Эхо гражданской войны на территории Иркутской области


Гражданская война на территории Иркутской области



страница5/16
Дата05.09.2019
Размер0,63 Mb.
ТипРеферат
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
Гражданская война на территории Иркутской области.

Гражданская война 1918-1920 гг. является одной из наиболее тяжелых, и в то же время ярких страниц в истории Иркутска. Волею судьбы -  Иркутску в ходе войны дважды выпало стать одним из ее эпицентров, когда события в городе и его окрестностях оказывали заметное влияние на общее развитие военно-политической ситуации в России. В июне – августе 1918 г. вооруженная борьба вокруг Иркутска предопределила крушение советской власти в Сибири и полную потерю большевиками восточной части страны. В январе 1920 г. восстание иркутского Политцентра привело к окончательному краху «белую власть» адмирала А.В. Колчака, а также к созданию государства-буфера от Байкала до Тихого океана.

В Иркутске с самого начала 1918 г. политическое противоборство стало постепенно обостряться. Основной причиной этого явления было неблагоприятное для новой власти соотношение политических сил. В Сибири накануне Октябрьской революции насчитывалось всего лишь около 5 тыс. большевиков из более чем 300 тыс. членов большевистской партии. Поэтому здесь советская власть могла существовать только в форме коалиции большевиков, левых эсеров, эсеров-максималистов, меньшевиков- интернационалистов и анархистов. Однако и советская коалиция не имела под собой твердой опоры в Сибири. В начале 1918 г., после демобилизации русской армии, политическое положение советской власти еще более ухудшилось, поскольку она лишилась основной своей опоры — солдат сибирских гарнизонов, которые осуществили Октябрьскую революцию в регионе.

Особенно непростое положение сложилось в Иркутске, где разместились общесибирские органы советской власти — Центральный исполнительный комитет Советов Сибири, или Центросибирь, и город на время стал сибирской «столицей». Из всех крупных сибирских городов Иркутск был одним из наименее «пролетарских». Его население не могло служить достаточной опорой советской власти. По оценке иркутских большевиков, в городе преобладало «совершенно непролетарское буржуазно-обывательское» население. Из 90 тыс. жителей города рабочих было не более 10 тыс., к тому же занятых в мелкой и кустарной промышленности. В то же время в Иркутске, являвшимся до революции центром генерал-губернаторства и военного округа, проживало довольно много чиновников и офицеров. В зажиточном городе было и немало других недовольных советской властью лиц.

Установление советской власти в Иркутске, вероломное нарушение Советами мирного соглашения, подписанного по итогам декабрьских боев 1917 г., вызвали негативную реакцию всех их противников. Толчком к началу организованного сопротивления Советам послужил разгон большевиками Всероссийского Учредительного собрания (до этого многие их противники надеялись, что собрание сумеет оттеснить большевиков от власти). В начале 1918 г. в Иркутске, как и по всей Сибири, начинает складываться антисоветская подпольная организация. Решение об организации всесибирского подполья было принято 17 января 1918 г. на нелегальном заседании группы депутатов запрещенной Советами Сибирской областной думы (Сибоблдумы) в Томске. На этом совещании для руководства подготовкой к борьбе с советской властью было создано так называемое «Временное правительство автономной Сибири». Организация подполья в Восточной Сибири была поручена военному министру этого «правительства», эсеру, подполковнику А.А. Краковецкому, который сразу же выехал в Иркутск.

В Иркутске Краковецкий назначил своим уполномоченным эсера прапорщика Н.С. Калашникова. Калашников привлек к созданию подполья полковника А.В. Эллерц-Усова. Эти два человека и возглавляли иркутское подполье в течение всего периода его существования.

К началу Гражданской войны им удалось создать сильную подпольную организацию, которая являлась ведущей в Восточной Сибири. В организацию входили офицеры, юнкера, учащиеся, казаки, при этом большинство — около 70 % — составляли офицеры.

Высокий уровень организации иркутских подпольщиков отмечал в своих воспоминаниях белый генерал В.Е. Флуг, совершивший в мае 1918 г. инспекционную поездку по сибирским подпольным организациям.

Непосредственно в Иркутске находилось около 450 подпольщиков. Город был разбит на сектора со сборными пунктами и местами хранения оружия. Помимо организационной подготовки восстания иркутское подполье вело и пропагандистскую работу в этом направлении, выпуская листовки и другую печатную продукцию, участвуя в мирных акциях протеста.

Руководителям иркутского подполья удалось привлечь в свою организацию ряд сотрудников Сибвоенкомата — генерала В.Л. Попова, подполковника Каттерфельда и других, а также начальника иркутской милиции подпоручика В.А. Щепачева, от которых подпольщики получали ценную информацию.

В этих сложных условиях советская власть в Иркутске могла держаться и функционировать только с помощью военной силы. Ее опорой стали отряды Красной гвардии. Поскольку в Иркутске было невозможно найти необходимое количество рекрутов для Красной гвардии, Центросибирь стянула в город красногвардейские отряды из Омска, Томска, Красноярска, Анжеро-Судженска, Черемхова и других сибирских городов и поселков. Их численность постоянно колебалась: одни отряды уезжали домой или по заданиям Центросибири на борьбу с антисоветскими выступлениями в различных районах Сибири другие приезжали им на смену. Постоянно в Иркутске находилось не более 1—2 тыс. красногвардейцев.

Другой опорой советской власти в Иркутске и по всей Сибири стали военнопленные стран германского блока. В 1917 г. в Сибири находилось около 400 тыс. военнопленных, в том числе на территории Иркутской губернии было 11 тыс.: в Иркутском лагере (около станции Иннокентьевская) — 8,8 тыс. и в Нижнеудинском — 2,2 тыс. человек. В них содержались немцы, венгры, австрийцы, чехи, словаки, сербы, хорваты, турки, многие из которых Октябрьскую революцию восприняли как возможность обрести личную свободу. Центросибирь широко использовала эти настроения для пропаганды идей революции среди военнопленных. Она организовала Общесибирский съезд военнопленных-интернационалистов, который проходил в Иркутске в гостинице «Гранд-отель» с 15 по 25 апреля 1918 г. На съезде присутствовало 60 делегатов от 10 лагерей военнопленных, а также почти все руководство Центросибири во главе с ее председателем Н.Н. Яковлевым. Съезд избрал исполком и создал газету для пленных. Он также вынес решение о том, что «интернационалист должен считать своим священным долгом вступить в Красную Армию для защиты Советов от врага». После этого по всей Сибири началось формирование так называемых интернациональных военных отрядов из военнопленных[10]. Общая численность этих отрядов превышала 5 тыс. человек. Несколько таких отрядов постоянно находились в Иркутске в распоряжении Центросибири. Непосредственно из военнопленных Иркутского лагеря был сформирован Ангарский интернациональный батальон численностью в 500 человек. Кроме того, отдельные группы военнопленных (нередко по 50—100 человек) по всей Сибири вступали в отряды Красной гвардии и в части Красной Армии.

По оценке известного сибирского советского историка 1920-х гг., активного участника описываемых событий В.Д. Вегмана, именно «интернациональные отряды, сформированные из военнопленных мадьяров, немцев и чехо-словаков были самой солидной и положительной опорой сибирских Советов... Они беспрекословно выполняли приказы начальников и безупречно относились к исполнению возложенных на них обязанностей, будь то караульная служба, облава или выступление с оружием в руках против врагов Советской власти».

В марте 1918 г. в соответствии с решениями II Всесибирского съезда Советов началось формирование частей Красной Армии. Для руководства этой работой Центросибирь создала в Иркутске Сибирский военный комиссариат (Сибвоенкомат), который возглавили капитан Т.М. Стремберг и генерал А.А. Таубе. Однако, поскольку Красная Армия формировалась на добровольной основе, сколько-нибудь значительных сил создать не удалось.

Всего к началу Гражданской войны в распоряжении Центросибири находились военные силы численностью около 4 тыс. человек (1,5 тыс. красногвардейцев, 1,5 тыс. интернационалистов и 900 красноармейцев].

Опираясь на военную силу, Центросибирь и Иркутский Совет повели планомерное наступление на своих политических оппонентов:

6 марта 1918 г. было закрыто Иркутское губернское земское собрание, открыто осудившее политику Советов;

16 марта была закрыта Иркутская губернская земская управа;

28 марта были распущены все военные общественные организации (Союз фронтовиков и др.), одновременно офицерам был запрещен въезд в Восточную Сибирь;

20 апреля на станции Иркутск был открыт пропускной фильтрационный пункт для выявления контрреволюционеров;

2 мая были одновременно распущены Иркутские городская дума и городская управа.

Для борьбы с политическими противниками советская власть применяла обычные приемы и методы: обыски, аресты, закрытие газет, реквизиции, конфискации и тому подобное[13]. При этом зачастую ни о каком соблюдении законности не было и речи.

Постепенно политические страсти накалялись все больше. В мае 1918 г. «протестные» настроения стали проявляться открыто. 1 мая в Иркутске состоялась большая демонстрация под лозунгами: «Да здравствует Учредительное собрание», «Долой Гражданскую войну». Наследующий день состоялась забастовка работников электростанции, пожарных и служащих городского управления. 12 мая в зале художественного театра Ягджоглу состоялось общее собрание запрещенного Союза фронтовиков, потребовавшее разрешения своей деятельности. После собрания власти арестовали его секретаря Киселева.

Ситуация в городе еще больше обострилась накануне начала Гражданской войны. 21 мая сотрудники СибЧК при поддержке красногвардейцев арестовали группу рабочих-железнодорожников станции Иркутск, недовольных политикой властей. В ответ 23 мая состоялся большой митинг против арестов. Резолюцию, осуждавшую политику Советов и требовавшую освобождения арестованных под угрозой забастовки, единогласно приняли 500 человек[16]. Уговаривать митингующих приехал председатель Иркутского Совета Я.Д. Янсон, который, не добившись успеха, приказал красногвардейцам разогнать митинг. Для его разгона пришлось открыть предупредительный огонь. В этот же день вечером к зданию Центросибири на углу Большой и Тихвинской улиц прибыл отряд распущенного Союза фронтовиков с пулеметами, который в ультимативной форме потребовал освободить Киселева, что и было немедленно исполнено властями.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница