Дискурсивно-стилистическая эволюция медиаконцепта: жизненный цикл и миромоделирующий потенциал



страница12/25
Дата10.02.2016
Размер5.14 Mb.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   25


3.2.2. Вечность пахнет нефтью как прецедентный

текст современной культуры



Далее в фокусе нашего внимания будет находиться именно такой прецедентный феномен, феномен, приобретший статус текста влияния в результате роста социокультурной актуальности медиаконцепта нефть и получивший мощную интерпретационно-рефлексивную поддержку в сетевом дискурсе.

Для человека, включенного в литературный, культурный и духовный контекст современности, образ нефти корреспондирует с фразой, в 1989 г. прозвучавшей в известной песне лидера русского панк-рока Егора Летова «Русское поле экспериментов», а затем неоднократно обыгранной мастером постмодернистской прозы Виктором Пелевиным: в культовом романе «Generation П» (1999 г.) и в эпиграфе к повести «Македонская критика французской мысли» (2003 г.). Речь идет об идиоме Вечность пахнет нефтью и ее модификациях Вселенная пахнет нефтью и Повсюду пахнет нефтью.

И тот, и другой источник обладают сильнейшим культурным зарядом, обеспечиваемым несомненным литературным талантом и яркой творческой индивидуальностью их авторов, по-разному отвечающих на главные вопросы эпохи и обретших в наше «нечитающее» время своего многочисленного читателя и слушателя.

На поисковый запрос пахнет нефтью (инвариантный сегмент анализируемого высказывания) система Googlе выдает 1 700 000 позиций. Попытавшись разобраться с данным технологически сконструированным корпусом текстов, объединенных единственным идентификационным параметром – наличием в их структуре искомой коллокации, мы проанализировали «вручную», открывая каждую из предложенных ссылок, первые 100 позиций (в дальнейшем для анализа будут привлекаться и другие единицы электронного корпуса). Все эти тексты, как мы полагаем и предполагаем, имеют в качестве прототекста наш прецедент.

Модус предположения связан с гипотетической возможностью «непрецедентного» или «инопрецедентного» происхождения многочисленных перефразировок, образованных по модели что-то пахнет нефтью: Политика <…> пахнет нефтью, а нефть – политикой (URL: http://invest-life.ru/articles.html?id=591); Рост пахнет нефтью (о росте курса валют) (URL: http://www.e-vid.ru/index-m-192-p-63-article-34943.htm); Сальдо пахнет нефтью (URL: http://www.eg-online.ru/article/100768/); Мясо пахнет нефтью (о зависимости цены на мясо от стоимости нефти) (URL: http://www.rg.ru/2010/12/09/ceny-site.html); Кровь ливийца пахнет нефтью (URL: http://www.proza.ru/2011/03/02/1551); Экстремизм пахнет нефтью (URL: http://www.cacompro.com); На Соловках пахнет нефтью (об утечке дизельного топлива на Соловецких островах) (URL: http://www.pravdasevera.ru/?id=1051781724); Суверенитет Татарстана пахнет нефтью? (URL: http://mediart.ru/blog/gid-po-godam/1454-1-suverenitet-tatarstana-pahnet-neftu.html); Геополитика пахнет нефтью (URL: http://www.eurasia.org.ru/archive/archives/july/M16_090898.html); Будущее пахнет нефтью (название вечеринки в ночном клубе г. Томска «Театро») (URL: http://afisha.westsib.ru/action/view/opinion/9914); Когда море пахнет нефтью (об утечке нефти в морские воды) (URL: http://www.worldenergy.ru/doc_20_56_2942.html); Коррупция пахнет нефтью (URL: http://www.neg.by/publication/2004_10_26_4682.html); Искусство пахнет нефтью (о выставке «Три огня. Баку в изобразительном искусстве») (URL: http://kommersant.ru/doc/156749) – вплоть до немотивированных окказионализмов абсурдистского свойства, например, Чернослив пахнет нефтью (на поэтическом портале) (URL: http://www.stihi.ru/2005/01/30-131).

Если говорить об «инопрецедентном» происхождении, то в русском фонде устойчивых выражений с одорической семантикой («понятие «одорический» образовано от слова odor (запах)» [Куликова, 2010, с. 4]) мы можем обнаружить по крайней мере три формулы, способные быть предтечами приведенных конструкций: структурно более отдаленное Деньги не пахнут и изоморфное по структуре Дело пахнет керосином.

Ассоциативная связь с первым выражением, весьма частотным в речевой практике и с общеизвестной историей появления, основывается на соотнесении образов денег и нефти с семантикой обогащения, зачастую бесстыдного и безнравственного. Вторая конструкция интересна по причине того, что она сама, вероятно, стала трансформой первого зафиксированного медийного употребления коллокации пахнет нефтью.

В «Энциклопедическом словаре крылатых слов и выражений» В. Серов, как и авторы книги «Крылатые слова» Н.С. Ашукин и М.Г. Ашукина [Ашукин, Ашукина, 1966], утверждает, что авторство фразы Дело пахнет керосином принадлежит известному советскому журналисту 1920-х гг. Михаилу Ефимовичу Кольцову: «Из фельетона «Все в порядке» (Правда. 1924. 22 апр.) Он написал о крупной афере с концессиями на добычу нефти в штате Калифорния (США), в которой, как показало расследование, оказались замешаны высокопоставленные американские чиновники, что заставило скомпрометированного министра юстиции США уйти в отставку (об этом «Правда» сообщила 30 марта 1924 г.). В фельетоне М.Е. Кольцов писал: «Американцы подозрительно потянули носом: из Белого дома явственно попахивало чем-то горючим. Нефть – не нефть, а что-то вроде очищенного бензина чувствуется... Кое-кто и из судебных следователей оказался не без греха. У одного несколько нефтяных акцишек завалялось на самом дне кармана. Другой еще совсем недавно получил за прекращение нефтяного дела взятку выше средних размеров, крепко и убедительно пахнувшую керосином» (цит. по: [Серов, 2003]).

Одна из корреспонденток домена Mail.ru выражает несогласие с данным мнением: «Кольцов в мелкой газетной заметке 1924 г. говорил лишь про взятку нефтяных компаний, «крепко и убедительно пахшую керосином» – и форма выражения, и контекст явно не те. <…> Фраза, гораздо более близкая к каноническому варианту: «Дело пахнет нефтью и частной собственностью» – встречалась годом раньше («Правда», 9 мая 1923). Но этот оборот означал «пахнет крупной наживой», а не «дела плохи». 7 лет спустя «пахнущими нефтью» были названы выступления архиепископа Кентерберийского о преследовании церкви в СССР («Известия», 16.02.1930)» (URL: http://otvet.mail.ru/question/8505350/) Хотя существует совсем не литературная и более утилитарная версия пользователей в русле народной этимологии: «От примусов или от керогазов. Они были взрывоопасны. И если пахло керосином, то дело пахнет неприятностями» (URL: http://www.bolshoyvopros.ru/questions/16858-otkuda-vzjalos-vyrazhenie-delo-pahnet-kerosinom.html).

Для нас в обоих этих наблюдениях важен очевидный «нефтяной след». Во-первых, в выражении Дело пахнет керосином актуализированы смыслы опасности легкого воспламенения (ср.: пахнет жареным; пахнет порохом) и затушеван модус неправедного обогащения, ядерный для политико-экономического прочтения темы нефти. Однако семантика тревожных или негативных ожиданий, предчувствия деструктивного и неприглядного, предположения если не о противозаконном, то о противонравственном объединяет оба варианта, тем паче что, как известно, керосин – продукт нефтепереработки, по сути – та же нефть. А во-вторых, появление в культурно-речевой практике 1990-х – 2000-х гг. эстетически нагруженных образов пахнущей нефти (тексты Летова и Пелевина), хронологически и идеологически совпавшее с периодом инициации и интенсивной эволюции одноименного медиаконцепта, инкорпорировало анализируемый прецедентный феномен в ядро коллективной когнитивной базы (термин В.В. Красных), в то время как берущие начало в советской публицистике его аналоги остались на периферии.

Если же предположить, что выражения типа экстремизм / политика / коррупция пахнет нефтью возникли стихийно по воле авторов без какой-либо интертекстуальной «подложки» (весьма маловероятный сценарий с точки зрения теории языкового существования и речевых фрагментов Б.М. Гаспарова [Гаспаров, 1996]), приоритет негативной семантики и аксиологии в них явственно сохраняется, а словосочетание пахнет нефтью создает эффект мерцания смыслов: за прямым значением упрямо встает метафорическое.

Но все же, по нашему глубокому убеждению, именно текст культовой песни Е. Летова стал исходным посылом бурного интертекстуального развития описываемого прецедентного феномена в медиасфере, и для художественных интерпретаций в текстах В. Пелевина.

Вернемся к тем 100 единицам электронного корпуса текстов, которые были обработаны вручную с помощью приема сплошной выборки и проанализированы в русле представленных выше соображений по поводу трансформации ключевых признаков прецедентности в киберпространстве.

Исследование показало, что примерно в 45 – 50 % случаев мы имеем дело с пассивной редупликацией (здесь надо учитывать свойственный электронным поисковым системам эффект прогрессивного роста рекуррентности по мере демонстрации результатов поиска от первых к последним). В основном это тиражирование текстов Е. Летова, В. Пелевина и других произведений (например, клипа «Здесь пахнет нефтью и рэпом» сургутской хип-хоп группы «РАШ») или зеркальные дублеты сайтов и постов (в интернет-жаргоне есть термин перепостить – разместить на собственных ресурсах уже имеющуюся в Сети информацию без каких-либо изменений).

Несмотря на то, что описываемое явление названо нами пассивной повторямостью, оно исключительно значимо в процессе развития прецедента по причине очевидной вероятности перехода количества в качество, пассивной повторямости в активную, поскольку практически неограниченная возможность комментирования стимулирует интерпретационную и аналитическую деятельность пользователей.

Примерно половина Интернет-текстов, содержащих рассматриваемый прецедентный феномен, представляют собой факты активной его повторяемости. Все они могут быть весьма условно дифференцированы по идеографическому критерию на: (1) денотативно ориентированные; (2) ориентированные на источник; (3) собственно рефлексивные; (4) эстетические; (5) научные. На размытой, диффузной и плавающей границе между вторым и третьим членами данной типологии происходит переход от активной повторяемости первого порядка (включения прецедентного высказывания в собственный текст) к активной повторяемости второго порядка (вербализации мировидческой, эстетической или научной рефлексии по поводу прецедентного высказывания). Впрочем, как мы покажем позже, и денотативно ориентированные тексты могут при определенных условиях демонстрировать рефлексивно-интерпретационную активность их авторов.



Денотативно ориентированные тексты так или иначе задействуют прямое первичное значение лексических составляющих прецедента (обязательно – семантической доминанты нефтью, факультативно – предиката пахнет). К таковым относятся все приведенные выше образованные по модели что-то пахнет нефтью конструкции. В них в большей или меньшей степени нефть фигурирует в своей исходной семантической роли жидкого полезного ископаемого.

Есть тексты, в которых явно доминирует денотативная семантика: На Соловках пахнет нефтью (об утечке дизельного топлива на Соловецких островах); Когда море пахнет нефтью (о разливе нефти в морских водах). Есть тексты, в которых денотат и референт практически равнозначны, например, общественно-политической и экономической тематики, в которых важность нефти как сырьевого ресурса стимулирует ее метафорическое осмысление в категориях богатства, власти, насилия: Политика пахнет нефтью; Кровь ливийца пахнет нефтью; Суверенитет Татарстана пахнет нефтью. А в некоторых текстах денотативный компонент редуцируется до едва заметной единственной семы, как в выражении Чернослив пахнет нефтью, в котором актуализирована колористическая сема.

Тексты, в которые прецедентное высказывание включается в немодифицированном виде, демонстрируют прямую и однозначную ситуативно-тематическую приуроченность – их содержание тем или иным, иногда весьма замысловатым, образом касается нефти.

Использовать прецедентную формулу, на первый взгляд, тематически соотносящуюся с предметом описания, – непреодолимый соблазн для авторов, с помощью манипулятивных приемов пытающихся эксплуатировать культурный заряд прецедента, как в случае, когда высказывание выносится в заголовок коммерческого объявления: Вечность пахнет нефтью. Приветствую уважаемое сообщество! Нашу компанию NMS Consulting Group интересуют поставки нефти и нефтепродуктов из Казахстана (URL: http://pautina.kz/blogs/entry/--2010-03-19-0).

На сайте strana.ru, представляющем собой путеводитель по России, анализируемый прецедент используется при описании нефтяной столицы Севера: Гуляя по Сургуту – крупнейшему городу Югры – хорошо понимаешь, что значит известная фраза «Вечность пахнет нефтью!». И хотя автор материала попытался обыграть семантику фразы, представив вечность как стрелу времени (от ровесника Тобольска до буйства новых построек), таящийся в прецедентном высказывании пейоративный импликационал мешает сообщению выполнять его непосредственное рекламно-агитационное предназначение.

Еще больший семантико-аксиологический контраст текста-реципиента и прецедента наблюдаем на новостной ленте информационного портала Nunta.info, посвященного организации свадебных и других торжественных мероприятий: Парфюм для шейхов и олигархов. «Вечность пахнет нефтью», – пелось некогда российской группой «Гражданская Оборона». Парфюмеры Comme des Garcons, похоже, вдохновились этими строками и решили представить Synthetic, самую необычную линию сезона из 5 ароматов. Первый из них – Garage – «сочетание запахов нефти, грязи и резины». Кроме аксиологического конфликта, а также конфликта денотата и референта, здесь налицо конфликт культурный. «Гражданская Оборона» олицетворяет панк-культуру, отличающуюся радикализмом, нонконформизмом, непримиримым социальным и экзистенциальным протестом, трагическим мировидением. Гламурно-глянцевая тональность материала о духах, которые в прямом смысле пахнут нефтью, совершенно несоположима с символическим наполнением исполненной драматизма летовской строчки.

Соблюдение максимы гармоничного соответствия прецедентного феномена и текста-реципиента (ср. с законом гармонического соответствия текстовой синтагматики и парадигматики [Болотнова, 1994]), напротив, влечет за собой идиоматический эффект смысловых приращений, когда смысл текста-источника обогащает семантику нового контента. То, что пост о войне в Ливии (Ничего не скажу о войне в Ливии, все и так понятно) начинается с фразы Во всей вселенной пахнет нефтью, свидетельствует об антивоенных убеждениях автора (URL: http://talizen.blogspot.com/2011/03/blog-post_21.html). Заголовок Вселенная пахнет нефтью материала о фильме «Нефть» – биографической драме о роковой роли нефти в судьбе американского нефтепромышленника-мультимиллиардера – сигнализирует о предстоящем серьезном разговоре с читателем, способствует реализации замысла автора рецензии (URL: http://ko.ru/articles/18292).

Не удивительно, что тема серьезного искусства, осмысляющего сложную диалектику материального и духовного в несправедливо политически и экономически устроенном мире, наиболее гармонично резонирует с эстетической и философской гранями исследуемого прецедента. Критик Павел Руднев пишет о спектакле Петра Фоменко «Безумная из Шайо» (Сюжет антифашиста Жироду элементарен, как лозунг: финансовые магнаты Парижа мечтают снести квартал Шайо, под которым один авантюрист обнаружил нефть. Несколько полоумных старух завлекают толстопузых аристократов к себе в подвалы и хоронят их в смрадной канализации. Революция зарождается «снизу», а общество гниет «сверху»), предваряя рецензию нетривиальной аналогией: Вечность пахнет нефтью. Случилось так, что режиссер Петр Фоменко, режиссер тонкий и ранимый, в своей «Безумной из Шайо» оказался солидарен с лидером русского панка, поэтом-экстремистом Егором Летовым, чьи слова вынесены в заголовок текста. Социальный театр, как и социальный рок, сегодня не в чести (URL: http://fomenko.theatre.ru/press/articles/3752/). Несмотря на то, что автор называет Летова поэтом-экстремистом, выражая тем самым свое по большому счету неблагосклонное отношение к социально-политическим воззрениям рок-лидера, он признает необходимость постановки крайних и болезненных проблем современного общества в искусстве.

Анализ примеров реализации принципа гармонического соответствия текста-реципиента и прецедента позволяет говорить о неоднозначном и промежуточном положении их в нашей классификации. Свойственная им прямая денотативная соотнесенность (наличие сюжета нефти как сырьевого ресурса) не доминирует, а стимулирует аналитические рефлексии их создателей, что позволяет отнести данные тексты к категории собственно рефлексивных.

Тексты, ориентированные на источник, содержательно и тематически обращены к автору текста-донора и к самому этому тексту. Они составляют примерно половину всех представителей критерия активной повторяемости. Причина этого, на наш взгляд, не только в том, что имя автора и названия произведений сами являются типичными прецедентами (о прецедентных именах имеется обширная литература [Гридина, 1996; Гудков, 1999; Ворожцова, Зайцева, 2006; Нахимова, 2007 и др.]), но и в том, что имя автора – одно из сильнейших регулятивных средств (см. о них: [Болотнова, 1998б]), играющее исключительную роль в обеспечении «регулятивности как системного качества текста, отражающего его способность, воздействуя на читателя, направлять его интерпретационную деятельность» [Болотнова, 2011, с. 34]. Особая значимость имени автора и связанного с ним ассоциативного комплекса в процессе восприятия смысла произведения неоднократно подтверждалась экспериментально [Болотнова, 2001; Болотнова, 2008, с. 560 – 561].

Несмотря на провозглашенную Р. Бартом смерть автора, до сих пор имя создателя текста и его личность вызывают непосредственный интерес читателя; знания, пусть дискретные и обрывочные, об авторе, его эпохе и творческом методе входят в пресуппозиционный фонд, обеспечивающий органичное и комфортное приобщение к смыслу текста. Крылатые выражения и их создатели – излюбленный сюжет журналистского зачина, введения в тему, стимулирующий и направляющий интерпретационную деятельность адресата: О том, что «вечность пахнет нефтью» нам говорили Бертран Рассел, Егор Летов, Виктор Пелевин, а теперь вот и режиссер Пол Томас Андерсон, снявший масштабную драму о вечной ценности – о нефти (URL: http://kino.km.ru).

Одна из главных причин того, что тексты, в том числе рекламные, читаются, – т.н. «информационный инстинкт (инстинкт обучения, информационный голод, знаниевый инстинкт) – стремление хомо сапиенс к усвоению информации» [Орлова, 2006, с. 132]. Изучающий эволюцию интеллектуальных систем А.Л. Еремин говорит об «информационном инстинкте как обусловленном врожденными механизмами наследуемом побуждении к совершению целесообразных действий (по поиску, восприятию, потреблению, хранению, производству, распространению информации), имеющим жизненное значение» [Еремин, 2005, с. 79 – 80].

В терминосистеме текстовой деятельности одной из базисных предпосылок процесса реализации информационного инстинкта является презумпция содержательности текста (термин О.Л. Каменской [Каменская, 1990]) – презумпция того, что в тексте априори обязательно объективировано некоторое знание, информация, которая может оказаться нужной, полезной, интересной. Имя автора, если речь идет о художественном прецеденте, на наш взгляд, является одной из ключевых детерминант презумпции текстуальности, а ощущение дискомфорта, связанного с отсутствием информации о личности создателя, ведет к реализации желания восполнить лакуну.

Вот типичное обсуждение интересующего пользователя вопроса на специальном сайте otvet.mail.ru (URL: http://otvet.mail.ru/question/12027753):

Просветленный Кто сказал: «Вечность пахнет нефтью»?

Мастер Фраза «Вечность пахнет нефтью» принадлежит не Летову (хотя от него она более известна). Принадлежит она британскому не очень известному писателю Д. Брауну.

Гуру Новалис, кажется...

Оракул Гражданская оборона.

Просветленный Егор
Как видим, даже ники (псевдонимы пользователей) указывают на самопрезентацию участников дискуссии как образованных, интеллектуально продвинутых, стремящихся к духовному знанию. Первый же ответ эвристически значим для нас, поскольку ярко демонстрирует, что мнение об индифферентности современника к знаниям о культурно-исторических источниках прецедентных феноменов не является истиной в последней инстанции.

Л.Ю. Федорова в работе «Прецедентные феномены культуры в сознании современной студенческой молодежи» утверждает: «Данные эмпирических исследований показывают, что из выделяемых учеными прецедентных феноменов (прецедентные тексты, ситуации, имена, высказывания) наиболее часто в студенческой субкультуре используются прецедентные высказывания. Однако молодые люди не могут в большинстве случаев сопоставить предъявленные высказывания с источниками их происхождения, с прецедентными именами – их авторами. В частности, такие прецедентные высказывания, как «От радости в зобу дыханье сперло», «В человеке должно быть все прекрасно», «Свежо предание, да верится с трудом», «Что наша жизнь? – игра», «Ну как не порадеть родному человечку» и ряд других, предположительно известные каждому нормативному носителю русского языка, оказались неизвестными в общей сложности 41 % респондентов; из 59 %, которым эти высказывания были знакомы, правильно указать источник происхождения смогли лишь 17 % респондентов» [Федорова, 2008, с. 20]. На наш взгляд, описанное исследование показало столь плачевные результаты вследствие нерелевантности избранных в качестве материала эксперимента высказываний современной социокультурной и идеологической (в широком смысле слова) ситуации, их постепенного вытеснения из ядерной зоны текстов влияния.

Анализируемый нами прецедентный феномен, напротив, демонстрирует завидную познавательную активность по поводу своего генезиса, а следовательно, свое соответствие мировидческим запросам текущего момента. Причем первый же ответ приведенного выше полилога, на первый взгляд, парадоксален и коммуникативно нерелевантен, поскольку его автор представляет факт принадлежности обсуждаемой фразы Е. Летову как общеизвестный, не требующий комментариев, априори входящий в культурный тезаурус собеседника, как и имя рок-певца. И оказывается прав, что ярко и выпукло демонстрирует следующая за подтверждающим авторство Е. Летова (лидера группы «Гражданская Оборона», автора исполняемых ею песен) суждением Оракула вторая реплика инициатора беседы Просветленного: Егор. Артикуляция антропонима свидетельствует, во-первых, о безусловной прецедентности имени поэта для определенной культурной ниши, а во-вторых, об эмоционально окрашенном интимно-субъективном отношении говорящего к личности и творчеству художника, одного имени которого – без фамилии и иных комментариев – достаточно для идентификации.

Однако информационный инстинкт стимулирует пользователей к поиску истинного, настоящего первоисточника. Что касается версии Мастера, то она весьма сомнительна, за исключением, как мы покажем далее, ее англоязычных аллюзий. По нашим данным, среди англоязычных писателей, кроме известного американца, автора «Кода да Винчи», Дэна Брауна, эту фамилию носил Джон Браун, английский священник и писатель XVIII в., известный своим «Рассуждением о происхождении, единстве и силе поэзии и музыки» (URL: ru.wikipedia.org›wiki/Браун,_Джон_(английский_писатель)). Версия о Новалисе, немецком романтике, жившем в том же XVIII столетии, также не выдерживает критики. Единственное наше предположение о причине появления этих вариантов «наивной этимологии» связано с тем, что совершенно невосприимчивые к семантике и руководствующиеся исключительно формальным принципом совместной встречаемости лексем электронные поисковые системы показывают, что произведения обоих писателей размещены в библиотеке мирвоззренческого портала «Вечность пахнет нефтью», содержащего «информацию о религии, философии, искусстве» (URL: http://vpn.int.ru).

Рождение сетевых литературно-исторических мифов, слухов, мистификаций – тема отдельного исследования. Здесь же заметим, что в подвижной ннтернет-среде процесс их появления и распространения отличается исключительными стремительностью и вирулентностью: прозвучавшая в анализируемом полилоге бездоказательная информация неоднократно всплывает в сетевом пространстве (Искусственный Интеллект «Вечность пахнет нефтью». Д. Браун (не американский, британский) и Е. Летов (URL: http://otvet.mail.ru/question/33993334/?ref=stat); chegor «Вечность пахнет нефтью» – цитата из Егора Летова? b0ris именно arteume Сорри, не знаю. Я эту надпись увидел в тамбуре вагона поезда «Лена – Москва» в феврале 1994 г. из Братска в Москву. Очень может быть, что это цитата. http://otvet.mail.ru/question/12027753/ – вот здесь есть несколько версий, среди которых Новалис и Ден Браун;)))) (URL: http://arteume.livejournal.com/19504.html).

Наше исследование показало, что коммуникативное развитие прецедентных текстов в сетевом общении часто реализуется посредством жанрового формата автороведческого расследования. Так, последний приведенный диалог, убедительно подтверждающий прецедентный статус анализируемого высказывания фактом его фиксации в виде тамбурного граффити, продолжается следующим образом:



chegor оч. интересно... наиболее внушающую доверия информацию нашел про то что эта фраза изначально принадлежит Уильяму Джеймсу

chegor откопал таки источник:

Я убежден, что такие переживания необходимы для хорошей творческой работы, но их одних недостаточно. В самом деле, субъективная уверенность, которую они дают, может роковым образом ввести в заблуждение. Уильям Джеймс описывает человека, который испытал действие веселящего газа; всякий раз, когда он находился под воздействием этого газа, он знал тайну Вселенной, но когда приходил в себя, то забывал ее. Наконец ему удалось путем огромного усилия записать эту тайну до того, как видение исчезло. Совершенно очнувшись, он бросился посмотреть то, что записал. Это было: «Повсюду пахнет нефтью». То, что кажется внезапным проникновением, может вводить в заблуждение, и его необходимо трезво проверить, когда пройдет божественное опьянение.

Бертран Рассел «История Западной философии»

arteume Любопытно. Но обнаруженный мною Новалис, как аутентичный автор подходит лучше, т.к. жил раньше Джеймса, ЕМНИП, конечно;)

calabaxa Вот оригинал, если интересно: A smell of petroleum prevails throughout

arteume Спасибо!
Несмотря на приведенные chegor доказательства своих разысканий –прямую цитату из первоисточника – имеющаяся в сети ссылка на Новалиса позволяет arteume, соблюдая максиму вежливости посредством вводного ЕМНИП (аббревиатура выражения если мне не изменяет память), придерживаться мнения об аутентичности Новалиса по праву хронологического первенства. Однако пользователь calabaxa разрешает спорную ситуацию, приводя оригинальную цитату из Рассела на английском, рассеивая сомнения и заслуживая благодарность arteume.

Ситуация автороведческого расследования сильно осложняется тем, что, во-первых, самого первоисточника – искомой фразы в переведенных на русский язык текстах американского философа Уильяма Джеймса (1842 – 1910 гг.) не обнаруживается, ссылка на него имеется только в упомянутой популярной и доступной в Сети «Истории западной философии» Бертрана Рассела (URL: http://psylib.ukrweb.net/books/rassb01/index.htm), во-вторых, спустя десятилетие после написания Е. Летовым песни «Русское поле экспериментов», где наше выражение звучит рефреном, выходят сначала роман, а затем еще через несколько лет повесть В. Пелевина, к тому времени уже считающегося культовым писателем и имеющего большую читательскую аудиторию.

Эта неоднозначная ситуация неоднократно обсуждается на многих интернет-ресурсах. Сам Летов в ответах на вопросы посетителей официального сайта «Гражданской Обороны» (URL: http://gr-oborona.ru) 26 июня 2005 г. выражается предельно ясно и лаконично:

Igor Tsykunov У тебя есть фраза: «вечность пахнет нефтью», у Пелевина в «Generation П» есть фраза: «во всей вселенной пахнет нефтью». Это: 1. Совпадение. 2. Пелевин процитировал тебя. 3. Вы оба процитировали кого-то третьего (кого?)

Бертрана Рассела.


А в интервью журналу «FUZZ» в июне 1997 г. (оно также размещено на официальном сайте группы) на вопрос журналиста: В одной из песен ты только что спел: «вечность пахнет нефтью», такой геополитический образ... Чем тебя лично интересует нефть? – Летов отвечает: А знаете, чьи это слова? Бертрана Рассела. Россия сейчас скатывается к положению сырьевого придатка Запада. Процессы в геополитике и геофизике происходят столь стремительно и непредсказуемо, что говорить о том, что произойдет через год, просто невозможно.

Поэт, давая в масс-медиа наиболее очевидное и социально отмеченное объяснение своим словам, еще раз подчеркивает первоисточник своей знаменитой строчки, тем самым очерчивая философско-интеллектуальный контекст своего творчества, его мировидческие корни.



Возникшую путаницу с «авторскими правами» пользователи пытаются разрешить путем многошаговых логических комбинаций по аналогии с доказательством теоремы (URL: http://general-kollaps.livejournal.com/7543.html?thread=45431):

Дано: знаменитая фраза «Во всей Вселенной пахнет нефтью» (в альтернативной трактовке «Повсюду пахнет нефтью») регулярно приписывается разным людям. Пруфлинков (Пруфлинк (англ. proof link) – подтверждающая ссылка, ссылка на доказательство – О.О.) до фига и больше, особенно в ЖЖ (Живом журнале – О.О.).

Пытаемся разобраться.

Шаг Первый:

Известный (в широких кругах) английский математик и философ Бертран Рассел в книге «История Западной Философии» пишет: (приводится цитата из «Истории западной философии» Б. Рассела, которую мы уже приводили выше в составе реплики пользователя chegor – О.О.).

Шаг Второй:

Известный (в узких кругах) американский философ и психолог Уильям (Вильям) Джеймс в книге «Многообразие Религиозного Опыта» отчасти подтверждает эти слова Рассела и пишет:

«Эфир и в особенности окись азота, в известной дозе примешанные к воздуху, являются также могучими стимулами к пробуждению мистического сознания. Перед вдыхающим их, точно разверзаются бездны истины одна за другою. Когда человек приходит в нормальное состояние, истина от него ускользает, и если остается от нее какая-нибудь формула, для нормального рассудка она оказывается бессмыслицей. Тем не менее, у человека остается чувство, что эта формула полна глубокого значения. Я лично знаю многих людей, которые убеждены, что в трансе, вызванном окисью азота, возможны настоящие метафизические откровения» (Вильям Джеймс).

Искать сообщения Уильяма Джеймса, появившиеся в печати более 100 лет назад, мне слегка лень. Но я, признаться, не считаю, что Рассел всю эту историю выдумал, поэтому из имеющихся данных авторство фразы однозначно устанавливаю за Вильямом не нашим Джеймсом.

В песне 1989 года группы Гражданская оборона «Русское Поле Экспериментов» с одноименного альбома рефреном повторяется фраза «Вечность пахнет нефтью». Большинство фанатов Летова считают, что именно Летов ее и придумал. Егора, к которому я отношусь очень хорошо и положительно, искренне жаль в такой ситуации.

Вот тут в каментах предлагают Синявского, но это вообще не вариант, а тупой плагиат, имхо.

У Пелевина все куда как обширнее, а, главное, сразу с правильными ссылками.

В «Generation П» сирруф объясняет Татарскому: «Насколько я знаю, самое глубокое откровение, которое когда-либо посещало человека под влиянием наркотиков, было вызвано критической дозой эфира. Получатель нашел в себе силы записать его, хотя это было крайне сложно. Запись выглядела так: «Во всей вселенной пахнет нефтью».

Наконец, в качестве эпиграфа к «Македонской Критике Французской Мысли», прямо так оно и фигурирует.

Ну вот, собственно, вроде и все.

Вывод: фраза «Повсюду пахнет нефтью» (как пишут в комментариях, оригинальная «A smell of petroleum prevails throughout») с очень большой вероятностью принадлежит Уильяму Джеймсу, о чем тщательно сообщают как Бертран Рассел, так и Виктор Пелевин.
Данное автороведческое расследование – одно из самых подробных и доказательных, однако в нем на первый план выходит наркотический контекст, актуализированный у Джеймса и Пелевина, но не являющийся определяющим у Рассела и Летова. В другом комментарии подчеркивается семантическая непрозрачность фразы («Вечность пахнет нефтью» – эта более чем странная фраза…), а ссылка на Рассела и его работу, впервые опубликованную в 1945 г., приводится как доказательство того, что вероятность плагиата (видимо, плагиата Пелевина у Летова – О.О.) исключалась изначально, а независимое озвучивание подобной мысли, даже двумя гениями, представлялось маловероятным (URL: http://vk.com/notes22284). Ср. с замечанием участника другой дискуссии: Пелевин, наверное, не родился еще, когда Летов это спел :) (URL: http://www.ljpoisk.ru/archive/3997567.html).

Приобщение к различным версиям возникновения прецедента в большинстве случаев ведет к интерпретационным шифтингам в структуре сетевого гипертекста. В своем блоге пользователь Живого Журнала rachun 16 июня 2011 г. открывает отдельную ветку Вечность пахнет нефтью, где в развернутом лид-посте реализует собственные рефлексии философского и даже литературоведческого плана (URL: http://rachun.livejournal.com/19512.html):



Это пронзительный рефрен из песни Егора Летова «Русское поле экспериментов» с одноименного альбома 1989 года. Есть в этой фразе что-то апокалиптическое, мистическое, отстраненно-грозное. Фраза многолика, символична, будоражаща, глубока и многодонна. Многие, заблуждаясь, приписывают ее авторство Егору Летову.

Но это не так. Фраза эта достаточно известна. После Летова на нее ссылались Виктор Пелевин в «Generation P», где она звучала как «Во всей вселенной пахнет нефтью». До Летова широкой публике фразу представил Бертран Рассел в книге «История западной философии». Рассел приписывает фразу философу Уильяму Джеймсу. Она упоминается в контексте опытов с эфиром и звучит как «Повсюду пахнет нефтью».

Однозначно, что Пелевин знал, кому принадлежит цитируемая фраза. Уильям Джеймс упоминается в диалогах его героев прямым текстом. Несомненно, что знал об авторстве фразы и Егор. Его культурный багаж был колоссален. Просто для творчества Егора свойственно цитирование. Но это не цитирование в подтверждение собственных мыслей, как в школьном реферате. Это цитирование в контексте. Так христианство обошлось с наследием античности и эллинизма – взяло только то, что было необходимо, органично вплело в канву и тем создало новое и прекрасное учение.

И то, что народ упорно приписывает авторство фразы Егору – неоспоримое доказательство новизны и актуальности его творчества. Цитировать ведь и на заборе можно, хотя и без толку. А вечность действительно пахнет нефтью. Чем дальше, тем резче.
Данный пост, выражаясь языком его создателя, не похож на школьный реферат, в нем, в отличие от приводимых ранее интернет-контекстов, чужие слова и мысли не цитируются, а раскрываются в авторском истолковании. Перед нами полноценное эссе, в котором мастерски используется семантический и экспрессивный потенциал синонимов (апокалиптическое, мистическое, отстраненно-грозное; многолика, символична, будоражаща, глубока и многодонна), точность и образность эпитетов (Его культурный багаж был колоссален), эвристическая плодотворность аналогии (Так христианство обошлось с наследием античности и эллинизма). И еще в нем звучат неподдельное уважение к личности двух гениев современной литературы, глубокое знание их творчества, особенно – Е. Летова, а также важная для нас мысль о том, что подлинным текстом влияния в нашу постмодернистскую эпоху цитатного письма зачастую становится отнюдь не оригинальный первоисточник, а тот, которому народ упорно приписывает авторство фразы, чье творчество отличается новизной и актуальностью.

Так, высказывание Б. Рассела про У. Джеймса и его наркотические эксперименты вне пелевинско-летовского контекста обсуждается лишь однажды в дискуссии на тему Как объяснить этот мир? (URL: http://otvety.google.ru/otvety/thread?tid=5f8630683a483257):



История скорей про то, что не все, кажущееся разумным и преисполненным глубокого смысла, является на деле таковым, но можно ее истолковать и несколько иначе. Что если в этом измененном состоянии сознания мозг человека действительно каким-то таинственным образом постигал «тайну Вселенной»? Вполне логично было бы тогда предположить, что при возвращении в свое нормальное состояние он ее забывал или переставал быть способным ее осознать. Возможно, ему действительно удалось ее записать? Все гениальное, как известно, просто, отчего бы тайне Вселенной не формулироваться в трех словах? Но что толку от этих слов, если мы не способны их понять?
В данном развернутом экзистенциальном монологе автор ставит самые серьезные вопросы о семантической эволюции прецедента. Во времена Б. Рассела (напомним, что «Историю западной философии он пишет в первой половине 1940-х гг.) рассматриваемое «нефтяное откровение» и впрямь являлось ярким примером волапюка, бессмыслицы, абракадабры, порожденных затуманенным наркотиками сознанием, поэтому философ назидательно предостерегает читателя: То, что кажется внезапным проникновением, может вводить в заблуждение [Рассел, 2001]. Ср. с высказыванием одного из пользователей: Видимо, смысл выражения состоит в том (если несколько опошлить, говоря простыми словами), что субъективное состояние «понимания смысла всего» не выдерживает критики трезвого разума – возможно, здесь кроется даже нападка на «мистическое познание мира» (URL: http://www.ljpoisk.ru/archive/3997567.html).

В конце ХХ столетия и начале XXI мощное, стимулируемое социально-экономическими факторами развитие нефтяного тренда в медиакультуре, войдя в резонансное взаимодействие с творческими интуициями двух культовых художников, породило совершенно иное прочтение прецедентной фразы, воспринимаемой теперь как провидческое пророчество и мистическое откровение: Это аллегория, очень глубокая по смыслу. При попытке ее объяснить я лично на минут 20 ударяюсь в метафизику:) В общем на самом деле гениальная фраза. Заставляет думать (URL: http://www.ljpoisk.ru/archive/3997567.html).

Интересно, что два последних процитированных контекста взяты из довольно обширной дискуссии на тему Что значит выражение Бертрана Рассела «Во всей вселенной пахнет нефтью»? Однако первая же реплика Где? Не припоминаю обнаруживает отсутствие в информационном тезаурусе пользователя ассоциативной связи цитаты с употребившим ее философом, а вторая реплика сразу же начинается с имени Летова.

Думается, что в данном случае мы имеем дело с довольно редким в современной культуре органическим единением автора и текста, когда высказывание становится не просто визитной карточкой творчества автора, но ощущается читателями (именно ощущается, поскольку выражается это не рационально, а крайне эмоционально) некой смысловой квинтэссенцией всего макрокосма художника. После ухода Егора Летова в феврале 2008 г. практически каждый исполненный надрывной болью комментарий-некролог на сайте группы (URL: http://www.gr-oborona.ru) включал в себя не прямые поэтические номинации смерти, коих так много в поэзии Летова (см.: [Лурье, 2001]), и даже не пророческое «Без меня» (На рассвете – без меня / На кассете – без меня…): Небо ему пухом!!! Егор остался в наших сердцах как боец с системой, образец борьбы и просто творческий человек!!!! Вечность пахнет нефтью!!!!! Вечность пахнет нефтью... Для Егора она будет другой. Должна быть какой-то другой; Я скорблю. Но я знаю, что сейчас у меня играет «Русское поле экспериментов». И чувство утраты... «Вечность пахнет нефтью».

Как ни странно (сравнивать количество поклонников двух писателей – дело неблагодарное, как и говорить о большей или меньшей их культурной значимости), именно летовский контекст обсуждается наиболее бурно, часто – не в пользу Пелевина: Пелевин просто получается эту фразу и контекст содрал, а Летов ее сделал просто гениальной. «Вечность пахнет нефтью». Сколько одновременно смысла и бессмыслия. Читатели пишут о том, что востребованная Пелевиным ситуация наркотического опьянения элиминирует метафизический смысл высказывания, переводит в его в игровую несерьезную тональность: Сама фраза не имеет отношения к наркотикам. Просто она очень глубокомысленна и аллегорична, вот Пелевин и решил приколоться; вообще-то, вкус эфира во рту очень даже похож на нечто нефтяное) поэтому в Пелевине эта фраза понятна.

Однако постепенно обсуждение отрывается от персоналий и сводится к толкованию фразы. Вызывает удивление относительно небольшое количество объяснений в духе утилитарного социологизма, наподобие: Лично я воспринимаю эту фразу так, все на данный момент все зависит от нефти, она нужна всем и еще долго так будет.

В то же время смысл высказывания о вселенной толкуется разнообразно и нетривиально с позиций астрофизики (Нефть – это углеводороды. Водород и углерод одни из самых распространенных веществ во вселенной. Молекулы углеводородов находят не только на планетах солнечной системы, но и в удаленных туманностях – по спектральным линиям излучения. Так что в каком-то смысле это правда) и уфологии (Человек думает, что так как живет он, так же живут и другие. Т.е. если на Земле очень остро стоит вопрос нефти, то, соответственно так же остро, стоит этот же вопрос и на других планетах).

В основе философских рассуждений о вечности лежит гипотеза органического происхождения нефти, которая, к слову, является основой развития сюжета повести Пелевина «Македонская критика французской мысли». Главный герой повести приходит к выводу о том, что после смерти души людей обращаются в деньги (подобно тому, как умершие доисторические организмы превратились в нефть).

Метафизический, мистически-эсхатологический смысловой план прецедента связан с традиционной архетипической соотнесенностью вечности и смерти: Нефть продукт органики – миллионов тонн живых существ. Нефть – это братская могила; Все живое рано или поздно умирает и становится органическим удобрением для будущего поколения, условно говоря «нефтью». Энергией которого пользуются потомки, дабы потом самим стать удобрением для следующего поколения. И так до бесконечности. Вечность пахнет нефтью; Ну я то считаю по простому – вечное существование доступно каждому, хотя бы и в виде нефти) цикличность тут ни при чем; Ну, это очень просто. Я в свое время воспринял это как метафору, такую всеобъемлющую метафору о жизни человеческой. Как известно, нефть – это то, во что превратились доисторические леса, всякая органика, и в том числе, наверное, и люди, и животные. И все это было очень давно. А посему, фактически, и наше время также уйдет восвояси, а нефть останется. Таким образом, все становится ясно (последний комментарий взят с сайта «Гражданской Обороны» (URL: http://gr-oborona.ru)).

Приметы риторической манеры объяснения: дефининиционные конструкции-тождества, эксплицитно выраженные причинно-следственные связи, дейксис обобщения и всеобщности, логизирующие вводные, научная и абстрактная лексика – способствуют претворению текстов, ориентированных на источник, в тексты собственно рефлексивного характера.



Собственно рефлексивных текстов в изученном нами корпусе оказалось сравнительно немного, но и среди них можно выделить тексты, характеризующиеся имлицитной или эксплицитной рефлексивностью.

Имплицитная рефлексивность свойственна текстам, в которых прецедентное высказывание не соотнесено ни с денотатом, ни с источником, а служит целям позиционирования и самоидентификации. Например, ряд пользователей разных интернет-ресурсов выбирают прецедентное выражение в качестве ориджина, или подписи, – интересной с точки зрения пользователя фразы (афоризма, крылатого выражения и т.п.), автоматически сопровождающей все сообщения виртуальной языковой личности и служащей, наряду с ником (псевдонимом) и аватарой (изображением), главными средствами самопрезентации в Сети [Лутовинова, 2009, с. 13 –14].

Выбор ориджина – важное коммуникативное действие виртуальной языковой личности: в качестве подписи должно фигурировать выражение, во-первых, привлекающее внимание собеседников своей оригинальностью и смысловой значимостью, а во-вторых, характеризующее персону автора как особенную, интересную, отличную от других. Неоднократный выбор разными пользователями той или иной подписи свидетельствует о соответствии фразы мировидческим и коммуникативным запросам современников, их представлениям о собственной сущности как сложной, глубокой и неоднозначной.

Например, пользователь koala (аватара дублирует и обогащает смысловое наполнение ника, это картинка с коалой на фоне небоскребов) в своем профиле называет себя адвокатом Дворников, а место своего нахождения – Из глубин подсознания (URL: http://forum.visp.ru/viewtopic.php?id=3766). Сопровождающая каждое сообщение подпись Вечность пахнет нефтью органично дополняет образ особенной, избранной и противопоставляющей себя социальному мейнстриму личности: коала – редкое сумчатое, обитающее в эвкалиптовых лесах Австралии и исчезающее по причине жестокости и равнодушия урбанистической цивилизации; адвокат Дворников – по-видимому, намек на культивируемую в альтернативной и неформальной культуре маргинальность (ср. поколение дворников и сторожей у Б. Гребенщикова); из глубин подсознания – указание на богатый внутренний мир пользователя, ее высокие интеллектуальные и медитативные способности, умение видеть тайное и неочевидное.

Исследование выявило 12 пользователей Сети, избравших наш прецедент в качестве ориджина.

Отдельно необходимо отметить факт выступления анализируемого прецедента в роли названия достаточно крупного и популярного портала (URL: http://vpn.int.ru/forum/index.php), характеризуемого пользователями таким образом (URL: http://www.tavi.ws/fm/index.php?showtopic=1147):



Вечность пахнет нефтью. Приглашение к диалогу.

Новый сайт, посвященный мировоззренческим вопросам – философия, психология, политика, искусство. Неплохая библиотека. Что интересно – администрация предлагает участие в диалоге представителям ЛЮБЫХ мировоззрений, религий, взглядов, при условии соблюдения вежливости и взаимоуважения, предоставляя возможность ознакомления, обмена мнениями и идеями между оппонентами, поиска новых точек зрения на старые проблемы. Атеисты приглашают верующих, мистики – материалистов, сатанисты – христиан для диалога и изучения позиций друг друга.
Выбор фразы в качестве общего наименования, являющегося, аналогично заглавию журналистского или художественного произведения, крайне сильным регулятивным средством, сигнализирует о не нацеленной на ценности массовой или поп-культуры информационной политике создателей сайта, об идентификации ими своей целевой аудитории как образованной, читающей, интересующейся вопросами духовности и высокой культуры.

Текстов с эксплицитной рефлексивностью среди собственно рефлексивных обнаружено всего несколько, что объясняется переходным и контаминационным положением данной позиции нашей классификации относительно других. Мы уже описывали случаи, когда денотативно ориентированные тексты обнаруживали сильный рефлексивный уклон. Еще один пример того же рода, еще более осложненный, поскольку текст с успехом можно отнести и к ориентированным на источник, – аналитическая статья «Убить трех зайцев» известного публициста Бориса Парамонова (URL: http://www.svobodanews.ru).

Развертывание сюжета статьи о т.н. нефтяном проклятье, о том, как Запад своим бездумным потреблением нефти создал проблемы не только у себя, но и, можно сказать, везде, автор начинает с уже известной нам истории наркотических опытов У. Джеймса. Довольно обширное, составляющее пятую часть всей работы, описание эксперимента по постижению тайны бытия в наркотическом трансе позволяет журналисту противопоставить свой материал сухой политико-экономической аналитике, придать ему ракурс серьезного прогноза, даже пророчества (при размещении статьи на своем блоге один из пользователей охарактеризовал ее так: Совершенно гениальная аналитическая и предвидческая статья. Рассылаю мыслящим людям (URL: http://world.lib.ru/l/litinskij_w_a/mikhail.shtml)).

Для нас же в анализируемом материале особенно важен кумулятивный эффект помноженных друг на друга миромоделирующих возможностей прецедентного текста и медиаконцепта, задействованного в этом тексте: Опыт повторяли несколько раз, и однажды, напрягшись, он сумел записать эту тайну. Это оказались слова: все пахнет нефтью. Теперь мы можем сказать даже без помощи наркотиков, что так оно и есть. Если не тайна бытия, но болезненный узел всех нынешних проблем – это зависимость человечества от нефти. С помощью обыгрывания прецедентной истории и ее включения в современный контекст (то таинственное и скрытое, что раньше приоткрывалось лишь измененному наркотиками сознанию, теперь становится наглядным и очевидным) автор стимулирует развитие одного из ключевых векторов ассоциативно-смыслового развертывания медиаконцепта нефть – вектора нефтяной аддикции.

Если говорить о семантике, объединяющей разного рода текстовые рефлексии по поводу рассматриваемого прецедента, то это, кроме различных локусов деструкции (социальной, политической, экономической, экзистенциальной, метафизической), коннотации тотальности и глобальности, идущие от субъекта, который пахнет, в любой из своих вербальных ипостасей (вселенная, вечность, все, повсюду, мир) представляющего собой мироздание во всей его недискретной всеобщности: Мир пахнет нефтью – точно так же, как и война. Этот запах невозможно ничем перебить – ни навязчивым, как синтетические добавки, ароматом выборов, ни бьющим по всем рецепторам коктейлем уличных демонстраций. Этот запах повсюду: в заголовках утренних газет, в сводках новостей, в колебаниях курсов валют. И даже в каждом пороховом залпе очередной революции слышится именно он – тягучий, тяжелый, равнодушный запах нефти (URL: http://nvrsk.org/forum). В данном тексте, написанном в эссеистической манере, коннотации тотальности и глобальности эксплицируются с помощью маркеров исчерпывающей всеобщности (ничем, повсюду, в каждом), усилительных перечислений, сравнений, метафор, эпитетов. Несомненное писательское мастерство нарратора, талантливо использующего незаурядный арсенал образных средств, позволяет говорить об определенном не только экспрессивном, но и эстетическом эффекте текста.

В очевидной интертекстуальной связи с рассматриваемым прецедентом в интернет-пространстве находится ряд паралитературных текстов, которые по выполняемой ими (эффективно или нет – отдельный вопрос) функции могут позиционироваться как эстетические. Думается, что относительно новый термин паралитература следует понимать не только в качестве синонима массовой литературе – развлекательной повествовательности, увлечение которой носит массовый характер [Козлов, 2009]. Греческая приставка para (возле, рядом, около) подразумевает включение в сферу данного феномена и произведений наивного литературного творчества (любительскую поэзию и прозу, образцы графоманства и лингвокреативного процесса) и сетературы – произведений, «для которых Интернет является не дополнительной возможностью размещения, а основной средой существования» [Лутовинова, 2008, с. 132].

Если говорить хотя бы об условной художественно-эстетической ценности текста, то в качестве примера можно привести текст композиции «Здесь пахнет нефтью и рэпом» весьма популярной в определенной субкультуре сургутской хип-хоп группы «РАШ», в которой рэперы патриотически воспевают урбанистически-технологические достижения «нефтяной Венеции», которая дарит героям адреналин (URL: www.youtube.com/watch?v=tF3Lt5ks9dM).

Оба обнаруженных нами любительских поэтических опыта восходят к тексту Е. Летова. Один из них – искренняя эпитафия, написанная в традиции панегирических стихов «На смерть поэта», передает глубину переживания потери духовного лидера поколения (URL: http://www.gr-oborona.ru):



Он был так молод.

Столько сделал,

Выстрадал,

Сумел.

Воспитал в духе

Правды, веры, свободы

Не одно поколение Тех,

Кто не променял

Листок с аккордами на жвачку

С апельсиновым вкусом резины.

Тех, кто наизусть знает

«Русское Поле Экспериментов».

Тех, кто на коже почувствовали,

Что Вечность пахнет нефтью.
Тема наставничества, трансляции идеалов и ценностей последователям и ученикам, современникам и потомкам связана с известными строчками поэта даже не на уровне когниции (их знают наизусть), а на уровне синестезии, сплава самых глубинных и нерационализированных ощущений – тактильных (на коже почувствовали) и обонятельных (Вечность пахнет нефтью).

Второй лирический сюжет вторит, по меткому выражению одного из поклонников, летовской поэтике «надрыва от желания и невозможности прозреть тайну пути в небытие» (URL: http://www.gr-oborona.ru): туда где вечность пахнет нефтью / идти по скошенной траве / и справа пропасть в бесконечность / а слева пропасть в небеса (URL: http://www.perashki.ru/piro/15098/).

Явным заимствованием расселовского сюжета о наркотических откровениях в сочетании с устойчивой русской эпистолярно-дневниковой литературной традицией «Записок сумасшедшего» отличается любопытный рассказ «Повсюду пахнет нефтью», размещенный на сайте психиатрической клиники «Квазар» (URL: http://idiotpost.ru). Одним из способов терапии в клинике является «прозаическая психохирургия», результаты которой представлены на сайте в виде дневника пациента, пишущего под псевдонимом Георгий Семечкин. Его перу и принадлежит рассказ, представляющий собой поток сознания героя, сотканный из причудливых ассоциаций и немотивированных тематических перекличек:

Сегодня утром, во время выковыривания зерен истины из ткани бытия, меня осенило: повсюду пахнет нефтью! И еще я хочу почистить зубы. Но не буду отвлекаться. Где я сейчас нахожусь мне неизвестно, но это только обостряет мой ум и ускоряет мысли. Вокруг меня только стены. Есть еще кровать и больше ничего. Не могу понять куда подевалась моя палата и вообще вся психбольница. Но надеюсь мне удастся достать хотя бы одну почтовую крысу. Дорогой Лаврентий Аркадьевич, мир пропитан нефтью насквозь она течет в жилах человечества и никто не обращает на это внимания. Люди привыкли дышать ею, она словно пустое место, но это обман. Всех нас обманывают. Даже почтовые крысы, которые приносят вам мои бесценные письма, вовлечены в глобальный нефтяной заговор.
Приведенного выше первого абзаца рассказа вполне достаточно для адекватного представления как о манере письма автора, так и об эксплуатации им типичных нефтяных вербально-ментальных клише: стереотипа глобального нефтяного заговора и расхожей метафоры, соотносящей нефть с кровью. Однако необходимо отметить, что кроме присущих многим толкованиям анализируемого прецедента смыслов тотальности и глобальности (ср. лексемы бытие, повсюду, мир, насквозь, человечество, всех, глобальный), в данном тексте на первый план явно выдвигается суггестивность, свойственная образно-метафорическому прочтению фразы. Суггестивность задействует воображение читателя посредством ярких эмоциональных переживаний и открытия новых иррациональных граней миропонимания, причем в данном случае – суггестивность стереотипно-архетипического свойства: мир пропитан нефтью насквозь она течет в жилах человечества (ср. в одном из приведенных выше примеров суггестивность синестетической природы: тягучий, тяжелый, равнодушный запах нефти).

Наиболее полно обе указанные нами тенденции в эстетически отмеченных интерпретациях анализируемого прецедента – тенденция к тотальности и глобализму в сочетании с тенденцией к нерационализируемой суггестивности – реализуется в обнаруженном нами образце литературы фанфикшн. Речь идет о комплексном фанфике «Вечность пахнет нефтью» интрпретативного сообщества толкинистов, расположенном на сайте Tolkien.ru. Фанфикшн – «литературное творчество поклонников произведений популярной культуры, создаваемое на основе этих произведений в рамках интерпретативного сообщества (фандома)», фанфик – «конкретный текст, относящийся к литературе фанфикшн» [Прасолова, 2009, с. 6, 17].

В нашем случае мы наблюдаем литературную игру любителей фэнтези, участники которой пишут продолжение рассказа использующего персонажей А. Милна (Винни Пуха, Пятачка и др.) сетевого автора Максима Кича «На опушке бетонного леса» (URL: http://gondola.zamok.net/065/65kich_1.html). Рассказ, как заявлено в паратексте, надо перед началом игры обязательно прочитать. Паратекст – это предваряющий чтение произведения договор между автором и читателем, в нашем случае – между ведущим модератором и участниками-фикрайтерами, играющий «ключевую роль в формировании как индивидуального референтного поля для конкретного произведения, так и в оформлении целого ряда интерпретативных предустановок» [Там же, с. 173].

Изложенные в паратексте к фанфику правила таковы:



Действие происходит в мире после ВСПЫШКИ – апокалипсиса, третьей мировой, падения башни – литературного фоллаута (духовного и физического) который полностью уничтожил мир людей (и самих людей тоже). В живых остались только обломки человеческих фантазий, которые бродят по сваленным в кучу не-вполне-реальным развалинам физического мира и своих собственных миров, постепенно вымирая...

Уточнение: ВСПЫШКА – это не просто ядерная война. Просто в некоторых мирах она приняла форму ядерной войны. ВСПЫШКА – это гораздо хуже...

В качестве персонажей можно выбирать только персонажей сказок, детских и юношеских произведений. <…>

Задачи персонажей:

1. Выжить в мире после ВСПЫШКИ.

2. Найти убежище, какое-нибудь стабильное место в разлагающейся вселенной, в котором они смогут жить. Такое место ЕСТЬ.

3. Понять, что случилось с миром. Возможно, попытаться его исправить...

4. Понять, что значит фраза «ВЕЧНОСТЬ ПАХНЕТ НЕФТЬЮ», которую они все слышат во сне.
Как видим, уже в паратексте отчетливо проявляются предпосланные коннотативной аурой заглавия фанфика мотивы глобальной катастрофы, техногенного апокалипсиса (фоллаут – культовая компьютерная ролевая игра, действие которой происходит в мире после ядерной войны (URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/Fallout)) и его причин, невнятное и неоформленное знание которых приходит к героям из иллюзорного, темного, подсознательного пространства сна.

Устойчивые образы, сопровождающие художественные субверсии нашего выражения в текстах фикрайтеров, – образы смерти, тотальной и фатальной: – Кай умер... – шептала старая атаманша. – Герда умерла... Финка умерла, Лапландка тоже умерла... Ицхак Рабин умер, Роланд Дезчайн умер, и Снусмумрик умер, весь мир умер... Все миры... О Дискордия, вечность пахнет нефтью... Они все умерли...

Намеренное, диктуемое форматом жанра темного фэнтези отсутствие в семантической структуре текстов эксплицитно выраженной рациональной связи между последствиями глобальной вселенской катастрофы и нефтью стимулирует фикрайтеров к созданию психоделических, поддающихся лишь ассоциативному декодированию текстов-нонсенсов (см. о них и методике их анализа: [Болотнова, 2004б]). Так, в приводимом ниже подобии белого стиха мы обнаруживаем смутный намек на произошедшую по вине нефти экологическую катастрофу, намек, пунктирно обозначенный в тексте игрой контрастных колористических прилагательных:

...Белое безумие – белое спокойствие – белая вьюга...

...только искра света вьется рядом, в окружающих вихрях – и тоже бела душа ее...

...она обрела вечность, потеряв Кая...

...но теперь ее вечность пахнет нефтью...

...морозный воздух не чист, как должно быть...

...ветры с юга принесли погибель всему ее королевству...

...и с юга пришли отравленные черным воды...
Некоторые субверсии отличаются крайне мрачной гнетущей атмосферой ужаса и зла, в них нефть и смерть одноприродны, нефть становится иррациональной причиной не только смерти, но и патологического насилия: – Я от бабушки ушел, я от дедушки ушел... А от тебя я не ушел, и ты от меня не уйдешь. А все остальные – не уйдут от нас. Съешь их, Лиса, съешь их всех. И тебе станет хорошо. Потому что вся вселенная пахнет Колобком, а Колобок пахнет нефтью. Убей их всех!!!

В данном контексте автор добивается максимального суггестивного эффекта, используя прием шокирующего семантического диссонанса, представив героя одной из самых древних народных сказок, ставшего жертвой лисьей хитрости, маньяком-психопатом. Речь Колобка, сначала привычно повторяя сказочный рефрен, постепенно, имитируя ритмику заговора, сплетаясь из местоименных чередований и глагольных повторов, превращается в последовательность страшных приказов, выраженных императивами-деструктивами. Нефть, пропитавшая Колобка (поскольку он ею пахнет), превращает его в кровавого монстра, вездесущего во вселенной (поскольку вселенная им пахнет, а запах – субстанция, передающаяся при непосредственном контакте с его носителем).

Думается, что мрачная эсхатологичность приведенного отрывка весьма созвучна и стилистической тональности, и мортальной образности первоисточника – текста песни Е. Летова «Русское поле экспериментов». Приведем в качестве показательного примера отрывки первого куплета:

Трогательным ножичком пытать свою плоть,

До крови прищемить добровольные пальцы,

<…>

Покончив с собой, уничтожить весь мир!

...вечность пахнет нефтью…
На самом деле семантика катастрофы и обреченности, пустоты и безыллюзорности, доминирование темы смерти и тотального разрушения, поэтика ирреального и потустороннего, философичность и эпичность творчества не раз отмечались исследователями как Е. Летова, так и В. Пелевина. Так, отнюдь не случайным совпадением представляется нам появление двух рецензий на книги писателей в одной подборке журнала «Новое литературное обозрение» за 2003 г. [Давыдов, 2003; Кошель, Кукулин, 2003].

В обеих рецензиях объектом внимания критиков стали книги, в которых фигурирует описанный нами прецедентный феномен: «ДПП (NN). Диалектика Переходного Периода из Ниоткуда в Никуда: Избранные произведения» В. Пелевина, в которой опубликована повесть «Македонская критика французской мысли», и самое обширное и солидное московское издание стихотворений и текстов песен Егора Летова.

Однако ни в этих материалах, ни в иных критических и научных работах (на официальном сайте В. Пелевина (URL: http://pelevin.nov.ru) представлено более 40 критических статей и более 10 собственно научных трудов, посвященных его творчеству; поэзия Е. Летова также удостаивается внимания серьезных исследователей [Губайдуллина, 2004; Лурье, 2001 и др.]) мы не обнаружили анализа связавшего двух писателей прецедента со сложной и неоднозначной дискурсивной историей.

Надеемся, что данный раздел, посвященный интертекстуальному и интердискурсивному существованию прецедентного выражения Вечность пахнет нефтью в интернет-пространстве, станет не последним научным текстом о данной символической фразе. Так, отдельного изучения требует аккумулированная в ней ольфакторная семантика, поскольку феномен запаха – самая семантически текучая и неуловимая смысловая сфера, использующая модусы чувственного восприятия – все чаще становится объектом серьезных научных изысканий [Риндисбахер, 2000; Рогачева, 2011 и др.]. Также ждут своего осмысления роль и место рассматриваемого прецедентного феномена в гипертекстах творчества востребовавших их художников.

Подведем итоги. Медиаконцепты, обладающие сильным миромоделирующим потенциалом, такие как концепт нефть, способны не только внедряться в структуру уже существующих прецедентных текстов, но и инициировать собственные. Наиболее органичная дискурсивная среда порожденного медиаконцептом прецедента – интерактивная, свободная, мобильная и медианасыщенная среда сети Интернет. Интернет оказывает кардинальное транформирующее влияние на все без исключения факторы и процессы коммуникации, в том числе – на процесс дискурсивного развития прецедентного феномена, значительно модифицируя ключевые взаимосвязанные признаки прецедентности: повторямость, рефлексивность и культурную маркированность.

Постепенный переход от пассивной повторяемости к активной, от денотативно ориентированной рефлексии – к эстетической и научной, знаменует возрастание степени культурной маркированности прецедента и инкорпорированного в его семантическую структуру медиаконцепта.

Таким образом, востребованность и рефлексивная рекуррентность прецедентного текста в медиасфере становится одним из ярких свидетельств процесса культурной стабилизации медийной доминанты и превращения ее в константу культуры.

1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   25


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница