Джон патрик странная миссис севидж комедия в 2 действиях, 5 картинах Перевод с английского Тамары Блантер. 1966 г



страница1/5
Дата24.04.2016
Размер0.83 Mb.
  1   2   3   4   5
ДЖОН ПАТРИК СТРАННАЯ МИССИС СЕВИДЖ Комедия в 2 действиях, 5 картинах Перевод с английского Тамары Блантер. 1966 г.

Действующие лица:

МИССИС ЭТЕЛЬ СЭВИД ЛИЛИ-БЕЛЛ - ее падчерица

ТИТ - сенатор, пасынок миссис Сэвидж

СЭМУЭЛ - судья, пасынок миссис Сэвидж

ДОКТОР ЭММЕТ - главный врач клиники "Тихая обитель"

МИСС ВИЛЬГЕЛЬМИНА /ВИЛЛИ/ - медсестра клиники


ФЛОРЕНС

ФЭРИ


миссис Пэдди - пациенты доктора Эммета, находящиеся в клинике "Тихая обитель"

ганнибал

ДЖЕФФРИ

Комедия оживет лишь в том случае, если читатель либо актер целиком проникнет в замысел автора. Неправильная интерпретация комедии исказит ее смысл. Чрезмерный нажим там, где этого не требуется, нарушит цельность и тонкий смысл, и комедия приобретет черты дурного вкуса или же лишится этого своего смысла. Главное, чтобы в "Странной миссис Сэвидж" славные больные, помещенные в "Тихую Обитель", были показа­ны с теплотой и уважением. Их дом - не «сумасшедший дом», и эти приятные люди - не "сумасшедшие". Малейшее преувеличе­ние в интерпретации этих образов развеет всякое очарование и исказит весь смысл. Цель комедии - противопоставить этих людей детям миссис Сэвидж и безумному внешнему миру. Откло­нение от этой точки зрения ради показа легких юмористических положений может исказить смысл комедии, и как автор, так и актеры, не достигнут намеченной цеди.



Джон Патрик.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ



Картина первая.

Гостиная "Тихой обители" в маленьком городе, штат Массачусетс. Это большая комната, обставленная стильной мебелью, со множеством кресел, обитых ситцем. Обои - светлые и прият­ной расцветки. Большой ковер покрывает почти весь пол. Сле­ва двустворчатая раздвижная дверь ведет к выходу. Правая дверь ведет во внутренние помещения.

Вечер. ФЭРИ стоит и задумчиво смотрит в окно, ко­торое выходит в сад. Она хрупкая и очень живая, ей чуть боль­ше двадцати лет. Темные волосы подчеркивают бледность ее лица. Эта бледность не соответствует ее веселой и жизнера­достной натуре. Ее классическую красоту портят слишком строгая прическа, небрежное платье и очки в металлической оправе. ДЖЕФФРИ стоит спиной к публике и разглядывает названия книг, расставленных в высоком до потолка шкафу. Это красивый мо­лодой человек лет двадцати пяти, который держится, степенно, стараясь казаться старше своего возраста. ФЛОРЕНС сидит за столиком на авансцене и играет сама с собой в карты. Ей около двадцати восьми лет, она симпатична, мила, одета с претензией на "элегантность". Добрая, слегка нерешительная улыб­ка очень красит её, ГАННИБАЛ весь выглядит на все свои 30 лет. Он - полный, с румяным, ангельским лицом. Он стоит возле рояля и настраивает скрипку.
ФЛОРЕНС. Машина все еще стоит там, Фэри? /Так как Фэри не отвечает, она поднимает глаза от карт/. Фэри! Скажи, пожалуйста, машина все еще там? ФЭРИ /вздрагивает/. Я засмотрелся на светлячков. Что ты сказала? ФЛОРЕНС. Я спрашиваю: уехали они или нет? ФЭРИ /качая головою/. Хорошо бы стать кошкой и видеть в темноте! ДЖЕФФРИ. Думаю, что не дождусь ее. Возьму сейчас книгу и пойду в свою комнату. /Направляется через сцену в сторону Флоренс./ ФЛОРЕНС /заботливо/. У вас сегодня болит щека, Джефф? ДЖЕФФРИ. Не очень. ФЛОРЕНС. Тогда побудьте еще немного. Мы будем рады, если вы останетесь с нами. /С улыбкой протягивает руку, ко­торую Джеффри на минуту задерживает в своей./ ГАННИБАЛ. Потерпите еще на полдоллара.

ДЖЕФФРИ /с улыбкой/. Пусть будет так, дорогой матема­тик. Моего любопытства хватит еще на десять минут. /Возвра­щается к шкафу. А ФЭРИ в это время отходит от окна/. ФЭРИ. Ой, как хочется узнать, что она из себя представ­ляет? Говорят, что Сэвиджи - самые богатые люди в Америке! ГАННИБАЛ /настраивает скрипку/. О, какая досада! Значит, у нее есть дорогой киноаппарат, которым она не умеет снимать /настраивает струны/, или она станет восторгаться каким-нибудь великим актером, которого никто не знает /сно­ва щипок/. ФЭРИ. Почему вы так говорите? А разве меня испортили деньги?

ГАННИБАЛ. А разве вы очень богаты, Фэри?

ФЭРИ. Сказочно богата!

ФЛОРЕНС. Встречаются порядочные люди и с деньгами Ганнибал, сыграйте нам что-нибудь. Это развлечет Джеффа. ГАННИБАЛ. О, я как раз настроил скрипку. Что вам сыграть?
/Выходит на середину сцены/.

ФЛОРЕНС. Сыграйте, что хотите.

ГАННИБАЛ. Вам нравится цыганский танец? /Прижимает скрипку подбородком/.

ФЭРИ. Ой, нет! Не играйте цыганскую музыку, Ганнибал. Она меня пугает.

ГАННИБАЛ /опускает скрипку/. Пугает?

ФЭРИ. Она внушает мне ужас. Когда я была маленькой, меня украли цыгане.

ФЛОРЕНС. Фэри, не надо.

/Все смотрят на Фэри с упреком и недоверием/. ФЭРИ. Да! Это правда! Меня украли цыгане. ФЛОР НС. Играйте, Ганнибал.

/ГАННИБАЛ вновь прижимает скрипку подбородком, становится в позу, замирает. ФЭРИ смотрит на дверь и прерывает Ганнибала/

ФЭРИ. Хорошо, если бы и миссис Сэвидж любила музыку. А может быть, она даже играет на каком-нибудь инструменте... Например, на арфе! О, как чудесно звучит арфа! Я выросла под звуки арфы. Moй отец чудесно играл на арфе. /Протягивает руки вперед, будто играет на арфе/. Как ангел!

/ГАННИБАЛ снова поднимает скрипку, стоит с минуту в позе, потом медленно опускает скрипку. ДЖЕФФРИ возле шкафа, с левой стороны, делает несколько прыжков вверх, не подозревая о готовящемся за его спиной концерте./ ФЛОРЕНС. Джефф!! Что вы делаете?

ДЖЕФФРИ. Я хотел достать сверху книгу. Извините, Ганни­бал

ФЛОРЕНС. Фэри, достань книгу Джеффу, а потом мы послу­шаем музыку.

ФЭРИ. Одну минуту! Сейчас я возьму стул. ДЖЕФФРИ. Не надо, Фэри. Я достану сам. ФЭРИ. Нет, Джефф. Взбираться на стулья - это женское дело. Для мужчин существуют горы. /Становится на стул./ Какую книгу вы хотели? ДЖЕФФРИ. "Продолжительность жизни обезьян". ФЛОРЕНС /подходит к Фэри/. В этой библиотеке собраны никому не нужные книги. А вот такой книги, как "Частная жизнь Далай-ламы" здесь нет. ФЭРИ /оборачиваясь ко всем/. Какое приятное чувство испытываешь, когда стоишь так высоко. Мне начинает казать­ся, что я самая умная. ДЖЕФФРИ /показывая/. Вот эта, желтая. ФЭРИ. Любовь к книгам я впитала с молоком матери. Моя мама придумала систему каталога в Нью-йоркской библиотеке. Она была королевой! ФЭРИ /пытается достать книгу, потом оборачивается к Джеффри/. А вас не интересует книга "Уход за непарнокопыт­ными животными"? Вот до нее я как раз достаю.

ДЖЕФФРИ. Нет, на этот раз мне нужна именно "Продолжи­тельность жизни обезьян".

ГАННИБАЛ /передает Фэри смычок/. Вытяните книгу этой штукой. /В то время, как все собрались возле шкафа, входит МИССИС ПЭДДИ и останавливается на пороге. Это маленькая полная женщина средних лет, свирепая на вид. Ее коротко стриженые волосы, стоящие на голове дыбом, придают ей агрессивный вид. Она подходит к выключателю, и комната погружается в темноту/ /Кричит/. Свет! Зажгите свет!

ФЭРИ. Не столкните меня!

ГАННИБАЛ. Зажгите свет!

ФЛОРЕНС. Ганнибал, бегите к выключателю, пока чего-нибудь не случилось.

ДЖЕФФРИ /после паузы/. Очевидно, вошла миссис Пэдди.

/Внезапно свет зажигается. Перед миссис Пэдди, возле выключателя стоит МИСС ВИЛЬГЕЛЬМИНА - МИСС ВИЛЛИ, приятная, подвижная девушка лет двадца­ти четырех. На ней голубовато-серый костюм с цветком в петлице. МИССИС ПЭДДИ смотрит на нее с досадой. Так продолжается с минуту. Потом МИССИС ПЭДДИ быстро протягивает руку к выключа­телю, и в комнате снова становится темно./

ГАННИБАЛ. Свет! Дайте свет!

ФЛОРЕНС. Будьте добры, миссис Пэдди, зажгите свет!

/МИСС ВИЛЛИ зажигает свет и прикрывает выключа­тель рукой. Другой рукой она берет Миссис Пэдди за плечо и подталкивает ее к окну, где стоит мольберт. МИССИС ПЭДДИ садится за мольберт, и он скрывает ее. /

МИСС ВИЛЛИ. Когда-нибудь, миссис Пэдди, вы выключите свет в такой неподходящий момент, что с кем-нибудь случит­ся несчастье. Найдите какой-нибудь другой способ замаливать свои грехи.

ДЖЕФФРИ. Это несправедливо, миссис Пэдди. Вы заставляе­те страдать других, чтобы самой попасть в рай. ФЭРИ. Вы не любите электрического освещения, а другие любят, когда горит свет.

МИСС ВИЛЛИ. Теперь будьте умницей, миссис Пэдди, поси­дите за своим мольбертом. И оставьте в покое выключатель. /Оборачивается к Фэри, которая все еще стоит на стуле со смычком в руках/. Боже мой, Фэри, что вы делаете? ФЭРИ. Я хотела достать книгу для Джеффри. МИСС ВИЛЛИ. Смычком?

ФЭРИ. Книга стоит очень высоко.

ДЖЕФФРИ. Я не хотел причинять столько беспокойства из-за этих обезьян. Оставьте их, Фэри.

ФЭРИ. Нет, нет, нет! Я вам ее достану. /Поворачивается к шкафу/. Берегите головы! Оп-ля! /Смычком вытягивает книгу, которая падает на пол. ФЭРИ соскакивает со стула./

МИСС ВИЛИ. В другой раз, Фэри, если кто-нибудь захочет книгу, которая стоит слишком высоко, позовите меня. На вас мог свалиться весь шкаф. /Идет направо и относит стул к письменному столу./

ФЭРИ /идет за ней/. Разве вы слышали, что хорошие книги причиняли кому-нибудь вред?

МИССИС ПЭДДИ /встает из-за мольберта и произносит, не обращаясь ни к кому/. Терпеть не могу все на свете, а больше всего терпеть не могу: кольдкрем, воротнички, кружева, треску, базары, солдат, притирания, фракции, булавки, плечи, мочалки, макароны, полицейских и электричество. /Никто не обращает внимания на это, словно миссис Пэдди ничего и не произносила. Миссис Пэдди садится./

ФЭРИ. Мисс Вилли, долго нам еще ждать прихода Миссис Сэвидж?

ФЛОРЕНС. Скажите, какая она.

МИСС ВИЛЛИ. Я еще не видела ее. Давайте приведем в порядок комнату.

ФЛОРЕНС. Почему ее так долго задерживают в кабинете?

МИСС ВИЛЛИ /наводя порядок в комнате./ Я только знаю, что ее фамилия Сэвидж... и что она будет жить наверху, в голубой комнате.

ФЭРИ. Хорошо, если бы она была некрасивой, Не люблю соперниц.

МИСС ВИЛЛИ /останавливается возле Джеффа и поправляет ему галстук/. Бинго, дорогой, на этот раз вы немного небреж­но завязали галстук.

ДЖЕФФРИ/сдерживая себя/. Прошу вас, мисс Вилли, не называйте меня так. Так зовет меня моя жена.

МИСС ВИЛЛИ. Я забыла. /Наклоняется к нему и целует его в лоб./

ДЖЕФФРИ. Я н е х о т е л б ы, ч т о б ы в ы о т н о с и л и с ь к о мн е л у ч ш е, ч е м к о в с е м о с т а л ь н ы м. Ч т о б ы в ы м е н я ц е л о в а л и.

МИСС ВИЛЛИ. В ы с а м ы й к р а с и в ы й !

ДЖЕФФРИ. Что п о д у м а л а бы м о я ж е н а , е с л и б ы п р и е х а л а м е н я н а в е с т и т ь и у в и д е л а, к а к меня ц е л у е т ж е н щ и н а ? Я д у м а ю , о н а б ы в з о р в а л а с ь!

МИСС ВИЛЛИ. Д а, з н а я ее х а р а к т е р , я т о ж е т а к д у м а ю...

ДЖЕФФРИ. И н е з аб ы в а й те мо ю п ро с ь бу.

МИСС ВИЛЛИ. Постараюсь. /З в о н и т в н у т р е н н и й т е л е ф о н , MИCC ВИЛЛИ в з д ы х а е т и идет к т е л е ф о ну./ И з в и н и те м е н я, Д ж е ф ф.

ФЕРИ. Д з и н ь – д з и н ь! Д з и н ь - д з и н ь! /Берет т р у б к у и п е р е д а е т ее М и с с В и л л и /.

МИСС ВИЛЛИ. Алло! Да, доктор, иду. / Возвращает трубку Фэри./ А теперь , д о р о г и е , п р о ш у в а с не н а р у ш а т ь п о р я д о к. П о с т а р а е м с я п р о и з в е с т и н а н е е х о р о ш е е в п е ч а т л е н и е. /Направля­ется к выходу./

ФЭРИ. Мы сейчас ее увидим?

МИСС ВИЛЛИ. Не знаю. /Достает ключ из кармана жакета, отпирает левую дверь, выходит и запирает за собой дверь/.

ФЭРИ /идет за ней до самого порога, останавливается и смотрит на дверь./ После жены фокусника у н а с здесь н е было н и ч е г о и н т е р е с н о г о. Вы п о м н и т е? О н а была ужасно н е р в н а я, потому ч т о е е пере п и л и в а ли пополам. /Становится на колени и смотри в замочную скважину./

ФЛОРЕНС. Фэри, не делай этого! Унизительно становиться на колени.

ФЭРИ. А разве ты не становишься на колени, когда молишься? Вот и я сейчас произношу молитву: « Боже, дай мне увидеть что-нибудь интересное!» ГАННИБАЛ. Вы что-нибудь видите?

ФЭРИ. Да! Бог сразу услышал мою молитву.

ГАННИБАЛ. Что вы видите?

ФЭРИ. Кто-то выходит из кабинета доктора Эммета... Один... два... три незнакомых человека. /Быстро вскакивает./ Они идут сюда! /Торопливо огладывается вокруг/. Давайте спрячемся за дверь и будем подслушивать.

/Все идут с деловым видом в двери./

ГАННИБАЛ. Джефф, как ты думаешь, это честный поступок?

ДЖЕФФРИ. Да! Это называется шпионить. ФЭРИ /быстро хватает Миссис Пэдди за руку и ведет ее к правой двери./ Пойдемте, миссис Пэдди, будем шпионить. ДЖЕФФРИ. Я послежу за выключателем. Неудобно, если гости войдут в темную комнату.

ФЛОРЕНС /идет вслед за Фэри./ Я присоединяюсь к вам, чтобы подслушивать у дверей. Но это в последний раз. А, кроме того, я всегда рву чулки, когда становлюсь на колени... ФЭРИ. Только бы на меня не напала от волнения икота: тогда нас обнаружат. /Все уходят. Едва за ними закрывается дверь, МИСС ВИЛЛИ отпирает левую дверь, пропуская вперед сенатора Тита Сэвиджа. У Тита вид делового человека консервативных взглядов. Он сдержан, практичен, лишен всякого чувства юмора. За ним следует его сестра ЛИЛИ-БЭЛЛ, высокая, худощавая, элегантная и уверенная в себе дама. За ней входит ее брат, судья СЭМУЭЛ СЭВИДЖ. Он маленького роста, довольно зауряд­ной наружности и рядом с холодным властным братом и непринужденной уверенной сестрой проигрывает./

МИСС ВИЛЛИ. Да, сенатор. Тут, на столе, есть сигареты и иллюстрированные журналы. Можете присесть. /Уходит./

ЛИЛИ-БЭЛЛ /подходит к дивану/. Ну, а теперь, Тит, ты успокоился?

ТИТ. Почти. Это место не похоже на клинику.

СЭМУЭЛ. Абсолютно.

ЛИЛИ-БЭЛЛ. Я уверена, что маме здесь будет хорошо и спокойно. Здесь очень мило.

ТИТ. Будем надеяться, что мы не совершили ошибки.

ЛИЛИ-БЭЛЛ. Дорогой, единственная наша ошибка, что мы не поместили ее сюда раньше.

ТИТ. А может быть, все-таки было бы лучше оставить ее дома с сиделкой?

ЛИЛИ-БЭЛЛ. Это было бы несчастье!

СЭМУЭЛ. Какая ты бесчувственная!

ЛИЛИ-БЭЛЛ. Я просто рассудительная.

СЭМУЭЛ. Нет, ты стала бесчувственной. Ты слишком часто выходила замуж за иностранцев.

ЛИЛИ-БЭЛЛ. Сэмуэл, дорогой, теперь бесполезно ссориться.

ТИТ. Лили-Бэлл права. Давайте вести себя как цивилизо­ванные люди. ЛИЛИ-БЭЛЛ. Каких нечеловеческих усилий нам стоило привезти ее сюда.

/Входит доктор ЭММЕТТ/.

ДОКТОР ЭММЕТТ. Очень сожалею, что задержал вас, но я хотел, чтобы доктор Джонсон поговорил с вашей матерью.

ТИТ. Здесь, действительно, очень мило, доктор. Нас очень утешило, что здесь так уютно.

ЛИЛИ-БЭЛЛ. Нам говорили, что ваш дом идеальное место для нервнобольных.

ДОКТОР ЭМЕТТ. Мы стараемся делать все, что подсказыва­ет наш длительный опыт.

ТИТ. Я хотел спросить вас об одной вещи, доктор. Наша мать не будет подвергаться здесь никакой опасности?

ДОКТОР ЭММЕТТ. Конечно, нет. Больные этого отделения проходят последний курс лечения. Все они очень милые и общи­тельные люди. У многих из них такой же нормальный вид, как и у вас, сенатор.

ТИТ. Вы так думаете?

ДОКТОР ЭММЕТТ. Пока нам придется ждать, я хотел бы спросить вас об этом "фонде", основанном вашей матерью.

ТИТ. Пожалуйста: ведь мы теперь - ее опекуны. Она задумала этот фонд, чтобы вложить в него все наше состояние, состояние семьи Сэвиджей.

СЭМУЭЛ. Газеты назвали его "фондом счастья". ДОКТОР ЭММЕТТ. Это ее беспечное отношение к деньгам проявилось недавно? ЛИЛИ-БЭЛЛ. Она всегда сорила деньгами, тратила их на всякие глупые затеи.

ДОКТОР ЭММЕТТ. Не можете ли вы мне рассказать более подробно?

ТИТ. Был, например, один итальянец. Он так тосковал по родине, что захотел получить ящик земли из Италии.

СЭМУЭЛ. Подумаешь, земля! Немного пыли... ЛИЛИ-БЭЛЛ. Наша мать потратила более двухсот долларов и достала ему эту землю!

ТИТ. Был еще бродячий продавец цветов. Тому понадоби­лась надгробная каменная плита для старой лошади, что тас­кала его тележку.

СЭМУЭЛ. И, представьте, доктор, он ее получил.

ЛИЛИ-БЭЛЛ. После смерти нашего отца она зафрахтовала пароход, чтобы тысяча детей смогла совершить кругосветное путешествие.

ДОКТОР ЭММЕТ. С какой целью?

ТИТ. Она сказала: пусть хорошенько посмотрят на мир, пока он еще существует.

ЛИЛИ-БЭЛЛ. Мы едва успели приостановить формальное учреждение этого фонда.

СЭМУЭЛ. Вместе с руководящим комитетом.

ЛИЛИ-БЭЛЛ. Какое-то безумие, а не комитет. В нем не должны были участвовать ни банкиры, ни священники, ни адвокаты...

ДОКТОР ЭММЕТТ. А кого она выбрала?

ТИТ. Почтальона, садовника, ветеринара и себя.

ЛИЛИ-БЭЛЛ. Как мы не догадались, что у нее с головой не все в порядке еще тогда, когда она собиралась стать актрисой.

ТИТ /вздыхает/. Слышали ли вы что-нибудь подобное, доктор? Женщина в ее возрасте, старуха, решила стать актрисой!

ДОКТОР ЭММЕТТ. О, нас ничто не удивляет.

ЛИЛИ-БЭЛЛ. Если бы она была еще талантлива или тщеславна, тогда я могла бы понять...

ТИТ. Но она не такая! Она всегда была тихой, почти робкой. А потом вдруг...

СЭМУЭЛ. Это сплошное несчастье!

ТИТ. Играть комедии на сцене! Будто вся наша жизнь - не комедия... Объясните нам, доктор: что означает этот медвежо­нок, с которым она не расстанется.

ДОКТОР ЭММЕТТ. По-видимому, это желание быть оригинальной.

ЛИЛИ-БЭЛЛ. Все ее поведение - это пренебрежение прави­лами приличия и хорошего тона.

СЭМУЭЛ. И пренебрежение здравым смыслом.

ДОКТОР ЭММЕТТ. Не можете ли вы сказать, сенатор, не наблю­далось ли подобного поведения у ее родителей?

ЛИЛИ-БЭЛЛ. Видите ли, доктор, она нам не родная мать. Отец женился во второй раз, когда мы были еще маленькими.

ДОКТОР ЭММЕТТ. А, понимаю!

ТИТ. Но мы всегда были к ней привязаны. ДОКТОР ЭММЕТТ. Боюсь, что не смогу помочь вам, пока не послежу за ее поведением.

ТИТ /с безразличием/. На то вы и доктор.

ЛИЛИ-БЭЛЛ. Ей, конечно, хорошо будет в таком приятной месте.

СЭМУЭЛ /с нервным смехом/. Я бы и сам охотно остался здесь...

ТИТ. Это не подходящий случай для смеха, Сэмуэл.

ДОКТОР ЭММЕТ. А мы здесь как раз поощряем смех, сенатор, Мы считаем, что смех - отличное лекарство. Как сказал Байрон: «Если я и смеюсь над смертью, то делаю это, чтобы не плакать» ТИТ. О да. Понимаю. /Смеется/.

/Входит МИСС ВИЛЛИ, останавливается на пороге./

ДОКТОР ЭММЕТТ. В чем дело, мисс Вилли?

МИСС ВИЛЛИ. Простите, но доктору Джонсону не удалось заполнить карточку миссис Сэвидж.

ДОКТОР ЭММЕТТ. Почему? МИСС ВИЛЛИ. Она не отвечает на вопросы.

ДОКТОР ЭММЕТТ. Тогда прошу вас, проводите ее сюда.

МИСС ВИЛЛИ. Хорошо, доктор. /Выходит./

ДОКТОР ЭММЕТТ. Пока вы будете прощаться с ней, я пойду, послушаю, что скажет о ней доктор Джонсон.

ЛИЛИ-БЭЛЛ /живо/. Прошу вас, доктор, не уходите.

СЭМУЭЛ. Не уходите, доктор!

ТИТ. Будет лучше, если вы останетесь. Чем скорее все кончится, тем лучше будет для нас всех.

СЭМУЭЛ. Она мстительна... ЛИЛИ-БЭЛЛ. Она считает, что я виновата в том, что ее сюда поместили. /Дверь открывается, и входит МИСС ВИЛЛИ. Она поворачивается к открытой двери./ МИСС ВИЛЛИ. Пожалуйста, войдите, миссис Сэвидж. /Довольно продолжительная пауза. Все с тревогой ждут. Наконец входит МИССИС СЭВИДЖ. Трудно по виду определить ее возраст. Ее лукавое лицо моложаво, глаза живые и ясные. На лице заметна тень улыбки. Это придает ей шутливый вид даже тогда, когда она сердится. Седые волосы сильно подкрашены синькой, они хорошо уложены. Одета она не по возрасту нарядно, а ее шляпка, украшенная перьями, просто крик­лива. Она держит в руках большого, довольно потертого, плюшевого мишку. Останавливается на пороге и разглядывает комнату с одобрительным видом. / ДОКТОР ЭММЕТТ /указывает на стул/. Не угодно ли при­сесть, миссис Сэвидж? /Миссис СЭВИДЖ подходит к другому стулу и садится на него, кладет на колени медвежонка. Все присутствующие молча смотрят на нее. / ЛИЛИ-БЭЛЛ. Мама, мы здесь задержались, потому что хоте­ли попрощаться с тобой. МИССИС СЭВИДЖ /оборачивается и смотрит на Лили-Бэлл./ Лили-Бэлл, я тебя не выношу. Я не сумею объяснить причину. Но я знаю одно: Лили-Бэлл, я тебя не выношу. ЛИЛИ-БЭЛЛ/доктору Эмметту/. Она повторяла это всю доро­гу. ДОКТОР ЭММЕТТ. Ваши дети сейчас уходят, миссис Сэвидж. Вы не хотите с ними попрощаться?

/МИССИС СЭВИДЖ идет в глубь сцены, останавливается возле окна, обняв медвежонка./ Ваши дети хотят попрощаться с вами, миссис Сэвидж.

МИССИС СЭВИДЖ. Уже появились светлячки! Как это краси­во!.. Что заставляет их светиться, доктор? Это у них пора любви?

ДОКТОР ЭММЕТТ. … Я не знаю.

МИССИС СЭВИДЖ. Я думала, вы знаете. Для кого этот дом, доктор?

ДОКТОР ЭММЕТТ. Этот дом называется "Тихая обитель". Теперь он будет вашим домом. А меня зовут доктор Эмметт.

МИССИС СЭВИДЖ. А, правда, было бы великолепно, если бы и люди в период любви светились, как светлячки? Лили-Бэлл, ты светишься, когда любишь? Я знаю, как быстро ты воспламе­няешься?

ЛИЛИ-БЭЛЛ/идет к двери/. Нам лучше уйти, Тит. Мама опять говорит гадости. Я сегодня же пришлю ее вещи, доктор. Сейчас мы захватили только самое необходимое.

ДОКТОР ЭММЕТ. Хорошо. Воскресенье у нас - приемный день. Если вы захотите приехать, то сможете привезти ей что-нибудь.

ТИТ. До свиданья, мама.

/Они выходят/.

ДОКТОР ЭММЕТ. Если вам что-либо понадобиться, миссис Сэвидж... мисс Вилли будет заботиться о вас. /Выходит вслед за другими/.

/Слышно, как защелкивается замок. МИССИС СЭВИДЖ продолжает смотреть в окно, стоя спиной к мисс Вилли. Впервые она отдает себе отчет в том, что ее заперши. Она не видит, как за ней наблюдает МИСС ВИЛЛИ./

МИСС ВИЛЛИ. Здесь очень хороший сад, завтра утром вы сможете его увидеть.

/Пауза/.


МИССИС СЭВИДЖ /поднимает голову и улыбается./ Глупо с моей стороны так злить их: я только сама становлюсь злой. Но мне надо сперва ожесточиться, чтобы поступать с ними так, как они этого заслуживают. /Подходит к дивану и уклады­вает медвежонка/.

МИСС ВИЛЛИ/ласково/. Я виду, что у медвежонка оторвался один глаз. Может, вы уронили его в кабинете. Как только они уйдут, я поищу его там.

МИССИС СЭВИДЖ. Не беспокойтесь. Я потеряла его прошлой осенью в …. /Смотрит на медвежонка, потом на Мисс Вилли./ Вы никогда не угадаете, зачем он мне нужен. И не разговаривайте со мной так, будто я дурочка. МИСС ВИЛЛИ. Что вы, что вы! Мы будем друзьями. МИССИС СЭВИДЖ. Конечно. Вы мне ничего не сделали пло­хого. Хотите знать, почему я никогда не расстаюсь с ним?

МИСС ВИЛЛИ. Если вы сами мне хотите сказать...

МИССИС СЭВИДЖ. Я страшно одинока. Я слишком стара, чтобы взять себе любовника, и слишком брезглива, чтобы спать с кошкой.

МИСС ВИЛЛИ. Тогда, конечно, вы правильно сделали, что привезли его сюда. Не хотите ли снять шляпу?

МИССИС СЭВИДЖ. Если я должна провести здесь остаток своей жизнь... тогда стоит снять шляпу... /Снимает шляпу./

МИСС ВИЛЛИ. Какая оригинальная шляпка!

МИССИС СЭВИДЖ. Десять сантиметров фетра и три петуши­ных пера. Восемьдесят пять долларов. Почему за вещь, сде­ланную так скупо, нужно платить так щедро?.. Не понимаю.

МИСС ВИЛЛИ. Ну, нужна изобретательность.

МИССИС СЭВИДЖ. Все грабители изобретательны. Я мечта­ла о такой шляпке, когда мне было пятнадцать лет. Тогда я не могла ее купить. И поэтому она у меня сейчас. /Любовно гладит перышки на шляпе./ Здесь мне она не понадобиться. /Протягивает шляпу Мисс Вилли./ Может быть, она вам на что-нибудь пригодится?.. Хотя на что именно, я не знаю...

МИСС ВИЛЛИ. Лучше, если она останется у вас. Она может вам еще понадобиться. МИССИС СЭВИДЖ /видит себя в зеркале слёва /. О боже! Мои волосы похожи на хохол голландского петуха... МИСС ВИЛЛИ. О нет, я не нахожу этого. Они очень кра­сивого цвета.

МИССИС СЭВИДЖ /успокоившись/. Я недавно перестала кра­сить волосы, теперь я только немного синю их.

МИСС ВИЛЛИ. Они великолепно подойдут к цвету вашей комнаты. Не хотите ли подняться наверх?

МИССИС СЭБИДЖ. Уже пора запирать меня на ключ?

МИСС ВИЛЛИ. Но никто и не собирается запирать вас на ключ! Вы привезли один чемодан?


Каталог: files
files -> Методические рекомендации «Организация исследовательской деятельности учащихся»
files -> Актуальность исследования
files -> Рабочая программа дисциплины
files -> Программа курса предназначена для учащихся 9-11 класса и рассчитана на 128 часов. Периодичность занятий 1 раз в неделю по 4 учебных часа
files -> Предоставление максимально широкого поля возможностей учащимся, ориентированным на высокий уровень образования и воспитания, с учетом их индивидуальных потребностей
files -> Методические рекомендации по организации исследовательской и проектной деятельности младших школьников
files -> Программы
files -> Выпускных квалификационных работ


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница