Дискурсивно-стилистическая эволюция медиаконцепта: жизненный цикл и миромоделирующий потенциал



страница25/25
Дата10.02.2016
Размер5.14 Mb.
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   25

Тюменская нефть
Один чудак из партии геологов

Сказал мне, вылив грязь из сапога:

«Послал же Бог на головы нам олухов!

Откуда нефть – когда кругом тайга?


Раз деньги вам отпущены – на тыщи те

Постройте, что ли, ресторан на берегу:

Вы ж ничего в Тюмени не отыщете –

В болото вы вгоняете деньгу!»


И шлю депеши в центр из Тюмени я:

«Дела идут, все боле-менее!..»

Мне отвечают, что у них такое мнение,

Что меньше «более» у нас, а больше «менее».


А мой рюкзак

Пустой на треть.

«А с нефтью как

«Да будет нефть!»


Давно прошли открытий эпидемии,

И с лихорадкой поисков – борьба, –

И дали заключенье в Академии:

В Тюмени с нефтью – полная труба!


Нет Бога нефти здесь – перекочую я:

Коль Бога нет – не будет короля!..

Но только вот нутром и носом чую я,

Что подо мной не мертвая земля!


И шлю депеши в центр из Тюмени я:

«Дела идут, все боле-менее!..»

А мне отвечают, что у них сложилось мнение,

Что меньше «более» у нас, а больше «менее».


Пустой рюкзак –

Исчезла снедь...

«А с нефтью как?»

«Да будет нефть!»


И нефть пошла!

Мы, по болотам рыская,

Не на пол-литра выиграли спор –

Тюмень, Сибирь, земля ханты-мансийская

Сквозила нефтью из открытых пор.
Моряк, с которым столько переругано, –

Не помню уж, с какого корабля, –

Все перепутал и кричал испуганно:

«Земля! Глядите, братики, – земля!»


И шлю депеши в центр из Тюмени я:

«Дела идут, все боле-менее»,

Что – прочь сомнение, что – есть месторождение,

Что – больше «более» у нас и меньше «менее»...


Так я узнал –

Бог Нефти есть, –

И он сказал:

«Бурите здесь!»


И бил фонтан и рассыпался искрами,

При свете их я Бога увидал:

По пояс голый, он с двумя канистрами

Холодный душ из нефти принимал.


И ожила земля, и помню ночью я

На той земле танцующих людей...

Я счастлив, что, превысив полномочия

Мы взяли риск – и вскрыли вены ей!

(1972)

Революция в Тюмени
В нас вера есть, и не в одних богов!..

Нам нефть из недр не поднесут на блюдце.

Освобожденье от земных оков –

Есть цель несоциальных революций.


В болото входит бур, как в масло нож.

Владыка тьмы, мы примем отреченье!

Земле мы кровь пускаем – ну и что ж, –

А это ей приносит облегченье.


Под визг лебедок и под вой сирен

Мы ждем – мы не созрели для оваций, –

Но близок час великих перемен

И революционных ситуаций!


В борьбе у нас нет классовых врагов

Лишь гул подземных нефтяных течений, –

Но есть сопротивление пластов,

И есть, есть ломка старых представлений.


Пока здесь вышки как бамбук росли,

Мы вдруг познали истину простую:

Что мы нашли не нефть – а соль земли,

И раскусили эту соль земную.


Болит кора Земли, и пульс возрос,

Боль нестерпима, силы на исходе, –

И нефть в утробе призывает – «SOS»,

Вся исходя тоскою по свободе.


Мы разглядели, различили боль

Сквозь меди блеск и через запах розы, –

Ведь это не поваренная соль,

А это – человечьи пот и слезы.


Пробились буры, бездну вскрыл алмаз –

И нефть из скважин бьет фонтаном мысли, –

Становится энергиею масс –

В прямом и тоже переносном смысле.


Угар победы, пламя не угробь,

И ритма не глуши, копытный дробот!..

Излишки нефти стравливали в Обь,

Пока не проложили нефтепровод.


Но что поделать, если льет из жерл

Мощнее всех источников овечьих,

И что за революция – без жертв,

К тому же здесь еще – без человечьих?


Пусть скажут, что сужу я с кондачка,

Но мысль меня такая поразила:

Теория «великого скачка»

В Тюмени подтвержденье получила.


И пусть мои стихи верны на треть,

Пусть уличен я в слабом разуменье,

Но нефть – свободна, – не могу не петь

Про эту революцию в Тюмени!

(1972)

Ирина Барсукова


Легенда о нефти
В краю, где небо сходится с землею,

Где Луны ярче Солнца во сто крат,

Таился под глубинною корою

Заветный и бесценный клад.

Веками он хранился в темной бездне,

В чертогах своих диких горевал,

Томился в одиночестве безвестном

И о свободе грезил и рыдал.

И звался клад тот Нефтию прекрасной,

Была красавица на редкость хороша,

Но пропадала красота напрасно,

Пока в оковах мучилась душа.

Никто не слышал песнь подземной девы,

Никто не торопился ей помочь,

Лишь ветры, ошалевшие от гнева

Как стражи, стерегли ее всю ночь.

Но жили здесь шаманы недалеко,

И каждый вечер при восходе Лун

К ним доносился из подземных окон

Какой-то странный и тревожный гул.

И духов злых шаманы заклинали,

И в бубны били, били у костров,

И странника любого призывали

Освободить Нефтию из оков.

И небеса внезапно расступились,

Сияя мириадами светил,

И ангелы на Землю опустились,

И Трубный глас решенье возвестил:

«Здесь человеку быть, и жить и строить,

Хозяином здесь станет человек!

А кто ему препятствовать изволит –

Возьмет на душу самый страшный грех.

Отдайте, ветры, Нефть ему скорее,

Пускай ее направит он туда,

Где стать должно теплее и светлее,

Где ждут ее большие города!»

Бушуют ветры, злятся, не желают

Пришельцу клад свой древний отдавать,

И сам Совет старейшин призывает

У входа в недра намертво стоять.

Сражается Пришелец со стихией,

Разит мечом бушующую рать

И кличет долгожданную Нефтию,

И покоряется ему Природа-мать!

И открываются чертоги вековые,

И в муках извергается Земля,

И из глубин ее рождается Нефтия,

Свою безумную свободу обретя!

И в танце огненном красавица резвится,

Сверкают очи, кудри до небес,

И воспаряют ангелы, как птицы,

Над этою принцессой из принцесс!

«О человек, с тобой всегда я буду,

И что бы ни случилось на земле,

Тебя я никогда не позабуду,

Я зная, ты нуждаешься во мне!

Возьми меня, возьми тепло и ласку,

Любовь мою и преданность возьми,

И пусть живет на свете эта сказка

Во имя жизни всех людей земли!»

Сергей Шилов
Нефть
Человек не знает ответа,

Он не знает «нет» или «есть»,

Он в луче замирает света

И тогда понимает: «НЕФТЬ!».

Когда Отец оставил землю,

Тогда открылся нефти пласт,

Душа планеты уж не дремлет,

Фонтан огня из-под земли подаст.


Земли ты – черная вдова, Нефть!

На небе странные слова:

Нефть

Состоит


Из слова «нет» и слова «есть»,

А в центре слова глаз горит

И открывает всему миру

Нефти весть.


Дух нефти душу душит,

Калечит порядок вековой,

Вдова земли наш век разрушит,

Платок ее трепещет роковой.

«Бог умер!», – нефть кричит, орет

В глаза и уши человеку,

И хочет душу мира залепить,

Загнать в сплошную нефти реку.


Земли ты – черная вдова, Нефть!

На небе странные слова:

Нефть

Состоит


Из слова «нет» и слова «есть»,

А в центре слова глаз горит

И открывает всему миру

Нефти весть.


«Нефть есть где-то», –

слышал ты.

Там, где есть нефть,

Нефть всех съест.

Стерта неба весть –

Это цена за нефть!

Времени больше нет –

Это цена за нефть!

Зрения больше нет! –

Это цена за нефть!

Музыки больше нет!

Есть только нефть!

Нефть несет весть:

Бога больше нет,

Есть только нефть,

Есть только нефть!


Фонтаны нефти выпускают

Киты, несущие планету,

Им спины волки раздирают

И жутко воют на комету.

Древние силы и дух,

Нефти подземные реки,

Мрачные сны повелителя мух

Всем управляют навеки.

Черные слезы веков,

Страшные тайны планеты

Крутят колеса в стране дураков,

В рай обещают билеты.

Черные слезы веков,

Страшные тайны планеты

Крутят колеса в стране дураков,

В рай...


(2001)

Инна Лиснянская


***
А как он был любим

От гор до парапета,–

Над Каспием седым,

Под синью минарета!


Теперь лишь дальний гром

Напоминает грохот

На берегу, где ртом

Открытым дышит город.


Теперь там – Боже мой! –

Теперь там – Боже правый!

След нефти за кормой,

А на песке – кровавый.


Теперь там больше нет

Ни родичей, ни крова, –

А только ржавый след

Армянского погрома.


Армянской церкви медь –

Как вырванное небо...

И мне б окаменеть,

Как некогда – Ниоба.

(1991)

***
Я, родом из города рыб, погибающих в нефти,

Я, жительница Москвы, пребывающей в нетях

Невнятных реформ и устойчивой ностальгии,

В Эйлат тороплюсь, где без комплексов люди и рыбы

Разглядывают под водою коралловые полипы,

Одевки из водорослей и каменья нагие.

Там горный ландшафт – суть причудливых розовых линий

Над синью, где плавают рыбы расцветок павлиньих.

Ах, Красное море, судьбы надоели мне шутки

В империи жить, а потом оказаться свободной

От места рожденья. Не только по лени природной,

Ах, Красное море, к тебе тороплюсь лишь на сутки:

На дольше ни времени мне недостанет, ни денег.

(2004)


***
Оглохнув от тишины, ослепнув от света,

Старуха, чьи дни сочтены, прощается с летом.

Судьба о двух головах сложилась валетом, –
То ангел подымет крыло, то черт – свои рожки…

Крапивой былье поросло в сгоревшей сторожке.

На грядке одна ботва, под ней – ни картошки.
– Проснись, говорю, очнись, встряхни свои кости, –

Сторожка цела, как жизнь, стихи – твои гости

Пьют водку, картошку едят, гадают о росте
Цены биржевой на нефть, и спроса на слово

Поправшего смерть. Судьба же – впрямь двухголова, –

Никак не отцепит мертвого от живого.

(2005)


***
На каждый день творенья ушли века.

А этот век пришелся на день восьмой,

В который отдыхает, наверняка,

Господь, устав возиться с дурной землей, –

Потоп, землетрясенье, пожар, разбой!
Воздушное пространство окутал смог,

Кровь запятнала реки, а нефть – моря.

Неужто так устал ты, всесильный Бог,

Иль на другой планете, семь дней творя,

Нас от творящей мышцы своей отторг?
Болит от мыслей темя, душа от слов,

Для опыта опасен учет причин:

Пересчитать причины людских грехов,

Не хватит нам ни пальцев и ни седин.

Век догорел, как свечка, и был таков.

(2006)


Дмитрий Быков
***
Тряслися грозно Пиренеи,

Египет трясся и Тунис,

NASDAQ дрожал еще сильнее,

И Dow Jones катился вниз;

Народы Ближнего Востока

Теснят правителей жестоко,

И разгулявшийся ислам

Им добавляет по мослам...

Других, конечно, раздражает

Такая дерзость – но не нас:

Нам это выгодно как раз,

Поскольку нефть подорожает,

А значит – хлеба вдоволь всем,

И соль, и спички, и тандем.


Тряслась поверхность океана,

Дошло до ядерных костров –

Не предрекал и Фукуяма

Таких глобальных катастроф!

На потрясенной Фукусиме

Всемирной помощи просили,

Не уставали клясть прогресс,

Страшась Чернобыльской АЭС...

Другим все это понижает

Доход и тонус – но не нам:

Скорби, скорби – а помни сам,

Что снова нефть подорожает,

А значит – будет все как есть:

Бесчестье, лесть, и месть, и жесть.

Полковник наш – опять мессия,
Опять болото – наш народ,

Опять «Единая Россия»

Процентов двести наберет,

Глядишь – соседи будут рады

Спихнуть нам все Олимпиады,

Глядишь – подтянется Кавказ,

Почти отрезанный сейчас;

Элита в «Бентли» разъезжает,

Под прессом общество хрустит –

Но нам и Запад все простит,

Как только нефть подорожает!

Глядишь – покуда всех трясет,

Она подскочит до трехсот.
Европа евро обесценит,

Владыкой мира будет труд,

Земная ось наклон изменит,

Обаму переизберут,

Один Восток война разроет,

Другой Восток волна размоет,

И мир, трещавший до поры,

Провалится в тартарары –

Уже сейчас, гляди, съезжает

Над нами крыша набекрень –

Но Боже правый! В Судный день

Как сильно нефть подорожает!

Увы, не сыщется людей,

Чтобы воспользоваться ей.

(2011)

Максим Демах


нефть
эта очередь никогда не закончится, потому что талоны на счастье

выдают только умершим и олигархам, а олигархи здесь бывают нечасто

олигархи проезжают мимо в больших машинах не опуская стекол

очередь молча смотрит им вслед, пока они щупают телок

смотри мимо кассы, переминайся, грей руки о стаканчик с кофе

думай о том, что мог получить вышку, хотя бы закончить колледж

думай о том, что надо отдать две сотки, бухнуть и забыть о еде

не верь никому, особенно людям в форме – их специально учат п..деть

думай о том, что надо платить за квартиру, отхлебывая и обжигая рот

допивай, выбрасывай стаканчик, запахивай куртку, спускайся в метро

думай о том, что все не так плохо, есть еще силы пролазить в нору

это очередь никогда не закончится, если однажды все не умрут


когда я был маленьким, мне говорили, что есть за что умереть

сегодня я взрослый, меня тошнит каждый день от участия в этой игре

когда мне говорят кого-то любить, я начинаю ненавидеть вдвойне

я не знаю, кто придет нас убивать, когда закончится нефть


эта очередь пожирает своих детей, стариков, солдат и героев

это нормально, молоко любой матери имеет вкус крови

с детства учись сжимать кулаки, быть злым – это полезно

никогда не знаешь, кто тебя встретит – чурка или гопник в подъезде

никогда не знаешь, что тебя ждет, в одном лишь не сомневайся

рано или поздно из тебя вырастет жлоб, кусок апатичного мяса

выход один: начни нюхать клей, больше бухай, перестань читать книги

может, тебе повезет, может, ты станешь ментом или барыгой

а чего ты здесь ждал? небесной манны, духовной пищи?

но здесь пустота, лишь любовь для уродов и счастье для нищих

это небо такое мутное, и ничего не хочется, и постоянный дождь

это очередь никогда не закончится, и ты в ней умрешь


когда я был маленьким, мне говорили, что есть за что умереть

сегодня я взрослый, меня тошнит каждый день от участия в этой игре

когда мне говорят кого-то любить, я начинаю ненавидеть вдвойне

я не знаю, кто придет нас убивать, когда закончится нефть

Юрий Шевчук
***
Когда закончится нефть,

ты будешь опять со мной.

Когда закончится газ,

ты вернешься ко мне весной.

Мы посадим леса

и устроим рай в шалаше.

Когда закончится все,

будет объем в душе.


Когда закончится нефть,

наш президент умрет!

И мир станет немного свободней,

а слезами гренландский лед.

Проиграв эту битву,

мерседесы сдадут ключи.

И вновь седлая коней,

герои вынут свои мечи.


Когда закончится все,

настанет век золотой.

И мы снова будем летать

без огня за своей спиной.

А наши крылья окрепнут,

а помыслы станут чисты.

Когда закончатся все деньги,

И все банки на хрен будут пусты.


Мух глобальных проектов

рыба сожрет в реке,

И страна заживет

на своем родном языке.

Рухнет вся безопасность

и зло настороженных глаз.

Нам будет легче дышать,

когда закончится газ!

И мы вновь научимся любить

и дружить со своей головой.

И прекратится эта халява

и наши вечные ссоры с тобой.

И все русалки и феи

будут молиться за нас,

Когда мы выпьем всю нефть,

Когда мы выкурим, мать его, полностью газ.

(2007)

Наталья Нелюбова


Нефть
Будто бы их затягивает ночь,

будто они идут издалека.

Белая-белая-белая, белая река.

Черная-черная-черная, черная нефть.


Я никогда не бывал там,

где под землей светят ходы,

где черные люди идут через лес.

Я никогда не бывал здесь,

где солнце.
Где-то в центре земли,

в маленьких тесных кроватках спит нефть.

Голубем белым, вороном черным,

синим орлом вдали

иди ее разбуди и приведи...
Ты опускаешь листы – холода.

Дерево пляшет, путник стоит.

В империи, знаешь ли сам, не хватает тепла –

вот они и идут, они и пришли.


В империи вечер, гаснет костер.

Кусты переходят их края в край.

Солнце падает в шахту, ждет,

что в книгах зеленых моих написано

читай, читай, читай!
Будто в книгах моих написано «жить»,

будто в них обещали любовь, но не дали пока.

Будто в них есть свет, мед, золотая нить.

Будто в книгах моих написано «всех

унесет за собой белее белых река».
Будто бы их оправдывает смерть,

будто они пришли издалека.

Черная-черная-черная, черная нефть.

Белая-белая-белая, белая река...



(2008)

1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   25


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница