Дону ■ Екатеринбург ■ Самара ■ Новосибирск Киев ■ Харьков ■ Минск 2009 ббк



страница41/219
Дата26.04.2022
Размер2,91 Mb.
#138981
1   ...   37   38   39   40   41   42   43   44   ...   219
Сознательность и осознанность. Говоря о роли сознания в управлении произ­вольными актами, необходимо выделить два аспекта: осознанность и сознатель­ный характер произвольных актов.
Сознательный — значит намеренный, совершенный по здравому размышлению, обдуманный. О разнице между осознанностью и сознательным характером управ­ления писал еще С. Л. Рубинштейн: «…Я могу совершенно не осознавать автома­тизированного способа, которым я осуществил то или иное действие, значит, са­мого процесса его осуществления, и, тем не менее, никто не назовет из-за этого такое действие несознательным, если осознана цель этого действия. Но действие назовут несознательным, если не осознано было существенное последствие или результат этого действия, который при данных обстоятельствах закономерно из него вытекает и который можно было предвидеть» [1946, с. 16].
Очевидно, исходя из такого понимания произвольности, Н. Д. Левитов, напри­мер, писал, что «недостаточно осознанная и поэтому неволевая активность имеет место, когда в распоряжении человека есть время, но никакой определенной про­граммы деятельности нет. Так, в часы досуга человек может бесцельно бродить, читать, потом лежать, опять бродить, ничего в этих действиях не планируя, а лишь проводя время. Такое состояние непреднамеренной активности бывает у челове­ка при длительном ожидании. Обычно это состояние характеризуется нетерпели­востью, и вот для того, чтобы скорее прошло время ожидания, человек выполняет различные, отвлекающие от предмета ожидания действия. Как будто бы эти дей­ствия целенаправленны: их цель — убить время, но чаще всего эта цель человеком не осознается» [1958, с. 156].
3.3. Сознательность и преднамеренность как признаки произвольного управления 83
Здесь следует отметить два сомнительных момента. Во-первых, цель все-таки есть: убить время, занять свое сознание чем-то отвлекающим от тягостного пере­живания ожидания. Во-вторых, именно из-за этого тягостного переживания цель не может не осознаваться, о чем говорит и сам Н. Д. Левитов («недостаточно осо­знанная» не означает, что она совсем не осознана). Поэтому считать, что в данном случае проявлялась неволевая активность, нет никаких оснований. Сознательный характер любых произвольных актов определяется прежде всего тем, что им предшествует процесс мотивации, происходящий при большем или меньшем уча­стии разума субъекта.
Если же исходить в определении произвольных действий только из их осознан­ности, то можно сделать ошибочные выводы. Например, безусловно-рефлектор­ные акты, подобные коленному рефлексу, осознаются. Поэтому Л. П. Чхаидзе [1965] причислял их к произвольным движениям. Некоторые авторы относят и отдергивание конечности при болевом раздражении к произвольным движениям, считая, что, за исключением движений, связанных с выполнением вегетативных функций организма (перистальтика кишечника и т. п.), все остальные в той или иной мере следует отнести к произвольным, так как они всегда находятся (или могут оказаться) под контролем высшей нервной деятельности. В этом утвержде­нии осознание человеком непроизвольного движения принимается за самоконт­роль над ним. Но самоконтроль — это проверка правильности содеянного в соот­ветствии с задуманным ранее. Ничего подобного в непроизвольных рефлекторных движениях нет, так как они не планируются. Они лишь отражаются в сознании, но не управляются им.
Очевидное смещение акцента в понимании механизмов произвольного движе­ния с сознательного характера, преднамеренного планирования действия на его осознанность и привело к таким выводам.
Осознание непроизвольных и произвольных актов человеком имеет суще­ственные различия. Непроизвольные акты (движения, внимание) всегда осозна­ются постфактум, после начала действия; произвольные действия начинают осо­знаваться еще до их начала (в виде представления об этом действии). Эту разницу хорошо показал К. Маркс на примере построения пчелой шестигранной ячейки в сотах и возведения зданий архитектором: последний, прежде чем построить дом, должен сначала спроектировать его в своей голове.
В. И. Селиванов отмечал, что в подходе к сознанию наблюдаются две крайно­сти: или сведение высших проявлений активности к низшим (например, к неосоз­нанным побуждениям), или, напротив, умаление значения неосознанной и мало осознанной мотивации в процессе детерминации, сведение всей психической ре­гуляции к произвольной, сознательно-волевой. Этих крайностей следует избегать и при рассмотрении вопроса о связи воли с сознанием. Хотя в осуществлении произвольного, т. е. сознательного, управления ведущая роль принадлежит выс­шим отделам мозга человека — интегративным, второсигнальным и др., — это не означает, что оно оторвано от более простых механизмов управления, относимых к разряду непроизвольных (безусловно- и условно-рефлекторных). Произвольное управление является многоуровневым и включает в себя как высшие, так и низ­шие уровни управления поведением и деятельностью человека.

Каталог: system -> files -> imce -> books -> psychology
files -> Зав кафедрой травматологии и ортопедии (А. Г. Тукмачев) Ассистент кафедры травматологии и ортопедии
files -> Основная профессиональная образовательная программа
files -> Лекции №5, №6 18. 09. 2012. Основные понятия психологии
files -> Учебно-методическое пособие Хабаровск 2008 (07) л 481
files -> Заместитель Министра
files -> 1. Место психологии религии в системе наук
psychology -> Психология воли
psychology -> Литература 199 Реквизиты книги 200 Глава I предмет, задачи и методы спортивной психологии


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   37   38   39   40   41   42   43   44   ...   219




База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница