«Для меня нет выше счастья – своими руками растить на колхозных полях хлеба. Особенно важная, ответственная пора сев. Радуюсь вместе с односельчанами, когда вижу, как рождается колос и колышется богатая золотая нива»



Скачать 27.14 Kb.
Дата01.04.2018
Размер27.14 Kb.

В яркое солнечное утро 1 мая 2011 года на центральной площади г. Сретенска состоялось торжественное открытие мемориальных досок нашим землякам – Героям Социалистического Труда Пуртову Михаилу Николаевичу и Ярославцеву Владимиру Ксенофонтовичу.

   «Для меня нет выше счастья – своими руками растить на колхозных полях хлеба. Особенно важная, ответственная пора - сев. Радуюсь вместе с односельчанами, когда вижу, как рождается колос и колышется богатая золотая нива » - говорил известный всему Забайкалью хлебороб Михаил Николаевич Пуртов.

Когда наша семья собирается вместе, то старшие часто вспоминают своего дедушку. Всегда говорят о нем с теплом, рассказывают о том, что он был необычным, трудолюбивым, справедливым человеком, с гордостью рассказывают о том, что был он Героем Социалистического труда. Мне не понятен был смысл этих слов. Кто такой Герой Социалистического труда? Почему герой? Ведь слово герой у нас ассоциируется с военными подвигами, а как можно было получить звание Герой Труда. И тогда я решила подробнее изучить биографию своего прадеда и узнать, в чем состоит его заслуга перед Родиной.

Михаил Николаевич был из когорты неутомимых тружеников - человек, от дедов, от самой природы впитавший дар хлебороба. Для него нет ничего дороже и роднее материнского поля, на котором, он еще в пору своей юности перед самой войной проложил первую борозду на известном «МТЗ». Колхозная земля стала для него по-настоящему родной. Он шел по ней уверенно, рачительным хозяином, подобно волшебнику заставляя колхозные нивы ежегодно давать высокие урожаи.

Дед его был вечным хлеборобом-батраком, с юных лет и до старости гнул спину на богачей. Отец, Николай Максимович, тоже успел пробатрачить на кулацких десятинах, чтобы хоть как-то свести концы с концами, прокормить большую семью.

Пуртовы первыми вступили в колхоз. Михаилу было тогда восемь лет. Та колхозная весна осталась в его памяти на всю жизнь. Он вместе со своими сверстниками помогал отцам распахивать кулацкие наделы, стирая межи единоличных хозяйств. Землю пахали тогда на лошадях. В каждый плуг их запрягали по три. Коренного нужно было направлять строго по борозде. Крестьянские дети, а среди них и был Миша Пуртов, на пахоте считались незаменимыми помощниками.

А за трактором, впервые появившемся в колхозе «Путь к социализму», они ходили все деревней. Кто не мечтал на селе в те годы сесть за руль стального коня! На учебу в МТС посылали способную колхозную молодежь, комсомольцев. Удостоился этой чести и Михаил. Учился он прилежно, как наказывал отец. Вечерами корпел над учебниками и схемами. Новое дело с головой увлекло юношу. Не терпелось поскорее вернуться в родное село трактористом. Во сне он уже не раз видел себя за рулем новенького трактора, представлял, как лихо проедет на нем по деревенской улице в сопровождении ликующей детворы.

Трактористов в селе встретили торжественно, но машины доверили не сразу. Михаилу вначале пришлось поработать прицепщиком в паре с опытным трактористом. Молодой механизатор поднимал целину, распахивал залежи, корчевал кустарники, сеял и убирал хлеба.

День 22 июня 1941 года застал тракториста Пуртова в поле. В тракторной бригаде ключом кипела трудовая жизнь. Механизаторы спешили закончить вспашку паров под урожай будущего года, но война оторвала хлеборобов от земли. Она вошла в Алию, перешагнула порог почти каждого дома. На войну уходили самые что ни на есть работники, на которых держалось хозяйство, цвет села, надежда и опора колхоза. Из большой дружной семьи Пуртовых в армейский строй защитников Родины стали сразу три ратника: отец Николай Максимович, его сыновья Степан и Михаил.

В ряды защитников отечества Михаил Пуртов влился в марте 1942 года в составе 321 стрелковой дивизии 488-го стрелкового полка.

По дороге на фронт молодой солдат Михаил Пуртов думал о доме, о колхозе, неубранных полях: «Эх, если бы не война, через год-другой нашего бы колхоза не узнать». Пальцы тракториста невольно сжимались в кулаки, в сердце росло нетерпение поскорее сразиться с врагом.

Август 1942 года. В излучине Дона, в Сталинградской области 321 стрелковая дивизия остановила рвавшихся к Волге фашистов. Остановила и ни на шаг не отступила с этого рубежа.

«В день нам приходилось отбивать до десяти бешенных атак гитлеровцев, - рассказывал Михаил Николаевич -Сотни фашистских самолетов терзали донскую степь…Но мы забайкальцы, не дрогнули, не только не выстояли, но и перешли в наступление.

Тяжелые это были бои. Многие мои земляки-забайкальцы сложили головы на поле брани между Волгой и Доном. Здесь меня наградили медалью «За отвагу», здесь же наша дивизия за особые боевые заслуги была переименована в 82-ю гвардейскую».

Из воспоминаний Константина Павловича Степанова, однополчанина Пуртова: «Однажды мы с батареей попали в засаду. Шли ночью. Луна то выглянет из-за туч, то спрячется. Не знали, что обстановка изменилась. И мы вместо нашего тыла нарвались на немцев. Они пулеметным огнем нанесли ощутимый урон, побили лошадей и бойцов. Один лишь ездовой Михаил Пуртов каким-то чудом сумел прорваться на своих конях сквозь вражескую засаду, проскакал по немецким тылам невредимый, вышел к своим, а главное пушку не потерял».

Во многих боях участвовал гвардеец. В декабре 1943 года был ранен, находился в госпитале.

В июле 1944 года вернулся домой по ранению. Всю дорогу, от Тбилиси, до Сретенска, солдату не давала покоя строка в документах: «Инвалид второй группы». Это в двадцать один год! Но как сошел с поезда, на душе полегчало. Домой шел пешком, напрямую через березовые перелески и колхозные поля. А как увидел на лугах одних стариков, женщин да детей, коров в упряжках, совсем забыл о ранах. Поля не узнал. Пырей задавил их. Подумал: «И тут будет горячий бой».

Снова сел на трактор. Нелегко было, открылись раны, но не слег в постель сталинградец. Выдержал ту первую после фронта страду, когда дневал и ночевал в поле, словно желая отогреть землю, заставить ее плодоносить вдвойне. И своего добился.

С 1945 года Михаил работал трактористом колхоза «Путь к коммунизму».

С апреля 1962 года – звеньевой зерноводческого звена этого колхоза. 15 лет он руководил звеном. За это время показал себя хорошим тружеником. Отдавал много сил и энергии воспитанию молодых механизаторов. Здесь полностью раскрылся его организаторский талант, проявилось чуткое и внимательное отношение к людям. Активно участвовал в общественной жизни. Избирался депутатом Верховного Совета РСФСР, членом райкома партии, членом партийного бюро колхоза. В 1971 году был делегатом XXIV Съезда КПСС в Москве, на котором был удостоен звания Герой Социалистического Труда.



«Я считаю, хлеб и Победа по праву стоят рядом, и связь между ними самая кровная. …Там, на фронте, мы знали, не будет хлеба – не будет Победы. Ничем нельзя заменить хлеб наш насущный…» - говорил бывший фронтовик Михаил Пуртов.

Весну он образно называл утром года, порой надежд и ожиданий хлебороба, с любовью он говорил о земле – кормилице нашей. Заботой об урожае он жил круглый год. Обладал редкой способностью слушать, как пробуждается после долгой забайкальской зимы земля, знал, когда положить семена в почву на такую глубину, где для них влаги и тепла достаточно. В том и заключалось мастерство этого пахаря, и как результат – его устойчивые высокие урожаи.

Молодым механизаторам своего отряда он часто при случае напоминал: «Жизнь, сынки, в осеннем поле, чем больше труда приложишь, тем краше поле. А еще не забывайте о том, что, выращивая хлеб, мы укрепляем мир. В этом высокий смысл нашей работы, и в этом же наше родство с солдатами, защитившими родную землю от врагов».

За свой самоотверженный труд он был также награжден двумя орденами Ленина, орденом Трудового Красного Знамени, орденом Октябрьской революции и девятью медалями.

К великой печали родных и односельчан, сердце Михаила Николаевича Пуртова перестало биться 11 января 1985 года. Смерть до срока оборвала его жизнь, потому что в молодости он полной мерой принял на свои плечи Великую Отечественную, а вернувшись израненным домой, совершил ещё один подвиг – трудовой. Но старые фронтовые раны, болезни, связанные с ними, взяли своё. Память о подвиге этого солдата и хлебороба будет жить вечно в делах односельчан, в сердцах земляков – забайкальцев.

Я провела свое исследование, и теперь точно знаю, что имя моего прадеда - Пуртова Михаила Николаевича, по праву может находиться на карте города, района, края.



Использованная литература:

  1. Бубнов Семен Николаевич «Осколки памяти».- Чита : экспресс-издательство, 2008. стр.495-500;

  2. Материалы сети Интернет;

  3. Газета «Советское Забайкалье»;

  4. Воспоминания родственников;

  5. Семейный архив.


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница