Этничность



Скачать 93.16 Kb.
Дата04.06.2016
Размер93.16 Kb.
Этничность (Ethnicity) – широко используемое в современных социальных и гуманитарных науках (прежде всего этнологии, политологии, истории) понятие, в целом до сих пор не имеющее чёткого и общепризнанного определения ни в западной, ни в отечественной научной среде. В отечественный научный оборот термин пришёл с Запада и в настоящее время активно популяризируется ведущим российским этнологом В.А. Тишковым, чей подход отрицает существование этноса. Дело в том, что в традиционном отечественном обществознании во всех случаях, когда речь идет об этнических общностях (народах) различного историко-эволюционного типа более широко употребляется термин «этнос». В советской этнографической науке этот термин, как правило, применялся для обозначения естественно и исторически сложившейся социокультурной общности людей, отличающей себя от других подобных же общностей и фиксирующей это отличие в своем названии (этнониме), а также в других идентификационных символах. В таком значении термин «этнос» оказывается синонимом «народа» или «народности», при этом он по преимуществу употребляется при изучении традиционных (родоплеменных, тейповых и т.п.) отношений, в то время как англоязычный термин ethnicity (этничность) отражает происходящие с этносами процессы в условиях глобальной модернизации. В этом смысле термин этничность является по форме и содержанию современным понятием и выражением смысла слова «Этнос». Однако согласно В.А. Тишкову, общепринятого определения этноса не существует, доминируют лишь его определения как «этносоциального организма» (Ю.В. Бромлей) или как «биосоциального организма» (Л.Н. Гумилев). В советской/российской историографии понятие этничности имело более абстрактный смысл классификационного индикатора в значении «степень этничности изучаемой группы», западная же трактовка принимает этничность как реальность. Так видный советский этнограф Ю.В. Бромлей считал, что этничность это то, что отражается этническим самосознанием, компонентом которого является сознание единства происхождения. То есть этничность – это краткое обозначение той части определения этникоса (этноса в узком смысле), где говорится об общности культуры, языка, психики и самосознания. Поэтому во многих работах авторов традиционной направленности этничность практически сливается с понятием этнического самосознания, когда этничность представляется специфическими узами, основанными на общностях культуры и заставляющими данную группу считать себя отличной от других таких групп. Не стоит забывать и о проблеме сугубо лингвистического употребления термина в рамках той или иной национальной научной школы, из-за чего на практике часто происходит недопонимание реальных значений предлагаемых слов.

Таким образом, появление понятия этничности в отечественном терминологическом обороте является заимствованием из западной научной традиции, в рамках которой интеллектуальная история термина этничность начинается с 1960-х гг. В это время обозначения «этнические группы» и «этничность» стали привычными словами в англоязычной социальной антропологии, хотя тогда мало кто заботился о том, чтобы дать им определения. В большинстве случаев этими терминами описывались классификации народностей, а также отношения между группами, осознающими свою культурную идентичность. Внедрение новых терминов выглядело ответом на практики постколониальной политики и на активно развивавшиеся движения национальных и расовых меньшинств во многих промышленно развитых странах. Появление интерпретаций этничности касалось таких разных явлений, как социальные и политические изменения, формирование идентичности, социальный конфликт, расовые отношения, нациестроительство, проблемы ассимиляции и т.п. Антропологические исследования показывают, что этническая идентичность часто является реакцией на процессы модернизации. Ещё в XIX в. многие теоретики полагали, что этничность, национализм и сопутствующие им проявления утратят свое значение или даже исчезнут под влиянием модернизации, индустриализации и индивидуализации. На деле же в последние десятилетия, особенно после Второй мировой войны, наблюдается резкий рост этнической проблематики. Считается, что первым это понятие использовал американский социолог Дэвид Рисман в 1953 г., а в Оксфордском словаре этот термин появился впервые в 1972 г. Стоит отметить, что термин не потерял актуальности и сегодня, продолжая набирать популярность.

Причины нынешнего возрастания практического интереса к проблемам этничности следует искать в происходящих глобальных социально-политических изменениях современности. К числу наиболее важных таких причин можно отнести следующие: трансформация бывших колоний в независимые государства, появление проблемы этнических меньшинств в бывших метрополиях за счёт представителей некогда колонизируемых народов. Этот процесс привёл к необходимости изучения их поведения и социализации в современных развитых обществах, что является предметом пристального внимания политологов и социальных антропологов. Ведь этнические группы, переселившись преимущественно в городские центры, столкнулись с людьми других этносов, обычаев, языков и т.п. Кроме этого распад социалистических государств реанимировал старые и породил новые этнические проблемы. Вопреки теоретическим положениям оказалось, что реальный социализм не смог сгладить или как-то трансформировать разрушительную энергию этнических конфликтов.

Говоря о содержательной части понятия этничность, в настоящее время этот термин можно представить как свойство этнической общности, обозначающее её особенные отличия от других общностей, то есть совокупность характерных черт этнической группы, а также как синоним более широко распространённого в российской науке понятия этнос. Обычно термин употребляется в русле представлений о полиэтническом характере большинства современных обществ. Этничность обозначает существование культурно отличительных (этнических) групп и форм идентичности, комплекс ярко осознанных и сознательно демонстрируемых этнических признаков, что сближает термин с понятием этническая идентичность. Этничность можно уподобить этническому портрету данного народа. Говоря об этничности, учёные признают тем самым, что группы и идентичности развиваются во множестве контактов друг с другом, а не в изоляции. Поэтому этничность неизбежно является аспектом социальных отношений между группами, которые считают себя отличными в культурном отношении от членов других групп. В этом контексте её также можно определить как социальную идентичность (основанную на контрасте с другими) которая характеризуется метафорическим или фиктивным сходством. Когда культурные различия постоянно создают разницу во взаимодействии между членами групп, социальные отношения приобретают этнический элемент. Этничность представляет динамически обновляющийся комплекс идей, воззрений, ценностей этнофоров, дающий представление о месте этноса в кругу других народов и о месте человека в этносе. В реальной жизни этничность связана с возможностью получения выгод во взаимоотношениях с другими группами. Она имеет политический и организационный аспект, так же как и символический. В то же время социальное значение этничности включает помимо эмоциональных моментов и рационально-инструменталистские ориентации. Этичность, обычно пребывающая в латентном (спящем) состоянии, может мобилизоваться и использоваться для повышения социальной мобильности данной этнической группы, преодоления конкуренции, доминирования и социального контроля со стороны других групп, оказания взаимных услуг и солидарного поведения внутри группы, продвижения своих политических позиций и т.п. К политическим аспектам этничности относится проблема включения новых этнических групп в традиционно сложившуюся систему отношений. Этничность непосредственно связана с выигрышными или проигрышными стратегиями во взаимодействиях между группами, а также с созданием новой групповой идентичности.

Этничность формируется и существует в контексте того социального опыта и процессов, с которыми связаны люди. Некоторые участники этих процессов идентифицируются другими как члены определенной этнической группы. С внутригрупповой точки зрения этничность основывается на комплексе культурных черт, которыми члены этой группы отличают себя от других групп, даже если они в культурном отношении очень близки. Различия, которые они могут применять по отношению к другим, обычно довольно определенные и многоуровневые, тогда как внешние представления о группе имеют тенденцию к генерализации и стереотипизации при определении характеристик групп. Иными словами, во внутренних и внешних определениях этнической группы (народа, этноса) присутствуют как объективные, так и субъективные критерии. Часто бывает, что кровное родство или другие объективные критерии не играют определяющей роли. Этничность предполагает существование социальных маркеров как признанных средств дифференциации групп, сосуществующих в более широком поле социального взаимодействия. Эти различительные маркеры образуются на разной основе, включая физический облик, географическое происхождение, хозяйственную специализацию, религию, язык и даже такие внешние черты, как одежда или пища.

Согласно современным представлениям, учёные должны обращать внимание прежде всего на процессуальную (социально конструируемую) природу этничности, подвижный и мультикультурный характер современных обществ, на практическое отсутствие факторов культурной изоляции. Среди ученых нет единства в подходе к определению феномена этничности, но есть некоторые характеристики, свойственные для общностей, которые позволяют считать их этническими или говорить о присутствии этничности как таковой, которую также можно представить как форму социальной организации культурных различий, состоящей из характеристик, которые сами члены этнической общности считают для себя значимыми, лежащими в основе их самосознания. К этим характеристикам относятся следующие: разделяемые членами группы представления об общем территориальном и историческом происхождении, и, как следствие – наличие общей исторической памяти; обладание одним или несколькими общими названиями, единый язык и общие черты материальной и духовной культуры; политически оформленные представления о родине и особых институтах, как, например, государственность, которые могут считаться частью того, что составляет понятие народ; чувство отличительности, т.е. осознание членами группы своей принадлежности к ней, и основанные на этом формы солидарности и совместные действия. Этничность – это не столько вопрос особенностей отдельно взятых групп, сколько характеристика их взаимоотношений. Культурно очень близкие группы (с общим языком, к примеру) могут относиться друг к другу как разные этносы (случай сербов и хорватов). С другой сторон, возможны значительные культурные различия внутри одной этнической группы. Любая этническая группа формирует комплекс своих идентификационных символов, мифов (к примеру, миф об общем происхождении), ритуалов.

Одним из наиболее влиятельных теоретиков этничности, норвежским ученым Фредериком Барту еще в конце 60-х гг. было обращено внимание на то, что центральным моментом в научном анализе данного феномена является этническая граница, которая определяет группу, а не сам по себе содержащийся в пределах этих границ культурный материал. Характеристики, используемые для определения этнических групп, не могут сводиться к сумме содержащегося в пределах этнических границ культурного материала. Этнические группы (или этносы) определяются прежде всего по тому, что сами члены группы считают для себя значимыми (или эта значимость навязана извне) и которые лежат в основе их самосознания.

Существуют три главных подхода к пониманию этничности: эссенциалистский (примордиалистский), инструменталистский и конструктивистский. Согласно примордиализму этничность является врождённой характеристикой, вплоть до биологических корней, перерастающей из поколения в поколение. Этот подход предполагает, что этническая идентификация (в отечественном варианте – «национальная принадлежность») основана на глубоких и основополагающих связях с определенной группой или культурой, а значит, и на существовании реальных, осязаемых основ этой идентификации, которые могут рассматриваться или как преимущественно биологические, или как культурно-исторические факторы. На этот подход также оказал сильное воздействие эволюционизм с его интересом к биологическим, генетическим и географическим факторам. Отсюда осознание групповой принадлежности как бы заложено в генетическом коде и является продуктом ранней человеческой эволюции. Культурный вариант примордиализма рассматривает этничность как, прежде всего разделяемую членами группы общность, которой присущи объективные единые характеристики: территория, язык, экономика, расовый тип, религия, мировоззрение и психический склад. Инструментализм предполагает, что этничность ситуативна, изменчива, зависит от текущей структуры общества, а поэтому может увеличиваться и уменьшаться в зависимости от множества факторов, в том числе и от действий политиков. В этом контексте инструменталистский подход рассматривает этичность как результат политических мифов, создаваемых и манипулируемых культурными элитами в их стремлении к привилегиям и власти. Приверженцы инструментализма сосредотачивают своё внимание не на изучении объективной основы существования этноса, а лишь на его роли в культурном пространстве. Конструктивисты же полагают, что этническая идентичность специально конструируется политическими элитами в борьбе за власть и не имеет никакого изначально заложенного происхождения, то есть этнос является искусственным образованием, результатом созидательной деятельности самих людей, объектом нациестроительства. Те же признаки, которые отличают представителей одного этноса от другого, в научной традиции конструктивистов называются этническими маркерами (внешний облик, язык, религия и т.п.) и формируются в зависимости от того как наиболее эффективно требуется отделить один этнос от другого.



Стоит отметить, что все подходы к пониманию этничности не являются обязательно взаимоисключающими. Интеграция наиболее значимых аспектов в цельную теорию этничности наиболее перспективна на основе конструктивистского синтеза, в котором есть чувствительность к контексту. Однако в целом следует отметить продолжающуюся борьбу между традиционным отечественным примордиалистским подходом и входящим в моду конструктивизмом западного происхождения, а поэтому однозначное научное будущее термина этничность неопределенно и будет зависеть от многих конъюнктурных факторов.
Литература:

Арутюнов С.А. Народы и культуры. Развитие и взаимодействие. М., 1989; Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. М., 1989; Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера земли. Л., 1989; Конструирование этничности. Этнические общины Санкт-Петербурга, под ред. В. Воронкова, И. Освальд. СПб., 1998; Леви-Строс К. Структурная антропология. М., 1983; Тишков В.А. Очерки теории и политики этничности в России. М., 1997; Banks M. Ethnicity: Anthropological Constructions. London, 1996; Clifford G. The Predicament of Culture: Twentieth Century Ethnography, Literature and Art. Cambridge, 1988; Connor W. Ethnonationalism. The Quest for Understanding. Princeton, 1994; Ethnic Groups and Boundaries. / Ed. by F. Barth. Boston, 1969; Ethnic Groups and the State. / Ed. by P. Brass. London, 1985; Glazer N., Moynihan D. Ethnicity. Theory and Experience. Cambridge (MA), 1975; Leoussi A.S., Grosby S. Nationalism and Ethnosymbolism: History, Culture and Ethnicity in the Formation of Nations. Edinburgh, 2006; Horowitz D. Ethnic Groups in Conflict. Berkeley (CA), 1985; Moynihan D. Pendaemium: Ethnicity and International Politics. New York, 1993; Romanucci–Ross L., De Vos G. Ethnic Identity. Creation, Conflict and Accommodation. London, 1995; Smith A.D. The Ethnic Origins of Nations. Oxford, 1986; Smith. A.D. The Ethnic Revival in the Modern World. Cambridge, 1981; Seidner S.S. Ethnicity, Language, and Power from a Psycholinguistic Perspective. Bruxelles, 1982; Stavenhagen R. The Ethnic Question: Conflicts, Development and Human Rights. Tokyo, 1990; Van den Berghe P.L. The Ethnic Phenomenon. New York, 1981.
Л.В. Сидоренко


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница