явились «верхние этажи» структуры каждого дарования, тем соответственно меньше людей, обладающих этими способностями.

«Филогенетическая пирамида» — это лишь вероятностная схе­ма структуры таланта, превращающая его в структуру иерархичес­кого порядка. Здесь слои обладают определенной взаимозависимос­тью, они связаны общностью происхождения, когда вышележащие слои вытекают, «прорастают» из нижележащих слоев. Людей, наде­ленных нижними, фундаментальными компонентами того или ино­го дарования, часто уместно назвать способными, и только тех, чье дарование охватывает всю «филогенетическую пирамиду», включая ее верхние, наиболее поздние «этажи», называют высокоодаренны­ми или талантливыми. Вместе с тем как всякое живое явление та­лант не подчиняется никаким искусственным схемам, рисующим лишь наиболее общий порядок его функционирования. Способнос­ти и компоненты более позднего происхождения не всегда проявля­ются у тех, кто в высокой степени наделен способностями более ран­него происхождения — здесь нет прямой зависимости.

Филогенетическая модель таланта исходит из исторического описания определенной деятельности. Ее анализ дает информацию о филогенетическом порядке появления компонентов таланта — так становится ясно, какие его компоненты являются более частыми, распространенными, а какие более поздними и потому более редки­ми. Чтобы построить такую модель для всех человеческих талантов, нужно проникнуть в глубь веков, обратиться к истории возникнове­ния каждого вида деятельности. В музыкальной деятельности есть счастливая возможность сделать это, поскольку в музыке есть целая область — этномузыкознание, изучающая традиционные виды му­зыки и древнейший фольклор. Из этномузыкознания можно узнать какой была музыка даже тогда, когда ее трудно было назвать музы­кой. Вторым источником знаний о филогенезе любого рода являет­ся онтогенез — процесс детского развития, как бы вкратце проходя­щий тот же путь, который прошло все человечество. Музыкальная деятельность дает наилучшие возможности для создания филогенетической мо­дели музыкального таланта, которая, возможно, будет примером для создания аналогичной модели других видов одаренности.

УНИВЕРСУМ МУЗЫКАЛЬНОГО ТАЛАНТА

К началу третьего тысячелетия психология способностей нари­совала «портрет таланта», не портрет, а скорее набросок, где есть об­щая композиция, намечены основные контуры, видны пропорции составных частей, но кое-где остались пустоты и пробелы, где-то не хватает необходимых деталей, и портрет в целом далек от заверше­ния.

Обобщенная модель таланта предполагает триединство опера­ционной части (способностей), творческой части (одаренности) и эмоциональной части (мотивации). Характер связи между ними до конца не известен: пока их принято считать относительно независи­мыми компонентами.

Универсальная модель должна быть понятна многим, чтобы исследователь одаренности кулинара, равно как и исследователь одаренности актера, мог бы почерпнуть в этой модели нечто полез­ное. Музыкальный талант удовлетворяет этому условию: никому не нужно объяснять из чего состоит музыкальная деятельность — му­зыканты сочиняют и исполняют музыку. При этом они осваивают материал музыки, звуки и звуковые сочетания, создают новые соче­тания и пытаются заинтересовать публику плодами своей фантазии -все вместе взятое вызывает волнения и творческие муки. При всей таинственности, свойственной творческим профессиям, про­фессия музыканта более универсальна, нежели, например, профес­сия флеботомиста, умеющего виртуозно брать кровь из вены, или орнитолога, знающего все о птицах. Многие люди могут разобрать­ся, о чем, собственно, идет речь, когда модель построена на примере таланта музыканта, а не таланта авиадиспетчера.

Мало, однако, понять, из чего же состоит модель и как она рабо­тает: желательно еще составить мнение о ней, подключиться к ее об­суждению. И здесь талант музыканта универсальнее, чем многие прочие. Ведь музыка всеохватна, ее знали и любили всегда и всюду: в смысле географической универсальности модель музыкального таланта побивает все рекорды, потому что, например, у обитателей бразильских джунглей нет профессии программиста, но почти каж­дый из аборигенов — композитор, исполнитель и слушатель. Исто­рическая универсальность музыкального дела тоже вне сомнений, поскольку Адам и Ева наверняка уже пели, а может быть, и играли на флейте, не зная даже таблицу умножения.

Музыкальный талант может претендовать на место всеобщей модели еще и потому, что его исключительность была признана очень давно и в течение столетий на эту исключительность никто не смел покушаться. Никто не брался утверждать, что некий древний грек не справится с выращиванием винограда или оливок, потому что все греки должны были это уметь, и талант такого рода никто не стал бы тестировать (что неверно, потому что natural — это такой же полноценный талант, как и многие прочие). Однако способность петь и играть на инструментах всегда подвергалась сомнению, и ее божественное происхождение никем не оспаривалось: голос божий звучал в голосе певца, и этот же голос диктовал ему прекрасные пес­ни. Не каждый способен услышать и запечатлеть эти песни и не каждый может донести их красоту до людей — так думали во време­на греческих героев, и символ музыки, лиру, отдали в руки леген­дарному Орфею, не пытаясь обеспечить лирами всех греков.

Сама идея таланта, его статус редкого дара издавна связан с му­зыкой: неудивительно поэтому, что наличие музыкальности, что бы под этим ни подразумевали, проверяли всегда. На Западе терзали проверками слуха мальчиков-хористов церковных хоров, на Восто­ке пытались предсказать, достаточно ли будут развиты музыкаль­ный вкус и фантазия у тех, кто желал учиться искусству раги в Ин­дии и макома на Ближнем Востоке; проверяли и продолжают проверять детей — кандидатов в пианисты и оркестранты в современных специальных музыкальных школах. В ходе этих многовековых проверок сформировалось множество сведений о музыкальном даровании: ни один другой талант не мо­жет похвастать столь крупным и исторически проверенным банком данных, причем таких, которые служили основанием для предсказа­ния будущих успехов. Эти сведения — ценнейший материал, кото­рый может лечь в основу модели таланта: там, где в представлениях о частях, компонентах и субкомпонентах таланта во многих случаях пробелы и вопросы, в сведениях о музыкальном таланте все вывере­но и подкреплено опытом поколений.

В музыке легче сформировать модель таланта, поскольку раз­ные уровни музыкальной одаренности снабжены примерами: ска­жем, если достаточно трудно отличить способного археолога от талантливого, а талантливого от гениального, то в музыке словом «способный» отметят одних, словом «талантливый» — других, а словом «гениальный» — третьих. Сама собою в модели сложится иерархия уровней талантливости, и будет понятно, чем эти уровни сходны между собой и в чем отличны друг от друга. Иерархичность


  • это необходимое требование к хорошей модели, и анализ музы­кального таланта может в этом отношении привести к более полно­ценной схеме, нежели другие виды одаренности.

Солидной опорой для формирования модели музыкального таланта могут быть многочисленные данные, которые накопила экс­периментальная психология музыки: за последние пятьдесят лет ро­дилась целая область под названием «cognitive psychology of music», трактующая применительно к музыке психические процессы вос­приятия, познания и мышления — весь операционный аппарат музыканта, все аналитические процедуры, которыми он пользуется, в гой или иной степени изучены. Эта область психологии смотрит «под микроскопом» как люди различают музыкальные элементы, как они формируют patterns, своего рода базовые конструкты, музы­кальные клише, как музыку запоминают и как ее забывают. Иными словами, сложилась методология научного исследования «микро­мира» музыкального таланта, его подножья, стали яснее операцион­ные механизмы музыкального сознания, именуемого по-английски «musical mind».

И, наконец, стремительно развивается нейропсихология музы­ки, гордо стоящая и ряду других neurosciences — нейронаук. Пере­числить достижения нейропсихологии музыки не хватило бы паль­цев обеих рук, и остановиться можно лишь на некоторых из них. Нейропсихологии музыки известны функции мозговых полушарий в музыкальной деятельности, которые в целом, безотносительно к музыкальному искусству, для левого полушария трактуются как «три R’s» — Reading, Writing and Arithmetic или чтение, письмо и арифметика, а для правого полушария как «три I's» — Intuition, Inspi­ration and Imagination или интуиция, вдохновение и воображение. Нейропсихологам известно, что к музыкальной компетенции логиче­ского левого полушария преимущественно относятся ритм и состав­ление осмысленных последований знаков и элементов, так называе­мая синтагматика, а также, в виде особого подарка левому полушарию от музыки, в нем располагается абсолютный слух, если таковой име­ется. Все вполне закономерно, поскольку левое полушарие «на ты» со временем и ему легко даются процессы организации и расположения во времени чего бы то ни было — слов, сигналов и знаков.

В ведении спонтанного правого полушария находятся звуковысотность и процессы музыкального синтеза, осознание целостности музыки, ее живого «я» в чем бы оно ни сказалось — поэтому целост­ные мелодии, целостные произведения и все, что следует запоми­нать как единое высказывание, находятся в ведении правого полушария в отличие от разложения, дробления и анализа, предназ­наченных природой левому полушарию. Правое полушарие «на ты» не со временем — оно не умеет считать, добавлять и умножать мгно­вения, часы и минуты — правое полушарие «на ты» с пространством


  • оно одномоментно представляет то, что совершается в действи­тельности гораздо дольше, и потому без правого полушария в музы­ке нельзя прочувствовать нерасторжимое единство всех частей, обобщенное и объятое как целое сочинение.

Нейропсихологи сумели увидеть, где именно, в каких областях мозга гнездятся те или иные музыкальные функции — это теперь из­вестно с гораздо большей степенью детализации, нежели просто распределение по двум полушариям. Так, восприятие знакомых ме­лодий и восприятие незнакомых мелодий с точки зрения нейропси­хологии музыки — несколько разные вещи; собственную локализа­цию, или местоположение в мозгу имеют ритм, с одной стороны, и метр или beat, биение, с другой стороны, а также звуки, входящие в мелодию, и звуки, в нее не входящие, и многое другое. То есть ней­ропсихология музыки разглядела воочию, насколько узко специа­лизированы разделы человеческого мозга, и чем именно эти разделы занимаются. Бесценная информация, которую можно использовать, чтобы обнаружить локализацию аналогичных функций в других ви­дах деятельности... Не случайно открытия музыкальной нейропси­хологии часто появляются на страницах самых престижных в науч­ном мире журналов Science (Наука) и Nature (Природа).

Итак, модель музыкального таланта — это самая полная, самая достоверная и научно обоснованная модель таланта, которую на се­годня может представить на суд общества психологическая наука. Ее достоинства можно кратко сформулировать в нескольких поло­жениях:



  1. Музыкальный талант — талант универсальный с точки зре­ния истории и географии: музыка есть и была всегда и всю­ду, и потому адресоваться к музыке означает адресоваться к общепонятному материалу.

  2. Музыкальный талант — талант рейтинговый, его градации и уровни «вычисляются» самой историей и ею же подтверж­даются и шлифуются. Способности, талант и гений для му­зыки не столько метафоры и вольные определения, сколько исторически и публично апробированные понятия, сфор- мированность которых делает модель музыкального талан­та более иерархичной, более приближенной к требованиям научной схемы.

  3. Музыкальный талант — это талант, тестируемый на протя­жении столетий. Здесь удавалось сопоставить предсказа­ния и действительность, надежды и их реализацию; здесь выработались определенные взгляды на то, из чего состоит музыкальный талант, какие составные части необходимы для его эффективной работы и как, с помощью каких про­цедур и наблюдений, можно заметить в еще нераскрывшемся таланте ростки его будущих исключительных успехов.

  4. Музыкальный талант — это талант, на протяжении десяти­летий подвергающийся научным наблюдениям в лабора­торных условиях. Его изучают две развитые области зна­ния — когнитивная психология музыки и музыкальная нейропсихология, каждая из которых имеет свой научный аппарат, свою экспериментальную базу и апробированные методы доказательств. Данные этих наук о процессах музы­кального восприятия и мышления, о работе музыкальной памяти и музыкального воображения также станут основой модели музыкального таланта.

Каталог: Docs
Docs -> Общие положения Нормативные документы для разработки ооп бакалавриата по направлению подготовки 050100 «Педагогическое образование»
Docs -> Образовательная программа основного общего образования гоу спо яо борисоглебского политехнического техникума
Docs -> Проектирование педагогического дискурса в высшем профессиональном образовании будущего учителя 13. 00. 08 теория и методика профессионального образования
Docs -> Образование в человеческом измерении
Docs -> Отчет о проведенной 25-26 ноября 2010 г
Docs -> Мифтахова нурия шайхулисламовна система адаптационного обучения студентов на двуязычной основе в технологическом вузе
Docs -> Заполярный филиал
Docs -> Научно-педагогические основы формирования профессиональной компетенции будущих учителей иностранных языков в педвузах Республики таджикистан (на материале англиЙского языка) 13. 00. 01 общая педагогика


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница