Дону ■ Екатеринбург ■ Самара ■ Новосибирск Киев ■ Харьков ■ Минск 2009 ббк



страница35/219
Дата26.04.2022
Размер2,91 Mb.
#138981
1   ...   31   32   33   34   35   36   37   38   ...   219

Глава 3
Психофизиологические механизмы
произвольного управления
поведением и деятельностью
3.1. Условно-рефлекторные теории произвольного
управления
И. П. Павлов [1951б] считал произвольные движения по механизму их вызова (инициации) условно-рефлекторными, подчиняющимися всем законам высшей нервной деятельности. Однако если разобраться в схеме произвольных движе­ний животных, которая предложена И. П. Павловым, то нужно сделать вывод, что произвольные движения являются обратной реакцией со стороны животно­го при возбуждении системы пищевой центр — двигательный центр. Сначала по условиям эксперимента движение вызывало возбуждение пищевого центра и слюноотделение, а затем, при упрочении связи между центрами, возбуждение пищевого центра стало вызывать возбуждение двигательного центра и движе­ния лапой. Если в случае образования пищевого рефлекса появление слюноот­деления в ответ на движение лапой имеет целесообразность (движение лапой служит сигналом о скором появлении пищи, в результате чего возникает подго­товленность к ее принятию — слюноотделение), то увидеть целесообразность движений лапой после возбуждения пищевого центра трудно. Движения живот­ного в экспериментах Н. И. Красногорского, на которые ссылался И. П. Павлов, ни на что не направлены, они спонтанны и просто не нужны животному. Они лишены биологического смысла. А с точки зрения Н. А. Рожанского [1957], про­извольные движения должны обладать этим смыслом, биологической направ­ленностью. Вероятно, не случайно сам И. П. Павлов говорил о «так называемых произвольных движениях».
Сказанное можно отнести и к эксперименту Г. И. Широковой [1956], которая случайные, спонтанные движения собаки между условными сигналами превраща­ла в закономерные (но ни на что не направленные) и на основании этого называла их произвольными. Но спонтанность — это не произвольность, не преднамерен­ность и не сознательность акта.
70 Глава 3. Психофизиологические механизмы произвольного управления поведением...
В то же время эксперименты павловской физиологической школы показали, что «кинестетические клетки коры могут быть связаны (и действительно связаны) со всеми клетками коры (мозга), представительницами как всех внешних влияний, так и всевозможных внутренних процессов организма. Это и есть, — считал И. П. Пав­лов, — физиологическое основание для так называемых произвольных движений, т. е. обусловленность их суммарной деятельностью коры» [1951б, с. 446]. Данное положение действительно нашло подтверждение в отношении произвольных дви­жений человека. Они представляют собою сложно афферентированные движения, связанные с сигналами, идущими от различных анализаторов, среди которых базо­вым является кинестетический анализатор. Кинестетические клетки коры, как и предполагал И. П. Павлов, образуют условную связь с двигательными клетками коры (мозга), от которых начинаются пирамидальные эфферентные пути, и таким образом обеспечивают системную регуляцию мозгом произвольных движений.
Однако, несмотря на эти важные положения, в целом работы школы И. П. Пав­лова, проведенные на животных, не затрагивали существа произвольности и во­левого регулирования поведения, тем более что у человека управление своим по­ведением намного сложнее и касается не только произвольных движений, но и познавательных процессов — внимания, восприятия, памяти, мышления, вообра­жения. В настоящее время нельзя ограничиться простой констатацией условно-рефлекторной природы произвольных актов, надо искать конкретные физиоло­гические особенности тех реакций, которые относят к разряду произвольных.
Близкое к павловскому понимание воли имелось и у ряда западных физио­логов и психологов, а также у отечественного психолога Н. Н. Ланге. Суть их представлений сводилась к тому, что волевые движения — это приобретенные в онтогенезе, выученные реакции. Волевые движения определялись как влияние приобретенных индивидом в его личном опыте представлений и ассоциаций на врожденный нервный механизм рефлексов. Над низшей нервной системой реф­лекторных механизмов образовалась в ходе эволюции видов особая система выс­ших нервных регуляторов, составляющих передний мозг (мозговые полушария), которые, отражая раздражения чувствительных центров, организуют их в опре­деленные системы ассоциационных комплексов (т. е. системы воспоминаний личного прошлого опыта индивида), а затем оказывают возбуждающее и регу­лирующее влияние на двигательные центры низшей системы, производя то, что называют волевыми, сознательными действиями.
Таким образом, как отмечал Н. Н. Ланге, волевая деятельность отличается тем, что «в рефлексивный, или инстинктивный сенсомоторный процесс вставляется сложный опосредующий член, изменяющий как сенсорную, так и моторную его половину, именно в смысле особой “центральной” переработки этих по существу “периферических процессов”. Сенсорные впечатления при этой “центральной” пе­реработке выступают уже не в виде простых ощущений, но в систематизирован­ных рядах сложных перцепций, воспоминаний, ассоциаций и понятий, чувства — в виде различных форм, разнообразных эмоций личности и, наконец, движения — в различных видах индивидуализированных волевых навыков» [1996, с. 290].
Таким образом, в соответствии с этим роль воли состоит лишь в том, чтобы привести в действие уже сложившиеся механизмы двигательных актов.
3.2. Функциональные системы и произвольное управление действиями и деятельностью 71
Осознавая ограниченность такого понимания воли, Н. Н. Ланге далее писал: «Из­ложенная теория происхождения волевых движений из опыта невольных требует, однако, еще одного важного дополнения. Предыдущее рассуждение могло внушить мысль, будто волевые движения отличаются от невольных лишь формально, т. е. тем, что они вызываются кинестетическими представлениями, но по содержанию явля­ются только волевыми повторениями прежних невольных действий, т. е. разнообра­зие видов движений этим не увеличивается. Правда, даже и это формальное измене­ние само по себе представляет огромную жизненную выгоду, ибо благодаря тому, что волевое исполнение движений обусловливается прежними кинестетическими пред­ставлениями, эти движения оказываются связанными уже со всем личным опытом существа, которому принадлежит данное кинестетическое представление. Через это волевые движения освобождаются от непосредственной зависимости от наличных в данный момент внешних впечатлений, в них реализуются не только эти впечатления, но и весь опыт, вся личная память существа… Однако ценность волевых движений этим не исчерпывается, они не только являются волевыми повторениями прежних рефлекторных или инстинктивных реакций существа, но и создают совсем новые по содержанию виды действий» [там же, с. 295–296].
Другое изменение в волевых действиях при их дальнейшем развитии Н. Н. Ланге связывал с тем, что кинестетические представления о движении постепенно замеща­ются представлениями о более или менее отдаленных результатах этого движения как главной цели волевого акта — предмета хотения. Однако во всяком хотении сохраня­ется явный признак того, что оно имеет или имело моторное содержание. Об этом свидетельствует чувство усилия, сопровождающее хотение, ибо усилие всегда в сво­ей основе имеет мышечное напряжение.
«Благодаря всему этому, — писал Н. Н. Ланге, — волевые акты являются полным выражением всей психической личности, как она сложилась и развивалась в инди­видууме… Анализ этого сложнейшего процесса психической жизни, называемого в совокупности волей, или волевыми действиями, составляет особенно важную, но и трудную задачу психологии, тем более что в этой области часто эмпирическое на­учное исследование затемняется метафизическими понятиями вроде “душевной силы” или номинальными объяснениями из “способностей души”» [там же, с. 290].
Следуя учению И. П. Павлова, В. И. Селиванов [1992] пишет, что «воля — не врожденное явление. Она формируется в процессе всей жизни человека и прежде всего в процессе целенаправленного воспитания» [с. 182]. С этим можно согла­ситься, но при этом не следует сводить волю к павловским условным рефлексам и в то же время отрицать наличие в волевых проявлениях (особенно когда речь идет о так называемой «силе воли») врожденных механизмов и задатков.

Каталог: system -> files -> imce -> books -> psychology
files -> Зав кафедрой травматологии и ортопедии (А. Г. Тукмачев) Ассистент кафедры травматологии и ортопедии
files -> Основная профессиональная образовательная программа
files -> Лекции №5, №6 18. 09. 2012. Основные понятия психологии
files -> Учебно-методическое пособие Хабаровск 2008 (07) л 481
files -> Заместитель Министра
files -> 1. Место психологии религии в системе наук
psychology -> Психология воли
psychology -> Литература 199 Реквизиты книги 200 Глава I предмет, задачи и методы спортивной психологии


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   31   32   33   34   35   36   37   38   ...   219




База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница