Дону ■ Екатеринбург ■ Самара ■ Новосибирск Киев ■ Харьков ■ Минск 2009 ббк


Глава 8. Характеристика отдельных волевых качеств Никогда не бывает великих дел без великих препятствий. Вольтер Смелость



страница110/219
Дата26.04.2022
Размер2,91 Mb.
#138981
1   ...   106   107   108   109   110   111   112   113   ...   219
190 Глава 8. Характеристика отдельных волевых качеств
Никогда не бывает великих дел без великих препятствий. Вольтер
Смелость. Как в быту, так и в психологии смелость определяется многими си­нонимичными понятиями: бесстрашие, неустрашимость, отвага, героизм, муже­ство, храбрость, лихость, удаль, доблесть.
К. К. Платонов родовым понятием считал бесстрашие и выделял три его фор­мы: смелость, храбрость и отважность. Смелый человек, по мнению К. К. Плато­нова, тот, который выполняет задание, несмотря на то, что знает о его опасности. Храбрость связана с эмоциональным переживанием боевого возбуждения, упое­ния опасностью. Храброму опасность нравится. А отважным можно быть только достигая общественно значимой цели. Страх у отважного вытеснен чувством дол­га. Я полагаю, что эти формы проявления смелости не относятся к личностным особенностям человека, а отражают его различные состояния и различную значи­мость целей для самого человека и для общества.
Отсутствие у человека смелости также характеризуется многими понятиями: робость, боязливость, осмотрительность, пугливость, трусость. Как будет показа­но ниже, семантика некоторых из них искажает суть волевого качества смелости. В чем же эта суть состоит?
В «Словаре по этике» [1983] смелость определяется как способность человека преодолевать в себе чувство страха, неуверенности в успехе, опасения перед труд­ностями и неблагоприятными для него последствиями. Далее там говорится, что смелость предполагает:

  • решительные действия во имя достижения поставленной цели;

  • верность избранным идеалам и принципам вопреки враждебным обстоя­тельствам и давлению со стороны других людей;

  • откровенное выражение своего собственного мнения, особенно когда оно противоречит устоявшимся или санкционированным властью взглядам; непримиримость в отношении всякого зла и несправедливости.

Нетрудно заметить, что эти три пункта относятся к так называемой социальной смелости. Поэтому неудивительно, что по мысли автора статьи конкретными выра­жениями смелости наряду с подвигом являются также почин и инициатива.
Там же отмечается, что смелость тесно связана с такими моральными качества­ми, как мужество, стойкость, принципиальность, самообладание, инициативность. Нравственная оценка смелых поступков зависит от их конкретного социального содержания. Они положительно оцениваются, когда направлены на осуществле­ние справедливых и гуманных целей. В противном случае акты смелости могут быть проявлением отчаяния, бравады, показного фрондерства, анархистского бун­тарства, нигилизма и авантюризма.
Противоположна смелости трусость. Она рассматривается в словаре как от­рицательное моральное качество, как проявление малодушия и характеризует поведение человека, который оказывается не в состоянии совершить поступки, соответствующие моральным требованиям (или, наоборот, воздержаться от амо­ральных действий), из-за неспособности преодолеть страх перед природными или общественными силами.
8.2. Волевые качества, характеризующие самообладание 191
Такое понимание, а главное — отношение к трусости не может не вызвать удив­ления и сожаления. Выходит, каждый человек обязан преодолевать страх, а неспо­собность его преодолеть становится для человека клеймом, превращается, с точки зрения авторов словаря, в нежелание преодолеть этот страх. Действительно, трус­ливое поведение может быть проявлением расчетливости, когда в его основе ле­жит опасение навлечь на себя неблагоприятные последствия (чей-либо гнев, бо­язнь потерять имеющиеся блага или общественное положение). Но оно же может быть, как отмечает сам автор статьи, и подсознательным выражением стихийного страха перед неведомым. За что же здесь клеймить человека?
Думается, что рассматривать любое проявление трусости как отрицательное в социальном аспекте, так же как любое проявление смелости — как подвиг, не­правомерно.
П. А. Рудик определял смелость как способность активно действовать для до­стижения цели в опасных и трудных ситуациях, сознавая возможность тяжелых для себя последствий, например возможность получить травму.
В учебном пособии «Психология спорта высших достижений» [1979] о смело­сти говорится, что это способность правильно действовать в опасных ситуациях, продуманно идти на риск.
По В. К. Калину, смелость — это способность при возникновении опасной си­туации (для жизни, здоровья, престижа) сохранять устойчивость организации психических функций, выражающуюся в отсутствии снижения качества деятель­ности.
Обращает на себя внимание, что в последних трех определениях о пережива­нии страха, боязни речь не идет. Очевидно, это не случайно, так как, например, В. К. Калин отмечает, что у смелого редко возникает боязнь или испуг. Смелость проявляется, писал он, в способности блокировать в зародыше эти эмоции. Он полагал, что блокировать эмоцию и подавить уже развившуюся — это не одно и то же. Во втором случае проявляется выдержка. Страх у смелых и трусливых, по мнению В. К. Калина, имеет разную детерминацию. У первых это скорее свя­зано с мотивационными факторами (например, с личной значимостью возмож­ной потери), а у вторых — с определенным комплексом типологических особен­ностей нервной системы (замечу в связи с этим, что данные особенности сами не могут вызвать то или иное состояние; они лишь облегчают или затрудняют его возникновение). Смелый, но недостаточно выдержанный человек, предпо­лагает В. К. Калин [1983], не всегда сможет преодолеть испуг.
Здесь нужно внести некоторую ясность. Первое. Если нет переживания стра­ха, то с чем тогда бороться, что преодолевать? Второе. Страх и испуг — несколько разные состояния по своему генезису. Испуг, как уже говорилось ранее, — это не­ожиданный страх (реакция человека — вегетативная и двигательная — на неожи­данный сильный раздражитель), и потому он не управляем сознанием и волей че­ловека. Страх как защитная биологическая реакция организма возникает при оценке человеком наличной или предстоящей ситуации как опасной для здо­ровья или престижа и является эмоциональным отражением необходимости избежать опасности [К. К. Платонов]. Страх должен возникать у всякого нор­мального, разумного человека при объективно или субъективно опасной для него ситуации; поэтому бесстрашных, в истинном значении этого слова, людей
192 Глава 8. Характеристика отдельных волевых качеств
нет. Совершенно прав был персонаж одной из отечественных кинокомедий, ког­да отказываясь, как разумный человек, лезть к тиграм в клетку, говорил: «Я не трус, но я боюсь».
Смелый человек тот, который знает, что впереди есть опасность, и все-таки идет на нее.
Ксенофонт
Не тот мужественен, кто лезет на опасность, не чувствуя страха, а тот, кто может подавить самый сильный страх и думать об опасности, не подчиняясь страху.
К. Д. Ушинский
Показателен в этом отношении описанный В. Франклом случай, имевший ме­сто во время Первой мировой войны: «Военный врач, еврей, сидел в окопе со сво­им приятелем-неевреем, полковником-аристократом, когда начался сильный обстрел. Полковник поддразнил приятеля, сказав: “Боитесь ведь, а? Еще одно до­казательство превосходства арийской расы над семитской”. — “Конечно, боюсь, — ответил врач, — но что касается превосходства, то если бы вы, мой дорогой полков­ник, боялись так, как я, вы бы давно уже удрали”» [1990, с. 78–79]. Отсюда В. Франкл сделал вывод, что значимы не наши страхи и не наша тревожность, а то, как мы к ним относимся.
Подтверждением этому может служить и мнение французского врача А. Бом-бара, который ради эксперимента на выживаемость в одиночестве пересек Атлан­тический океан в спасательной шлюпке. Он пришел к выводу, что главной причи­ной гибели людей в море является чувство обреченности, страх перед стихией. «Жертвы легендарных кораблекрушений, погибшие преждевременно, я знаю, вас погубила не жажда. Раскачиваясь на волнах под жалостные крики чаек, вы умер­ли от страха!» — писал А. Бомбар [1959, с. 14]. Таким образом, страх часто парали­зует волю, т. е. способность сопротивляться обстоятельствам.
В то же время относить страх к отрицательным волевым качествам, что имеет место у П. А. Рудика, нет никаких оснований, так как страх — это эмоциональное состояние, а не волевое качество «трусливость».

Каталог: system -> files -> imce -> books -> psychology
files -> Зав кафедрой травматологии и ортопедии (А. Г. Тукмачев) Ассистент кафедры травматологии и ортопедии
files -> Основная профессиональная образовательная программа
files -> Лекции №5, №6 18. 09. 2012. Основные понятия психологии
files -> Учебно-методическое пособие Хабаровск 2008 (07) л 481
files -> Заместитель Министра
files -> 1. Место психологии религии в системе наук
psychology -> Психология воли
psychology -> Литература 199 Реквизиты книги 200 Глава I предмет, задачи и методы спортивной психологии


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   106   107   108   109   110   111   112   113   ...   219




База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница