Эволюция русской концептосферы на рубеже XX-XXI веков: Вопросы динамической лингвоконцептологии 10. 02. 01 русский язык



страница1/3
Дата13.02.2016
Размер0.66 Mb.
  1   2   3
На правах рукописи

Кушнир Ольга Николаевна




эволюция русской концептосферы

на рубеже XX–XXI веков:

Вопросы динамической лингвоконцептологии

10.02.01 – русский язык



Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

доктора филологических наук







Тверь 2013




Работа выполнена на кафедре русского языка ФГБОУ ВПО «Тверской государственный университет»

Научный консультант


Волков Валерий Вячеславович – доктор филологических наук, профессор кафедры русского языка и методики преподавания ФГБОУ ВПО «Тверской государственный университет».

Официальные оппоненты:



Слышкин Г.Г.доктор филологических наук, профессор кафедры лингвистики и межкультурной коммуникации ФГБОУ ВПО «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации»;

Стернин И.А.доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой общего языкознания и стилистики ФГБОУ ВПО «Воронежский государственный университет»;

Харченко В.К.доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой русского языка и методики преподавания НИУ «Белгородский государственный университет».
Ведущая организация:

ФГБОУ ВПО "Волгоградский государственный социально-педагогический университет".


Защита состоится «11» ноября 2013 г. в 14 час. 30 мин. на заседании диссертационного совета Д 212.263.03 в ФГБОУ ВПО «Тверской государственный университет» по адресу: Россия, 170000, г. Тверь, ул. Желябова, д. 33, ауд. 206.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО «Тверской государственный университет» по адресу: Россия, г. Тверь, ул. Во-лодарского, 44.
Отзывы можно направлять по адресу: Россия, 170100, г. Тверь, ул. Желябова, 33, Тверской государственный университет, учёному секретарю диссертационного совета Д 212.263.03.
Автореферат разослан «____» ___________ 2013 г.
Учёный секретарь

диссертационного совета Д.212.263.03



кандидат филологических наук, доцент В.Н. Маскадыня
Общая характеристика работы
Актуальность исследования эволюции русской концептосферы в её «синхронной динамике» рубежа ХХ–XXI вв. обусловлена существенными изменениями в представлениях о власти и государственном управлении, политике и праве, о религии и церкви, о роли средств массовой информации и массовой культуры в современном обществе.

Внутренняя логика развития той гуманитарной традиции, на которой основывается данная работа, связана в первую очередь с именами В.фон Гумбольдта, Л.В. Щербы и Д.С. Лихачева, затем с необходимостью развития и синтеза антропоцентрической, идеоцентрической и теоцентрической парадигм на лингвокультурологической основе.



Объектом исследования является концептосфера русского языка на рубеже XX–XXI вв. «Понятие концептосферы, – подчёркивал Д.С. Лихачев, – особенно важно тем, что оно помогает понять, почему язык является не просто способом общения, но неким концентратом культуры – культуры нации и её воплощения в разных слоях населения вплоть до отдельной личности. Язык нации является сам по себе сжатым, если хотите, алгебраическим выражением всей культуры нации»1. Это положение выводит на задачи, связанные не только с культурой, но и с национальным своеобразием, позволяет осмыслить понятие «концепт» как рабочий инструмент исследователей, работающих в самых различных областях гуманитарного знания.

Предмет исследования – эволюционные процессы в концептосфере русского языка на рубеже XX–XXI вв., из чего следует, что концептосфера русского языка понимается как динамическое явление, синхронная динамика которого обусловливается широким спектром различных социально-политических, социально-психологических и иных изменений, находящих отражение в ментальности как отдельных слоёв населения, так и нации в целом.

Цель исследования – выявить и охарактеризовать основные тенденции эволюции концептосферы русского языка на рубеже XX–XXI вв.

Гипотеза, положенная в основу исследования, состоит в следующем. Наиболее активно эволюционные процессы в период глубоких социально-политических, социально-экономических и иных изменений происходят в ряду тех специализированных концептов, которые, вербализуя обиходные представления, одновременно фундируются и научным знанием (Власть, Политика, Информация, Право и т.п.), эволюция происходит на основе взаимодействия между научным знанием и обиходными представлениями; общекультурные неспециализированные концепты развиваются в логике ресакрализации (теоцентрические концепты), десакрализации (идеоцентрические концепты) и сакрализации (витальные концепты, инициирующие формирование «бульварного стиля»).

Для достижения поставленной цели и проверки выдвигаемой гипотезы необходимо решение следующих исследовательских задач.

1. Разработать теоретические основы русской динамической лингвоконцептологии.

2. Выявить теоретические основания и главные направления прикладного использования результатов динамической лингвоконцептологии.

3. Разработать классификацию концептов, в терминах которой целесообразно интерпретировать эволюционные процессы в концептосфере русского языка.

4. Определить взаимосвязь между эволюционными процессами в русской концептосфере и изменениями в стилистической системе русского языка.

5. Раскрыть основные тенденции эволюции русской концептосферы на рубеже XX–XXI вв.

6. Исследовать семантическое ядро макроконцептов «Власть», «Информация» и семантически смежных с ними на основе понятийного аппарата динамической лингвоконцептологии.

7. Выявить своеобразие концептосферырелигиозного в контексте антропоцентрического, теоцентрического и идеоцентрического аспектов динамической лингвоконцептологии.

8. Исследовать семантическое ядро концептосфер «Политика» и «Право», основываясь на сочетании лингвокультурологического, лингвополитологического и лингвоюридического подходов.




Научная новизна диссертационного исследования состоит: (1) в системном рассмотрении теоретических основ динамической лингвоконцептологии как новой лингвокультурологической дисциплины, в разработке «многомерной типологии» концептов, включающей лингвокогнитивную, номинативную, аксиологическую и мотивационную классификации; (2) в разработке лингвокультурологического синтеза как интегративного подхода к отбору, систематизации и анализу различного лексикографического и текстового материала, отражающего разнообразные сферы гуманитарного знания и практики; (3) в выявлении эволюционных и инволюционных тенденций развития русской концептосферы рубежа XX–XХI вв.; (4) в рассмотрении возможностей широкого прикладного использования результатов динамической лингвоконцептологии в различных сферах деятельности (СМИ, политика, право); (5) в интерпретации процессов эволюционного взаимодействия антропоцентрической, идеоцентрической и теоцент-рической парадигм современной лингвоконцептологии; (6) в моделировании изменений современной стилистической системы русского языка, связанных с актуализацией бульварного и религиозно-публицистического стилей; (7) в рассмотрении феноменов актуализации концептосферы религиозного, политизации и деполитизации языкового сознания.

Теоретическая значимость диссертационного исследования заключается: (1) в разработке теоретических основ динамической лингвоконцептологии как самостоятельного теоретического и прикладного направления лингвокультурологии в силу наличия специфического объекта (лингвокультурных концептов как постоянно эволюционирующих феноменов языкового сознания) и необходимости специфической процедуры их исследования («лингвокультурологического синтеза»); (2) в обосновании необходимости учитывать «многомерность» типологии лингвокультурных концептов; в рамках методологии «лингвокультурологического синтеза» использовать методы различных филологических дисциплин, определяемых спецификой лингвокультурологического материала, в качестве которого могут выступать языковые/речевые единицы, характерные для любых коммуникативных сфер; (3) в выделении бульварного и религиозно-публицистического стилей как самостоятельных объектов лингвоконцептологического исследования, служащих языковому/речевому выражению витальных и духовных потребностей соответственно; (4) в установлении семантической диффузности представлений о политике как в обыденном языковом сознании, так и в профессиональном дискурсе политологов; (5) в объяснении зависимости правовых представлений и поведения носителей языка от их представлений о морали и нравственности; (6) во введении в исследовательский инструментарий юридической лингвистики понятия неявного экстремизма и разработке методики исследования его речевых проявлений.

Практическая значимость работы заключается в возможности использования его теоретических положений, конкретных выводов и материалов в лекционных курсах лингвокультурологии, социолингвистики, политической лингвистики, юридической лингвистики, теории коммуникации, стилистики русского языка, теории и практики журналистики. Полученные автором диссертации результаты могут быть использованы в учебно-исследовательской и научно-исследовательской работе студентов и аспирантов, в том числе при написании курсовых и дипломных работ, при разработке спецкурсов, спецсеминаров, практических деловых и коммуникативных тренингов специалистов по государственному и муниципальному управлению, по этике и психологии средств массовой информации, а также в практике лингвистической экспертизы документов экстремистской направленности.

Материалом исследования послужили в логике лингвокультуро-логического синтеза, с одной стороны, словоупотребления, фиксированные в Национальном корпусе русского языка (НКРЯ), и разнообразные лексикографические материалы, с другой стороны, тексты различных коммуникативных сфер. Всего выявлено и обработано более 6000 словарных статей, фиксированных в 106 различных словарных изданиях, материалы которых являются значимыми в контексте русской динамической лингвоконцептологии; это данные различных филологических словарей (толковых и аспектных), далее универсальных энциклопедических словарей, энциклопедий, затем профильных терминологических словарей, отражающих специфику различных сфер гуманитарного знания и практики (социология, политология, журналистика, право и др.). Подверглись специальному рассмотрению 62 текстовых источника различных коммуникативных сфер, а именно: сферы государственного управления, политики и права, информационного обмена и средств массовой информации, эстрады, церковно-религиозной коммуникации.

Теоретическую основу исследования исследования составляют труды по лингвокультурологии, лингвоконцептологии и концептографии (С.Г. Воркачева, А.А. Залевской, В.И. Карасика, В.В. Колесова, Д.С. Лихачева, Г.Г. Слышкина, Ю.С. Степанова, И.А. Стернина и др.), по семасиологии, лексикологии и лексикографии, по проблематике языковой картины мира и языкового сознания (Ю.Д. Апресяна, Ю.Н. Караулова, Г.В. Колшанского, Е.С. Кубряковой, С.Е. Никитиной, Б.А. Серебренникова, В.Н. Телии и др.), а также по другим областям лингвистики (истории языка, лингвостилистике, прагмалингвистике, когнитивной лингвистике, социолингвистике и др.) и смежных гуманитарных наук.

Методы исследования. В рамках методологии «лингвокультурологического синтеза» используются методы различных лингвистических дисциплин, прежде всего морфемно-словообразовательный анализ с целью выявления внутренней формы опорных лексем, в том числе на основе установления их семантических этимонов на основе реэтимологизации; семантико-стилистический, в том числе компонентный анализ семантики; прагмалингвистический, лингвокогнитивный, логико-лингвистический, жанрово-тематический, дискурсный, контекстологический, лексикографический, лингвострановедческий, лингвоюридический анализ.

На защиту выносятся следующие положения.

1. Русская динамическая лингвоконцептология основывается на многомерной типологии концептов, включающей лингвокогнитивную, номинативную, аксиологическую и мотивационную классификации; «лингвокультурологический синтез» как специфический метод динамической лингвоконцептологии предполагает исследование как общеязыковых, так и терминологических языковых/речевых явлений.

2. Эволюционные процессы в русской концептосфере обусловили изменение стилистической системы, которая ныне включает, кроме традиционных пяти стилей, бульварный и религиозно-публицистический и графически может быть представлена в виде «стилистической бипирамиды».

3. Эволюционные тенденции развития русской концептосферы конца XXначала XХI вв. проявляются: в «размывании» концептосферы (в десемантизации и/или негативной семантической трансформации отдельных «старых» концептов, в экспансии новых, изначально диффузных по семантике или десемантизованных квазиконцептов); в «расщеплении» концептосферы (в интенционально антагонистическом, конструктивном и деструктивном разделении концептов на составные части).

4. Актуализация в современном массовом языковом сознании концептосферы религиозного, явления политизации и деполитизации общества позволяют констатировать для современной лингвокультурологии необходимость разработки, помимо антропоцентрического, смежных с ним теоцентрического и идеоцентрического аспектов.

5. Макроконцепт «Власть» в современном русском языковом сознании является диффузным, размытым – в силу абстрактности содержания;его эволюция обусловлена общей тенденцией к максимально широкому отображению различных аспектов «полиморфизма власти».

6. Макроконцепт «Информация» в языковом сознании оказывается расчлененным на два макрокомпонента – секулярный (информация как «сведения») и сакрализованный (информация как средство «переупорядочения бытия»), направления развития которых целесообразно интерпретировать как «горизонтальное» (расширение сфер) и «вертикальное» (актуализация витальных и духовных ценностей).

7. Семантическое ядро макроконцепта «Политика» в аспекте, связан-ном с обыденным сознанием, сводится к восприятию политики как сферы взаимодействия общества и государства на основе отношений власти; доминантными являются властные отношения «от государства к обществу», что обусловливает деактуализованность феноменов политизации и/или деполитизации общества.

8. Концептосфера «Право» в обыденном сознании носителей языка неразрывно связана с представлениями о морали и нравственности; рост чувства собственного (нравственного) достоинства обусловливает ужесточение моральных норм, что актуализирует концепт «Оскорбление»; актуализация концепта «Экстремизм» требует от лингвокультурологических исследований в контексте юридической лингвистики особого внимания к проявлениям не только явного, но и неявного речевого экстремизма.

Апробация результатов исследования. Материалы диссертационного исследования, выполненного на материале русского языка, в полной мере отражены в 60 опубликованных работах общим объёмом 64,7 п.л., из которых 1 монография, 15 публикаций в рецензируемых изданиях, 1 учебное пособие.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, девяти глав, заключения, библиографического списка, списка словарных изданий и основных текстовых источников.
Основное содержание работы
Во Введении даётся обоснование актуальности проблематики диссертационного исследования, определяются его объект и предмет, цели и задачи, раскрываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования, характеризуются материал работы и методы исследования, рассматриваются теоретические основы исследования, формулируются основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Онтологические аспекты динамической лингвоконцептологии» даётся характеристика лингвоконцептологии как центральной части лингвокультурологии, обосновывается принятая нами трактовка понятий «концепт» и «концептосфера», рассматривается вопрос о типологиях концептов (когнитивная, аксиологическая и мотивационная, номинативная типологии), характеризуется иерархически-полевая природа концептосферы, вводится понятие динамической лингвоконцептологии.



Динамическаялингвоконцептология – суммарное терминологическое именование как лингвокультурологической дисциплины, так и избранного методологического подхода, отражающего, с одной стороны, логику ориентированного на семантику синхронического исследования:

– от семасиологии – к ономасиологии;

– от ономасиологии – к лингвоконцептологии.

С другой стороны, диахроническую логику, существо которой в своё время удачно охарактеризовал Ш. Балли: «Рассуждая теоретически, всякое состояние языка есть абстракция, ибо развитие непрерывно; но практически состояние – всё же реальность, обусловленная медленностью развития языка и субъективным ощущением его носителей»2.

В лингвокультурологии диахронические факторы обычно понимаются как учёт в интерпретации современного состояния концептуария данных его истории, прежде всего этимологических, как в фундаментальном труде Ю.С. Степанова «Константы: словарь русской культуры» (2001). Специфика данной работы определяется тем, что черты развития просматриваются в синхронном состоянии современного русского языка – понимаемом как система и как её реализация в речевых явлениях различной функционально-стилистической природы.

Лингвоконцептология – центральная часть лингвокультурологии как фундирующейся на лингвистике междисциплинарной области знания, обширной пограничной зоны между лингвистикой и культурологией, психологией, философией и другими науками. В соответствии с внутренней формой термина лингвоконцептология понимается как учение об опредмечивании концептов средствами естественного языка и о концептосфере как языковом отображении культурного богатства нации.

Вслед за А.А. Залевской нами используется определение концепта какперцептивно-когнитивно-аффективного (образно-понятийно-эмоционального) феномена сознания, интегрирующего личный и коллективный опыт и находящего основное выражение в средствах естественного языка. Концепты, как феномены индивидуального и коллективного сознательного и бессознательного, составляют основу картины мира, обусловливают человеческие эмоции, мышление и поведение. Находя выражение в средствах естественного языка, концепты оказываются доступными филологическому исследованию.

Концептосфера языка (по Д.С. Лихачеву) – «воплощение всей культуры народа». Задачи лингвоконцептологии в рамках онтологического её аспекта обусловливаются пониманием концептосферы как своеобразного «каталога» всего умственного богатства нации, из чего следует необходимость конструирования типологии концептов.

Поскольку любая классификация объектов, составляющих сложноорганизованную систему, условна, в отношении концептов лучше говорить о типологии как серии возможных категоризаций. Результат можно именовать «многомерной классификацией» или «многомерной типологией».

Когнитивная типология, в соответствии с определением концепта, основывается на разграничении трёх основных семантических аспектов языкового знака и соответствующих им языковых единиц – денотативов, сигнификативов и эмотивов. Номинативные (денотативные) значения и концепты, основывающиеся на сенсорных образах, ориентированы на отображение чувственно воспринимаемых, «зримых» феноменов вещного, материального мира; сигнификативные (понятийные) строятся на семантических представлениях, отражают реальности абстрактного мышления; коннотативные (ценностно-эмоциональные), связаны с ценностными установками, эмоциями и обусловленными ими модально-волевыми реакциями.

Аксиологическая и мотивационная типологии строятся на пере-сечениях лингвокультурологии с философией (философской аксиологией) и психологией (теорией мотивации) соответственно.

Фундаментальная триада ценностей соотносится (по И. Канту) с тремя «составляющими разума», с тремя основными человеческими ценностями – познавательной, моральной и эстетической:

1) благо (добро) и любовь – фундаментальные моральные ценности, неразрывно связанные между собой и потому образующие аксиологическое единство (благо/любовь), находящие выражение в оппозициях добро – зло, любовь – ненависть;

2) прекрасное (красота) – фундаментальная эстетическая ценность, находящая выражение в оппозициях прекрасное (красивое) – безобразное (уродливое, отвратительное), красота – безобразие;

3) разум (интеллект, ум) – познавательная (интеллектуальная) ценность, находящая выражение в оппозиции ум – глупость (безумие).

Мотивационная типология основывается на развитой версии так называемой «пирамиды» Маслоу», суть которой сводится к представлению о трёх ступенях мотивационного развития личности – витальной, социальной и личностной3. В широком фундаменте пирамиды – базовые потребности (прежде всего физиологические), в средней части – социальные, в вершине – потребности личностные; в других терминах, это потребности материальные, социальные и духовные.

Аксиологические рамки «от философии» и «от психологии» позволяют обнаружить минимум две существенные лакуны в русской лингвоконцептологии. Первая состоит в «несимметричности» предмета лингвоконцептологических исследований, в игнорировании факта антиномичности концептов. Так, множество работ посвящено концепту «Любовь» при единичности исследований, посвящённых Ненависти; изучается концепт «Счастье», но не Горе; «Красота», но не Безобразие и т.д. Вторая лакуна определяется тем, что практически вне поля зрения остаются «верх» и «низ» пирамиды Маслоу: с одной стороны, «витальные» концепты – несмотря на то, что они играют роль широкого фундамента, несмотря на экзистенциальную опасность, связанную с установкой на «потребление и только потребление» как сверхценность существования; с другой стороны, концепты религиозного сознания – несмотря на их колоссальную роль в культуре и духовной жизни человека, несмотря на очевидность «религиозного возрождения» в нашей стране.

Задача построения номинативной типологии концептов основывается на семантической систематизации средств языка, в лексикографической проекции – на задаче конструирования тезауруса как словаря семантических и/или тематических полей (групп).

Иерархически-полевая природа концептосферы обусловливает необходимость разграничения частных концептосфер, далее макро-концептов и их составляющих – отдельных концептов. Ориентировочный исходный список концептосфер целесообразно соотносить с первым, наиболее общим рядом делений библиотечно-библиографической классификации, который представляет собой предельно обобщённую систематику научного знания и сфер человеческой деятельности (например, концептосферы «Политика», «Право»). Макроконцепты и концепты соотносятся как общее и частное. Например, «Советское» (гл. 4) – лингвокультурныймакроконцепт, фиксирующий в языковых средствах самые разнообразные реальные феномены, идеологию, строй внутреннего мира личности (артефакты, традиции, специфическую идеологию и форму государственного устройства, типичные ценности, цели, психоэмоциональные реакции граждан и т.п.), связанные с советским периодом нашей истории, – с советским государством, культурой, образом жизни;в совокупности они позволяют говорить даже об особой «советской цивилизации»4, в основе которой лежит идеологически заданная «национальная идея», содержание которой регулярно корректировалось в Программах КПСС и которая лингвокультурологически «программирует» восприятие всего, что связано с советским периодом отечественной истории.

Динамическаялингвоконцептология основывается на представлении о наблюдаемой здесь-и-сейчас эволюции, развитии концептосферы в её «сиютекущей» истории. Представление о «динамической синхронии» позволяет преодолеть антиномию синхронии и диахронии языка (как частный лингвистический и лингвокультурный феномен общей философской антиномии логического и исторического), суть которой в том, что язык существует, изменяясь во времени, а функционировать может только оставаясь неизменным. Язык, как и человек, «погружён во время», но вектор времени в случае динамического подхода понимается как обращённый не только от прошлого к настоящему, но и от настоящего к будущему, что и позволяет говорить именно о живых «сиютекущих» процессах как в системе языка, так и в концептосфере.

  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница