Епископ Ириней (Орда) о религиозном воспитании детей



страница1/4
Дата21.04.2016
Размер0.91 Mb.
  1   2   3   4

Епископ Ириней (Орда)

О религиозном воспитании детей
Печатается по изданию: Поучения Иринея, епископа Екатеринбургского и Ирбитского, о религиозном воспитании детей. Екатеринбург, 1901.

Содержание


Предисловие

О том, что воспитание детей нужно начинать с самого раннего возраста

О воспитании в детях набожности и благочестия

О том, как воспитывать детей, чтобы они были послушны

О воспитании в детях правдивости

О воспитании в детях невинности и чистоты сердца

Об искоренении преобладающего в ребенке порока.

Об искоренении в детях гордости

О предохранении детей от любостяжания

О зависти в детях

О том, что родители ничем не могут оправдать своей виновности в небрежном воспитании детей

Предисловие

В конце 80-х – начале 90-х годов минувшего века наша Церковь пополнилась большим числом молодых людей, которые не были воспитаны в церковной традиции и пришли в православие в результате осознанного выбора. Теперь у многих из них появились свои семьи. Но сразу возникла проблема: как вырастить детей православными, если собственного опыта жизни в христианской семье у них нет. Да и каким именно должен быть православный ребенок, они тоже представляют довольно смутно. А экспериментировать со своими детьми – затея слишком рискованная, – платой за ошибки может стать вечная жизнь.

Специальной литературы о православном воспитании слишком мало. Большинство дореволюционных работ, переизданных репринтно, неприменимы к нашему времени (одно из исключений – переиздаваемая нами книга): почти все они были написаны для совершенно иной общественной ситуации, ориентированы на людей, на нас непохожих.

Воспользоваться же советами тех немногих людей, которые воспитывались в церковной традиции, достаточно непросто – всех мелочей на словах не передашь, а именно они подчас оказываются наиболее важными. Так, священнослужители, например, знают, что хотя в Служебнике и приводится чинопоследование Литургии, тем не менее ее никогда не сможет отслужить человек, который ни разу не присутствовал в Алтаре во время ее совершения. Все подробности в текст внести просто невозможно. Их можно только увидеть, получить, так сказать, “из рук в руки”. Для этого нужна прямая преемственность.

Преемственность необходима и для нормального христианского воспитания. И здесь ничего не достичь путем одного только теоретического познания. Необходимо приобщение на уровне личного опыта. Это опыт “практической педагогики”, опыт духовного становления в подлинно православной семье.

Но, к сожалению, нашему поколению суждено учиться воспитанию детей, как, впрочем, и духовной жизни вообще, преимущественно по книгам. Это значит, что из всего многообразия православной литературы нужно выбирать самое ценное – то, что не зависит от времени, местности, общественного устройства и тому подобных изменяющихся вещей.

Есть несколько основных моментов в христианском воспитании, которые, к сожалению, очень часто не учитываются православными родителями. Впоследствии это может не только привести к серьезным проблемам во взаимоотношениях “отцов и детей”, но и сформировать у детей предубеждение к Церкви.

Первое. Господь сказал: “Ученик не бывает выше своего учителя; но, и усовершенствовавшись, будет всякий, как учитель его” (Лк. 6, 40). То есть если учителями ребенка являются родители, мерой его праведности будет их собственная мера. Он будет слушать, может быть, даже очень внимательно, родительские наставления, но копировать он будет прежде всего их жизнь, причем все недостатки он воспримет как что-то само собой разумеющееся.

Последнее часто служит поводом для родительского гнева. Но этот гнев несправедлив, ибо корни порочного поведения ребенка родители должны увидеть в первую очередь в себе самих. А это невозможно для тех, кто не научился смирению.

Так что первым шагом на пути к правильному воспитанию ребенка должно стать внимательное отношение родителей к своей собственной духовной жизни и, как следствие, к своему поведению. Дети, подобно зеркалу, “беспристрастно” отражают в себе наши собственные грехи. За это мы должны быть им благодарны.

Второе. Только предельная искренность отца и матери способна зажечь в ребенке любовью к Богу и Церкви. Например, если в семье царит формальное законническое отношение к молитве, то дети не смогут почувствовать ее подлинного “вкуса”. Они будут относиться к ней сначала с неохотной покорностью, затем – с холодным равнодушием, наконец, став старше, начнут против нее протестовать. А, как известно, заставить человека молиться невозможно. Можно принудить его присутствовать на молитве, прочитывать текст, но не более. “Невольник не богомольник”.

Приучая ребенка к храму, очень важно не переусердствовать, не возложить на него “бремена неудобоносимые”. Если для взрослых богослужение понятно и интересно, то ребенок, живущий прежде всего чувствами (по слову преп. Никодима Святогорца), может удерживать свое внимание на службе очень недолго. Поэтому пусть он лучше побудет в храме небольшую часть службы, но с благоговением, нежели всю службу будет заниматься праздномыслием или праздношатанием.

“Отцы, – пишет святой апостол Павел, – не раздражайте детей ваших” (Еф. 6, 4). Увы, но в большинстве случаев современные родители, желающие во что бы то ни стало добиться от ребенка послушания себе, эти мудрые слова почему-то игнорируют. Да и само это желание – научить ребенка послушанию – зачастую имеет ложные мотивы. Нами двигает не столько забота о том, чтобы он учился на чужом опыте и не допускал собственных ошибок, сколько скрытое желание не создавать себе лишних проблем. “Хороший ребенок – это удобный ребенок”. Тратить свое время на объяснение ему прописных (с нашей взрослой точки зрения) истин совершенно не хочется, его у нас и так мало. Куда проще приказать ребенку заняться “полезным делом”, нежели вникать вместе с ним во все “пустяковые” подробности, которые нам абсолютно неинтересны. Но ведь все они крайне важны детям.

Лишь немногие из родителей стараются воспринимать ребенка без “взрослого пренебрежения”. В нашей повседневности ребенку нужно объяснять то, к чему сами мы давно привыкли, но с чем он сталкивается, быть может, в первый раз. В большинстве же случаев вместо так необходимого для детей убеждения они сталкиваются с принуждением, которое их только раздражает и вызывает вполне предсказуемый протест. Взрослые же удивляются, откуда возникает это детское “движение сопротивления”.

Особенно тяжело верующие родители переносят бунт своих чад против того, что как-то связано с Церковью. “Лет до пятнадцати чадо ходило причащаться каждую неделю, а теперь его в храм на аркане не затащишь” – с этой проблемой священникам приходится сталкиваться чуть ли не каждый день. А в чем причина? Как правило, в том, что такие дети подходили к Чаше не ради Жизни вечной, а “за послушание” родителям. Как только этот мотив утратил свою значимость, сразу изменилось и их поведение. Теперь они могут смело высказывать “собственное мнения”, чего раньше делать просто боялись. Но это лишь подтверждает, что Евхаристии как таинства соединения человека с Богом они никогда не осознавали.

Как же донести это до ребенка? Трудно дать конкретный совет, но убеждение, что без такого осознания (точнее, переживания) проку от детского причастия будет мало – святоотеческая истина. Так, святитель Григорий Палама, толкуя евангельские слова об изгнании нечистого духа постом и молитвой, пояснял, что любая наша страсть есть в некотором роде одержимость, и бороться с ней нужно постом и молитвой, а если кто не может (в силу объективных причин) бороться сам, то пусть за него потрудятся его ближние, и тогда Бог воспримет этот подвиг как подвиг того, ради кого он совершался. Поскольку дети не могут поститься и молиться перед Причастием сами, то прилагать необходимые для приготовления к Таинству духовные усилия должны родители. Такой родительский подвиг, в отличие от “механического” принесения ребенка к Чаше, принесет достойные плоды. Кроме того, он будет совершаться перед глазами ребенка и станет добрым примером. Постепенно, с возрастом, пусть и сам он примет в этом подвиге посильное участие.

Научившись осознавать грех, ребенок сможет уже принять и таинство Покаяния. На первую исповедь ему лучше пойти тогда, когда он уже сможет принять решение преодолеть какую-нибудь дурную наклонность. Происходит это в наше время, как правило, не в семь лет, а раньше, примерно в пять.

К посту ребенка нужно приучать постепенно, когда он начнет понимать его смысл и необходимость. Но многие ли из взрослых сами понимают подлинный смысл христианских подвигов?

Христианская аскетика – это прежде всего хорошая школа познания своей немощи. А в чем заключается одна из главных немощей человека? Как правило, в том, что желание получить максимум удовольствия при минимуме трудностей пересиливает желание быть верным Богу и исполнить Его заповеди. То есть, на первом месте в шкале ценностей стоит не Бог, а сам человек. И как бы мы ни декларировали свою веру, наши дела обличают нас красноречивее любых прокуроров.

Церковные посты как раз и помогают нам увидеть эту “главную немощь” и попытаться ее исправить. Поэтому, объясняя ребенку необходимость поста, основной упор нужно делать именно на необходимости учиться жертвовать естественными радостями ради Бога. Так как пост прежде всего должен служить ограничением для удовольствий, то и начинать нужно не с молочной каши, которую дети едят обычно без всякого удовольствия, а с того, что им действительно нравится – с мороженого, конфет и т.п.

По отношению к окружающему миру ребенка нужно приучать к разборчивости и осторожности. В наше время просто невозможно вырастить детей в совершенной изоляции от внешнего мира. Поэтому ребенок должен быть знаком с ним, то есть должен иметь о нем представление, но это должно быть правильное представление, не позволяющее ему подчиниться его законам. Чтобы выработать у ребенка иммунитет к современной гедонистической “попсовой” цивилизации, нужно воспитать у него вкус к настоящим ценностям, включая произведения культуры, пусть даже и светской, которая однако учит совестливости, целомудрию, жертвенности и другим качествам, необходимым каждому христианину. Еще святитель Василий Великий призывал юношей своего времени изучать те языческие произведения, которые способны раскрыть человеческое в человеке.

Мы коснулись только некоторых вопросов, которые встают перед современными православными родителями, озабоченными христианским становлением своих детей. В целом же, всем нам необходимо в покаянии и молитве вырабатывать в себе тот внутренний духовный критерий, который способен помочь всякий раз найти нужное решение в той или иной жизненной ситуации.

Поучения владыки Иринея, предлагаемые Вашему вниманию, принадлежат к тем редким образцам подлинных духовно-педагогических рекомендаций, которые не теряют своей актуальности с течением времени. Их автор, хотя и принадлежал к монашескому чину, очень глубоко понимал главные трудности, с которыми сталкиваются почти все православные родители, и, исходя из опыта христианской жизни, предлагал пути их разрешения. Надеемся, что его советы помогут и нынешним родителям привести своих детей ко Христу.



Священник Димитрий Моисеев
ПОУЧЕНИЕ

О том, что воспитание детей нужно начинать с самого раннего возраста



Есть у тебя сыновья? Учи их и с юности нагибай шею их (Сир. 7, 25)

Один пустынник, великий по святости жизни и знанию души человеческой, повелел однажды своему ученику: “вырви это дерево из земли!” и при этом указал ему на молодое, пустившее уже однако глубокие корни, пальмовое дерево. Беспрекословно исполняя послушание старцу, ученик приступил к делу, но, несмотря на все усилия, не мог пошатнуть его. “Отче, – сказал он своему авве, – ты приказал мне сделать невозможное!” Тогда старец указал ему на другое совсем еще молодое деревце, которое послушник без особенных усилий тотчас вырвал с корнем. Ничего не мог поделать ученик с деревом, которое уже крепко укоренилось, но без особых усилий совладал с молодым.

Если эту повесть применить к воспитанию, то смысл дастся такой: бессильны родители над взрослыми детьми, если не начинали воспитания их с юных лет, так как чему тонкое детство обучено бывает, к чему привык человек с малых лет, того и дряхлая старость неудобь оставляет (того и глубокая старость нелегко оставляет). Поэтому Премудрый учит: Есть у тебя сыновья? Учи их и с юности нагибай шею их (Сир. 7, 25).

Немногие родители ныне могут похвалиться, что воспитали детей своих, как бы следовало. У некоторых, даже по-своему благочестивых и добрых, родителей дети оказываются с совсем нежелательным и неожиданным для них характером. Одну из главных причин этого нужно видеть в самих родителях. Многие родители часто бывают или вообще беспечны к религиозно-нравственному воспитанию своих детей, или же до того ослепляются неосмысленной любовью к своим маленьким детям, что ничего не хотят в них видеть нехорошего и бывают глухи к предостережениям со стороны благожелательных людей, не слушаются истины и добрых советов. Когда же затем детские пороки становятся невыносимыми уже и для самих родителей, вот тогда только они начинают подумывать об исправлении своего мальчика или девочки, приступают к воспитанию; но уже слишком поздно. Полезным нахожу выяснить вам, слушатели, что воспитание детей нужно начинать с самого раннего возраста.

Всем известно, как скоро прорастает в земле зерно или посеянное семя. Причины, содействующие его развитию, тотчас начинают оказывать свое влияние. Теплота, влажность почвы пробуждают дремлющий в почве росток, и он показывается наружу. Так и с ребенком, который является на свет, как зерно, имеющее постепенно расти и расти. Известно, далее, что никогда природа человеческая не развивается так быстро и всесторонне, как в детском возрасте; но никогда также столько не нуждается она в заботливом попечении и уходе, как в первые годы детства. Уже телесный рост идет быстро и сильно, а еще больше душевное развитие. Дитя начинает говорить, у него образуются определенные понятия, оно учится мыслить, думать; воля в нем укрепляется и начинает действовать. Обогащаясь понятиями об окружающих его предметах, оно получает вместе с тем понятие о Боге, о своем назначении, учится различать добро и зло; в нем пробуждается совесть, начинает действовать любовь или ненависть, появляется чувство чести и стыда. Чтобы дать надлежащее направление развитию в ребенке всех сил, которые возвышают человека до богоподобия, родители должны внимательно следить за нравственным развитием своего ребенка. И так как воспитание имеет двоякую задачу: насаждать добро и искоренять зло, – то они должны начинать это воспитание в самом раннем возрасте.

Но кто же не знает, как многие родители безответно согрешают в этом! Они совсем даже как будто не знают, что дитя можно и должно воспитывать с самого раннего возраста. Некоторые родители, особенно молодые, долго смотрят на ребенка, как на игрушку или куклу. Они кормят его, кладут спать, ласкают, играют и шалят с ним, берегут всячески от простуды, и пр., а в остальном позволяют ему бегать, ходить и делать, что хочет, если только не беспокоит их своим плачем и ревом. И долго не замечают они, что ненаглядный их “ангел” в сущности – упрямое, капризное, своенравное, необузданное, непослушное, жадное, алчное, злое дитя. Но вот случайно открылись глаза их; тогда они решаются приступить к воспитанию своего баловника! Но, любезные родители, теперь уже слишком поздно; деревце слишком велико стало.

Другие родители не меньше также погрешают, выходя из ложных, усвоенных в некоторых слоях общества, понятий о воспитании. Господствующие неправильные понятия, вкоренившись в головы родителей, тем труднее могут быть устранены, что они служат с одной стороны – к оправданию и извинению недостатков и пороков детей, а с другой – к прикрытию их опущений и небрежности в отношении к детям. “Да ведь это дети, - говорят нежные родители, - и разве можно строго смотреть на их недостатки?”. Такими и подобными суждениями обыкновенно извиняются все детские поступки. Конечно, они дети, но что за дети! И что из них будет? Да притом же: дает ли детский или юношеский возраст право на зло? И разумно ли оставлять без внимания злой проступок потому только, что его совершает дитя? Когда в доме начинается пожар, то заметивший его не говорит: “ах, это показался только огонёк!” - но изо всех сил взывает о помощи. Неужели же спокойно смотреть нам на детей наших, когда в них начинает полыхать огонь страстей, угрожающий временной и вечной погибелью? “С годами и ум придет, - говорят также не совсем умные родители, - ребенок станет рассуждать и сам поймет, что хорошо, что дурно!” - Увы, какое это пагубное заблуждение! Рассудок – обоюдоострый меч: его можно направить к добру и злу. И при том познание добра само по себе еще ничего не дает, нужно еще хотеть добра и иметь навык к совершению его. К такому-то навыку с самого детства должен быть направляем человек посредством воспитания, чтобы познанное рассудком добро он делал силою воли. Без надлежащего, с детства начинающегося воспитания рассудок – очень опасный дар. Замечают, что в тюрьмах и острогах сидит много людей с большим умом; почему же сидят они там? Вероятно, потому, что разум у них пришел с годами!.. О, не думайте, родители, что человек сам по себе бывает добрым и честным. И при большом уме, но без своевременного в детстве доброго воспитания мало добра, так как человек, по свидетельству Слова Божия, от юности склонен ко злу (Быт. 8,21).

Оправдывая недобрые поступки детей и юношей, а также и свое нерадение в воспитании их, беззаботные родители с упреком могут сказать: “нельзя же требовать и ожидать каких-либо добродетелей в детском возрасте!” - Но отчего же и нет? Разве не был в детском и отроческом возрасте давший образ нам, чтоб и мы Ему последовали – Господь Иисус Христос? Разве не говорится в Евангелии, что в детстве и отрочестве Он преуспевал в премудрости, и возрасте, и в любви у Бога и людей (Лк. 2,40,52). Разве мало сказаний о жизни святых, которые с детства украшались детскими добродетелями, благочестием, послушанием, невинностью? И если Спаситель говорит о детях: пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне, ибо таковых есть Царство Небесное (Мф. 19,13), и еще горе тому, кто соблазнит одного из малых (Мф. 18,6), т.е. соблазнит на грех, - то следует ли отсюда, что в детях возможны добродетели? – Нет, Спаситель говорит так потому, что добродетель в детском возрасте бескорыстнее и чище и что Он хочет, чтоб она обитала во всех детских сердцах. Поэтому и говорю я: горе тем родителям, которые беззаботны в насаждении в душах детей своих добрых навыков, доброго нравственного настроения с самого юного возраста. Они ответят за это пред Богом. Нет для родителей никакого извинения, если они не радели о воспитании своих детей. Возможно воспитывать самое маленькое дитя, а потому и должно.

Поэтому вы, родители, и в маленьком ребенке не должны пропускать без внимания никаких проявлений зла; и самое малое дитя имеет уже свои недостатки и пороки – печальное наследство от прародительского греха, - сначала бессознательные, а потом и сознательные. Так например, если маленький ребенок знает и скоро это замечает, что криком и плачем своим он может достигнуть того, чего хочет, то кричит до тех пор, пока не получит желаемого, и чем чаще это бывает, тем своевольнее и капризнее он делается. Тоже бывает и со всеми пороками человека, которые в дальнейшей жизни его обнаруживаются во всей своей силе: зародыши их были уже в самом раннем возрасте. Так об одном из самых жесточайших гонителей христиан (Домициане) читаем, что он, еще будучи мальчиком, любил мучить и убивать мух, потом и других животных. Жестокость, значит, была в нем с детства. Поэтому-то и нужно начинать воспитание с раннего возраста. Замечайте склонности ребенка, и что найдете в нем хорошего, вырывайте добрым воспитанием все недоброе. Садовник своевременно обрезает на дереве дикие побеги; тоже должны делать и родители в отношении к своим детям. Сердце ребенка можно сравнить с садом, а родителей – с приставленными Богом садовниками, которые с раннего детства должны очищать сад – сердца своих детей – от бурьяна и сорняков греха и греховных привычек. А если они будут ожидать, пока зло твердо вкоренится в сердцах, пока детское сердце как бы зарастет пороками, тогда им уже не совладать с сорняками. “ Ты жалуешься, - говорит свт. Иоанн Златоуст, - на необузданность своего сына? Ты легко мог обуздать его, когда он был еще очень юн, научить его порядку, приучить к обязанностям и излечить болезнь души его. Когда нива сердца его была более способна к удобрению, тогда ты мог бы повырывать терние, еще не сильно вкоренившееся; тогда страсти детей нерадением твоим не были бы столь непреодолимы!”.

Но действие воспитания должно стоять не только в том, чтоб искоренять в ребенке зло, но и приучать его измлада к добру. К каким добродетелям следует приучать детей, о том речь моя будет в дальнейших проповедях. Священное Писание указывает основание, почему с самого раннего возраста дети должны быть укрепляемы в добре. Премудрый говорит: Наставь юношу при начале пути его: он не уклонится от него, когда и состарится (Притч. 22,6), т.е. если человек еще в юности стал на добрый путь, если еще с детства полюбил добро, то он и в старости не разлюбит его. Эту мысль выражает и народная мудрость: “каков в колыбельке, таков и в могилку”.

Помните же, родители, слова Премудрого: “если есть у тебя дети, учи их и с юности нагибай шею их (Сир. 7,25)”. Не забывайте и этих мудрых слов: “Чему тонкое детство обучено бывает, того глубокая старость не легко оставляет”. Аминь.


ПОУЧЕНИЕ

О воспитании в детях набожности и благочестия

Из уст младенцев и грудных детей Ты устроил хвалу (Пс. 8,3)

В предыдущей своей беседе мы разъясняли, что религиозное-нравственное воспитание должно начинать с самого раннего возраста детской жизни, так как первые 5-6 лет самые важные годы и большей частью решающие на всю последующую жизнь ребенка. Показали мы и то, в чем вообще должно состоять воспитание, - именно, что родители должны искоренять в детях все злое и направлять их ко всему доброму. В нынешней же и последующих беседах я войду в некоторые подробности относительно того, какие особенно недостатки вы должны исправлять в своих малых детях и какие добрые качества, главным образом, должны насаждать в них.

По словам Премудрого, начало мудрости - страх Господень (Притч. 1,7). На этом основании первой добродетелью, которую родители сколько возможно ранее должны насаждать в сердцах своих детей, я полагаю страх Божий, т.е. религиозность, благочестие и набожность.

Но почему же – спросите – родители, особенно матери, должны учить своих детей набожности и благочестию с самого раннего возраста? Ответ на это такой: потому что, если ребенок из младенчества воспитан будет в благочестии, приобретет религиозные навыки, усвоит церковные обычаи, тогда только можно надеяться, что он и в зрелом возрасте, когда соблазны со всех сторон окружат его, когда злые страсти станут действовать сильнее, - он останется благочестивым и сохранит добрые обычаи и христианские привычки, приобретенные от матери еще на руках у неё. Религиозные наставления, которые ребенок получает от благочестивой матери в самом нежном возрасте, как бы всасываются с молоком матери, остаются обыкновенно на всю жизнь.

И если такой ребенок, впоследствии увлеченный злыми страстями или дурными примерами, пойдет дурной дорогой, то ему в большинстве случаев легче возвратиться на правый путь, чем тому, который не видел в детстве материнских религиозных о себе забот и попечения. В таких благочестивых воспитанных, хотя после и совратившихся с доброго пути, детях часто внезапно побуждается с неопределенной силой воспоминание о невинных счастливых детских годах; им припоминаются те детские простые молитвы, которым выучились из уст матери, давно уже, может быть, покоящейся в могиле, - те простые наставления, которые в детстве слышали от матери, еще будучи на коленях у неё. Забывший о молитве, закоренелый в беззакониях, ложась спать, вспоминает невольно, как мать учила его креститься перед сном, как сама крестила его, и делает на себе крестное знамение. Воспоминание о счастливых днях детства многих пробуждало от сна греховного и возвращало к Богу. Из этого видите, какое великое счастье для детей, если у них благочестивые матери, которые из младых ногтей, в самом нежном возрасте, учат их религии и благочестию. От матери, а не от няни, гувернера, репетитора, должен ребенок получить первое наставление в религии; в семье от матери, а не в школе у законоучителя ребенок должен научиться ежедневным, кратким утренним и вечерним молитвам, и от матери же он должен научиться молиться. Так издревле было во всех истинно благочестивых, богобоязненных семействах. “Как только дети начинают понимать, - повествует нам свт. Иоанн Златоуст, - родители обучают их апостольскому исповеданию веры (т.е. Символу Веры) и учат их молитвам, песням и обрядам, соблюдаемым при богослужении”. Тот же святитель такое наставление матерям: “учите, матери, своих малюток полагать крестное знамение на челе своем; но прежде чем сами они в состоянии будут это делать, крестите их соею рукою”. Древний блаженный учитель Церкви пишет к вдове, некоей Лете: “для христианской матери должно с радостью учить дитя свое и тогда уже, когда голос его еще слаб и язык еще лепечет, произносить сладчайшее имя Иисуса”.

Из сказанного понятно, думаю, почему родители, а особенно матери, на долю которых вообще большею частью выпадает воспитание детей в первые годы жизни, должны с раннего возраста насадить в них религиозное чувство, как основание религии и благочестия.



Но естественно, что вы желаете услышать, как это делать? Как воспитывать в детях религиозное чувство?

Это достигается когда родители, а особенно матери знакомят детей своих с раннего возраста с основными истинами нашей святой веры. Не пугайтесь! Это очень просто. Это всякая мать может сделать. Пусть она в простых сердечных словах, сколько возможно чаще, говорит со своими малютками о милосердном добром Отце Небесном, Который так любит детей и так много посылает им всякого добра. Пусть она, далее, время от времени рассказывает им о жизни первых людей в раю, как им там было хорошо, пока они слушались Бога и были добрыми, и как некогда на небе будет еще гораздо

Первое правило.



Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница