Дону ■ Екатеринбург ■ Самара ■ Новосибирск Киев ■ Харьков ■ Минск 2009 ббк



страница34/219
Дата26.04.2022
Размер2,91 Mb.
#138981
1   ...   30   31   32   33   34   35   36   37   ...   219
Волевые действия. Большинство психологов не выделяет волевые действия в особую категорию, отождествляя их с произвольными.
Например, по К. Н. Корнилову [1957], волевые действия — это сочетание или целая система движений, связанных между собой общей целью, единым мотивом. Эти действия, отмечал К. Н. Корнилов, называются волевыми потому, что они являются выражением нашей воли. С моей точки зрения, в данном случае следо­вало бы говорить о произвольных действиях, а не волевых, поскольку, описывая их, автор не говорил о преодолеваемых при их осуществлении препятствиях.
К. М. Гуревич [1940] называл волевым такое действие, в котором преодоле­вается аффективно-отрицательное отношение ради эффективно-положитель­ной цели.
Ф. Н. Гоноболин [1973] вроде бы выделял волевые действия среди произволь­ных, однако в чем состоит специфика первых по сравнению со вторыми — в давае-
2.5. Произвольные и волевые действия 67
мых им определениях остается неясным. Так, произвольные действия он характе­ризовал как сознательные и преследующие определенную цель и в то же время писал, что такие действия могут быть названы волевыми.
Н. Д. Левитов [1958] отмечал, что нередко волевые действия называют произ­вольными, в отличие от непроизвольных. Такую замену он считал неудачной, так как термин «произвольный» в жизни обычно употребляется как синоним терми­на «своевольный», для обозначения непродуманных действий, движимых капри­зом или упрямством.
Не соглашаясь с утверждением Н. Д. Левитова о непродуманности произволь­ных действий, я тоже считаю, что целесообразно различать (но не отрывать друг от друга!) произвольные и волевые действия, так же как и произвольное управле­ние и волевую регуляцию.
Е. О. Смирнова тоже разделяет произвольные и волевые действия [1990]. По ее мнению, волевые действия всегда являются инициативными: их побуждение должно исходить от самого человека. Цели же и задачи произвольного действия задаются извне и могут лишь приниматься или не приниматься человеком. По существу, Е. О. Смирнова говорит о произвольных действиях как «внешнеорга-низованных», а о волевых действиях — как о «внутреннеорганизованных».
Анализ текстов Н. А. Леонтьева показывает, что в них эксплицитно или имплицитно представ­лены следующие обязательные условия правильного понимания воли: рассмотрение всей системы мотивов человека; учет их масштаба и иерархии; подчеркивание того, что волевой может быть лишь деятельность, побуждаемая социально-значимыми идеальными мотивами.
Гиппенрейтер Ю. Б. О природе человеческой воли // Психологический журнал. 2005. № 3. С. 17
Произвольность, считает Е. О. Смирнова, поддается тренировке, обучению, которое заключается в усвоении средств овладения своим поведением. Воля, по ее мнению, такой тренировке не поддается. Если принимать за волю мотивы, как это имеет место у Е. О. Смирновой, то с автором можно было бы и согласиться: мотивы формируются, а не тренируются. Но с другой стороны, разве не очевидно, что воля (по крайней мере ее нравственный компонент) воспитывается?
Таким образом, на мой взгляд, для деления действий на произвольные и воле­вые Е. О. Смирнова выбрала не очень удачное основание.
A. А. Люблинская [1971] считала, что произвольные действия превращаются
в волевые в процессе овладения ребенком речью. С этим нельзя согласиться: ведь
и произвольные действия характеризуются связью с речью. Дело не в овладении
речью как таковой, а в придании некоторым словам не только пускового, но и сти­
мулирующего значения или значения запрета. Таковыми А. А. Люблинская счи­
тала только два слова — «надо» и «нельзя», которые ребенок сначала слышит
от взрослых, а затем использует в процессе самоуправления.
B. А. Иванников [1991] охарактеризовал волевое действие как действие с дву­
мя смыслами: один задается жизненным, т. е. исходным, мотивом, а другой —
68 Глава 2. Воля как произвольное управление поведением и деятельностью человека
воображаемым, при дефиците силы первого. Конечно, как частный случай воле­вой регуляции это принять можно (если только расшифровать, что такое смысл, проистекающий от жизненного мотива, и чем он отличается от воображаемого смысла), но все же такой подход с «двойной мотивацией» оставляет открытым вопрос: почему же такие действия называются волевыми?
В связи с этим приведу мысль В. К. Котырло: «…чтобы волевое действие было основным “представителем” воли, оно по своей сущности должно нести в себе основные черты волевой регуляции» [1971, с. 38].
Волевые действия — это разновидность произвольных действий, спецификой которых является использование при достижении цели волевого усилия. Это дей­ствия, связанные с преодолением затруднений, требующие больших затрат энер­гии и сопровождающиеся переживанием внутреннего напряжения.
К волевым действиям относятся: всматривание (при плохой видимости), при­слушивание (при плохой слышимости или звуковых помехах), принюхивание, концентрация внимания, припоминание, сдерживание побуждений, проявление большой силы, быстроты и выносливости, т. е. все те сенсорные, мнемические и двигательные действия, осуществление которых требует проявления значитель­ного волевого усилия.
Каталог: system -> files -> imce -> books -> psychology
files -> Зав кафедрой травматологии и ортопедии (А. Г. Тукмачев) Ассистент кафедры травматологии и ортопедии
files -> Основная профессиональная образовательная программа
files -> Лекции №5, №6 18. 09. 2012. Основные понятия психологии
files -> Учебно-методическое пособие Хабаровск 2008 (07) л 481
files -> Заместитель Министра
files -> 1. Место психологии религии в системе наук
psychology -> Психология воли
psychology -> Литература 199 Реквизиты книги 200 Глава I предмет, задачи и методы спортивной психологии


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   30   31   32   33   34   35   36   37   ...   219




База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница