Эмоциональный концепт «любовь» в интимной лирике XIX века



Скачать 109.2 Kb.
Дата28.04.2016
Размер109.2 Kb.
Эмоциональный концепт «любовь» в интимной лирике XIX века.

В лингвистическом мире все больше внимания уделяется изучению проблем эмотиологии (взаимосвязи языка и эмоций). Лингвистика в течение долгого времени занималась в основном вопросами интеллектуального в языке, игнорируя тот факт, что именно эмоции регулируют процессы поведения и определяют то, как человек интерпретирует окружающий мир, воспринимает и порождает речь.

Лингвисты, занимающиеся проблемами текстолингвистики, акцентируют внимание на том, что любой художественный текст облигаторно воспроизводит эмоциональную жизнь людей: что целью речевой деятельности людей в большинстве случаев является эмоциональный контакт или аффектация чувств. Естественно, в художественном тексте эмоции не наблюдаются прямо, а только через специфические языковые знаки, которые материальны, наблюдаемы и служат для манифестации эмоций.

Эмоции тесно связаны со знаниями, они изменчивы во времени – разному возрасту человека «приписывают» свои эмоции, различным эпохам свойственны более или менее доминантные эмоции.

С другой стороны, являясь составной частью культуры народа, эмоция, несмотря на свою универсальность, обладает некоторыми специфическими для каждого народа чертами, что объясняется имеющейся у народа картиной мира: субъективного образа окружающей действительности, которая определяется различными для каждого этноса знаковыми формами.

В науке на сегодняшний день не существует единой точки зрения относительно первичности эмоций в жизни человека.

Следует отметить тот факт, что эмоции, в отличие от инстинкта, драйва и рефлекса, служат средством коммуникации между людьми.

Некоторые эмоции являются универсальными, общекультурными; их физиологическое проявление, кодирование и декодирование в общем одинаково для людей всего мира, безотносительно к их культуре, языку, образовательному уровню.

Система социальной коммуникации, основанная на эмоциональной экспрессии, необходима для выживания и благополучия человека. Человек не был бы в полной мере человеком, если бы не умел испытывать гнев, радость, печаль, страх. Отличительной чертой эмоции является тот факт, что несмотря на свою мотивационную мощь (под мотивацией мы понимаем «активацию одного или нескольких базовых чувств» [1]) не определяют поведения человека непосредственно, а служат лишь фактором, влияющим на его поведенческие тенденции, в отличие от рефлексов и инстинктов [2].

Для возбуждения эмоции необходим некий стимул или раздражитель. Это может быть любое событие, явление окружающего мира, а не обязательно действие. Затем возникает некое отношение к этому явлению или событию. Это отношение имеет положительный или отрицательный знак. Так, эмоции окрашивают окружающий мир, мобилизуют энергию, руководят мыслительной и физической активностью индивида, направляют ее в определенное русло (Горелов, Литвак, Щербатых и др.). Однако существует другая точка зрения, которая заключается в том, что деятельность, т.е. совершение ряда определенных действий, провоцирует переживание той или иной эмоции. Так, у А. Н. Леонтьева находим: «Чтобы испытать эмоции удовольствия, счастья, нужно стремиться не к переживанию их, а к достижению таких целей, которые порождают эти переживания» [2].

Среди множества научных дефиниций эмоции более всего нам импонирует определение, данное М. Е. Литваком. Оно привлекает своей простотой и в то же время емкостью: «Эмоция – есть психический процесс, отражающий отношение человека к самому себе и окружающему миру» [3], характеризующийся мимическими, психосоматическими, поведенческими изменениями и находящий отражение в языке.

В отечественной лингвистике эмоциональные концепты относят к разряду универсальных, поскольку именно эмоции являются «центральной частью, которая делает представителей разных этносов более или менее похожими друг на друга» [4].

При этом эмоциональным концептам присуща этноспецифичность, которая обусловлена «индивидуальным эмоциональным трендом и национальным индексом данной культуры» [4].

Культурная обусловленность эмоционального концепта определяется тем, что он рождается в конкретной социально-исторической ситуации; этническая обусловленность эмоционального концепта определяется такими социо-психо-культурологическими характеристиками конкретного сообщества людей, как традиции, обычаи, нравы, особенности быта, стереотипы мышления, модели поведения и т.п., исторически сложившиеся на всем протяжении развития, становления этноса [5].

Отличительным признаком эмоционального концепта также считается их интеллигибельность, поскольку сами по себе эмоции недоступны визуальному наблюдению и представляют собой «бестелесную и труднопостижимую абстракцию» [6].

Люди ищут метафоры для того, чтобы более точно реализовать в своем сознании «абстрактный» концепт, представляющий определенную «ценность» или «анти-ценность», но который нельзя увидеть и ощутить. «Совесть», «честь», «любовь», «ревность» выкристаллизовывались из конкретных фактов деятельности человека, «сценарной» серии поступков, переживаний и эмоций.

Эмоциональные концепты есть лабильные, как правило, оязыковленные фрагменты концептуальной картины мира. Изменение содержания эмоционального концепта определяется средой их обитания – культурным и временным пространством, которое постоянно трансформируется.

Как всякий социальный феномен эмоции символизируются вербально и не вербально. В реальном человеческом общении его вербальный и невербальный коды представляют собой в действительности единый коммуникативный процесс.

Сколько же потребуется «основных» эмоций, чтобы отразить все многообразие эмоциональных переживаний? Попытки составить такой список имеют давнюю традицию. Д. Л. Уотсон, например, выявляет всего 3 основные формы эмоциональных проявлений – страх, ярость и любовь, а у К. Е. Изарда дается уже 10 «фундаментальных» эмоций – интерес-возбуждение, удовольствие-радость, удивление, горе-страдание, гнев-ярость, отвращение-омерзение, презрение-пренебрежение, страх-ужас, стыд-застенчивость, вина-раскаяние.

Языковые эмоции в значительной степени определяют и регулируют наши взаимоотношения с обществом. Особенности эмоциональности каждого отдельного человека в огромной мере определяют его социальную значимость и человеческую ценность.

У человека главная функция эмоций состоит в том, что благодаря эмоциям мы можем, не пользуясь речью, судить о состоянии друг друга и настраиваться на совместную деятельность и общение. Замечательным, например, является то, что люди, принадлежащие к разным культурам способны безошибочно воспринимать и оценивать выражения человеческого лица, определять по нему такие эмоциональные состояния как радость, гнев, печаль, отвращение, удивление.

Мир художественного произведения, отражающего действительность с позиции определенного эстетического идеала, уникален и неповторим, как неповторима личность его создателя. Интерес к личности художника слова определяет особое внимание к его стилю.

Хотя поэт отражает в своем творчестве общеизвестные эмоции, он отражает их как нечто уникальное, единичное. Как справедливо замечается в Стилистическом энциклопедическом словаре русского языка (СЭС) под редакцией М. Н. Кожиной, «любовь у каждого большого поэта имеет особый компонентный состав, который далеко не всегда знаком не только носителю обыденного сознания, но и другому художнику слова».

Любовь, рассматриваемая как лингвокультурный эмоциональный концепт, обладает универсальным характером. Как и большинство подобных концептов («воля-свобода», «правда-истина», «блаженство-счастье» и пр.), в своем вербальном представлении она характеризуется «разноименностью» и «семантической дублетностью» (любовь/ влюбленность/ страсть/ увлечение/ милость/ жалость).

Внешние проявления эмоций, связанных с любовными волнениями, различны. Проведя анализ интимной лирики XIX века, их можно классифицировать таким образом:

- покраснение кожи: «И пылающи ланиты, розы ярким багрецом...» (К.Н.Батюшков, «Вакханка»);

- трепет тела, дрожь: «И дева трепетной рукой окно открыла боязливо» (А.С.Пушкин, «Окно»), «Помнишь ли, о друг мой нежный! Как дрожащая рука от победы неизбежной защищалась - но слегка» (К.Н.Батюшков, «Ложный страх»);


  • резкие перемены температуры тела: «Твоя рука в моей то млела, то пылала...» (К.Н.Батюшков, «Мщение»), «...пламенной рукой снимаешь со груди ее покров стыдливой...» (К.Н.Батюшков, «Мечты»), «Мои хладеющие руки тебя старались удержать» (А.С.Пушкин, «Для берегов отчизны дальней...»), «Дышала в тайном страхе грудь» (А.С.Пушкин, «Окно»);

  • вздохи: «И вздохи страстные» (К.Н.Батюшков, «Выздоровление»), «Испускаю вздох глубокий» (А.С.Пушкин, «К Наталье»), «И первый вздох сердечный» (К.Н.Батюшков, «Мечта»), «Робко, сладостно дыханье» (А.С.Пушкин, «К Наталье»);

  • стоны, голосовые модуляции: «Мой голос для тебя и ласковый и томный» (А.С.Пушкин, «Ночь»), «...и звуки слышу я: мой друг, мой нежный друг… люблю... твоя... твоя» (А.С.Пушкин, «Ночь»), «Томленье страшное разлуки мой стон молил не прерывать» (А.С.Пушкин, «Для берегов отчизны дальней...»);

  • взгляд: «И слезы пламенем сверкающих очей...» (К.Н.Батюшков, «Выздоровление»), «Гляжу на них недвижными глазами» (А.С.Пушкин, «Разлука»), «В твоих потупленных очах» (К.Н.Батюшков, «Мщение»), «...с боязнью и мольбой твои глаза не следуют за мной» (А.С.Пушкин, «Простишь ли мне...»), «Зачем на все подъемлю взор угрюмый...» (А.С.Пушкин, «К***»), «...и дружбы тихий взгляд души моей холодный мрак осветит» (А.С.Пушкин, «Разлука»), «Удержать умильным взором» (А.С. Пушкин, «К Наталье»), «И всех дарит надеждою пустой твой чудный взор, то нежный, то унылый» (А.С.Пушкин, «Простишь ли мне...»), «...склонив ко мне томительные взоры» (А.С.Пушкин, «Желание славы»). Взор, как свидетельствует анализ, может быть умильным, чудным, нежным, томительным, но может быть и угрюмым, недвижимым.

Безусловно, любовь вызывает самый распространенный ряд ассоциаций.

Любовь олицетворяется. Она предстает и в образе молодой красивой девушки, и как хранитель влюбленных, и в образе птицы: «Волшебной нежной красотой любовь явилась молодая» (А.С.Пушкин, «Наслаждение»), «Моя любовь мне оборона от порицаний клеветы» (М.Ю.Лермонтов, «Посвящение»), «Златые крылья развивая...» (А.С.Пушкин, «Наслаждение»).

Любовь - божество: «И был я полон божества» (Н.М.Языков, «А.А.Воейковой»).

Любовь - волна: «И что любовь? Одна волна большого жизненного моря» (Н.М.Языков, «Мечты любви - мечты пустые!»).

Любовь - обман: «Священный сладостный обман, души волшебное светило» (А.С.Пушкин, «Храни меня, мой талисман...»).

Любовь - тень: «...и верно надо мной младая тень уже летала» (А.С.Пушкин, «Под небом голубым...»).

Встречаются и традиционные образы. Любовь - мука, болезнь: «Если б муку эту знал, чуял спозаранку...» (А.А.Фет, «Снова слышу голос твой...»), «Я болен, я влюблен» (А.А.Фет, «Какое счастие: и ночь, и мы одни...»), «Простишь ли мне... моей любви безумное волненье?» (А.С.Пушкин, «Простишь ли мне...»).

Любовь - битва, бой: «В тревоге пламенного боя...» (А.С.Пушкин, «Храни меня, мой талисман...»).

Любовь - просто связь: «Все кончено: меж нами связи нет» (А.С.Пушкин, «Все кончено...»).

Любовь - жар, искра: «И в сердце стихнул жар опасный и не кружится голова» (Н.М.Языков, «Свободен я: уже не трачу...»), «Любви чарующая сила, как искра Зевсова огня, всего меня воспламенила, всего проникнула меня» (Н.М.Языков, «Она меня очаровала...»).

Любовь - лень (встречается крайне редко): «...я влачил задумчивую лень» (А.С.Пушкин, «Редеет облаков летучая гряда...»).

Любовь - дыхание любимой: «Я пью любовь в твоём дыханье» (В.А.Жуковский, «Песня»).

А что приносит любовь влюбленному? Анализ интимной лирики свидетельствует, что это, прежде всего:


  • счастье, радость: «Тебя любить - одна мне радость» (В.А.Жуковский, «Песня»);

  • мечты: «...в мечтах любви напрасной» (А.С.Пушкин, «Мне вас не жаль...»).

  • мучения, несчастья, страдания (самые частотные случаи): «И ни единый дар возлюбленной моей... не лечит ран любви» (А.С.Пушкин, «Пускай увенчанный любовью...»), «...любил я... с таким тяжелым напряженьем, с такою нежною, томительной тоской, с таким безумством и мученьем!» (А.С.Пушкин, «Под небом голубым...»), «Уверена в любви моей несчастной» (А.С.Пушкин, «Простишь ли мне...»), «Мне дорого любви моей мученье» (А.С.Пушкин, «Желание»), «Все горести несчастливой любви» (А.С.Пушкин, «Желание»);

- ропот, неуверенность: «И тайный ропот мне внушает» (Д.В.Веневитинов, «К моей богине»);

- и, конечно же, признание в любви: «И первый раз «люблю», краснеяся, сказала» (К.Н.Батюшков, «Мщение»).

Любовь нечасто бывает взаимной. Безответное чувство вызывает у поэтов разочарование в любви: «И любим мы любовью раздробленной» (А.К.Толстой, «Слеза дрожит в твоем ревнивом взоре...»), «Я произнес любви признание - и скучен был наш разговор!» (Н.М.Языков, «Мечты любви - мечты пустые!..»), «И ты моей любви быть может, ужаснешься» (А.С.Пушкин, «Мой друг, забыты мной следы минувших лет...»), «Не для меня сотворена любовь» (А.С.Пушкин, «Все кончено...»), «Я разлюбил веселую любовь» (А.С. Пушкин, «К***»).

Часто любовь связывается с сумасшествием, оттого что влюбленные ведут себя неразумно, руководствуясь невообразимыми желаниями и фантазиями: «...любви безумной, безнадежной...» (А.С.Пушкин, «Пускай увенчанный любовью...»), «Я вспомнил прежних дней безумство молодое» (А.С.Пушкин, «Погасло дневное светило...»).

Нередко в поэзии звучит тема одиночества, на которое обрекла человека безответная любовь. Поэт считает себя недостойным возлюбленной, хотя чувство его и велико: «Никто ее любви небесной недостоин» (А.С.Пушкин, «Ненастный день потух...»), «Не знаешь ты, как сильно я люблю» (А.С.Пушкин, «Простишь ли мне...»).

Любовь бессмертна. Так утверждают влюбленные: «И душою подкупленной веришь, что, как мир, бесконечна любовь» (А.А.Фет, «Весенние мысли»), «Но для небесного могилы нет» (М.Ю.Лермонтов, «1831-го июня 11 дня»).

«Список литературы»:

1. Изард К. Психология эмоций.- Спб.: Питер, 2000.- 450с.

2. Леонтьев А. Н. Потребности, мотивы и эмоции // Психология эмоций. Тексты / Под ред. Вилюнаса В. К.- М.: Изд-во МГУ, 1984.- с. 162-172.

3. Литвак М. Е. Психологическая диета.- Ростов-на-Дону: Изд-во «Психологическое айкидо», 1993.- 60с.

4. Шаховский В. И. Эмоциональные культурные концепты: параллели и контрасты // Языковая личность: культурные концепты: Сб. науч. тр. / ВГПУ, ПМПУ.- Волгоград-Архангельск, 1996.- с.80-96.

5. Красавский Н. А. Эмоциональные концепты в нем. и рус. лингвокультурах: Монография.- Волгоград: Перемена, 2001.- 494с.



6. Чернейко Л. О. Лингво-философский анализ абстрактного имени.- М.: Изд-во МГУ, 1997.- 320с.





Каталог: uploads
uploads -> Предоставление максимально широкого поля возможностей учащимся, ориентированным на высокий уровень образования и воспитания, с учетом их индивидуальных потребностей
uploads -> «Организация исследовательской деятельности в процессе обучения биологии»
uploads -> Одобрено на заседании каф. Философии и гуманитарных дисциплин Пушкина Н. М
uploads -> Сборник тезисов докладов и методических материалов круглого стола психологов (11-12 ноября 2015 года) Екатеринбург 2015
uploads -> Название кафедры
uploads -> Департамент образования и молодежной политики
uploads -> Методические рекомендации для преподавателей 12 Методические рекомендации для аспирантов
uploads -> Сборник методических материалов
uploads -> Темы контрольных работ по дисциплине «психология отклоняющегося доведения»


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница