Дипломная работа теоретические и практические вопросы особенностей и способов перевода стилистически маркированной лексики


Определение «стилистически окрашенная лексика»



Скачать 289,5 Kb.
страница5/12
Дата18.05.2020
Размер289,5 Kb.
ТипДипломная работа
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
1.1 Определение «стилистически окрашенная лексика»

 

 



Все слова стилистически неравноценны. Одни воспринимаются как книжные, другие – как разговорные; одни придают речи торжественность, другие звучат непринужденно.

Исследователи, занимающиеся данной проблемой, по-разному называют эту лексику и соответственно дают свои дефиниции. Одни определяют такую лексику как стилистически окрашенную, другие как стилистически маркированную. Однако, по сути, ученые имеют в виду одну и ту же лексику.

Согласно О.С. Ахмановой стилистически окрашенная лексика – это лексические единицы (однозначные слова или отдельные значения многозначных слов), характеризующиеся способностью вызывать особое стилистическое впечатление вне контекста. Эта способность обусловлена тем, что в значении данных слов содержатся, не только предметно-логическая (сведения об обозначаемом предмете) информация, но и дополнительная (непредметная) – коннотации [2].

По определению И.В. Арнольд стилистически маркированная лексика – это «слова, которые наряду с денотативным значением, указывающим на предмет речи, имеют еще коннотативное значение (коннотации), которое складывается из эмоционального, экспрессивного, оценочного и функционально – стилистического компонентов» [3].

О. С. Ахманова дает следующее определение коннотаций:

«Дополнительное содержание слова (или выражения), его сопутствующие семантические или стилистические оттенки, которые накладываются на его основное значение, служат для выражения разного рода экспрессивно-эмоционально-оценочных обертонов и могут придавать высказыванию торжественность, игривость, непринужденность, фамильярность и т. п.» [2].

О. С. Ахманова различает ингерентную (внутренне присущую слову вне контекста) и адгерентную (формируемую контекстом) коннотацию. Наличие двух типов коннотаций позволяет считать коннотацию лингвистическим явлением [2].

М.Н. Кожина полагает что, «те экспрессивные или функциональные свойства дополнительные к выражению предметно-логического и грамматического значений, которые ограничивают возможности употребления этой единицы и тем самым несут информацию стилистического рода, являются стилистической коннотацией языковой единицы» [4].

Е. Ризель и Е. Шендельс используют термины «stilistische Bedeutung» (стилистическое значение) и «Slilfärbung» (стилистическая окраска) в качестве синонимов и в стилистической окраске видят дополнительную необходимую информацию, которая обуславливает количественное и качественное использование языковой единицы в контексте «eine zusätzliche unentbehrliche Information der lexikalischen Bedeutung, die die qualitative und quantitave Verwendung der sprachlichen Einheit im Kontext vorausbedingt»»[5].

В информации, заключенной в лексических единицах, могут выражаться не только экспрессивно-эмоциональные коннотации, но и отражаться влияние различных экстралингвистических (стилеобразующих) факторов (сфера общения, жанр, специфика функционального стиля, отношение автора к предмету речи, форма и содержание речи, взаимоотношения между адресантом и адресатом сообщения и др.). Так же в информации заложены и исторически сложившиеся характеристики самого слова, которые содержаться в некоторых лексических единицах (вульгарное, неприличное, устарелое и т. п.), причем одна и та же лексема может совмещать разные характеристики [4].

«Коннотация (от лат. con – вмете и  note – обозначаю) – дополнительные эмоционально – оценочные оттенки в значениях слов или грамматических форм, сопутствующих  основному (денотативному) значению». [6]

Е. Ризель, Х. Граубнер и Р. Ливерски относительно коннотаций высказывают следующее мнение «... стилистические коннотации, которые в специальной литературе обозначаются как «дополнительный смысл», «оттенок», «подсознание», подразумевают одно и тоже, а именно совокупность мыслей, чувств, настроений, представлений, которые отправитель информации через языковое стилистическое оформление всего контекста делает понятными получателю информации». «… stilistische Konnotationen, die in der Fachliteratur oft als «Nebensinn, «Oberton», «Unterton», «Unterschwelligkeit» u.a. bezeichnet werden, aber das gleiche meinten, nämlich «die Gesamtheit von Gedanken, Gefühlen, Stimmungen, Vorstellungen, die der Sender durch die sprachstilistische Gestaltung des ganzen Kontextes dem Empfänger (implizit) verständlich macht oder mache will» [7].

Немецкие исследователи в области стилистики Э. Ризель и Б. Совински, в свою очередь, определяют коннотацию как «функциональная стилистическая окраска» и как «семантически-экспрессивная окраска» [7].



«Unter funktionalen Stilfärbung verstehen wir jenes spezifische Geprägte der Sprachmittel, das gerade auf ihre Zugehörigkeit zu einem bestimmten Redestil hinweist. Es handelt sich um die spezifische Atmosphäre innerhalb dieser oder jener funktionalen Verwendungsweise der Sprache» [7].

«Unter semantisch-expressiver Stilfärbung verstehen wir Ausdrucksschattierungen innerhalb eines funktionalen Stils, die durch zwei Momente gekennzeichnet werden: durch ihr Verhältnis zur literarischen Norm und durch ihren emotionalen Gehalt» [7].

Хотя в лексикологии нет единой классификации стилистически окрашенной лексики, однако в качестве общепринятой считается подразделение стилистически окрашенной лексики на эмоционально-экспрессивную и функционально-стилистически окрашенную (соотнесенную с функциональными стилями русского языка) [4].

Эмоционально-экспрессивные коннотации связаны с выражением отношения к предмету, его оценкой.

По эмоционально-экспрессивной принадлежности слова можно разделить на две группы:


  • мелиоративные, т.е. выражающие положительную оценку.

  • пейоративные, выражающие отрицательное отношение к высказываемому (происходящему) [8].

Среди эмоционально окрашенных  слов М.П. Брандес выделяет:

  • эмоционально-оценочные слова. Оценочное значение таких слов представляет собой компонент семантической структуры слова;

  • эмоционально-образные слова, оценочное значение которых характеризуется коннотативностью.

Особенность эмоционально-оценочной лексики заключается в том, что эмоциональная окраска «накладывается» на лексическое значение слова, но не сводится к нему, номинативная функция осложняется оценочностью [1].

Согласно М.Н. Кожиной многие слова не только определяют понятия, но и выражают отношение к ним говорящего, особого рода оценочность. Эти слова сами по себе, в своей семантике уже несут эмоционально-экспрессивный потенциал и поэтому являются стилистически маркированными. Слова этой группы обычно однозначны. Настольно явно и определенная оценка, выраженная в их значении, не позволяет употреблять слово в других значениях [4].

Вторую группу составляют многозначные слова, которые в своем прямом значении зачастую стилистически нейтральны, а в переносном значении имеют яркую оценочность и экспрессивную стилистическую окраску. М.Н. Кожина условно называет их ситуативно-стилистически окрашенными (Kamel, Hund, Gans, Schwein).

Третью группу образуют слова, в которых эмоциональность и экспрессивность достигаются аффиксацией, большей частью суффиксами (das Mütterchen, die Mutti, das Bübchen).

М.Н. Кожина выделяет также четвертую группу, точнее, подгруппу в первом из указанных разряде слов. Она состоит из таких лексических единиц, в которых оценочность и экспрессия связанны с традицией употребления. (fromm, der Hauptherold) [4].

Эмоциональность речи нередко передается особо выразительной экспрессивной лексикой. Экспрессивность (экспрессия) (лат. expressio) – значит выразительность, сила проявления чувств и переживаний. В немецком языке немало слов, у которых к их номинативному значению добавляется элемент экспрессии. Например, вместо слова gut, немцы, приходя в восторг от чего-либо, говорят wunderbar. Во всех этих случаях семантическая структура слова осложняется коннотативностью. Нередко одно нейтральное слово имеет несколько экспрессивных синонимов, различающихся по степени эмоционального напряжения [4].

Экспрессивная окраска слова наслаивается на его эмоционально-оценочное значение, причем, в то время как у одних слов преобладает экспрессия, у других – эмоциональная окраска. Из-за этого разграничить эмоциональную и экспрессивную лексику невозможно [9].

На эмоционально-экспрессивную окраску слова влияет его значение. Так, резко отрицательную оценку имеют слова der Büffler, der Nazismus. Положительная оценка закрепилась за словами zukunftsorientiert, friedfertig, großartig. Даже различные значения одного и того же слова могут заметно расходиться в стилистической окраске.

Развитию экспрессивных оттенков в семантике слова способствует и его метафоризация. Окончательно проявляет экспрессивную окраску слов контекст: в нем нейтральные в стилистическом отношении единицы могут становиться эмоционально окрашенными, высокие – презрительными, ласковые – ироническими и даже бранное слово die Tussi может прозвучать одобрительно [9].

Классификации эмоционально-экспрессивных оттенков еще не создана, но некоторые авторы пытались классифицировать возможные формы выражения эмоциональных отношений. Т.Г. Винокур предлагает следующую шкалу эмоционально-экспрессивных окрасок:



  • «грубость – фамильярность – интимность»;

  • «возвышенная торжественность – деловая официальность»;

  • «порицание – возмущение-негодование»;

  • «радость – веселье – ликование».

М.Н. Кожина выделяет функционально-стилистически окрашенную лексику, к которой относит «прежде всего, слова, наиболее или исключительно употребительные в той или иной речевой сфере, соответствующей одному из функциональных стилей.»[4].

«Функциональный стиль – это функциональная систем, система внутренних, скрытых отношений и связей явлений, в которой проявляются функции назначения и воздействия словесного произведения[1].»

«Каждый из функциональных стилей, представляющий собой особую действительность, организован внутри себя системой устойчивых форм, системой стереотипов, схем, узаконенных традиций. Эта система в свою очередь представляет собой совокупность подсистем[1].»


  • подсистема содержания. Она является результатом определенного «метода отражения»;

  • подсистема функционального содержания. Данное понятие известно как функциональный «тип текста»;

  • подсистема функционально-стилевого содержания. Подобное содержание реализуется как функционально-стилевой тип текста, соотносительный с функциональными стилям;

  • подсистема типа мышления;

  • подсистема эмоционально-экспрессивного содержания. Эта подсистема образует эмоционально-экспрессивные типы текста;

  • подсистема коммуникативного содержания. Данная система образует коммуникативные типы текста.

«Традиция употребления, прикрепленность к определенной речевой сфере приводят к появлению у этих слов функционально-стилистической окраски». Функционально-стилевые коннотации обусловлены преимущественным употреблением языковой единицы в какой-то определенной сфере общения. Традиционно языковые средства с функционально-стилевой окраской в немецком языке разделяются на книжные и разговорные»[4]: der Intellekt, die Antliege, der Arkwohn.

По функционально-стилевой принадлежности все слова немецкого языка можно разделить на две большие группы:



  • общеупотребительные, уместные в любом стиле речи;

  • закрепленные за определенным стилем и воспринимающиеся за его пределами как неуместные (иностилевые) [4].

М.Н. Кожина в своей книге «Стилистика русского языка» описывает лексику функциональных стилей.

Лексика научного стиля. Узкоспециальные термины и общенаучная терминология обладают, прежде всего, окраской этого функционального стиля.

С эмоционально-экспрессивной точки зрения эта лексика является нейтральной, потому, что слова – термины, как правило, почти не имеют  синонимов и выражают понятия по возможности точно и однозначно. При использовании в других сферах (например, художественной, публицистической) эта лексика, как правило, изменяет свою функцию, а нередко и семантику, т.е. переосмысляется и получает различные эмоционально-экспрессивные оттенки, которые ей не свойственны.

Термины как бы вносят в речь оттенок научности. В художественном произведении она может использоваться и как средство стилизации.

Следует отметить, что слова с функциональной стилистической окраской (особенно относящиеся к таким стилям, как научный и официально-деловой) по сравнению с эмоционально-экспрессивно окрашенными отличаются строгой системностью, устойчивостью их стилистической окраски, более четкой ограниченностью сферы их употребления. Ограничительные требования нормативно-стилистического характера здесь весьма жестки: несоблюдение их ведет к болезням речи: «канцелярит», «наукообразность» и т.п.[4].

Лексика, относящаяся к официально-деловому стилю, отличается с эмоционально-экспрессивной точки зрения особенной официальностью и «сухостью», привносимой в речь.

В отличие от научной лексики, она обладает не только функционально-стилистической, но и сопутствующей ей своего рода «квазиэмоционально-экспрессивной» окраской, точнее, значительной долей «антиэмоциональности». Эта лексика не допускает даже намека на эмоцию. Лексика с этой окраской ярко системна, она четко нормативно ограничена сферой своего применения [4].

Этот стиль имеет, с одной стороны, широко известную и употребительную лексику, необходимую для разговора или письма на соответствующие темы: das Gesetz, die Verfassung, der Anwalt и т.д. Эти слова – термины в силу широкой употребительности, приобрели всеобщий характер. С другой стороны, выделяют группу узкоспециальной юридической терминологии. Эти термины, как и узко-научные, имеют яркую функционально-стилистическую окраску и узкое применение [4].

Канцеляризмы это общеизвестная лексика (обычно нетерминологическая), которая обладает, помимо функционально-стилистической окраски, своего рода экспрессивной окрашенностью. Этих слов следует избегать, особенно в неделовой речи. При обучении же языку нужно указывать на нежелательность и большей частью недопустимость этих слов в речи (без стилистического задания) [4].

Лексика публицистического стиля. Эта лексика формируется в политической сфере общения и имеет в ней высокую частоту употребления.

В публицистической лексике выделяются две группы слов. В первую входят специальная публицистическая терминология, в том числе газетная и общественно-политические термины, широкоупотребительные в газете. Первый подвид слов этой группы не имеет дополнительной экспрессивно-эмоциональной окраски, второму она отчасти свойственна. Вторую группу составляют ярко оценочные и эмоционально окрашенные слова — не термины. Есть здесь слова без особо ярко выраженной сопутствующей эмоциональной окраски [4].

Лексика книжная и разговорная.

На фоне лингвистической традиции выделяется лексика:


  • книжно – письменная (книжная);

  • устно – разговорная (разговорная) [4].

М.Н. Кожина под книжной лексикой понимает такие слова, которые употребляются исключительно или преимущественно в письменно – книжной сфере. Художественная литература отражает все многообразие жизни человека, поэтому в художественных текстах, особенно в современных, используются разнообразные пласты словаря [4].

К разговорной лексике относятся такие слова, которые, являясь литературными,  придают речи разговорный характер. Лексика разговорной стилевой окраски свойственна в то же время устной форме бытовой сферы общения. Такая лексика соотносительна с разговорно-обиходным функциональным стилем и имеет его окраску [4].

По мнению М. П. Брандес [1] социальную атмосферу слова определяет его принадлежность к определенному стилистическому пласту. Она различает в немецком языке следующие стилистические пласты:


  1. Нормативно-литературный, общеупотребительный стилистический пласт. Этот пласт нейтрален и употребляется во всех сферах общения и во всех жанрах.

  2. Книжный пласт. К этому пласту относятся такие слова, которые употребляются преимущественно в письменных и устных функциональных вариантах книжной речи.

Пласт книжной лексики определяется идейно-содержательным и модально-эмоциональным характером тематики письменно-книжных текстов. Можно выделить следующие группы книжной лексики:

  • общественно-политическая лексика;

  • научная и научно-техническая терминология;

  • общенаучная лексика;

  • официальная лексика.

М.П. Брандес считает, что экспрессивно окрашенная лексика так же входит в состав книжной лексики:

  • торжественная;

  • с экспрессивной окраской «книжности»;

  • большое количество архаизмов и интернационализмов [1].

  1. Пласт поэтической лексики. Данный пласт присущ не только стихотворной речи, но и несколько поэтизированным текстам общего характера.

  2. Разговорный пласт лексики. Данный пласт стилистически неоднороден. С одной, стороны он сливается с общеупотребительной лексикой, с другой стороны – с просторечной. Обычно разговорная лексика имеет эмоциональную и аффективную окраску.

По степени обработанности различают разговорную и лексику, не нарушающую нормы литературного языка (literarisch-umgangssprachlich) и ограниченную сферой применения, и просторечную (salopp), находящуюся на грани литературного употребления и даже выходит за рамки литературного языка.

  1. Просторечный пласт лексики. В этом пласту обычно различают грубые (нелитературные) и негрубые (допустимые в устной речи) слова [1].

И.Б. Голуб составляет в самых общих чертах функционально-стилевое расслоение лексики:

  • лексика, не закрепленная в функционально-стилевом отношении (общеупотребительная);

  • лексика, в функционально-стилевом отношении:

  1. разговорная;

  2. книжная:

  • научная;

  • официально-деловая;

  • публицистическая [9].

По мнению И.Б. Голуб, наиболее четко противопоставлены книжная и разговорная лексика.

Она выделяет в составе книжной лексики в целом свойственные книжной речи слова, а так же слова, закрепленные за конкретными функциональными стилями.

Функциональная закрепленность лексики проявляется в речи. Для непринужденной беседы не подходят слова, относящиеся к книжному стилю, научные термины нельзя использовать в разговоре с ребенком, разговорные и просторечные слова неуместны в официально-деловом стиле [9].

М.Н. Кожина указывает, что эмоциональные, экспрессивные и функциональные компоненты лексического значения нередко сопутствуют друг другу, поэтому их зачастую смешивают. Но И.В. Арнольд подчеркивает, что совпадение компонентов далеко не обязательно. Присутствие одного из компонентов не требует обязательного присутствия всех остальных, они так же могут встречаться в разных комбинациях [4];[3].

 


  1.  2 Стилистическая дифференциация лексики

 

 

Наряду со словами, употребляемыми в любой ситуации, в любом типе речи, существует целый ряд слов, которые имеют стилистическую окраску и обладают определенной стилистической значимостью [11].



Стилистически маркированная лексика ограниченна в своем применении. Она может использоваться отдельными группами людей, объединенных определенной общностью, функционирование ее может быть ограничено определенной ситуацией или во времени и т.д. В связи с этим Д.Н. Шмелев [11] проводит дифференциацию лексики и выделяет следующие группы:

  • по форме речевой деятельности:

  • лексику, не ограниченную формой речевой деятельности (т.е. встречающуюся как в устной, так и в письменной речи);

  • лексику устной речи (в основном – разговорные слова);

  • лексику письменной речи (книжную лексику);

  • по обстановке речевой деятельности:

  • лексику, не ограниченную характером обстановки;

  • официальную лексику;

  • торжественную лексику;

  • неофициальную лексику;

  • фамильярную лексику;

  • по эмоционально-оценочному отношению к высказываемому:

  • эмоционально нейтральную лексику;

  • эмоционально окрашенную лексику, т.е. лексику, передающую пренебрежительное, презрительное, шутливое и др. отношение к предмету высказывания;

  • по литературному жанру:

  • жанрово неограниченную лексику;

  • поэтическую, публицистическую лексику, научные термины, канцеляризмы;

  • по соответствию общепринятой норме:

  • литературную лексику;

  • просторечную лексику;

  • по социальной общности людей, использующих лексику:

  • общенародную лексику;

  • социальные жаргонизмы, арготизмы;

  • по профессиональной общности:

  • профессионально неограниченную лексику (т.е. слова, не привязанные к определенному виду профессиональной деятельности);

  • профессиональную лексику – лексику устного общения людей той или иной специальности;

  • по территориальной общности:

  • общенациональную, территориально неограниченную лексику;

  • территориально ограниченную лексику, т.е. диалектизмы, локализмы;

  • по времени использования:

  • современную лексику;

  • устаревшую лексику.

Данная классификация групп основывается на экстралингвистических факторах: сфера применения языка, обусловленная ею тематика и цели общения. Сферы применения языка соотносятся с видами деятельности человека, соответствующими формами общественного сознания (искусство, наука, право, политика). Традиционными и социально значимыми сферами деятельности человека считаются: научная, деловая (административно-правовая), общественно – политическая, художественная. В соответствии с этим выделяются и стили официальной речи (книжные): научный, официально-деловой, публицистический, литературно – художественный (художественный). Им противопоставлен стиль речи разговорно-бытовой (разговорный), экстралингвистической основой которого является сфера бытовых отношений и общения [11].

М.П. Брандес утверждает, что функционально-экспрессивную характеристику литературной лексики упорядочивает дифференциация лексики по стилистическим уровням [1].

«Экспрессивная окраска слов – это дополнительные оттенки значения оценочного характера, которые как бы наслаиваются на денотативную основу семантики слов» [1].

В зависимости от общей экспрессивной окраски слова распределяются по трем уровням: лексика высокой экспрессивности, нейтральной и сниженной. В соответствии с этим выделяют высокий, нейтральный и сниженный стиль.

Точкой отсчета для определения стилистической характеристики слов служит лексика нейтрального стиля.

Нейтральный стиль. Для слов нейтрального стиля характерно отсутствие экспрессивной окраски. Но все же лексика этого уровня может участвовать в выражении субъективной модальности, эмоционально-экспрессивных оттенков речи. Выразительность нейтральных, общеупотребляемых слов заключается в их потенциальных возможностях, которые выделяются при помощи контекста [1].

Высокий стиль. Этот стиль представляет собой главным образом «обработанный рафинированный язык». Высокий стиль стоит выше нейтрального. Этот «язык» используется в особо торжественных случаях [1].

Использование поэтизмов, архаизмов, варваризмов и иностранных слов характерно для высокого стиля с точки зрения стилистической окраски.

С точки зрения отношения к литературной норме для высокого стиля характерно употребление книжной лексики и книжных стилистических неологизмов [1].

Сниженный стиль. К сниженному стилю относятся разговорные слова и выражения, фамильярная лексика, просторечье, профессионализмы, диалектизмы, вульгаризмы, бранные слова.

М.П. Брандес считает, что «стилистический уровень выражает узуально-закрепленное за данной словарной единицей эмоциональное отношение членов языкового коллектива к денотату» [1].

Прежде всего, мы хотели бы обратиться к словарям и рассмотреть предложенные ими перечни стилистических помет разговорной лексики. В первую очередь обратимся к неспециализированному двуязычному словарю. «Немецко-русский (основной) словарь» (К. Лейн, Д.Г.  Мальцева и др.) [12] предлагает следующие стилистические  пометы в соотнесении с экспрессивной окраской слова:

scherzhaft (Adamkostüm) – шутливо; vertraulich (Alterchen) – доверительно;  verhüllend (das Zeitliche segnen) – осторожно; gespreizt (mit Bedacht) – претенциозно; papierdeutsch (abschlägig) – казенно; abwertend (Bumsmusik) – неодобрительно; spöttisch (Amtsmiene) – шутливо;  derb (abkratzen) – грубо.

Одновременно в словарных статьях словаря К. Лейн и Д.Г. Мальцевой  для более полного отображения стилистических оттенков встречается использование сразу нескольких помет:

Der Filius разг. шутл. сын, отпрыск [12].

«Немецко – русский словарь разговорной лексики» под редакцией В.Д. Девкина [13], в  свою очередь, дает подробное толкование стилистических помет. Автор предупреждает, что отсутствие пометы в статье указывает на незначительную степень сниженности, в то время как:



  • помета фам. маркирует фамильярность, фривольность

выражения, типичную для среды близких знакомых;

  • помета груб. указывает на то, что неэстетичное, этическое

дисквалифицированное, то, что принято заменять эвфемизмами, названо без прикрас прямо в лоб;

  • помета вульг. обозначает применение грубых слов не по прямому их назначению, а для негативных характеристик того, что в норме называется нейтрально, прилично;

  • помета шутл. характеризует юмористическую,  дистанцированную, обычно образную иносказательность критического свойства;

  • помета ирон. предполагает противоположность оценки;

  • помета бран. сопровождает бранную лексику, имеющую, как правило, нечеткий, общенегативный контур значения;

  • пометы пренебр., презр., неодобр. приводятся только тогда,

когда негативность не очевидна из перевода [13].

Многие пометы, приведенные в этих двух рассмотренных нами словарях, не совпадают. Так, Scheiss в «Большом немецко-русском словаре» К. Лейн и Д.Г. Мальцевой [10] маркируется как грубое, в то время как В.Д. Девкин относит  данное слово к вульгаризмам. Pissen в словаре К. Лейн и Д.Г. Мальцевой – фамильярное, словарь В.Д. Девкина маркирует как грубое [13].

Сам В.Д. Девкин замечает тенденцию изменения стилистических помет в словарях разных лет. По его словам, очень часто то, что в  WDG (Wörterbuch er deutschen Gegenwartsprache) маркируется как разг. (umg.), в Duden – GWB (Duden – Das große Wörterbuch der deutschen Sprache) дается уже без пометы, то есть как нейтральное; фам. (salopp) в WDG часто в Duden – GWB уже  соответствует разг (umg.). Это наблюдение касается не абсолютно всех слов, но только большей их части [13].

Автор объясняет это тем, что разговорно-окрашенное слово, если оно нужно и актуально в предметно-понятийном отношении и отвечает требованиям «назывной техники», в меру четко, удобно, своеобразно, неповторимо, легко понимается и запоминается, то в будущем не избежит кодификации [13].

В.Д. Девкин указывает на ряд «контрастных лексических единиц», которые сохраняют одинаковые или близкие пометы. Это лексика, так называемая «табуированная лексика».

Даже здесь вопрос законности какой-либо одной стилистической пометы для той или иной лексемы остается спорным. Как таковые стилистические пометы являются отображением функции лексической единицы в речи, что отражено и в дефиниции стилистических помет В.Д. Девкина. Но в рамках определенной ситуации (как и в рамках определенного идиолекта) даже табуированная лексика может не иметь вовсе экспрессивной нагрузки, а ввиду культурного уровня (рода занятий, возраста) носителя языка негативизм, заложенный в  самой семантике, может быть неощутимым для человека, употребляющего данное слово, например, в функции междометия [13].

 



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница