Экзистенциальная психология и психотерапия



Скачать 212.74 Kb.
Дата24.04.2016
Размер212.74 Kb.


ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ И ПСИХОТЕРАПИЯ:

ОНТОЛОГИЧЕСКОЕ И ПЕРСОНАЛИСТИЧЕСКОЕ НАПРАВЛЕНИЯ
Шумский Владимир Борисович
В статье рассматриваются два направления в экзистенциальной психологии, которые можно выделить в соответствии с разным пониманием соотношения экзистенции и эссенции – онтологическое и персоналистическое. Прослеживаются различия между этими направлениями на уровне философских оснований, психологических концепций, психотерапевтической практики, а также подчеркивается вклад персоналистического направления в развитие методологии экзистенциальной психотерапии.
EXISTENTIAL PSYCHOLOGY AND PSYCHOTHERAPY:

ONTOLOGICAL AND PERSONALISTICAL ORIENTATIONS


Schoumskij Vladimir Borisovitch

State University – Higher School of Economics,

Moscow

Abstracts


It is shown, that in existential psychology two orientations are possible to distinguish – ontological and personalistical – according to different attitude to the relationship of essence and existence. The difference between orientations at a level of the philosophical background, psychological concepts, psychotherapeutical practice are considered, and the contribution of personalistical orientation into development of methodology of existential psychotherapy is emphasized.

В начале 21 столетия экзистенциальная психология (ЭП) и экзистенциальная психотерапия (ЭПТ) получают все более и более широкое распространение в нашей стране. В переводе на русский язык изданы почти все книги ведущих зарубежных представителей этого направления; только в Москве около десяти психологических институтов и центров предлагают образование в области ЭПТ – от краткосрочных ознакомительных курсов до фундаментальных многолетних международных образовательных программ, успешное окончание которых подтверждается сертификатами, признаваемыми западноевропейским психотерапевтическим сообществом. Такая же тенденция присутствует и в зарубежной психологии и психотерапии – в 2004 году известный британский экзистенциальный терапевт Э. Спинелли пишет: «Я никогда не видел большего интереса к экзистенциальной психотерапии, чем в настоящее время. И, что, возможно, более важно, я никогда не ощущал такой готовности к сотрудничеству с экзистенциально-феноменологической теорией и практикой со стороны представителей альтернативных моделей – таких как когнитивная и рефлексивная психология» (Spinelli, 2004, р.122).

Как и психоанализ, ЭП и ЭПТ – явление неоднородное, в котором есть несколько направлений, развивающихся достаточно независимо друг от друга. Д. А. Леонтьев (Leontiev, 2004, p.103) выделяет швейцарскую школу Dasein-анализа (Л. Бинсвангер, М. Босс), третью венскую школу психотерапии (экзистенциальный анализ и логотерапия В. Франкла и его последователей) и американскую ветвь ЭП и ЭПТ (Р. Мэй, И. Ялом, Дж. Бьюдженталь, С. Мадди). К ним можно добавить британскую экзистенциально-феноменологическую психотерапию (Р. Лэйнг, Э. Спинелли, Э. ван Дурсен) и итальянский экзистенциальный анализ (А. Меркурио). Эти школы имеют некоторые общие основания, но также и значительные отличия.

В настоящей статье рассматривается различие, которому не уделяют внимания ни зарубежные, ни отечественные авторы, но которое, с нашей точки зрения, принципиально для (понимания) теории и практики (ЭП и ЭПТ). Традиционно считается (Мэй, 2001; Ялом, 1999; Леонтьев, 2001; Кочюнас, 2002; Deurzen, 2002), что в экзистенциальной психологии существованию (экзистенции) человека отдается приоритет по сравнению с его сущностью (эссенцией). Или, согласно более жесткой формулировке Ж.-П. Сартра, «Существование предшествует сущности». В то же время все авторы признают В. Франкла неоспоримым авторитетом ЭП и ЭПТ, хотя он со всей определенностью утверждает обратное: «…сущность в конечном счете не зависит от существования; “эссенция” не зависит от “экзистенции”, и, поскольку она имеет эту свободу, она имеет превосходство над “экзистенцией”» (Франкл, 1990, с.249). Таким образом, мы можем выделить в ЭП две исходные теоретические позиции: первая считает, что экзистенция первична по отношению к эссенции, вторая, напротив, полагает, что эссенция имеет над экзистенцией приоритет. Соответственно этим позициям можно говорить о двух направлениях в ЭП и ЭПТ – онтологическом и персоналистическом. Далее сначала коротко остановимся на предметной области ЭП в целом, а затем рассмотрим различия между направлениями на уровне философских оснований, психологических концепций, психотерапевтической практики и покажем вклад персоналистического направления в теорию ЭП и практику ЭПТ.




Предметная область экзистенциальной психологии

«Главный предмет экзистенциальной психологии – смысл человеческой жизни, условия его обретения, изменения и утраты», – пишет Ю. В. Тихонравов (Тихонравов, 1998, с.6). По мнению В. В. Знакова, предметом ЭП являются такие глобальные проблемы, как жизнь и смерть человека, свобода и детерминизм, моральный выбор и ответственность, общение и одиночество, смысл и бессмысленность, абсурдность существования (Знаков, 2001, с.14). Д. А. Леонтьев говорит о том, что «фактически ЭП является психологией самодетерминируемой личности … под углом зрения объекта и предметной области, ЭП предстает как психология взаимоотношений человека с жизненным миром, взятым как целое» (Леонтьев, 2001, с.5). А Джиорджи считает, что «главной программой экзистенциальной психологии стало придание жизненному опыту со всеми его сложностями и во всех его конкретных проявлениях статуса легитимного предмета изучения психологии» (Джиорджи, 2003, с.1003), а согласно П. Вонг (Wong, 2004, р.1), ЭП есть зрелая позитивная психология того, как остаться самим собой и достойно жить и умереть в напряженном пространстве конфликтов, пронизывающих человеческое существование – борьбы добра и зла, надежды и отчаяния, любви и ненависти, мужества и неуверенности в себе, стремления к свободе и необходимости жить в сообществе.

Наряду с размытостью представлений о предмете ЭП можно встретить и неоднозначные мнения об области ее применения. Например, Д. А. Леонтьев полагает, что «экзистенциальная психология особенно необходима в двух крайних случаях – в трагических ситуациях, перед лицом смерти, невосполнимой потери, разрушения личности, и в ситуации самотрансценденции – выхода личности за свои пределы, стремления вверх, к безграничному развитию, не вызванному никакой житейской необходимостью и потому необъяснимому» (Леонтьев, 2001, с.6), тогда как с точки зрения П. Вонг «экзистенциальная психология должна стать практической психологией каждого дня» (Wong, 2004, р.1).

Для того, что бы очертить предметную область ЭП, обратимся к ее теоретическому базису – философии экзистенции. Согласно классическому определению К. Ясперса, экзистенция – это необъективируемое «свободное бытие человека» (Ясперс, 2000, с.46). О. Ф. Больнов обобщает представление об экзистенции у разных философов следующим образом: «Обо всем том, что в естественном жизненном опыте содержательно принадлежит жизни, чем человек располагает и о чем в каком-либо смысле может сказать, что он это “имел бы”, обо всем этом он может в соответствующие мгновения узнать, что это не принадлежит ему сущностно и могло бы быть от него отнято, не причинив тем самым вреда последней, глубинной его сердцевине. … Эта предельная сокровеннейшая сердцевина человека, лежащая “по ту сторону” всех содержательных данностей и становящаяся ощутимой лишь посредством того, что все в той или иной мере содержательно определенное отпадает от нее в качестве чего-то внешнего, в строгом экзистенциально-философском смысле обозначается понятием экзистенции» (Bollonow, 1995, s.25). Неотъемлемая характеристика экзистенции состоит также том, что она есть «отношение, которое относит себя к самому себе и в этом отношении-к-себе-самому относит себя к иному» (там же, s.33) – человек как экзистенция представляет собой соотнесенность и неразрывную связанность с чем-то, что не является им самим и, таким образом, постоянное трансцендирование за собственные пределы.

Итак, экзистенция – это не то, что человек «имеет», но то, что он в своей глубинной сердцевине «есть». Как «свободное бытие», экзистенция не может быть зафиксирована и опредмечена, она не имеет физической субстанции и поэтому не наблюдаема. Человек не способен сделать себя как экзистенцию объектом собственного рассмотрения, не переставая быть субъектом – субъект представляет собой «место», из которого наблюдают, но там, где находится это место, не может быть предмета. В. Франкл в этой связи ссылается на древнеиндийские Веды: «То, что видит, не может быть увиденным; то, что слышит, не может быть услышанным; то, что думает, о том нельзя думать» (Frankl, 1979, s.24).

Ведущие представители экзистенциальной психологии так формулируют вопросы о «глубинной сердцевине человека», на которые стремятся найти ответ – Дж. Бьюдженталь: «Кто я или что я? В своем последнем основании? Помимо званий, ролей, степеней и всех этих этикеток, наклеенных на меня? Помимо занятий и отношений, даже имени и личной истории? Кто я? Что я?» (Бьюдженталь, 1998, с.33); Р. Лэйнг: «Когда Я начался? Когда Я закончусь? Что Я есть? Я есть? Что означает наше присутствие здесь? Пришел ли я откуда-нибудь? Иду ли я куда-нибудь? Есть ли какой-то смысл допытываться, кто или что я есть и почему я здесь?» (Лэйнг, 2005, с.199).

Приведенные цитаты, как представляется, делают понятным отсутствие достаточной четкости в определении предмета ЭП – вопрос о «последнем основании» человека не может быть решен однозначно и окончательно. Вместе с тем специфику экзистенциальной психологии можно обозначить следующим образом: ЭП рассматривает человека как возвышающегося над биологическими заданностями и влиянием социума. Как таковой, человек способен принимать свободные и ответственные решения, является субъектом собственной жизни и во все времена стоит перед одними и теми же «вечными вопросами» бытия.

Эссенция и экзистенция
В философии принято следующее различение эссенции и экзистенции. Эссенция – это зафиксированное в понятии содержательное определение чего-либо, ответ на вопрос «что это такое?», сущность вещи. Экзистенция обозначает конкретную реальность чего-либо (наличное бытие) и отличается от эссенции как чистое существование, не являющееся ни отдельной вещью, ни ее предикатом. На вопрос, реальна ли вещь, эссенция ничего не отвечает: можно знать сущность вещи, но не знать, существует ли она.

Соотношение эссенции и экзистенции представляет собой давнюю философскую проблему. Является ли существование лишь актуализацией сущности или же существование по отношению к сущности первично? Позиция, идущая от Платона, полагает, что эссенция представляет собой вневременный объект знания во временном и изменчивом существовании; существование не входит в определение сущности и, будучи ее возможностью, добавляется к эссенции в качестве чего-то второстепенного. Согласно противоположной позиции, все реальное существует, а сущностное (эссенциальное) – это не более чем отражение существования в человеческом сознании. Средняя позиция, восходящая к Аристотелю, полагает, что реальное существует именно потому, что сущностное наделяет его силой бытия.

В соответствии со схоластической традицией, у сотворенного сущего эссенция и экзистенция различны, и только у Бога существование и сущность тождественны. В этой философской традиции термин «экзистенция» означает также выход из небытия (“ex-sistere” – возникать, выделяться, появляться, становиться), который происходит в акте творения Богом какой-либо вещи из ничего; при этом вещь, выходя за пределы ничто, как бы вставляется Богом в действительность, получая свою экзистенцию. Экзистенция, таким образом, означает здесь перенос из недействительного в действительное (из потенциального в актуальное) и дальнейшее в нем пребывание.

Применительно к человеку проблема соотношения эссенции и экзистенции формулируется следующим образом. Есть ли у человека сущность, которая может быть определена в абстрагировании от вопроса о его существовании? Или же человек не имеет предзаданной сущности, и поэтому вопрос о ней не может быть поставлен независимо от вопроса о его существовании? В более приземленном виде вопрос можно поставить так: когда человек совершает какой либо поступок, он тем самым реализует себя или же себя делает?

Со времен позднего Возрождения в философии стали преобладать антиэкзистенциальные тенденции. Существование человека и его мира было «заключено в скобки» и выведено из поля зрения науки. Человек превратился в чистое сознание, стал исключительно познающим сущности субъектом, а мир, включая человеческое тело и психику, стал объектом научного исследования. Отдельный человек и его бытие выпали из поля зрения философии – в системе Гегеля человек полагался лишь ничего не значащим моментом в саморазвертывании абсолютного духа, а в системе Маркса сущность человека сводилась к совокупности общественных отношений. В результате люди стали рассматриваться по аналогии с вещами – как абсолютно обусловленные психические процессы, которые могут исчисляться чистой наукой и которыми можно управлять.

В первой половине 19 века основатель экзистенциализма С. Кьеркегор в центр своей философии в качестве исходного фактора поставил бытие отдельного человека, его способность к самодетерминации и постоянно критиковал попытки растворения индивидуального в коллективном и универсальном. Стремление преодолеть традиционное понимание человека по аналогии с вещью и акцентировать самодетерминацию привело Хайдеггера и Сартра к подчеркиванию у человека первичности экзистенции по отношению к эссенции. Согласно Хайдеггеру, сущность есть предикат существования. Согласно Сартру, сущность – это результат прошлого развития человека, и, поскольку человек постоянно находится в становлении, его сущность все время меняется.

Таким образом, философия экзистенции первоначально возникла как протест против эссенциализма, и с точки зрения истории философии позиция приоритета экзистенции над эссенцией выглядит вполне оправданной. Однако впоследствии появилась тенденция ассоциировать эту позицию со всей экзистенциальной философией (а также экзистенциальной психологией и психотерапией) несмотря на то, что Г. Марсель писал: «философы экзистенции отнюдь не всегда утверждают приоритет существования по отношению к сущности; Жан-Поль Сартр сегодня, пожалуй, единственный, кто настаивает на этом положении категорическим образом» (Марсель, 1995, с.114). То есть, в тень оказалась отодвинутой другая позиция, о которой речь шла в приведенной ранее цитате В. Франкла. Эта позиция состоит в том, что сущность человека – человеческая личность, как она понимается в персоналистической философской традиции – первична по отношению к человеческому существованию.

Персоналистическая традиция имеет давние религиозно-философские корни в христианской культуре, восходя к тринитарным и христологическим дискуссиям Никейского (325г.) и Халкидонского (451г.) Вселенских соборов. Приведем несколько описаний личности, сделанных философами в 20 веке. Ж. Маритен: «Личность – это универсум духовной природы, наделенный свободой выбора и составляющий, в силу этого обстоятельства, независимое целое по отношению к миру, так что ни природа, ни государство не могут покушаться на этот универсум без его согласия» (Маритен, 1994, с.58). Согласно М. Шелеру, личность – это «деятельный центр, в котором дух является внутри конечных форм бытия»; дух «заключает в себе и понятие разума, но наряду с мышлением в идеях охватывает и … созерцание первофеноменов или сущностных содержаний, далее определенный класс эмоциональных и волевых актов … например, доброту, любовь, раскаяние, почитание и т.д.» (Шелер, 1988, с.53). Н. А. Бердяев также подчеркивал, что личность – это не биологическая категория, но этическая и духовная, личность «есть свобода в человеке, возможность победы над детерминацией мира» (Бердяев, 2003, с.470).

Персоналистическую позицию в экзистенциальной философии (а также в экзистенциальной психологии и психотерапии) можно обозначить следующим образом: личность как духовная индивидуальность представляет собой сущность человека и является внутренней антропологической основой экзистенции. Н. А. Бердяев писал, что «личность есть экзистенциальный центр» (там же, с.469), и тогда экзистенция есть проживание человеком себя как личности. Или, другими словами: «Экзистенция … означает способ бытия человеческой личности … центральное ядро человеческого “Я”, благодаря которому последнее выступает именно как конкретная неповторимая личность» (Философский словарь, 2001, с.679).

В соответствии с разным пониманием соотношения эссенции и экзистенции, которое представлено двумя философскими линиям, образующими теоретический фундамент экзистенциальной психологии, в ЭП можно выделить два направления – онтологическое и персоналистическое.



Особенности теоретических концепций в экзистенциальной психологии

Персоналистическое и онтологическое направления в ЭП, с нашей точки зрения, в своей основе имеют ряд общих положений:

– в своей глубинной сердцевине человек не зависим ни от своих биологических и психофизиологических данных, ни от влияния социального окружения; центральный тезис ЭП о самодетерминации – то, чем становится человек, зависит от его свободного выбора – связан именно с этим фундаментальным положением о принципиальной независимости человеческого существования от природы и социальной среды.

– глубинная сердцевина человека – не замкнутая монада, но неразрывная связанность и постоянная соотнесенность с иным и, таким образом, постоянное трансцендирование за собственные пределы – как в сферу интерперсональной коммуникации, так и в сферу ценностей и смыслов.

– человек не достигает экзистенции автоматически, при наличии благоприятных условий; экзистенция – это более глубокая бытийная возможность, и от человека требуется решимость выбирать и проживать эту возможность.

Несмотря на общий базис, позиция по вопросу соотношения эссенции и экзистенции оказывает значительное влияние на теоретические построениях в ЭП. Коротко укажем основные различия.

Онтологическое направление настаивает на снятии субъект-объектного разделения, вводя термин «бытие-в-мире», подчеркивающий феноменальную сращенность, неразделимое единство плана смысла, онтологического непредметного плана, и конкретного предметно-фактического онтического плана человеческого существования. Тем самым исходно речь идет не о том, что такое человек, а об отделенном от тела и психики бытии человека в мире значений и смыслов. В связи с этим представители онтологического направления заняты главным образом феноменологической экспликацией того, как осуществляется такое бытие. В отличие от этого авторы персоналистической ориентации сосредоточенны на том, как, в соотнесении с телом и психикой, происходит актуализация личности как носителя экзистенции, так что человек становится способным войти в мир значений и смыслов. Субъект-объектное разделение здесь полагается изначальной данностью, которая может временно преодолеваться в процессе феноменологического постижения мира и в общении, происходящем как личностная встреча.

Еще одно важное различие связано с представлениями о происхождении ценностей как оснований для свободных действий. В персоналистическом направлении ценности считаются априорными качественными феноменами, предлагающими человеку нормы долженствования и оценок; соответственно этому признается существование универсального нравственного закона. Онтологическое направление отрицает наличие абсолютных ценностных универсалий – экзистенция первична, и поэтому ценности создаются непосредственно в бытии.

Онтологическая позиция содержится в работах представителей Dasein-анализа, американской и современной английской школ ЭП и ЭПТ; персоналистическая – в ранних работах Р. Мэя, а также в творчестве Р. Лэйнга, А. Меркурио, В. Франкла и А. Лэнгле.

Наибольший вклад в развитие персоналистического направления, с нашей точки зрения, внесла третья венская школа психотерапии. Начало положил В. Франкл, который предложил понимать человека как единство трех ортогональных измерений: телесного, психического и духовного (ноэтического) (Франкл, 1990). В этой модели плоскости психофизического, детерминированной наследственностью, инстинктивными потребностями, семейным воспитанием и социальным научением, была противопоставляется вертикаль духовного, личностного измерения – «свободного в человеке», «собственно человеческого в человеке». Для актуализации личности и достижения экзистенции человек, по В. Франклу, должен реализовать две духовные антропологические способности: к самодистанцированию – освободиться от слишком тесной связанности с психофизикой и к самотрансценденции – выйти за собственные пределы и посвятить себя нахождению и воплощению смысла во внешнем мире. На основании использования этих духовных способностей были разработаны первые оригинальные техники ЭПТ – парадоксальная интенция и дерефлексия.

Развивая представления В. Франкла, А. Лэнгле разработал две модели актуализации личности: процессуальную диалогическую, последовательно представленную в психотерапевтическом методе «персональный экзистенциальный анализ» (Längle, 1993), и содержательную структурную – концепцию четырех фундаментальных экзистенциальных мотиваций (Лэнгле, 2006). Если В. Франкл полагал, что личность движима стремлением к смыслу, то согласно А. Лэнгле, мотивации к смыслу предшествуют три другие духовные мотивации. Во-первых, мотивация к тому, чтобы выдержать и принять фактические условия существования – как ограничения, накладываемые реальностью, так и предоставляемые ею возможности. Во-вторых, мотивация к переживанию ценностей как духовных ориентиров бытия. В-третьих, мотивация к автономности и аутентичности – к тому, чтобы иметь право быть самим собой во всей своей уникальности и непохожести на других. И уже в четвертых личности необходим смысл. Реализация этих мотиваций позволяет человеку полностью актуализировать свое личностное начало.

Таким образом, вклад персоналистического направления в ЭП состоит в описании внутренних условий, необходимых для осуществления экзистенции. Отметим также, что следствием центрированности на сущности является большая целостность и структурированность психологических концепций авторов персоналистической ориентации.



Методология экзистенциальной психотерапии

В самом общем виде цель ЭПТ можно сформулировать как содействие в достижении аутентичности, или подлинности – в достижение соответствия бытия человека некоторым характеристикам, которые тот или иной автор полагает присущими экзистенции. Такими характеристиками могут считаться реализация способности принимать решения и нести за них ответственность, открытость миру, следование голосу совести, жизнь с чувством внутреннего согласия. Например, Ж. Кондрау пишет, что «с точки зрения Dasein-анализа, психотерапия – это раскрытие индивидуумам специфического характера их собственной несвободы и ограниченности их способа существования … терапия стремится освободить пациентов от свойственной им узости, чтобы они обрели способность открыто и ответственно проживать наиболее полный диапазон своих аутентичных потенциалов бытия-в-мире» (Condrau, 1994, p.341).

Исходной и постоянной задачей психотерапевта является феноменологическое понимание: как можно более полно понять, как пациент видит и истолковывает мир – как он воспринимает себя, других людей, как задает направление своей жизни и какой смысл она для него имеет, даже если этот смысл им не осознается. При этом терапевт должен «заключить в скобки», или на время забыть, свои собственные ценности, установки, перцептивные паттерны, чтобы как можно свободнее и глубже войти в мир другого.

С точки зрения содержания, ЭПТ представляет собой философское исследование жизни пациента, направленное на то, чтобы он с мужеством и смирением принял ограничения и противоречия человеческого существования и жил более осмысленно. С точки зрения процесса, в ЭПТ можно выделить два аспекта:

развитие терапевтических отношений, в безопасной и доверительной атмосфере которых открытость и аутентичность терапевта побуждает пациента к более глубокому исследованию собственного бытия и к общению на уровне встречи, или экзистенциальной коммуникации;

активизация личности пациента (этот аспект есть только в персоналистическом направлении).

Анализ работ представителей онтологического направления ЭПТ позволяет отметить следующие моменты:

1. Некоторые авторы не рассматривают ЭПТ как самостоятельное направление психотерапии, но видят в ней лишь дополнение к другим видам терапии. Р. Мэй писал (книга вышла в США в 1958 г.), что ЭПТ «не система терапии, а установка по отношению к терапии … интерес к пониманию структуры человеческого бытия» (Мэй, 2001, с.15). Эту же мысль практически повторяет И. Ялом (книга вышла в США в 2002 г.): «Я не рассматриваю экзистенциальную психотерапию как обособленную, автономную идеологическую школу. Вместо того, чтобы постараться развить курсы по обучению экзистенциальной психотерапии, я предпочитаю дополнять образование всех хорошо подготовленных динамичных терапевтов, повышая их восприимчивость к проблемам действительности» (Ялом, 2004, с.13).

2. В Dasein-анализе и английской ЭПТ подобных заявлений не делается, однако эти школы не предлагают специальных способов терапии для определенных групп пациентов – фактически ко всем пациентам, независимо от вида и тяжести нарушений, подходят с применением одних и тех же методов терапии.

3. В онтологическом направлении ЭПТ отсутствуют оригинальные методы и техники работы с пациентами, которые были бы присущи именно экзистенциальной психотерапии. Феноменологический метод, развитие терапевтических отношений, повышение осознавания, стимулирование пациента к приятию на себя ответственности за свою жизнь характерны для многих направлений психотерапии. Особенность применения этих методов в ЭПТ состоит лишь в теоретический базисе, в соответствии с которым происходит содержательная терапевтическая работа.

В экзистенциально-гуманистической психотерапии Дж. Бьюдженталя, которую, как мы писали выше, можно отнести к некоторой промежуточной позиции между онтологическим и персоналистическим направлениями, имеется оригинальная концепция уровней присутствия и соответствующие техники, направленные на углубление степени «здесь-и-сейчас» присутствия пациента. Однако, насколько можно судить по работам автора концепции и его российских последователей (Бьюдженталь, 1998, 2001; Братченко, 2001; Мазур, 2003), в этой школе также отсутствует дифференцированный подход к пациентам с разным типом патологии.

В свою очередь теоретические модели персоналистического направления ЭП позволяют как разработать оригинальные методы и техники терапии, так и обосновать необходимость применения разных методов и техник к разным группам пациентов. Почему оказался возможным такой качественный скачок в теории и практике психотерапии? По нашему мнению, это можно объяснить двумя причинами.

Во-первых, в онтологическом направлении говорится исключительно о бытии-в-мире, и сказать, что за этим бытием стоит некая внутренняя инстанция в человеке означало бы встать на позицию субъект-объектной парадигмы, что неприемлемо для данного направления. И поэтому здесь нет представлений о некоторой внутренней силе в пациенте, к которой обращается терапевт в надежде, что это поможет принести в бытие пациента позитивные изменения. В персоналистическом направлении, напротив, личность понимается как внутренняя сила, мобилизация которой у пациента помогает ему справиться с проблемами. Большая степень заблокированности личностного начала требует более глубоких методов терапии, в связи с чем в персоналистической ЭПТ можно выделить методы, ориентированные на ресурсы (парадоксальная интенция, дерефлексия), ориентированные на проблему (метод укрепления воли, метод нахождения смысла, метод нахождения персональной позиции), а также ориентированный на развитие метод «персональный экзистенциальный анализ».

Во-вторых, онтологическое направление рассматривает психические нарушения скорее с точки зрения отклонения от экзистенции, тогда как персоналистическое – скорее с точки зрения пути достижения экзистенции. Согласно онтологическому направлению ЭП, невозможно поэтапное приближение к экзистенции – к этому состоянию своего бытия человек приближается лишь в решительном отказе от состояния неподлинности. В персоналистическим направлении выделенные А. Лэнгле четыре фундаментальные экзистенциальные мотивации можно понимать как некоторые этапы на пути достижения личностью экзистенции. В случае заблокированности реализации определенной мотивации (невозможности прохождения определенного этапа) развиваются специфические психические расстройства:

– тревожные расстройства вызваны нарушениями в реализации первой экзистенциальной мотивации – это нарушения способности выдержать и принять условия существования из-за отсутствия опоры, чувства защищенности, недостатка пространства для бытия и утраты фундаментального доверия к миру.

– депрессивные расстройства связаны с нарушением способности воспринимать и переживать ценности – это проблемы в реализации второй экзистенциальной мотивации.

– истерические, нарциссические и диссоциальные расстройства, связанные с утратой чувства собственной идентичности, самоценности и нравственности, соотносятся с блокадой третьей экзистенциальной мотивации.

– ощущение экзистенциального вакуума и зависимости – расстройства, вызванные отсутствием смысла, блокады в реализации четвертой фундаментальной экзистенциальной мотивации.

Для терапии нарушений, связанных с каждой экзистенциальной мотивацией, разработаны соответствующие методы терапии. Соотнесение проблематики пациента с содержанием фундаментальных экзистенциальных мотиваций позволяет провести нозологическую диагностику, а оценка выраженности заблокированности личностного начала дает возможность увидеть степень тяжести нарушений. Все это в совокупности обеспечивает выбор стратегии и тактику терапии, наилучшим образом подходящей конкретному пациенту.

Таким образом, вклад персоналистического направления в ЭПТ состоит в разработке оснований для диагностики и дифференцированного подхода к пациентам с различными нарушениями, а также в обеспечении психотерапевтической практики арсеналом оригинальных методов и техник.



Подводя общий итог скажем, что, с нашей точки зрения, онтологическое и персоналистическое направления в ЭП не противостоят, а дополняют друг друга, с разных сторон рассматривая общую предметную область. При таком дополнении экзистенциальная психотерапия обретает свою оригинальную методологию и становится не просто «установкой по отношению к терапии», но самостоятельной целостной психотерапевтической системой, посредством которой можно оказывать эффективную помощь пациентам с самым широким кругом нарушений.

Литература


  1. Бердяев Н. А. О рабстве и свободе человека. Опыт персоналистической философии. // Бердяев Н.А. Опыт парадоксальной этики. М.: ООО «Издательство АСТ», 2003, с. 423-696.

  2. Братченко С. Л. Экзистенциальная психология глубинного общения. М.: Смысл, 2001.

  3. Бьюдженталь Дж. Наука быть живым. М.: Класс, 1998.

  4. Бьюдженталь Дж. Искусство психотерапевта. СПб.: Питер, 2001.

  5. Джиорджи А. Экзистенциализм. // Психологическая энциклопедия. Ред. Корсини Р., Ауэрбах А., СПб.: Питер, 2003, с.1003.

  6. Знаков В. В. Экзистенциальная психология или психология человеческого бытия? // 1-я Всероссийская научно-практическая конференция по экзистенциальной психологии: материалы сообщений. М.: Смысл, 2001, с. 13-18.

  7. Кочюнас Р. Экзистенциальная терапия в группах. // Московский психотерапевтический журнал №2, 2002, с. 139-161.

  8. Леонтьев Д. А. О предмете экзистенциальной психологии. // 1-я Всероссийская научно-практическая конференция по экзистенциальной психологии: материалы сообщений. М.: Смысл, 2001, с. 3-6.

  9. Лэйнг Р. Д. Феноменология переживания. Райская птичка. О важном. Львов: Инициатива, 2005.

  10. Лэнгле А. Экзистенциальный анализ – найти согласие с жизнью. // Московский психотерапевтический журнал №1, 2001, с. 5-23.

  11. Лэнгле А. Что движет человеком? Экзистенциально-аналитическая теория эмоций. М.: Генезис, 2006.

  12. Мазур Е. С. Экзистенциально-гуманистическая психотерапия в России: история и перспективы развития. // Экзистенциально-гуманистический подход в психотерапии. / Ред. Е.С.Мазур, М.: Смысл, 2003, с. 4-18.

  13. Марсель Г. Трагическая мудрость философии. М.: Издательство гуманитарной литературы, 1995.

  14. Маритен Ж. Философ в мире. М.: Высшая школа, 1994.

  15. Меркурио А. Экзистенциальная антропология и персоналистическая метапсихология. М.: Гениус, 2006.

  16. Мэй Р. Происхождение экзистенциальной психологии. // Экзистенциальная психология. Экзистенция. / Ред. Р.Мэй. М.: ЭКСМО, 2001, с. 9-41.

  17. Тихонравов Ю. В. Экзистенциальная психология. М.: ЗАО «Бизнес-школа Интел-Синтез», 1998.

  18. Философский словарь. / ред. И.Т.Фролов. М.: Республика, 2001.

  19. Франкл В. Человек в поисках смысла. М.: Прогресс, 1990.

  20. Шелер М. Положение человека в космосе. // Проблема человека в западной философии. Сборник статей. / Сост. П.С.Гуревич. М.: Прогресс, 1988, с. 31-95.

  21. Экзистенциальная психология. Экзистенция. / Ред. Р.Мэй. М.: ЭКСМО-Пресс, 2001.

  22. Ялом И. Экзистенциальная психотерапия. М.: Независимая фирма «Класс», 1999.

  23. Ялом И. Дар психотерапии. М.: Эксмо, 2005.

  24. Ясперс К. Введение в философию. Минск: Изд-во ЕГУ «Пропилеи», 2000.

  25. Bollnow O. F. Existenzphilosophie. 4 Aufl., Stuttgart: Kohlhammer, 1955.

  26. Condrau G. Daseinsanalysis as psychotherapy. // Proceedings of the 16th International Congress of Psychotherapy, Seoul, South Korea, 1994, pp. 341 – 347.

  27. Deurzen E. van. Existential Counselling and Psychotherapy in Practice. London: Sage, 2002.

  28. Frankl V. E. Der unbewußte Gott. Psychotherapie und Religion. München: Kösel, 1979.

  29. Längle A. Personale Existenzanalyse. // Längle A. (Hrsg.) Wertbegegnung. Phänomene und methodische Zugänge. Wien: GLE-Verlag, 1993, ss. 133-160.

  30. Leontiev D. Existential Psychology as a Response to the Challenges of the 21st Century. // International Journal of Existential Psychology & Psychotherapy, Volume 1, Issue 1, July 2004, pp. 103-105.

  31. Spinelli E. A Response to Dr. Paul Wong’s Editorial. // International Journal of Existential Psychology & Psychotherapy, Volume 1, Issue 1, July 2004, pp. 122-123.

  32. Wong P. T. Existential Psychology for the 21st Century. // International Journal of Existential Psychology & Psychotherapy, Volume 1, Issue 1, July 2004, pp. 1-2.

Шумский Владимир Борисович – аспирант факультета психологии Государственного Университета – Высшая Школа Экономики (ГУ-ВШЭ), г. Москва.



Тел. 8-917-500-67-60; e-mail: v.shymsk@mtu-net.ru




База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница