Федеральное государственное автономное образовательное



страница3/9
Дата10.02.2016
Размер1,56 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9

В 2008 году в России начался этап политического развития, связанный не только со сменой руководства страны, но и с вынесением на повестку дня амбициозной задачи модернизации экономики страны на базе самых современных инновационных технологий45. В стране стабилизировалась политическая ситуация, наблюдается оживление экономики, благодаря участию частного сектора, повышается социальная стабильность. Создается «субсидиарное» государство, которое обеспечивает социальные гарантии в той мере, в которой общество не может этого сделать самостоятельно. Речь идет о доступности и бесплатности для граждан базовых социальных услуг (образование, здравоохранение). Происходит перераспределение социальных расходов государства в пользу самых уязвимых групп населения, гражданам предоставляется возможность более высокого уровня социального потребления за счет собственных доходов.

В качестве вывода по данной главе, хотелось бы отметить, что до сих пор еще в недостаточной степени оценен эффект от реализации большей части направлений социальной политики в формате Национальных проектов. Есть мнения, что они были призваны сыграть роль «прикрытия» к переводу социальной политики на неолиберальные практики реализации. Тенденции последних начатых реформ в сфере здравоохранения, образования, жилищного и жилищно-коммунального секторов текущего периода (особенно после 2011 года) демонстрируют практически попытки отказа государства от декларируемых обязательств, присущих социальному государству. Но, проанализировать точное направление этих реформ в настоящий момент представляется сложным, поскольку многие новации, закрепленные законодательно, еще либо не вступили в силу, либо проявились не в достаточной мере для осуществления адекватной оценки их эффекта. Пожалуй, самым значимым и негативным может оказаться эффект от поправок и изменений законодательства, касающегося деятельности общественных и некоммерческих организаций, в среде которых большое количество таковых, которые выполняют социальные функции и, в частности, осуществляют интеграционные программы для людей с ограниченными возможностями. Их деятельность попала в затрудняющие работу рамки и в материальном, и в информационном (репутационном), и в административном аспектах, но это не являлось в прямом виде задачей этого исследования, хоть невозможно и игнорировать столь радикальные изменения, которые могут коренным образом изменить всю конфигурацию сферы социальной политики и теоретико-идеологического её содержания. В следующей главе будет подробно рассмотрена социальная политика в отношении людей с ограниченными возможностями здоровья в современной России.

2 глава. Социальная инклюзия людей с ограниченными возможностями

2.1. Социальная политика в отношении людей с ограниченными возможностями здоровья в современной России

В работе «Социальное исследование проблем инвалидности и реабилитации инвалидов в РФ» П. Романов, Е. Ярская-Смирнова и соавт. отмечают, что «характер влияния на инвалидов любых программ и мер зависит от той модели политики инвалидности, которая принята в государстве».46 Авторы исследования выделяют несколько моделей политики инвалидности: 1) Негативная модель – государство отрицает гражданские и общечеловеческие права инвалидов; 2) Модель невмешательства – государство играет минимальную роль в жизни инвалидов; 3) Мозаичная модель – государство реагирует на инвалидов, но бессистемно и поверхностно, не желая создать и внедрить целостную и аккуратно спланированную модель; 4) Максимальная политика – означает стратегический подход государства, цель которого – идентифицировать и отреагировать на целый ряд проблем, вызываемых инвалидностью, но государство полагает инвалидность результатом индивидуальных нарушений, а не конфигурации общества. При этом даже те услуги, которые нацелены на интеграцию инвалидов, начинаются с идентификации и номинации их диагноза, сегрегируя их внутри общества. Для России до последних лет была характерна данная модель; 5) Модель социальных и средовых изменений – государство признает, что инвалидность есть продукт неустроенности общественных отношений, и обязуется изменять условия жизни всех граждан. Политика государства по отношению к инвалидности в соответствии с этой моделью заключается в том, чтобы снимать возникающие или существующие барьеры, препятствия на пути к социальной интеграции людей с ограниченными возможностями, причем главную ответственность за реализацию такой политики должно нести именно государство.47 Переход к данной модели только недавно получил правовое и идеологическое закрепление в российской действительности, но конкретной реализацией на практическом уровне со стороны государства не очень известен.

В современных социально – экономических условиях одной из важнейших задач именно гражданского общества является поддержка и социальная защита наиболее уязвимых слоев общества, в том числе, людей с ограниченными возможностями жизнедеятельности. Таких людей по данным Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ) в мире насчитывается до 1 миллиарда, а в России каждый десятый человек, и ежегодно, по разным оценкам, количество возрастает. При этом из 14,5 миллионов российских граждан, получивших официальный статус инвалидов, более полумиллиона дети. ВОЗ отмечает, что система социально – бытовой адаптации детей с ограниченными возможностями практически не сформирована, а уровень финансирования образовательных учреждений для инвалидов недостаточен48.

Однако эксперты отмечают, что подходы «агрессивного неприятия» и «равнодушного созерцания», характерные для России 90-х годов ХХ века, когда общество предпочитало игнорировать людей с ограниченными возможностями здоровья, сменились подходом «органичного включения людей с особыми потребностями в общественную жизнь». В 1995 году был принят Федеральный закон «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», который определил государственную политику в области социальной защиты инвалидов в Российской Федерации, целью которой является «обеспечение инвалидам равных с другими гражданами возможностей в реализации гражданских, экономических, политических и других прав и свобод, предусмотренных Конституцией Российской Федерации, а также в соответствии с общепринятыми принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации»49. За последующие годы создана законодательная основа государственной политики в области их социальной интеграции, совершенствуются системы медицинской, профессиональной и социокультурной реабилитации. Однако, несмотря на наличие достаточно разработанной нормативно-правовой базы в области социальной интеграции, существуют трудности при реализации законодательных положений на практике. Провозглашение государственной стратегии на интеграцию инвалидов в общество, расширение их прав и свобод, на создание условий для их самостоятельной жизнедеятельности зачастую сталкивается с политикой, направленной на развитие иждивенчества и зависимости людей с инвалидностью от помощи государства. Многие учреждения системы социальных служб уклоняются от создания и реализации программ образовательной, психологической, профессиональной, социокультурной реабилитации. В массовом порядке людям с инвалидностью службой медико-санитарной экспертизы (МСЭ) не разрабатываются необходимые для них индивидуальные программы реабилитации (ИПР); при этом ограничиваются исключительно мерами медицинской реабилитации. Сотрудники службы МСЭ продолжают опираться на устаревшие модели медицинской реабилитации, игнорируя современные подходы и меры помощи, в состав комиссий МСЭ, вопреки нормативной базе, на практике входят только представители системы здравоохранения. При этом мнения психологов, педагогов, дефектологов, социальных работников и родителей не учитываются. Решение проблем социальной интеграции, например получение работы или поступление в школу, рассматриваются службой МСЭ как причина прекращения реабилитационных мероприятий, несмотря на потребности инвалида в их усилении.

Особого внимания требует решение проблем детей с инвалидностью, так как реальная политическая практика часто находится в противоречии с разработанной законодательной базой государства. Так, государственная система интернатов в современной России является устаревшей и не способствует интеграции детей-инвалидов в общество. У ребенка-инвалида с психофизическими отклонениями развития, находящегося в интернате, при отсутствии профессионального, систематического педагогического, психологического, медицинского сопровождения состояние, как правило, усугубляется. При достижении ребенком возраста четырех лет решается вопрос о его способности к обучению. Данная процедура противоречит законам «Об образовании», «О социальной защите инвалидов в РФ», а также международным нормативным документам и является прямым нарушением законных прав людей с инвалидностью. Дети, признанные в результате данной процедуры «обучаемыми», направляются в специальные, закрытые учреждения системы образования, где им предоставляются услуги образовательной реабилитации. Остальные дети переводятся в учреждения системы социальной защиты, где ими практически не занимаются, так как их развитие считается невозможным. «По статистическим данным только в Москве более 3500 детей с ограниченными возможностями здоровья находятся в подобных заведениях»50.

На современном этапе Российская Федерация осуществляет политику модернизации и корректировки законодательства в рассматриваемой сфере в соответствии с подписанными международными документами и правовыми нормами развитых стран мира.Как отмечает Е.И.Цымбал, в 1990 годы в стране «расширена законодательная база в данной области: только на федеральном уровне принято около 300 нормативно–правовых актов, которые направлены на защиту интересов людей с инвалидностью»51. Среди них важные положения содержатся в Конституции РФ, Семейном кодексе, в законах «Об образовании» (2013 г.), «Об основах социального обслуживания населения в РФ», «О занятости населения в РФ», «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей – сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», «Основах законодательства РФ об охране здоровья граждан», «О социальной защите инвалидов в РФ». На основе принятых правовых документов законодательно сформированы направления политики в области социальной интеграции людей с ограниченными возможностями, принципы взаимодействия учреждений социальной защиты, образования, институтов государства и гражданского общества.

Одним из главных условий полноценной социальной интеграции граждан с инвалидностью является их реабилитация, которая обеспечивает возможность полноценного развития и интеграции в общество. В России реабилитация и интеграция в общество осуществляется путем составления и реализации индивидуальных программ реабилитации (ИПР), сущность и основные функции которых определяются Федеральным законом «О социальной защите инвалидов в РФ». Важнейшей целью реабилитационных мероприятий является «восстановление, компенсация утраченных или нарушенных психофизических функций организма, а также развитие способности человека с инвалидностью выполнять определенные виды деятельности»52. В России разработка и реализация ИПР осуществляется службой медико–социальной экспертизы (МСЭ). С момента установления инвалидности сотрудники МСЭ обязаны в течение одного календарного месяца оформить гражданину ИПР, в которой обозначается весь комплекс мероприятий, необходимых для полной интеграции людей с ограниченными возможностями в общество.53 Реализация таких индивидуальных программ зачастую тормозится из-за отсутствия разработанных четких планов реабилитации людей с особыми потребностями на федеральном уровне, определенных объемов государственных реабилитационных услуг и мероприятий.

Система социально-бытовой реабилитации в России является достаточно развитой формой поддержки людей с ограниченными возможностями. Она включает в себя стационарные формы поддержки (интернаты, специальные жилые дома с комплексом социально-бытовых услуг) и нестационарные формы (пансионаты, отделения обслуживания на дому, центры дневного пребывания, центры социального обеспечения и обслуживания). Сейчас в России функционируют около 1400 интернатов и 2025 центров социального обслуживания, активизировалась работа по созданию реабилитационных отделений и центров для инвалидов молодого возраста.

В 2005 году была принята федеральная целевая программа «Социальная поддержка инвалидов на 2006 – 2010 годы»54, в которой отмечены проблемы, показаны пути и механизмы улучшения положения людей с ограниченными возможностями. С 2007 по 2009 год реализовывался проект «Система реабилитационных услуг для людей с ограниченными возможностями», в рамках которого проведено социологическое исследование.55 Российским партнером проекта выступил Департамент развития социальной защиты Министерства здравоохранения и социального развития РФ.

В декабре 2008 года при Президенте РФ создан Совет по делам инвалидов, основными задачами которого являются: формирование и проведение политики в отношении инвалидов, подготовка предложений по выработке основных направлений совершенствования законодательства в сфере предоставления инвалидам равных с другими гражданами возможностей в реализации конституционных прав и свобод, социального обеспечения инвалидов и установления им мер государственной поддержки.56

Согласно принятой Концепции до 2020 года необходимо минимизировать социальное неравенство и акцентировать внимание на создании общества равных возможностей для всех граждан России. Согласно Концепции к 2020 году необходимо решить такие актуальные проблемы инвалидов, как:

- развитие и поддержка общественных организаций инвалидов;

- развитие системы комплексной медицинской, трудовой, психологической, культурной реабилитации;

- обеспечение доступности широкого спектра товаров и услуг, общественно значимых зданий и транспорта;

- выпуск инновационных технических средств реабилитации и коммуникации.57

В Российской Федерации до последнего времени наблюдалась тенденция увеличения числа общественных организаций (Всероссийское общество инвалидов, Всероссийское общество глухих, Всероссийское общество слепых, ведущие большую работу с различными группами инвалидов58). Это связывалось с преодолением кризиса 90-х годов, со стабилизацией состояния общества в целом, с усилением внимания общественности к проблемам людей с ограниченными возможностями здоровья. С 2000 года численность зарегистрированных некоммерческих организаций, фондов, автономных некоммерческих организаций, общественных объединений, занимающихся проблемами людей с ограниченными возможностями, возросла более, чем на 30%. К середине 2000-х было официально зарегистрировано более 350 тысяч общественных организаций, из них активно работали, по оценкам экспертов, около 70-80 тысяч, а бюджет российского общественного сектора по итогам 2007 года составлял 10 миллиардов долларов, или 1% ВВП59.

Финансирование и материальная база общественных организаций инвалидов в России наполнялись и на грантовой основе из фондов структур, которые существуют и за счет иностранных инвестиций. Проблема заключается в том, что российские общественные организации инвалидов не имеют постоянных устойчивых источников доходов и зависят от текущего пополнения средств – пожертвований коммерческих организаций и спонсоринга, членских взносов, собственной хозяйственной деятельности и привлечения средств на соревновательной основе из конкурсов и грантовых программ благотворительных фондов (фандрайзинга). То же подтверждают исследователи, отмечая, что «доля общественных организаций инвалидов, финансируемых зарубежными организациями, составляет примерно 20%, что в определенной степени свидетельствует о слабости власти, недооценке властными структурами значения проблем инвалидов и о возрастании авторитета иностранных государств в социальной сфере. Государство должно само вести активную политику поддержки общественных организаций, контролировать финансовые потоки иностранных государств, направленные на финансирование социальной сферы60». Становится понятно, почему неоднозначно принят обществом Федеральный закон Российской Федерации от 20.07.2012 года №121 – ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования деятельности некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента» (закон об иностранных агентах)61. В соответствии с данным Законом, под некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента, понимается российская некоммерческая организация, которая получает денежные средства и иное имущество от иностранных государств, их государственных органов, международных иностранных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства, и которая участвует, в том числе в интересах иностранных источников, в политической деятельности, осуществляемой на территории Российской Федерации62.

На современном этапе развития роль государства в формировании и поддержке общественных организаций, целевой группой которых являются люди и дети с ограниченными возможностями, незначительно возрастает, что можно отнести и к положительным моментам, т.к. государство с совокупностью экономических, правовых, организационных, научных ресурсов способно решить задачу их интеграции в общество на основе соблюдения равенства прав, свобод и возможностей. Вместе с тем общественные организации инвалидов выполняют свои очень важные функции, без которых полноценная интеграция людей с ограниченными возможностями в общество невозможна. Уровень нерешенных проблем еще остается высоким. До сих пор органы государственной власти не признают общественные организации инвалидов в качестве полноценного, равноправного и независимого партнера в решении проблем людей с ограниченными возможностями. Неудовлетворительным остается материальное положение организаций инвалидов, не хватает специализированных профессиональных кадров, члены организаций инвалидов зачастую ориентированы на потребление каких-либо услуг, а не на защиту своих прав и интересов. Преодоление психологии иждивения и ориентации на потребление материальных услуг, стимулирование активности людей с ограниченными возможностями здоровья по защите своих прав - важнейшие задачи институтов государственной власти и общественных организаций. Необходимо совершенствовать механизмы финансово-экономической поддержки таких организаций как через предоставление льгот, субсидий, так и посредством оказания материальной помощи; привлекать к сотрудничеству структуры бизнеса на основе моральных и материальных стимулов, оформленных законодательно. Требуются дальнейшие усилия институтов государственной власти и общественных организаций инвалидов по разработке и реализации инновационных проектов в области реабилитации, адаптации и интеграции людей с ограниченными возможностями в общество.

Важно проводить такую работу еще и по причине движения в сторону социальной справедливости, о чем писалось выше, потому что, семьи с людьми (детьми) с ограниченными возможностями занимают значимый сегмент среди социальных групп, оказавшихся среди беднейших слоев населения в результате либеральных реформ в России63.

Для России до последних лет была характерна модель «максимальной политики», означающей стратегический подход государства, цель которого - идентифицировать и отреагировать на комплекс проблем, вызванных инвалидностью. Однако на уровне идеологически-патерналистской направленности политического курса, даже в этой модели государство полагает инвалидность результатом индивидуальных нарушений, а не конфигурации самого общества и реализуемой социальной политики. При этом даже те услуги, которые нацелены на интеграцию людей с ограниченными возможностями, начинаются с «медикализации», т.е. идентификации их медицинского диагноза, а не социальных условий. С ратификацией «Конвенции о правах инвалидов» и принятием нового «Закона об образовании» Россия должна перейти к другой модели – «модели социальных и средовых изменений»64, в соответствии с которой государство признает, что инвалидность есть продукт неустроенности общественных отношений, и обязуется изменять условия жизни, создавать безбарьерную среду, снимая не только архитектурно-территориальные, но и психологические барьеры и способствуя полной интеграции людей с ограниченными возможностями, приближаясь к тому, чтобы они смогли реализовать свои «дополнительные способности». Разработанная Правительством РФ долгосрочная программа «Доступная среда» на период 2011-2015 гг.65 направлена на систему гарантированных государством экономических, социальных, правовых мер, обеспечивающих условия для преодоления ограниченной жизнедеятельности и направленных на создание им равных с другими членами общества гражданских возможностей участия.



2.2. Социальная интеграция через образование как практика инклюзии

Важнейшим направлением социальной интеграции людей с ограниченными возможностями здоровья является образовательная реабилитация. В соответствии с определением, «образовательная реабилитация инвалидов представляет собой сложную систему взаимосвязанных компонентов: педагогической и воспитательной реабилитации, общего образования, специального, дополнительного образования всех уровней и видов, профессиональной подготовки и переподготовки»66. Педагогическая реабилитация направлена на воспитание и обучение в первую очередь детей с ограниченными возможностями здоровья, на развитие у ребенка умений и навыков регуляции собственного поведения. Общемировая практика обучения людей с ограниченными возможностями здоровья позволяет выделить три модели.

До середины 60-х годов ХХ века в экономически развитых странах Западной Европы преимущественно существовала медицинская модель, в соответствии с которой люди с ограниченными возможностями должны были проходить долговременное лечение в изолированном специализированном лечебном учреждении. Образовательная деятельность в таких условиях носила эпизодический характер и не приводила к позитивным результатам.

С середины 60-х годов внедрялась модель нормализации (интеграции), в соответствии с которой люди с ограниченными возможностями здоровья способны осваивать различные виды деятельности, получать знания, самосовершенствоваться.

С середины 80-х годов в развитых странах реализуется модель инклюзивного образования. При этом следует определиться в различных понятиях, касающихся изучаемой тематики. Термины «социальная интеграция» и «социальная инклюзия» либо употребляются как синонимы, либо противопоставляются. В соответствии с определением М.С. Астоянц и И.Г. Россихиной, понятие «социальная инклюзия» является более узким и подчиненным по отношению к понятию «социальная интеграция». «Инклюзия – это процесс, происходящий с индивидами (социальными группами), а интеграция – процесс, происходящий в самом обществе. Интеграция может быть следствием инклюзии, а не наоборот»67. Также данные авторы подчеркивают, что «социальная инклюзия должна рассматриваться как процесс, ведущий к социальной интеграции, а сама интеграция – как результат этого процесса»68. Социальную инклюзию часто сводят к понятию образовательной инклюзии и сужают до образовательной инклюзии именно детей с ограниченными возможностями здоровья. «Социальная инклюзия предполагает включенность в группу, включенность в деятельность и чувство включенности, эмоциональный контакт с социумом»69. Для характеристики степени инклюзии М.С. Астоянц и И.Г. Россихина выделяют подсистемы:

- политическую (политико-правовую, социально–политическую);

- экономическую (доступность экономических благ, положение на рынке труда);

- социокультурную (образование, досуг);

- социальную (включенность в сообщество);

- территориальную (обеспеченность инфраструктурой, коммуникациями)70.

Понятие «инклюзии» (включения) было введено в теорию и практику современного образования благодаря трудам Мадлен Уилл, экс-ассистента госсекретаря департамента образования США71. Инклюзия – в широком смысле этого слова это – демократические в своей основе принципы и действия по включению индивида или группы в более широкое сообщество; преодоление дискриминации по полу, возрасту, здоровью, этничности и каким-либо другим признакам.

Среди российских авторов, самую большую и результативную теоретико-методологическую работу по изучению и продвижению политики и практик инклюзии ведут несколько исследовательских коллективов и творческих научных групп под идейным и прямым руководством Е.Ярской-Смирновой и П.Романова. В частности, их перу принадлежат наиболее современные коллективные сборники публикаций, в которых представлены дефиниции и рассмотрены принципы инклюзии и инклюзивного образования: «инклюзия выступает принципом социальной политики и социальной ценностью, но общественные ценности – это не просто public domain, это то, что прирастает от общественного пользования, играя роль одновременно и содержания, и медиатора коммуникаций»72.

Понятие «инклюзия в образовании» подразумевает подход к организации обучения, означающий «реформирование школ, перепланировку помещений, развитие образовательных технологий таким образом, чтобы они отвечали нуждам и потребностям всех без исключения детей. Принцип организации обучения, при котором все учащиеся учатся совместно со своими сверстниками в школе по месту жительства. Инклюзия в образовании – это один из аспектов инклюзии в обществе»73. Интегрированное (инклюзивное) образование рассматривается в качестве процесса развития общего образования, подразумевающего доступность для всех (приспособления к различным нуждам всех детей). В основу инклюзивного образования положено «мировоззрение, которое исключает любую дискриминацию детей, обеспечивает равное отношение ко всем людям и создает особые условия для детей, имеющих особые образовательные потребности»74. Инклюзивное образование означает, что в процессе обучения необходимо учитывать потребности как обучающихся, так и учителей, создавая условия и предоставляя поддержку и ученику, и педагогам. Образовательная инклюзия выступает формой углубления, расширения, усиления процессов образовательной интеграции ребенка.

Определяя концепт «люди с ограниченными возможностями», Е.Р. Ярская-Смирнова отмечает, что они имеют «функциональные ограничения в результате заболевания, отклонений или недостатков развития, состояния здоровья, внешности, вследствие неприспособленности внешней (окружающей) среды к их особым нуждам, из-за негативных стереотипов, предрассудков в отношении общества к инвалидам в целом»75. Следовательно, целью инклюзивного образования выступают принципиально новые образовательные и социальные достижения учащихся, возможность наиболее полноценной жизни, активного участия в жизни коллектива, самореализация, осознание конституционных прав и гражданских свобод. Для достижения таких целей, инклюзия должна быть систематической и целенаправленной, необходимо обучение ребенка c ограниченными возможностями в рамках системы непрерывного подхода. Это требует проведения комплекса мероприятий, начиная от создания доступной архитектурно-планировочной среды, до разработки многовариантных образовательных программ, методик, технологий, учитывающих различный уровень развития учащихся и их интересы.

В настоящее время в России развиваются два вида образовательной инклюзии: интернальная и экстернальная76. Интернальная представляет собой объединение детей с различными нарушениями психического или физического развития внутри системы специального коррекционного образования. При этом в одном классе специальной школы могут учиться вместе дети с отклонениями в ментальном статусе и дети с нарушением опорно-двигательного аппарата. Примером может служить создание в специальном образовательном учреждении классов для детей, имеющих различные отклонения (нарушения речи, зрения, слуха). Чаще всего интернальная инклюзия является вынужденной, когда специальные образовательные учреждения территориально удалены от места жительства. Сущность экстернальной инклюзии заключается в слиянии систем общего и специального образования, инклюзии детей с ограниченными возможностями здоровья в классы образовательных учреждений общего типа. «В рамках экстернальной инклюзии выделяют четыре формы инклюзивного образования: временная, частичная, комбинированная, полная»77.

При временной инклюзии учащиеся специальной (коррекционной) группы вне зависимости от уровня психофизического развития объединяются с обычными детьми не реже двух раз в месяц для проведения различных воспитательных мероприятий. Частичная (фрагментарная) инклюзия осуществляется в том случае, когда дети с ограниченными возможностями еще не готовы овладевать образовательными стандартами наравне со сверстниками. Они посещают отдельные занятия и уроки в массовой школе в соответствии с их возможностями и интересами. При этом дети могут пока находиться на домашнем (индивидуальном) обучении или учиться в классе специальной коррекционной школы. Комбинированная инклюзия предполагает, что ребенок с отклонениями в развитии в течение всего дня находится в классе массовой школы и кроме того, посещает коррекционно-развивающие занятия учителя-дефектолога.

Полная инклюзия подразумевает обучение ребенка с особыми потребностями в обычном классе массовой школы. Этот вид инклюзии наиболее приемлем для детей, которые имеют слабо выраженные, стертые формы отклонений в развитии. «Обучение детей с ограниченными возможностями здоровья в массовой школе требует создания меньших по количеству учащихся классов (до 12 человек), адаптированных к их особым психофизическим способностям учебных программ, специального дидактического, коррекционно-развивающего оборудования, специального наставника («персонального ассистента») для оказания помощи на занятиях. Наряду с учебно-воспитательными занятиями проводится лечебно-восстановительный процесс, включающий в себя физиотерапию, ЛФК, массаж, медикаментозное лечение»78. Штат общеобразовательных учреждений в должен быть укомплектован высококвалифицированными кадрами: учителями-дефектологами, воспитателями, психологами, логопедами, социальными педагогами, специалистами по лечебной физкультуре, трудотерапевтами, врачами (психоневролог, офтальмолог, отоларинголог). В соответствии с основными положениями инструктивных писем Министерства образования Российской Федерации об организации интегрированного / инклюзивного образования в учреждениях дошкольного типа за группой детей с отклонениями в развитии (6 человек) необходимо закрепление одного учителя-дефектолога (сурдо-, тифло- и олигофренопедагог) и одного педагога-психолога. «При любой форме, модели инклюзии дети должны получать необходимую коррекционно-развивающую помощь либо в самом образовательном учреждении, либо по месту жительства, либо в различных многопрофильных центрах»79. Должна быть создана система медико-социального и психолого-педагогического, а также юридического и волонтерского сопровождения инклюзивного образования. Одна из основных ролей в системе педагогической поддержки отводится педагогу-дефектологу, в задачи которого входят: создание положительного отношения к ребенку-инвалиду со стороны учащихся, учителей, воспитателей, оказание помощи педагогам в организации обучения и воспитания, консультирование родителей или их законных представителей по проблемам сотрудничества с ребенком. Родители ребенка, его семья должны рассматриваться как партнеры в реализации программ его реабилитации и интеграции.

В настоящее время, как отмечают П. В. Романов и Е. Р. Ярская–Смирнова, «актуализируется уже не просто обоснование важности инклюзивного образования – за рубежом накоплена критическая масса аргументов в пользу такого принципа организации обучения инвалидов. Сейчас важно вести диалог инклюзий, позволяя практикам и исследователям рассматривать проблемы и перспективы, различия и сходства, возможности и барьеры, существующие в реальном опыте»80.

В современном мире, доступность качественного образования является базой достойного социального положения, самореализации и полноценности гражданина, образовательная реабилитация представляет собой важный аспект интеграции людей с ограниченными возможностями здоровья в общество. Существует необходимость обучения и воспитания таких людей, развития их умений и навыков с целью предоставления им равных прав и возможностей. «По данным ЮНЕСКО 90% детей-инвалидов в мире не посещают общеобразовательные учреждения и высшие учебные заведения, глобальный показатель грамотности данной категории людей составляет всего 3%»81.

ЮНЕСКО разработана программа «Образование для всех» (ОДВ), включающая следующие цели:

«- расширение и совершенствование всестороннего развития и обучения ребенка с раннего детства;

- всеобщее начальное образование к 2015 году;

- создание обучающих и развивающих программ для молодежи и взрослых;

- повышение уровня грамотности среди взрослого населения на 50% к 2015 году;

- половое равноправие к 2015 году;

- улучшение качества образования»82.

Реализации целей программы будет способствовать инклюзивное образование, которое «позволит так трансформировать систему, чтобы она отвечала разнообразным потребностям и интересам всех учащихся»83.

В соответствии с документами ЮНЕСКО развитие инклюзивного образования предполагает комплексный и целостный подход, включающий:

«- стратегии подготовки и повышения квалификации учителей и администрации;

- централизованные ресурсные центры и социально-ориентированные программы;

- вовлечение родителей как ресурса;

- мульти-ведомственное сотрудничество и развитие сотрудничества всех заинтересованных сторон на местном уровне;

- управление на школьном уровне;

- планы в сфере инклюзивного образования;

- планы глобального партнерства;

- распознавание проблем и вмешательство на ранних стадиях с целью улучшения и обеспечения доступа к школе;

- документальная фиксация наглядных примеров и эпизодов прогрессивного опыта»84.

Современная Россия осуществляет модернизацию системы образования инвалидов, главной целью которой становится формирование их способностей к профессиональному труду. При этом происходит транcформация различных учебных заведений в результате правительственных реформ в направлении гуманизации, демократизации, инклюзивного образования. На федеральном уровне продолжают действовать нормы Закона «Об образовании»85, а в некоторых регионах страны появляются законодательные акты (например: Закон города Москвы «Об образовании лиц с ограниченными возможностями здоровья в городе Москве»)86. Согласно статье 18 Закона «О социальной защите инвалидов в РФ»87 образовательные учреждения, органы социальной защиты населения, учреждения связи, информации, физической культуры и спорта должны обеспечивать непрерывность процессов воспитания и образования, а также социально-бытовую адаптацию и интеграцию в социум инвалидов. В России создается разноуровневая система образовательных учреждений, которые должны обеспечивать право людей с особыми потребностями на получение достойного образования и профессиональных навыков. В структуре Федеральной службы по труду и занятости Министерства здравоохранения РФ функционируют 42 учреждения начального и среднего профессионального образования, в том числе 11 федеральных и 31 учебное заведение, находящиеся в ведении субъектов РФ88. В России работают более 100 компьютерных центров, предоставляющих людям с ограниченными возможностями услуги бесплатного обучения специальностям в области информационных технологий, навыкам компьютерной грамотности. Ряд высших учебных заведений страны имеют опыт профессиональной подготовки студентов с инвалидностью, например Российский государственный социальный университет (РГСУ), Московский государственный технический университет имени Н.Э. Баумана. В РГСУ, например, получают образование и реабилитационные услуги «более 200 студентов-инвалидов, активно работает центр реабилитации детей, страдающих церебральным параличом, создан центр, в рамках которого проводится работа по оказанию психологической, педагогической помощи детям, имеющим различные отклонения в развитии»89.

Продвижение инклюзивного образования тесным образом связано с разработкой механизмов его внедрения и мониторинга. Попытки разработки стандартов инклюзивного образования предпринимались в нашей стране неоднократно, акцент в такой деятельности сделан на технической стороне (организация физической среды, стоимость образования детей с особыми потребностями в массовой школе). Приоритетность такого подхода в некоторой степени оправдана, поскольку традиционно низкая представленность детей с ограниченными возможностями в массовой школе связывается с неприспособленностью школьной среды для таких детей, отсутствием финансирования для создания безбарьерной среды в образовательном учреждении, отсутствием специалистов, сопровождающих образовательный процесс детей с особыми потребностями. Содержательная и социальная стороны инклюзивного образования (внедрение методик обучения, создание условий для реализации возможностей полноценной социальной жизни, квалификация педагогов, психологическое сопровождение инклюзивного образования) еще не стали предметом стандартизации.

На основе изучения международного опыта и собственных исследований российские ученые выделяют следующие принципы инклюзивного образования:

- принцип организации совместного процесса обучения и воспитания обучающихся с различным уровнем психофизического развития;

- принцип создания безбарьерной среды для людей с ограниченными возможностями;

- принцип приоритетности интересов человека при выборе и разработке учебно-воспитательных программ, определении содержательных блоков учебного материала;

- принцип доступности учебного материала для людей с отклонениями в развитии и без них;

- принцип дифференцированности построения учебно-воспитательного процесса, высокой вариативности, гибкости учебного плана и образовательных программ, применения в рамках учебно-воспитательного процесса специальных приемов и методов коррекционно-реабилитационной работы;

- формирования и поддержания благоприятных межличностных отношений в коллективе учащихся, а также между педагогами и детьми, между педагогами и родителями.

В России интеграционные процессы до настоящего времени так и не приобрели признаков устойчивой тенденции и реализуются стихийно. Начиная с 1990-х годов родители детей с ограниченными возможностями при поддержке некоммерческих организаций, иногда в рамках проектов, поддержанных грантами, осуществили первые попытки обучения и воспитания своих детей в учреждениях дошкольного и среднего образования общего типа. Благодаря тому, что в 1992 году был принят Федеральный закон «Об образовании», родители получили право решать, в каком образовательном учреждении лучше учиться их ребенку, и часть детей с ограниченными возможностями здоровья оказалась в массовых школах. Инклюзивное образование медленно, но становится одной из практик инклюзии в рамках государственной социальной политики России. В июле 2003 года был создан проект «Защита прав российских инвалидов в РФ: доступ к образованию»90, целями которого являлось повышение уровня осознания и поддержка обществом необходимости предоставления равных прав на образование для людей с ограниченными возможностями, укрепление организаций инвалидов для более эффективного и профессионального отстаивания юридическим путем прав детей на доступ к образованию. Для устранения барьеров на пути к доступному образованию проект предлагал организовать взаимодействие с государственными службами, образовательными учреждениями, родительскими организациями и НКО с целью активизировать молодежь с различными формами инвалидности и их родителей для получения доступа к образованию на всех уровнях. В частности, указывалось, что законодательно не определена деятельность системы образования по удовлетворению специальных образовательных потребностей (СОП) детей с ограниченными возможностями здоровья. Необходима для этого, в частности, разработка индивидуальных образовательных программ с учетом особенностей психофизического развития и возможностей детей, имеющих СОП91.

Важность интеграционных процессов в системе общего образования страны отмечается в «Концепции модернизации российского образования на период до 2010 года»92 и в «Национальной доктрине образования РФ до 2025 года»93, а также подтверждена тем, что РФ подписала Конвенцию ООН о правах инвалидов. Таким образом, в настоящее время на национальном уровне созданы основные законодательные условия по реализации программ инклюзивного образования в рамках учреждений школьного, высшего и дополнительного образования. Однако эксперты и исследователи отмечают, что «сегодня лишь некоторые школы в России работают по инклюзивной модели обучения, обусловливающей активное включение в образовательный процесс любого ребенка, имеющего инвалидность»94. Тем не менее, в ряде регионов страны накоплен положительный опыт реализации подходов к инклюзивному образованию. Так, в публикации «Инклюзивное образование в России»95 представлен опыт семи регионов и городов (Республика Карелия, Республика Коми и город Ухта, Пермский край, Архангельская область, Самарская область, г. Москва, г. Томск) по организации инклюзивного образовательного процесса. Участниками исследования являлись научные сотрудники и руководители Института проблем интегрированного (инклюзивного) образования Городского ресурсного центра по развитию интегрированного (инклюзивного) образования Московского городского психолого-педагогического института, специалисты и руководители Центрального окружного управления образования Департамента образования г. Москвы, сотрудники региональной общественной организации инвалидов РООИ «Перспектива» г. Москвы, а также Уполномоченные по правам ребенка в регионах-участниках. По результатам исследования были разработаны методики в области инклюзивного образования, организационно-методические рекомендации, нормативные положения. Рабочая группа по разработке и обсуждению пакета материалов была сформирована по согласованию с Представительством Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) в России (который к концу 2012 году прекратил свою деятельность на территории страны в связи с усложнением политической ситуации вокруг иностранных фондов и структур).

В качестве иллюстративного примера можно привести данные по развитию инклюзивных подходов в Пермском крае. По данным статистики на 2011 г. на территории края проживают «8569 детей до 17 лет с ограниченными возможностями здоровья, а в дневных общеобразовательных учреждениях обучался 2061 ребенок-инвалид, 558 детей обучались по индивидуальным программам на дому. В учреждениях специального (коррекционного) обучения обучались еще 2070 детей, таким образом, даже при положительном опыте работы в изучаемой сфере, только половина от общего числа детей с ограниченными возможностями была охвачена.

В системе образования Пермского края существует несколько моделей обучения и воспитания детей с ограниченными возможностями здоровья:

-дошкольное образовательное учреждение (компенсирующего, комбинированного, общеразвивающего видов);

-специальное коррекционное учреждение с дневным (школа) или круглосуточным пребыванием детей (интернат);

- специальные коррекционные классы в системе общего образования;

- совместное (интегрированное, инклюзивное) обучение детей;

- различные формы индивидуального обучения96.

Основные задачи при реализации политики, ориентированной на возможности социальной интеграции, должна решать такая система образования, которая сводится к тому, чтобы каждый ребенок с особенностями развития имел возможность реализовать право на образование в любом типе образовательного учреждения и получить необходимую специализированную поддержку, что в идеале - корреспондирует с основными международными правовыми механизмами, рассмотренными ниже.



Каталог: data -> 2013
2013 -> Программа дисциплины Анализ отраслевых рынков  для направления 080200. 62 «Менеджмент» подготовки бакалавра
2013 -> Управление профессиональным развитием педагогов средствами конкурсов профессиональных достижений
2013 -> Школьная социальная сеть в управлении внеурочной деятельностью
2013 -> Программа дисциплины «для магистерской программы «Управление образованием»
2013 -> «Особенности выхода на международные рынки литаско групп»
2013 -> Новые тенденции в деятельности тнк в условиях глобализации
2013 -> Применение теорий международной торговли при разработке экспортной стратегии компании
2013 -> Сетевой образовательный клуб «Некрасовская республика»: самоорганизация, саморазвитие, сотворчество. «Некрасовская республика»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница