Таблица 13.3. Самооценка ауто- и гетероагрессии мужчин в зависимости от выраженности маскулинности и фемининности, баллы



страница27/38
Дата22.02.2016
Размер8.48 Mb.
ТипКонтрольные вопросы
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   38

Таблица 13.3. Самооценка ауто- и гетероагрессии мужчин в зависимости от выраженности маскулинности и фемининности, баллы

Мужчины

Аутоагрессия

Гетероагрессия

Разность

Маскулинность:










сильная (n = 20)

2,9

4,9

-2,0

слабая (n = 19)

3,6

5,2

-1,6

Фемининность (n = 8)

4,6

4,8

-0,2

Как уже говорилось в предыдущих главах, некоторые авторы отмечают, что девочки по сравнению с мальчиками более боязливы и застенчивы, не уверенны в своих силах, легче подвергаются фрустрациям и поэтому не стремятся к лидерству, более конформны (W. Hartup, 1958; B. Fagot, 1978). Это принято связывать с тем, что статус женщин в обществе ниже, чем мужчин. Однако в отношении этого заключения должна быть сделана поправка на выраженность у лиц женского пола маскулинности-фемининности. Так, Е. Таслер (2001) выявила, что склонность к риску и доминантности положительно коррелирует с маскулинностью женщин и отрицательно — с фемининностью, и чем выше у них маскулинность, тем меньше они конформны. Этим же автором показано, что у фемининных женщин по сравнению с маскулинными больше выражен фактор A (по Кеттеллу), т. е. доброта, внимательность, мягкосердечность, фактор C (эмоциональная неустойчивость), фактор I (эмпатия, женственность, романтизм), фактор O (тревожность).

Женщины маскулинного типа не уступают средним показателям недифференцированной группы мужчин по пространственным способностям, приближаются к мужчинам по математическому мышлению и т. д. Так, К. Ренбоу и Г. Стенли (C. Renbow, G. Stenley, 1980) выявили, что маскулинизированные женщины лучше справлялись с тестами на математические способности. Правда, авторы различие в математических способностях мужчин и женщин объясняют той половой ролью, которую выполняют те и другие. Но разве маскулинность женщин не определяется генетически запрограммированным повышенным содержанием андрогенов?
13.4. Маскулинность-фемининность и выбор рода занятий
При рассмотрении вопроса о занятости женщин в той или иной профессиональной сфере нельзя не учитывать и того факта, что в зависимости от выраженности у них маскулинности-фемининности они могут иметь склонности к разным профессиям. Так, согласно Л. Терман и К. Майлз, уже упоминавшихся выше, выбор той или иной профессии мужчинами и женщинами связан с выраженностью у них маскулинности или фемининности (рис. 13.1).

Рис. 13.1. Средние показатели индекса M-F для мужчин и женщин разных профессий


Это было выявлено и Е. Таслер (2001) на эмигрировавших в Германию женщинах. Так, женщины с выраженной маскулинностью были склонны к выбору профессий типа «вызов», т. е. связанных с конкуренцией, борьбой (в частности, предпринимательство); женщины с выраженной фемининностью выбирали профессии типа «служение», т. е. традиционно считающиеся женскими.

Отсюда количество маскулинных, фемининных и андрогинных может значительно варьировать в разных выборках в связи со спецификой последних. Так, по данным Е. Таслер, среди женщин, характеризующихся стремлением к конкуренции, борьбе, преодолению препятствий, соотношение гендерных типов было следующим: фемининных — 43 %, маскулинных — 30 %, андрогинных — 27 % (всего обследовано 60 женщин по методике С. Бем).

В. Г. Горчакова (2000), использовавшая модифицированную проективную методику ТАТ, выявила, что количественное соотношение психологического пола было следующим: 42 % — женского, 38 % — мужского и 20 % — амбивалентных субъектов. Почти такое же соотношение было выявлено при самооценках: соответственно 43 %, 33 % и 24 %.

По моим данным, обследования той же методикой студенток спортивного факультета педагогического университета, спецификой деятельности которых тоже и даже в большей степени является борьба, состязательность, маскулинных девушек оказалось еще больше, а фемининных — меньше (табл. 13.4).


Таблица 13.4. Количество маскулинных, фемининных и андрогинных типов среди студентов различных факультетов, проценты

Половые типы

Спортивный факультет

Психологический и юридический факультеты

Мужчины

маскулинные

75,6

83,3

фемининные

12,7

5,6

андрогинные

11,7

11,1

Женщины

маскулинные

54,7

18,2

фемининные

34,0

60,0

андрогинные

11,3

21,8

Другие данные получены у девушек, выбравших профессии психолога и юриста. Среди них большинство имеют выраженную фемининность. Нельзя, однако, не заметить, что маскулинных среди них больше, чем юношей тех же факультетов с фемининностью (18,2 % и 5,6 % соответственно). Юноши разных факультетов лишь несущественно отличаются друг от друга.


* * *
Сравнение маскулинных мужчин и женщин, как и фемининных мужчин и женщин, дает больше оснований говорить о роли биологического фактора в выявляемых различиях.

Трудно, например, с гендерных (социальных) позиций объяснить появление маскулинных женщин при их воспитании в фемининном духе как представительниц биологического женского рода и появление фемининных мужчин при противоположной направленности их воспитания. Затруднительно также считать, что эти мужчины почему-то захотели подражать женскому стилю поведения. Правда, для доказательства, что маскулинность женщин не является следствием подражания мужскому поведению, а фемининность мужчин — женскому, не хватает многих исследований. Например, было бы чрезвычайно важным изучить выраженность маскулинности и фемининности в процессе онтогенетического развития детей, а также сравнить выраженность этих признаков у мальчиков, воспитывающихся в семьях без отца, и девочек, воспитывающихся в семьях без матери.

Влияние биологии на некоторые поведенческие характеристики мужчин и женщин можно видеть в наличии этих различий и у животных. Например, замечена большая агрессивность самцов, о чем говорят наблюдения животноводов, дрессировщиков, работников научных лабораторий, в которых изучается поведение животных.

Правда, у животных выявлены и такие формы поведения, которые противоречат гендерным стереотипам, сложившимся у людей. Например, у женских особей-крыс робость проявляется в меньшей степени, чем у мужских особей. Самки проявляли и большую активность (E. Anderson, 1941). У некоторых видов обезьян любой пол может начать половую активность, предваряющую копуляции. Признаков, указывающих на непременную инициативу самца, не обнаружено (C. Carpenter, 1934). Противоречит ли это взгляду на зависимость различий в поведении мужских и женских особей от биологических факторов? Думаю, что нет. И у людей часто инициатором половой активности являются женщины, так что можно говорить о неправильном представлении по этому вопросу, сложившемуся у людей. Все зависит от выраженности половой потребности, в том числе и в данный момент. Что касается большей боязливости и меньшей активности особей женского пола, то однозначное решение этого вопроса тоже не очевидно. Многое зависит от ситуации, в которой эти особи оказываются и от направленности их активности.

Помимо теоретических рассуждений и наблюдений за поведением животных можно привести и экспериментальные данные, показывающие, что маскулинность или фемининность находятся в сильной зависимости от концентрации в крови мужских половых гормонов. Например, С. Бегли и Д. Кари (S. Begley, J. Carey, 1979) показали связь агрессивности обезьян с мужскими половыми гормонами. Под регулятивным влиянием мужских половых гормонов находятся сопротивление контролю, драчливость, что показано в экспериментах с введением этого гормона или, напротив, удалением половых желез (F. Beach, 1948).

Если ввести зародышу крысы тестостерон, то в дальнейшем поведение этой крысы приобретает все те черты, которые обычно присущи самцу. То же выявлено и при введении мужского полового гормона эмбриону макаки, хотя при наступлении половой зрелости репродуктивные функции остаются нормальными, присущими женской особи.

В ходе наблюдения за девочками, родившимися от матерей, которым в период беременности вводили тестостерон, было выявлено, что до половозрелости они предпочитали мальчишечьи игры и в поведении больше походили на мальчишек, и лишь с достижением половой зрелости стали вести себя соответственно женскому полу.

Сказанное дает основание предполагать, что и различия в поведении мужчин и женщин обусловлены не только социальными влияниями, но и биологическими факторами.

Учет маскулинности, фемининности и андрогинности позволяет объяснить отмечаемый многими авторами факт, что мужские и женские выборки во многом перекрывают друг друга даже там, где по среднегрупповым данным обнаруживаются различия. Это действительно так. Подсчитаем число лиц мужского и женского пола, которые принадлежат к смешанным типам (андрогинному, фемининному у мужчин и маскулинному у женщин) по данным, приведенным выше в табл. 13.4. Из них следует, что среди студентов спортивного факультета 66 % женщин могут не отличаться от 25,4 % мужчин, а в другой выборке (студенты-психологи и юристы) соотношение «смешанных» женщин и мужчин, т. е. могущих иметь сходство по психологическим и поведенческим характеристикам, составляет 40 и 16,7 %.

Становится очевидным, что простое сравнение мужских и женских групп является во многих случаях бесперспективным, так как на самом деле выявление половых различий должно основываться не столько на морфологических признаках (с учетом генетического пола), сколько с учетом гормонального пола, обусловливающего маскулинность, фемининность и андрогинность.


Контрольные вопросы
1. Что такое фемининность и маскулинность?

2. Чем андрогинность отличается от гермафродитизма?

3. Есть ли основания полагать, что половые типы (гендеры) обусловлены генетическими факторами?

4. Способствует ли учет половых типов разрешению противоречий в установлении различий между двумя полами?



Заключение
Как отмечает Д. Майерс, до сих пор в науках, изучающих половые различия, противоборствуют два направления: эволюционистское и культуралистское. Первое утверждает, что мужчины и женщины таковы, каковы они есть, поскольку естественный отбор в процессе эволюции подкреплял поведение, которое обеспечивало нашим предкам выживание и воспроизведение самих себя. Ряд социальных задач, таких как поиск себе пары и регулирование отношений с партнером, едины для людей всего земного шара. Мужчины и женщины унаследовали определенные эмоциональные реакции и шаблоны поведения, которые позволяют им решать задачи, связанные с выживанием и продлением рода. При этом мужчины и женщины более схожи, чем различны. Главный тезис эволюционистов — мужчинам и женщинам нужно делать то, что естественно. А главный подход в понимании половых различий — функциональный: «Почему проявляются такие различия? Потому что они выполняют такие-то функции». Противники эволюционистов видят в этом слабость их теоретических построений, так как под это объяснение можно подвести любые различия, даже противоположные наблюдаемым, если бы они обнаружились. Например, большую агрессию женщин можно было бы объяснить необходимостью защиты потомства. Эволюционисты подчеркивают, что мудрость эволюции — это мудрость прошлого. Она описывает полоролевые различия, которые были выгодны в прошлом. Другое дело — обеспечивает ли эта мудрость адаптацию в настоящем.

Культуралистский подход связывает различия с социализацией, и его сильным козырем является утверждение, что невозможно объяснить эволюционистской теорией изменения в культурных стереотипах поведения мужчин и женщин, произошедшие за какие-то десятки лет. Но и этот подход не лишен слабостей. Здесь тоже может иметь место подгонка ответа под то, что реально наблюдается: «Почему мужчины и женщины отличаются друг от друга? Потому что культура социализирует их поведение».

Изложенный в этой книге материал показывает, что бесполезно ломать копья относительно того, чем обусловлены психологические различия между мужчинами и женщинами: биологическими или социальными факторами. Как и в отношении других проблем сущности человека, вопрос не должен рассматриваться с позиции «или—или». Имеют значение и те и другие факторы и отделить их друг от друга на практике невозможно. Установлено, например, что математическое мышление лучше развито у мужчин, и это имеет гормональную основу. В то же время это различие превратилось в умах людей в стереотип, который при его актуализации и создании неуверенности у одних и уверенности у других может дать результат, соответствующий этому убеждению. Например, в эксперименте мужчинам и женщинам, имевшим одинаковый уровень способностей, С. Спенсер и К. Стил (S. Spencer, C. Steel, 1995) давали трудную контрольную работу по математике. Когда испытуемым сообщали, что женщины обычно не могут показывать такие же результаты в этом испытании, как мужчины, женщины действительно хуже решали задачи, а мужчины — лучше, чем в том случае, если предварительно им говорили, что обычно мужчины и женщины решают предложенные задачи одинаково успешно.

Поэтому всякое объяснение существующих психологических различий с какой-либо позиции будет односторонним. Другое дело, что одни различия могут в большей мере зависеть от биологических факторов, а другие — от социальных, но и тот и другой случай не отменяют необходимость биосоциального подхода к рассмотрению различий между мужчинами и женщинами.

То же относится и ко многим гендерным установкам. Взять хотя бы такую общепринятую установку, что муж должен быть выше жены. С гендерной (социальной) позиции можно предположить, что соблюдение этой установки помогает мужчине закрепить его социально обусловленную власть над женщиной. Однако в этой установке можно усмотреть и эволюционную (биологическую) целесообразность, которая могла привести к этой культурной норме: если бы люди предпочитали подбирать партнеров равного с ними роста, высокие мужчины и низкие женщины часто оказывались бы без пары. С учетом же этой установки теоретически каждый мужчина может найти для себя более низкую женщину, и наоборот (так как в среднем мужчины выше женщин). Таким образом, норма, регулирующая соотношение роста в паре, может быть обусловлена как социальной, так и биологической целесообразностью, которые не противоречат друг другу, а могут спокойно уживаться (Eagly, 1987; Eagly, Wood, 1991).

Правда, установка установке рознь. Несомненно, многие установки не опираются на достоверные факты и биологические различия между мужчинами и женщинами, а попросту придуманы, являются мифами. О многих из них пишет Ш. Берн:

1. Гендерные различия огромны.

2. Эти различия вызваны фундаментальными биологическими различиями между полами.

3. Биологические половые различия обусловливают лучшую приспособляемость мужчин и женщин к различным социальным ролям.

4. Гендеры разделены, но равны между собой.

5. Традиционные гендерные роли служат цели наиболее полного удовлетворения потребностей общества.

С моей точки зрения, не все из этих мифов являются таковыми. Например, «миф» 2 является таковым только в глазах сторонников культурального подхода. Не является истинным мифом (и прежде всего, из-за неправильной формулировки) и утверждение, что биологические половые различия обусловливают лучшую приспособляемость мужчин и женщин к различным социальным ролям (миф 3). Возникает вопрос: что первичнее — биологические различия или социальные (ролевые)? Ответ очевиден: роли навязываются в процессе воспитания детей в соответствии с их биологическими половыми различиями. Поэтому биологические различия не могут обусловливать приспособление к ролям. Наоборот, гендерные роли приспосабливаются к биологическим различиям, которые реализуются через адекватные им роли. И уж если говорить об этом мифе, то его следовало бы сформулировать так: формирование половой роли в соответствии с биологическим полом обеспечивает лучшую приспособляемость мужчин и женщин к существованию в обществе (как было показано выше, имеются данные, что андрогиния обеспечивает лучшую приспособляемость, хотя имеются и противники этой точки зрения). Спорным является отнесение к мифам и положение 5.

Однако Ш. Берн говорит не обо всех мифах. Феминистками, например, внедряется в общественное сознание мысль, что существует всемирный «заговор» мужчин не пускать женщин на престижные должности. Статистика вроде бы подтверждает обоснованность этого мнения. Ш. Берн приводит данные из «Выдержек из статистических исследований Соединенных Штатов» за 1991 г.: 80 % научных работников, 84 % врачей, 61 % преподавателей университетов и колледжей, 78 % адвокатов и судей, 87 % архитекторов и 94 % инженеров — мужчины. Однако подозрения о таком «заговоре» могут относиться лишь к тем странам Европы и Америки, в которых декларируется «высокоразвитая демократия», и общество «с равными возможностями». Но, может быть, дело не в заговоре мужчин, а в объективных социально-экономических условиях, имеющихся в разных странах? В пользу этого говорит почти равное распределение в нашей стране мужчин и женщин в профессиях, престижных для США. Да и о каком «заговоре» может идти речь, если при поступлении в медицинские, технические и другие вузы, в аспирантуру и докторантуру для женщин нет никаких ограничений?

Феминистки сетуют на то, что мало женщин участвует в политике. Но разве в настоящее время существует в странах Запада закон, препятствующий этому? (В США, например, 1992 г. был даже объявлен «Годом женщины в политике», однако он не изменил существенно положение дел.) И объективно ли ссылаться на малое число женщин в сенатах, парламентах, не указывая при этом, какой процент они составили из числа женщин, участвовавших в выборах в качестве кандидатов в депутаты, по сравнению с процентом мужчин? Почему при большей численности женского населения во всех странах женщины-кандидаты не получают большую, чем мужчины, поддержку от имеющих право голоса женщин, т. е. от большинства? Дело, думается, не в заговоре мужчин, а в возможностях мужчин и женщин, в их стремлении к занятию престижных мест в общественной и профессиональной сферах. Там, где женщины могут и хотят (искусство, спорт и даже в политике), они добиваются не меньшего признания, чем мужчины.

Рассмотрение различных подходов к изучению психофизиологических, психологических и социальных различий мужчин и женщин убеждает, что традиционное их сравнение, т. е. по генетическому полу, хотя и дает некоторые результаты, однако не отвечает имеющейся реальности, которая заключается в наличии половых типов, а не только полов. При сравнении маскулинных мужчин и женщин, а также фемининных мужчин и женщин получаются совсем другие результаты, чем при сравнении маскулинных мужчин и фемининных женщин. Поэтому более перспективно изучение сходства и различий не между биологическими полами, а между половыми типами мужчин и женщин.

Наличие половых типов ставит вопрос о том, что фемининным мужчинам и маскулинным женщинам нецелесообразно строго придерживаться существующих гендерных стереотипов. Жесткая мужская и женская социализация может принести им только вред. Кроме того, лица мужского пола должны учитывать, что имеются женщины маскулинного типа. Это поможет им более эффективно налаживать отношения с такими женщинами и не воспринимать этих женщин как угрозу мужскому началу. С другой стороны, учитывание женщинами того факта, что есть фемининные мужчины, тоже поможет им не красить всех мужчин одной краской и более терпимо относиться к тем особенностям поведения своих сыновей и мужей, которые не укладываются в «мужские стандарты» или «идеологию мужественности» по Дж. Плеку с соавторами (J. Pleck et al., 1993).



Приложения

Приложение 1. Научный словарь терминов
Андрогиния (от лат. andros мужской, gynes женский) — сочетание у человека традиционно мужских и женских качеств.

Анима — воплощение женского начала в мужском бессознательном.

Анимус — воплощение мужского начала в женском бессознательном.

Биархат — равное главенство мужа и жены в семье.

Биологический пол — совокупность контрастирующих генеративных признаков особей одного вида.

Виктимностъ — предрасположенность при определенных обстоятельствах становиться жертвой сексуального насилия.

Вторичные половые признаки — морфофункциональные и антропологические особенности мужского и женского организма, появляющиеся в период полового созревания.

Гаметный пол — способность половых желез порождать сперматозоиды или яйцеклетки.

Гендер — обозначение пола как социо-культурного конструкта, социальный аспект отношения полов.

Гендерная идентификация — см. Половая идентичность.

Гендерная роль — см. Половая роль.

Гендерные ролевые нормы — представления людей о том, как должны вести себя мужчины и женщины.

Гендерные стереотипы — представления людей о том, как ведут себя мужчины и женщины.

Гендерный стереотип — разновидность социальных стереотипов, упрощенный схематизированный и устойчивый образ мужчин и женщин.

Генетический пол — наличие паттернов хромосом XY (мужского типа) или XX (женского типа).

Гермафродит — человек, имеющий одновременно и мужские, и женские внешние (анатомические) половые признаки.

Гирсутизм — появление у женщин волос в зонах, свойственных для мужчин (грудь, живот, бедра, лицо).

Гомосексуализм — половое влечение мужчины или женщины к представителю своего пола.

Гонадный пол — пол, обусловленный строением половой железы (яичка или яичника).

Гормональный пол — способность вырабатывать мужские или женские половые гормоны.

Дискриминация женщин — неоправданно негативное отношение к представителям женского пола, ведущее к ущемлению прав и интересов женщин.

Лесбиянство — половое влечение женщин к представителям своего пола.

Либидо — страстное сексуальное желание, похоть.

Лимеренция — особо бурная любовь.

Маскулинизация (пре- и постнатальная) — появление мужских признаков в женском организме.

Маскулинность (от лат. masculinus — мужской) — нормативные представления о соматических, психических и поведенческих свойствах, характерных для мужчин.

Матриархат — главенство в обществе и в семье женщины.

Мизогиния — ненависть к женщинам.

Моногамия — единобрачие, брачный союз одного мужчины с одной женщиной.

Мужской шовинизм — форма проявления сексизма, недооценка женского потенциала и роли в обществе, переоценка роли мужчин.

Патриархат — власть мужчины, его преобладающая роль в обществе, семье.

Педерастия — половое влечение мужчины к представителю своего пола.

Первичные половые признаки — морфофункциональные особенности мужского и женского организма, данные при рождении.

Пол биологический — морфофункциональная характеристика организма, обобщающая все специфически репродуктивные его особенности.

Пол генетический — набор половых хромосом по мужскому (XY) или женскому (XX) типу.

Пол генитальный — наличие мужских или женских наружных и внутренних половых органов.

Пол гонадный — наличие семенников (у мужчин) и яичников (у женщин).

Пол гормональный — преобладание в организме мужских или женских половых гормонов.

Пол психологический — выполняемая субъектом роль с позиции маскулинности—фемининности, т. е. стереотипные особенности поведения, предписываемые обществом мужчинам и женщинам.

Пол социальный — комплекс социокультурных и поведенческих характеристик, обеспечивающих индивиду личный, социальный и правовой статус мужчины и женщины.

Полиандрия — вид многобрачия, когда одна жена имеет несколько мужей.

Полигамия — многобрачие, брачный союз одного субъекта с несколькими субъектами противоположного пола.

Полигиния — вид многобрачия, когда один муж имеет нескольких жен.

Половая дифференциация — совокупность генетических, морфологических и физиологических признаков, на основании которых различаются мужской и женский пол.

Половая жизнь — совокупность соматических, психических и социальных процессов, посредством которых удовлетворяется половое влечение.

Половая идентичность — единство поведения и самосознания человека, причисляющего себя к определенному полу и ориентирующегося на требования соответствующей половой роли.

Половая роль — модель социального поведения, специфический набор требований и ожиданий, предъявляемых обществом к лицам мужского и женского пола.

Половое влечение — термин, обозначающий и сексуальное желание, и стремление к телесному сближению, и мотивационный аспект сексуальности.

Половой диморфизм — разделение полов по биологическим признакам.

Половые признаки — анатомические и антропологические особенности, специфичные либо для лиц мужского пола, либо для лиц женского пола.

Полоролевая социализация — обучение детей поведению, социально приемлемому для их пола, формирование половой идентичности.

Сексизм — принижение роли женщин в обществе, разделение общества по признаку пола.

Сексология (от лат. sexus пол и греч. logos наука) — междисциплинарная отрасль знания, в широком значении изучающая закономерности половой дифференции; в узком значении — сексуальную мотивацию и поведение.

Сексуальная дисфункция — см. Фригидность.

Сексуальная совместимость — соответствие сексуального поведения партнеров, обеспечивающее их взаимодействие в сфере интимных отношений.

Сексуальное поведение — формы взаимодействия индивидов, мотивированные половой потребностью (см. Половая жизнь).

Трансвестицизм — неправильное осознание своей половой принадлежности, потребность переодеваться в одежду другого пола.

Феминизм — см. Феминистское движение.

Фемининность (от лат. femininus — женский) — нормативные представления о соматических, психических и поведенческих свойствах, характерных для женщин.

Феминистское движение — общественно-политическое движение за социальное, экономическое и политическое равноправие женщин с мужчинами.

Феминология — наука об общих закономерностях жизни и деятельности женщин в обществе.

Фемифобия — страх мужчин перед проявлением у себя женственности.

Фригидность — сексуальная холодность женщины.

Эгалитаризм — признание всеобщего равенства мужчин и женщин.

Эмансипация женщин — освобождение от зависимости и приниженности, получение самостоятельности и равноправия, уравнение женщин с мужчинами в общественной, трудовой и семейной жизни.

Каталог: book -> medical psychology
medical psychology -> Учебное пособие «Психические и поведенческие расстройства при вич-инфекции и спиде: учебное пособие»
medical psychology -> Ббк56. 14 ■ с 34 Научный консультант серии- а. Б. Хавин
medical psychology -> Зейгарник Б. В., Братусь Б. С
medical psychology -> Принципы построения патопсихологического исследования
medical psychology -> Киев «Здоров'я» 1986
medical psychology -> Научной рефлексии
medical psychology -> Клиническая психотерапия
medical psychology -> Психосоциальная аддиктология
medical psychology -> Ф., Боков С. Н. Медицинская психология: основы патопсихологии и психопатологии
medical psychology -> Наталия Александровна Дзеружинская, Олег Геннадьевич Сыропятов, Елена Игоревна Аладышева Основы психофармакотерапии: пособие для врачей


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   38


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница