Дискурсивно-стилистическая эволюция медиаконцепта: жизненный цикл и миромоделирующий потенциал



страница17/25
Дата10.02.2016
Размер5.14 Mb.
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   25


Выводы



В данной главе мы описали специфику миромоделирующего потенциала медиаконцепта нефть как регионально маркированного концепта в его трех вариантах: в региональных городских томских СМИ, в дискурсе районной газеты сельской территории, ставшей нефтедобывающей, и в языковом коллективном сознании жителей города нефтяников.

Рассматривая ассоциативно-смысловое развертывание концепта нефть в томском медиапотоке 2000-х гг., можно наблюдать значительную трансформацию идентификационных структур концепта, обеспечивающих целостность и диалектическую амбивалентность регионального самосознания, поиск оптимальных для томской семиосферы способов ментальной самоидентификации. И если на одном полюсе региональной саморефлексии лежит по-советски гипертрофированный оптимистический пафос, то на другом – близкий к пессимистическому скепсис по поводу будущности «сырьевого придатка», а между этими полюсами находится целый спектр аксиологически и мотивационно разновалентных позиций.

Репрезентируемый в местных СМИ локально маркированный медиаконцепт нефть обнаруживает наиболее сильный миромоделирующий потенциал в нефтедобывающих районах, в которых исконной культурой была традиционная крестьянская культура. Каковы механизмы, лежащие в основе миромоделирующих возможностей анализируемого концепта?

В первую очередь воздействующей силе транслируемых районной газетой информационно-идеологических трендов весьма способствуют социокоммуникативная природа «малой» прессы: ее консерватизм, особая близость к читателю, авторитетность, безальтернативность, позитивный агитационно-пропагандистский модус подачи материала. Все это способствует эффективной пропаганде крайне значимых для социального и экономического благополучия района «нефтяных» ценностей.

Однако, пропагандируя новые прогрессивные ценности массовой индустриальной культуры, дискурс районной прессы вынужден искать оптимальные пути адаптации этих ценностей в сознании сельского жителя Сибири, исповедующего до сих пор, как показало наше исследование, идеалы традиционной крестьянской земледельческой культуры.

Одним из таких путей является твердое категоричное противостояние сложившемуся общественному мнению. Оно проявляется в абсолютном превалировании аргументов своей стороны и полном игнорировании, тотальном замалчивании аргументов коллективного оппонента, как в случае со злободневной для нефтяной тематики экологической проблемой или агрессивным навязыванием урбанистских индустриально-цивилизационных социальных установок.

Но намного более изощренным в тактико-коммуникативном и семантическом отношении, а потому наиболее эффективным путем воздействия на социальное сознание читателя является манипулятивный путь последовательной трансформации коренных ценностей крестьянской культуры с опорой на аксиологическую структуру этих ценностей. Так, при внедрении «нефтяных» идеалов в ассоциативно-смысловое развертывание текстов районной газеты происходят напоминающие мимикрию процессы преобразований в семантической матрице фундаментальных культурных констант, таких как концепт труд или концепт богатство.

Исследование показало, что «мутируют» за счет подмены исконных семантических признаков подобными, но принципиально иными, базисные кластеры концепта труд: утилитарно-практический кластер, ранее аккумулирующий аксиологию трудности и интенсивности усилий, замещается аксиологией технической сложности и производственной наукоемкости; духовно-нравственный кластер, раннее фокусирующий императив этического долга, замещается аксиологией моды, популярности, элитарности, социального престижа.

Некоторые из таких «попыток мимикрии» в дискурсе малой прессы оказываются не вполне удачными в коммуникативном и стилистическом отношении далеко не случайно. Вследствие чуждости и неестественности для деревенского мировидения промышленной механизированной нефтяной сферы антропоморфный код интерпретации оказывается неорганичным для нефтяной тематики. Абстрактность и недоступность для понимания рядовым сельским жителем специфики организации труда в нефтяной отрасли и, главное, неконкретность и «виртуальность» эмпирических результатов этого труда, требующего в то же время от работающего специальных знаний интеллектуального характера и высокого уровня образованности, с одной стороны, заставляют журналистов писать абстрактным наукообразным «заштампованным» языком, с другой – делают нефтяную проблематику «трудноусваиваемой», определенным образом внеположенной этическим нормам традиционной сельской культуры, а потому чуждой, вызывающей недоверие и настороженность.

Таким образом, в основе движущей силы миромоделирующего потенциала медиаконцепта нефть в районной прессе нефтедобывающего региона лежат несколько иные стимулы, нежели в прессе центральной и даже городской. В субдискурсе массмедийного мейнстрима рост концептуального напряжения обусловливается собственно интрадискурсивной конфликтностью, наличием полярных разновалентных оценок нефтяного фактора в самих медиатекстах, представляющих весь спектр общественного мнения. В по преимуществу аксиологически одноцветном субдискурсе районной газеты мы наблюдаем конфликтность иного рода, проявляющуюся в имплицитной оппозиции традиционных консервативных крестьянских ценностей и навязываемых нефтью цивилизационных урбанистких установок.

Несколько иное решение получает концепт нефть в медиасфере и коллективном сознании жителей г. Стрежевого – нефтяного моногорода на севере Томской области. Проведенные эксперименты (стилистический эксперимент на основе трансформации исходного медиатекста и лингвистический эксперимент с использованием модифицированной методики семантического дифференциала Ч. Осгуда) подтвердили гипотезу о «нефтецентризме» концептосферы жителей томского севера и специфичном в связи с этим – вынужденно комплиментарном, гипертрофированно позитивном, смещенном – аксиологическом профиле изучаемого медиаконцепта, сложившемся в языковом сознании стрежевчан. Однако проведенный опрос выявил и признаки нравственно-этической фрустрации по поводу нефти, а именно – категорическое признание собственной тотальной зависимости от нефти, обреченности на нефть и практически полный отказ оценивать нефть в категориях этики, эстетики и чувственного восприятия, что говорит о безусловном признании утилитарной и социально-экономической ценности нефти при далеко неочевидной ее значимости в человеческой духовности и культуре.

1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   25


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница