Диагностика кармы



страница1/11
Дата10.04.2016
Размер2.6 Mb.
ТипКнига
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
С. Н. Лазарев

ДИАГНОСТИКА КАРМЫ



КНИГА ПЯТАЯ

ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ

Санкт-Петербург

2011


Лазарев С.Н.

Диагностика кармы (Книга пятая). Ответы на вопросы. Издание 2-е. (Впервые книга была изда­на в 2005 г.) — СПб., 2011. — 224 с.

ISBN 5-900694-32-0

ООО «Планета»

Все права защищены

Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения владельца авторских прав

Данная книга не является учебником по медицине


ISBN 5-900694-32-0


© ^Н.Лазарев, 2011

ВСТУПЛЕНИЕ

Перед написанием каждой книги я заболеваю. Тонкая ткань моей судьбы рвется и расползается. Жизнь становится полностью непредсказуемой. Я начинаю нервничать и раздражаться. Потом внезапно наступает спокойствие. И никакие поте­ри, неудачи и неожиданности меня уже не трога­ют. Сейчас я понимаю, что это необходимо. Чем больше плотность информации, заложенной в книге, тем более сильное воздействие она оказыва­ет на читателя и тем больше моя ответственность, если это воздействие окажется неправильным. Ка­чество информации определяется тем, насколько я ближе к любви и к Богу и насколько я не завишу от любых человеческих ценностей, особенно ду­ховных. Любовь не должна прирастать не только к деньгам, но и к идеалам. Чем сильнее страдания человека во время несчастий, болезней и чем меньше он старается зависеть от них, устремляясь к Богу, сохраняя и увеличивая любовь к Нему, тем чище становится его душа. Каждый из нас в какой-то степени проходит этот путь. И чистота души здесь определяется не столько количеством и силой мучений, сколько концентрацией на люб­ви Божественной и степенью устремления к ней.

По мере того как я иду дальше, объем инфор­мации растет. Плотность ее также увеличивается. И за похожими фразами кроется все больший смысл. Это позволяет человеку, прочитавшему книгу, меняться все сильнее. Меня часто спраши­вают: как долго держатся позитивные изменения после общения со мной или прочтения книг? «Ме­няется ваш характер — уходит болезнь, — говорю я. — Насколько глубокими будут изменения в ха­рактере, настолько вы будете здоровы».

Книга называется «Ответы на вопросы», и, ве­роятно, многие не получат ответов на то, что их тревожит. Хорошо было бы, если читатели поня­ли, что главное — не конкретный вопрос и не кон­кретный ответ. Путь к выздоровлению — это путь к Богу. И здесь чувства важнее мыслей. Когда че­ловек концентрируется не на ощущении правиль­ного пути, а на удовлетворении своего сознания, эффект может быть противоположным.

В книге есть вопросы, которые повторяются. Я отвечал на вопросы, которые мне присылали зрители, сидящие в зале. И в первую очередь я от­вечаю конкретно тому человеку, который прислал записку. Десять человек пришлют мне одинако­вый вопрос, и я дам десять разных по форме отве­тов, т. е. когда я отвечаю, то в первую очередь я ориентируюсь на того, кто спрашивает, а не на сам вопрос. Я думаю, это поможет лучше разо­браться в смысле того, что я излагаю.

ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ

Несчастья, невезение и болезни преследуют весь наш род. В семьях нет любви и мира. Чтобы я ни начинала — или все рассыпается, или не могу довести дело до конца. Пыталась устроить­ся подработать (душит нищета) — везде обман.

На работе — сокращение, «вишу на волоске». Не­давно моя мать нашла подклад в собственной подушке. Я его выбросила в соответствии с ма­гическим ритуалом. Я прощаю того человека, который это сделал, и прошу прощения у Бога и людей за то зло, которое когда-либо причинила людям.

Помогите вернуть здоровье, мир и счастье всем моим близким.


  • Раньше, посмотрев на полевые структуры автора записки, я сказал бы, что над родом висит проклятие. Расскажу, как я вижу это сейчас. У женщины деформированы структуры, связан­ные с детьми, внуками и правнуками. Причина кроется в трех прошлых жизнях, а также в мате­ри, бабке и прабабке. Поскольку, кроме прямого видения, я беру еще количественные параметры, чтобы полнее оценить ситуацию, то я сейчас их назову.

Зацепка за способности втрое выше критиче­ской. Зависимость от принципов, идеалов — вдвое. В моем лексиконе это звучит так: способно­сти закрыты на 300 единиц, будущее закрыто на 200 единиц.

Насколько человек зависит от какой-либо чело­веческой ценности, настолько владение ею для

него закрывается. На критическом уровне — пе­риодически он должен терять эту ценность, если выше критического — обладание этой ценностью будет сопровождаться несчастьями, болезнями или смертью.

Повышенная зависимость от способностей, ин­теллекта, благополучной судьбы называется «гор­дыней». Повышенная зависимость идет в первую очередь от неприятия потерь того, что имеешь. Поверхностный уровень гордыни — это повышен­ная ориентация и зависимость от первого уровня духовных ценностей, т. е. способностей, интеллек­та, благополучия. Более масштабный, глубинный фон, когда есть повышенная зависимость от прин­ципов, идеалов, планов и надежд. Чем больше значимость и масштаб человеческих ценностей, от которых завишу, тем большее преступление про­тив любви я могу совершить.

Что можно сказать простым языком об этой си­туации?

Личная карма обычно совпадает с родитель­ской. Если в прошлых жизнях убивалась любовь, то и у предков кто-то совершил аналогичное пре­ступление. Какая агрессия была проявлена против любви, настолько долго ее человек носит в себе; насколько велик размер преступления, настолько загрязняются души потомков и настолько потом человек в своих следующих жизнях будет отве­чать за их преступления; и очищать через болезни и несчастья будет в первую очередь его, а не его детей и внуков.

Прабабка этой женщины, судя по информации, совершила преступление против любви. Причина в гордыне, т. е. она спасала не любовь в своей душе, а свои принципы, свое достоинство, свои идеалы. Смысл проклятия, тяготеющего над ро­дом, в подсознательной повышенной агрессии к людям. Ибо агрессия к любви всегда превраща­ется в агрессию к миру и к людям. Насколько я внутренне агрессивен к миру, настолько мир агрессивен ко мне. Люди с повышенной внутрен­ней гордыней притягивают также болезни и не­счастья. И как ни странно, многочисленные не­удачи, болезни, несчастья или проклятия помога­ют выжить членам такого рода. Через все это идет уменьшение зависимости и значимости человече­ских ценностей. Тогда импульс устремления к люб­ви и к Богу возрастает. И такой род может выжить.

Как можно исправить положение? Первое, что нужно сделать, — это воспитать в себе импульс устремления к любви и к Богу и с каждым днем усиливать его. Вы сейчас выходите из зала и в каждом человеке, который идет вам навстречу, вы видите Божественное. В каждой ситуации, кото­рая разворачивается вокруг вас, вы видите прояв­ление Божественного. Насколько вы чувствуете высшую, пусть и непонятную вам сейчас, логику Божественного, настолько меньше вы будете зави­сеть от логики человеческой. Насколько вы от­крыты для любви, настолько меньше вы будете за­висеть от сознания. Ибо Бог — это любовь, а че­ловек — это сознание. Вспомните всех людей, которые вас в жизни обидели, и простите их. Пой­мите и почувствуйте, что их воля ни при чем. Что через унижение человеческое в вашей душе спаса­ли Божественное. Вспомните все моменты, когда подавляли любовь в душах других людей: осужде­нием, презрением, недовольством. И пройдите эту ситуацию заново, сохраняя любовь, снимая пре­тензии. Прокручивайте ее десятки и сотни раз, пока не почувствуете: если ситуация повторяется заново — вы проходите ее уже совершенно дру­гим человеком. Молитесь за своих детей, внуков и правнуков, чтобы они сохраняли любовь к Богу и не искали виноватых, каким бы болезненным ни было расставание с человеческими ценностями.

Поймите одно: если вы внутренне не измени­тесь, молитва вам не поможет. Менять себя нужно вплоть до рефлексов. Это тяжело только сначала, но если вы решили менять себя бесповоротно, ре­зультат всегда будет. Слишком многим пациентам я не смог помочь только потому, что они готовы были работать над собой, пока у них были болез­ни и несчастья, т. е. молились и пытались менять­ся только для того, чтобы выздороветь или снять неприятности. Мы меняемся, чтобы приблизиться к Богу, а не для того, чтобы больше обрести чело­веческих ценностей. Они потом приходят сами. Насколько я меньше завишу от человеческого сча­стья, настолько больше я могу его иметь.

Что касается тела. Поскольку гордыня — это повышенная значимость тела и зависящего от него сознания, периодическое ограничение в питании, дыхании, общении полезно. Торможение сознания происходит, когда человек снимает критику и оценку происходящего. Ритмичная музыка и рит­мичный танец также тормозят сознание. Пребыва­ние в воде напоминает нам период беременности и ту фазу, когда все живое еще было в океане. По­этому активнее наши чувства, а медленнее — со­знание. Спокойная ритмичная ходьба, если она длится более получаса, начинает тормозить со­знание.

Не зря паломники часто преодолевали свой путь пешком. Любая мысль и непреодоленный стресс держит в напряжении наши мышцы. Поэто­му аутогенная тренировка, во время которой чело­век отпускает любое сожаление о прошлом, лю­бую боязнь будущего, любое неприятие настояще­го, а также полное мышечное расслабление весьма полезны.

Разнообразное питание отнимает у организма много сил так же, как разнообразие ситуаций во­круг вас. Поэтому чем проще и однообразнее ваши режим и диета, тем больше сил у вас будет для ра­боты над собой.

И еще один очень важный момент. Многие го­товы простить 99 человек, обидевших их, но сото­го не простят. И работа при этом практически бес­полезна. Если вы прощаете, то простить нужно всех. Если вы решили меняться, то это решение должно быть бесповоротным. И уж если вы по­шли этим путем, то не ждите счастья на следую­щий день. Может быть и наоборот. Все темное, что было в душе, начнет выходить, могут начаться настоящие ломки — и физические, и морального плана. И вам покажется, что последние остатки счастья, которое вы имели, начинают уходить от вас. Вам нужно понять одно: как только вы реши­ли жить для того, чтобы увеличить Божественное в своей душе, вы уже стали счастливы и это счастье никто и никогда у вас не сможет отнять. Истинное счастье никогда не будет снаружи, ибо все, что мы имеем снаружи, мы потеряем. Чувства радости и любви, которые мы носим в своей душе, приносят нам настоящее счастье и проистекают из любви к Богу. Насколько человек сохраняет в своей душе чувства радости и любви, настолько ему легче видеть первопричину во всем. И на­сколько мы чувствуем Бога во всем, настолько мы счастливы.

Раньше люди в основном делились на две кате­гории: те, кто видели только окружающий мир, и были недовольны им, и пытались изменить его, и все больше наполнялись ненавистью и агрессией. Ибо, борясь с другим человеком, они боролись с миром, частью которого тот был, с Вселенной, ча­стью которой был мир, и в конечном счете — с Богом. И вторая категория, гораздо меньшая: те, кто видели Бога во всем и не хотели бороться по­этому ни с миром, ни с Вселенной, ни с людьми. И мировоззрение, созданное ими, слабыми и без­защитными, спасало жизнь твердым и крепким, если те сумели воспринять хотя бы часть такой философии. Каждый человек во Вселенной носит в себе первопричину и связан с ней. Каждый чело­век носит в своей душе Бога и является его ча­стью. И на тонком плане, выходящем за пределы материи, пространства и времени, каждый чело­век является Богом.

Поэтому пока мы имеем физическую оболочку и связанное с ней сознание, то всегда будем жить в двух логиках: логике Божественной, выходящей за пределы тела и сознания, и логике человече­ской, пребывающей в них. Эти две логики в какой-то степени всегда переплетались. А внешне казались совершенно противоположными. Как, например, наука и религия, идеализм и материа­лизм.

Насколько одновременно они могут уместиться в человеческом сознании, настолько выше степень уровня развития общества. Сейчас человечество подходит к совершенно новому этапу и к новому мировоззрению и мышлению. В этом мышлении должны одновременно сосуществовать две логики, не исключая, а дополняя друг друга. И тогда можно будет бороться с другим человеком, ситуацией, не испытывая ненависти к ним, а сохраняя и увеличи­вая любовь. Все больше видя Божественное в любой ситуации. Человеческое начинается с Божественно­го. И чем больше мы стремимся ко второму, тем больше мы будем иметь первого.

Наше тело является устойчивой информацион­ной структурой. Есть два вида информации:


  1. Божественная. Она выходит за пределы про­странства, времени и материи. Мы ее ощущаем че­рез чувство любви.

  2. Человеческая, как и Вселенская, в целом имеет конструкцию, т. е. определенным образом сориентирована в пространстве и времени.

Информация — понятие векторное. Чем выше плотность новой информации, тем выше степень дестабилизации информационной группировки. Говоря простым языком: для неподготовленного человека новая информация может быть опасна. Поэтому носители новой информации обычно име­ли плачевную судьбу. Но новая информация при­ходит не только через другого человека. Любая дестабилизация тела и духа — это взаимодействие с новой информацией. Поэтому те, кто много бо­лел, перенес в жизни много несчастий, находился на грани жизни и смерти, испытывал мучения ду­ховные и физические, бывали мудрее тех, с кем этого не случалось. Повышенная стабильность че­ловеческих ценностей способствует увеличению гордыни. Такой человек воспринимает новую ин­формацию с большим трудом.

И вот сейчас передо мной сидит пациентка и внимательно смотрит мне в глаза.



  • Вы читали все четыре книги? — спраши­ваю я.

  • Да, все, — отвечает она.

  • Не подделки, настоящие?

  • Да, я уже умею отличать подделки.

  • Тогда я расскажу то, что я вижу и думаю. Вы меня сейчас легко поймете. Ваша прапрабабка сделала аборт на пятом или шестом месяце бере­менности. Тема — гордыня. Для того чтобы жен­щина родила здорового ребенка, она должна дать ему импульс устремления к Божественному. Про­исходит это просто. Нужно сохранить любовь, когда унижено все человеческое. Каждая женщи­на до зачатия или во время беременности должна пройти испытание на сохранение любви при от­странении от человеческих ценностей. Отстране­ние, уменьшение значимости всего человеческого, т. е. очищение души приходит через несправедли­вые обиды или измены мужа, развал ситуации, крах идеалов и надежд, болезни и неприятности. И насколько женщина не ищет виноватых, на­сколько она принимает мир и людей такими, како­вы они есть, насколько она видит Божественную волю во всем, насколько она стремится сохранить любовь Божественную, т. е. не зависящую ни от чего, настолько она рожает здоровое потомство. Но если она отстаивает свое достоинство, свои принципы и идеалы и при этом топчет любовь, то дает мощный импульс устремления к человеческо­му и отречения от Божественного. Это линия вы­рождения рода. Ясновидящие говорят в таком случае, что над родом висит проклятие. Потомки такой женщины не смогут похвастаться ни здо­ровьем, ни счастливой судьбой. У них не будет складываться жизнь, т. е. условием их выживания станет периодическая потеря человеческих ценно­стей, которые они подсознательно делают целью и смыслом жизни. Будет происходить лишение и духовных ценностей, а это может происходить че­рез потерю способностей, психические болезни, наркоманию, алкоголизм, преступное или низмен­ное поведение.

  • Вы, — обращаюсь я к пациентке, — несете ту же тенденцию повышенной зависимости от спо­собностей и интеллекта, принципов и идеалов, от любимого человека. Ваша прапрабабка, а значит, и вы в прошлых жизнях обожествляли любимого человека, человеческое в нем любили больше Бо­жественного. И когда приходило очищение, ни вы, ни ваши предки его не принимали. И внут­ренняя зависимость ваша от способностей и прин­ципов высока, в несколько раз выше опасного уровня. Это автоматически означает повышенные претензии к близким людям, неприятие травмиру­ющей ситуации. Постоянный поиск виноватых либо в других, либо в себе. Все это негативно от­ражается на вашем ребенке, из-за которого вы се­годня пришли.

  • Скажите, а что такое Божественная лю­бовь? — неожиданно спрашивает женщина.

  • Это та любовь, которая ни от чего не зави­сит. Тогда умный человек или глупый, благород­ный или негодяй, постарел, пострашнел, стал ин­валидом, предал вас, бросил и ушел, — уж если вы полюбили, то продолжаете любить, невзирая ни на что. Божественная любовь рассматривает любимого человека и весь мир как возможность для проявления любви к нему.

Я продолжаю говорить, но вижу, что женщине что-то мешает.

  • Чтобы вам легче было измениться, в первую очередь нужно снять агрессию по отношению к мужчинам. Ваша обида в прошлом на какого-то мужчину сейчас атакует меня, и вам сложнее по­нять и принять то, что я говорю.

  • Так что же мне делать? — волнуется женщина.

Я вздыхаю и смотрю на нее. Человек прочитал

четыре книги. А по ощущению — чистый белый лист. Я понимаю, что причина не в ней, а в тенденции, которую она носит в себе. Но как-то сразу возникает вопрос: почему, прочитав четыре книги, человек не понимает элементарных вещей? И опять прихожу к простому выводу: если чув­ства не готовы принять информацию, сознанию принять ее не позволяют.

Я вспомнил, как у меня на приеме была женщи­на с тяжелобольным от рождения ребенком. Она прочитала, кажется, три книги. После этого у нее начались дикие боли во всем теле. «Боль была та­кая, что мне выть приходилось, — рассказывает пациентка, — особенно сильно в районе пупка, — говорит она и прикладывает к этому месту ру­ку, — боль была намного сильнее, чем при родах.

Это продолжалось два месяца. Я сходила с ума от нее и не знала, что делать. И потом я начала кри­чать: „Господи, прости меня за убийство любви в прошлых жизнях, прости меня за все мои грехи в прошлых жизнях!“ И боль сразу же отпустила, а затем постепенно ушла». — «Насколько меньше в подсознании любви к Богу, настолько слабее точка опоры при кардинальных внутренних изме­нениях и настолько тяжелее и мучительнее проис­ходят эти изменения», — думал я.

Мне рассказывали про одну женщину, которая пыталась читать мои книги, но сделать этого не могла. «Как будто песок в глаза насыпали, — удивлялась она, — не могла читать, и все». Она имела ученую степень, но и повышенные претен­зии к людям и к окружающему миру. У нее была жесткая, однозначная оценка всего происходяще­го. Через некоторое время врачи поставили ей диагноз, практически не оставляющий шансов на выживание. Она вновь начала читать мои книги и на этот раз прочла их без особых затруднений. Первый шаг сделала, а второй не смогла. «Ну хо­рошо, — говорила она, — книги я прочитала, кое с чем я согласна. Но почему я должна простить негодяя и подлеца, который меня оскорбил?»

Вот и сейчас я пытаюсь объяснить сидящей пе­редо мной женщине, что нужно делать, для того чтобы помочь ребенку.



  • Пройдите по всей жизни заново и измените отношение к тому, что происходило. Пройдите правильно любую ситуацию. Примите унижение всех человеческих ценностей как спасение Божест­венного в своей душе.

Она сосредоточенно думает, потом медленно говорит:

  • Я еще до прочтения ваших книг пыталась как-то меняться. Сейчас я уже совершенно другой человек, чем 20 — 25 лет назад. Почему же все так плохо?

  • Ваше нынешнее правильное поведение за­чтется вам через 10—15 лет, — говорю я ей, — а то, что делали в юности, реализуется в вас и в ва­шем ребенке сейчас.

У меня была одна пациентка, мы с ней дважды общались, потом она была на пятидневном семи­наре. Я мог бы провести обычный прием, но я ре­шил перед этим пять дней читать лекции, чтобы люди научились самостоятельно работать. Я читал лекции и диагностировал слушателей семинара, чтобы видеть, как происходят изменения. На при­ем уже здоровыми приходили 25—30% людей. Эта женщина после семинара получила еще и видео­кассеты с записями. И потом, когда через некото­рое время я посмотрел ее поле и сказал, что у нее все весьма плохо, — она была в шоке.

  • Но я же полностью изменилась, я совершен­но другой человек, — сказала она.

  • А вы свое прошлое пересматривали? Прохо­дили заново десятки раз свою юность?

Она удивленно повела плечами.

  • Нет, я не думала, что это так необходимо.

  • Так вот, я еще раз повторяю, — говорю я, — чем больше Божественного в вашей душе, чем меньше ваша любовь зависит от всего человече­ского, тем легче вам понять, что прошлое, настоя­щее и будущее — едины и прошлое никуда не ушло, оно здесь, сейчас и держит вас весьма креп­ко. И, чтобы изменить настоящее и будущее, вам нужно изменить отношение к прошлому. Тогда бу­дет результат.

Я смотрю на пациентку и пытаюсь оценить ре­зультаты моих объяснений. Они пока плачевны.

Женщина задает новый вопрос:



  • Скажите, а вы можете дистанционно энерге­тически помочь моему ребенку?

Я расслабляюсь и тупо смотрю в пол. Это уже испытание для меня. Похоже, меня не слышали. Может, она не читала книг и соврала, чтобы по­пасть ко мне на прием, надеясь, что работать буду я и что я все сделаю за нее? Странно. Я делаю еще одну попытку.

  • Дистанционное воздействие на вашего ребен­ка происходит, когда я разговариваю с вами. И оно тем сильнее, чем сильнее вы меняетесь при этом. Но если я сейчас просто сяду и буду дистан­ционно передавать энергию, это даст лишь вре­менное улучшение. В вашем случае это не по­может.

  • Хорошо, а внешне мне можно предприни­мать решительные действия для спасения своего ребенка?

  • Можно и нужно. Но поймите одно — это слишком слабая помощь, несмотря на ее внешнюю эффективность. Гораздо больше вы можете по­мочь своему ребенку, если сумеете измениться внутренне. Насколько необратимо вы изменитесь, насколько будете молиться за свой род, за себя и за потомков, настолько ваши внешние действия будут иметь положительный эффект.

  • А у меня хватит сил? — с тоской и испугом спрашивает она.

Я пожимаю плечами и смотрю ей в глаза.

  • Бог не по силам испытаний не дает.

  • Скажите, а как молиться? Как просить про­щения у Бога?

  • Ну вот представьте: какой-то человек хотел вам помочь. Для вашего спасения нужны были жесткие действия, а вы это не поняли и не приня­ли. И потом, когда вы осознали, в чем дело, вы подходите к этому человеку и своими словами просите у него прощения. Так же обращайтесь к

Богу и просите прощения. Без Божественного в душе умирает человеческое. Через унижение, от­странение от человеческого Бог спасал вашу душу, а вы этого не понимали и не принимали. Вот и просите за это прощения.

  • А как пересматривать свою жизнь?

  • Сначала просто проживайте ее заново и по­вторяйте: «Господи, Твою волю вижу во всем». Очищение начинается с видения Божественного во всем происходящем. Тогда вы понимаете — нет воли человеческой в том, кто оскорбил, предал, унизил вас. Есть Бог, который спасает и лечит ваше истинное, вечное «я», когда оно начинает прирастать и зависеть от человеческих ценностей. Когда вы понимаете, что нет виноватых, у вас не возникнет агрессии, не будет агрессии — не будет болезней.

Женщина уходит, а я сижу и думаю, почему некоторые ловят информацию на лету, прочитав одну книгу или просмотрев одну видеокассету, и выздоравливают при этом. Почему многие, даже прочтя все книги, побывав на приеме, часто не по­нимают сути того, что я им говорю? Может, здесь мешает характер, нежелание простить кого-то? Может быть, слишком жесткая, годами воспиты­ваемая в себе неправильная ориентация? Может быть, недостаток информации? Во время общения я убедился, что усвоение нового лучше всего про­исходит тогда, когда человек задает вопросы. И мысль о том, что необходимо все-таки написать книгу, в которой будут ответы на вопросы, стано­вилась все более значимой.

Я обещал читателям закончить эту книгу к осе­ни 1997 года. Но проходили месяцы, прошло пол­года, а я не чувствовал в себе готовности к тому, чтобы начать писать. И вот прошел ровно год. И только сейчас я почувствовал, что я готов.

Написание самой книги происходит сейчас весьма быстро. Если вторую книгу я писал три года, то четвертую — три месяца. Но я понимаю: если книга не сжалась в единый организм, не обрела какой-то внутренней независимости от меня, то это будет не следующая книга, а подделка под предыдущие. Материал был готов год назад, но он как-то не был собран и увязан. За последнее время я понял, насколько необходима пятая книга.

То, что для меня было давно пройденной и не­существенной мелочью, для многих оказывалось непреодолимым барьером, не позволившим выздо­роветь или выжить. Приведу несколько примеров.

Сидит женщина на приеме. Работает над собой несколько часов. Я смотрю ее поле. Результат ну­левой.


  • Как вы молились? — спрашиваю я.

Она разводит руками.

  • Я обращалась к Богу и просила, чтобы с меня и с потомков сняли все грехи.

  • Понимаете, — говорю я, — вы пришли не в химчистку, где за какую-то плату с вас снимут все «грязные пятна». Вы неправильно вели себя по жизни и неправильно относились к ней. Проявля­ли агрессию к Богу, к любви и к людям. И вы об­ращаетесь к Богу и просите прощения за это. Вы должны почувствовать, что так, как раньше отно­сились к миру, относиться уже невозможно. Мо­литва — это средство для того, чтобы изменить себя. Мы отрешаемся от всего человеческого, устремляемся к Богу, который не только где-то там снаружи, но и внутри нас, и чем больше мы устремляемся, тем больше Божественного мы но­сим в своей душе. И увеличение Божественного в душе — это самое большое счастье, которое воз­можно когда-либо. И самое тяжелое, что может быть в жизни, — это сохранить любовь к Богу, когда рушится все то, к чему привязана наша душа.

У каждого человека свои понятия о счастье. Но что-то же должно объединять всех людей. А все очень просто. Человек испытывает состояние сча­стья тогда, когда происходит увеличение любви в душе.

Один из моментов, который не может объяс­нить психология, следующий. Человек получает резкое повышение в должности, приходят боль­шие деньги, а он вдруг заканчивает жизнь са­моубийством. Вроде бы положительные эмоции должны укреплять здоровье и жизнь человека. Факты часто говорят об обратном. Счастье может убить гораздо быстрее любых неприятностей. А этот феномен легко объясним. Большие деньги, большие материальные блага могут резко усилить зависимость человека от них. Вспыхивает подсо­знательная агрессия, уменьшается количество люб­ви в душе. И на фоне навалившегося благополу­чия человек чувствует себя глубоко несчастным. И самоубийство здесь является подсознательной попыткой прекратить процесс распада любви в душе.



Я вспоминаю другую женщину, которой ска­зал, что в основе ее проблем лежит желание обо­жествить своего мужа.

  • Какое обожествление? — замахала она ру­ками. — Я его терпеть не могу. Он меня постоян­но раздражает. Да, то, что вы говорите, раньше было, а сейчас этого нет, — объясняет она.

  • Вы судите по верхнему слою своих эмоций. У них крошечная инерция. Но в вашей душе есть эмоции, которые охватывают всю жизнь. Вы носи­те в себе чувства, которые длятся десятки и сотни жизней. И уж если вы «раскрутили» их непра­вильно, то поверьте мне: 10 или 20 лет часто быва­ют крошечным сроком. Чем больше претензий, раздражений и недовольства близким человеком, тем сильнее зависимость от него. То есть вы в душе продолжаете молиться на любимого челове­ка, даже не подозревая об этом. И чем больше вы на него раньше молились, тем большая зависи­мость от него у вас возникала и тем больше раз­дражения, недовольства и обид сейчас у вас будет к нему. Начните с того, что снимите претензии к близкому человеку. А потом обращайтесь к Богу и просите прощения за то, что любимого человека любили больше, чем Творца.

Женщина ушла в другую комнату, два или три часа молилась. Когда она вошла ко мне снова, я посмотрел ее на тонком плане и был ошарашен. Положение было намного хуже, чем в первый мо­мент ее появления у меня.

  • Как вы молились?

Она удивляется:

  • Так, как вы сказали. Я просила прощения у Бога за то, что любила своего мужа.

  • Я так говорил?

  • Конечно.

  • Именно так?

  • Да, именно так.

Я медленно вдыхаю, а потом медленно вы­дыхаю.

  • Вы понимаете, — говорю я, — мы живем любовью. И что бы мы ни любили, мы любим все­гда Божественной и человеческой любовью одно­временно. Если Божественной любви больше, чем человеческой, то это — счастье. И тогда, любя других людей и окружающий мир, мы не будем от них зависеть. А если человеческая любовь больше Божественной и эта диспропорция увеличивается, то зависимость от того, что мы любим, резко уси­ливается. Появляется и растет агрессия, а за­тем — несчастья и болезни. А когда вы просите прощения за то, что вы любили, то вы совершаете преступление перед любовью и перед Богом.

Я потом много думал об этой ошибке и понял, что здесь еще одна причина — расплывчатые и не­точные формулировки, которые я давал пациенту. Я не стал противопоставлять Бога и человека.

  • Наша внешняя оболочка, человеческая, — говорил я пациентам, — а внутри Божественная. Если вы любите сначала Бога в любимом челове­ке, а потом уже его человеческую оболочку с ее те­лом и сознанием, то как бы вы ни любили, челове­ческое будет вторичным и вы от него зависеть не будете. Насколько во всем, что видите и что про­исходит вокруг, вы видите и чувствуете Божест­венное, настолько вы будете видеть Божественное и в любимом человеке.

Совсем парадоксальный случай произошел не­давно.

Я консультировал одного человека, причем не один раз. Сначала дела у него пошли хорошо. А потом все стало медленно и неуклонно «спол­зать вниз». Более того, когда он начинал молиться и работать над собой, было еще хуже. Причем это происходило настолько плавно, что я четко не мог уловить, в чем же причина. У пациента постоянно закрывалось будущее. Сколько я ему ни объяс­нял, что такое зацепка за идеалы, принципы, на­дежды, мечты, он начинал работать: было улуч­шение, а потом опять все «валилось». У пациента появилось ощущение, что в моей системе что-то не так.



  • Похоже, вам лучше не работать над собой так, как я советую, — сказал я ему.

Фактически происходил последний разговор. Он напоследок выяснял какие-то детали и задал неожиданный вопрос:

  • Скажите, я с детства мечтал о том, чтобы до­биться гораздо большего, чем другие, и денег иметь больше, чем другие, и быть лучше других. Я большой грех совершил?

Никакого греха не было, все было совершенно нормально. Он был изумлен.

  • Как же так, а я был уверен, что это грех, и целый год отмаливал его.

  • Неплохо для начала, — сказал я, — целый год заниматься самоубийством. Вот это и есть за­цепка за идеалы, которая все время выходила. Любовь рождает и духовное, и материальное. Лю­бовь — это и левое, и правое. Через любовь мож­но соединить все что угодно и примирить самые большие противоречия. Если же человек ориенти­рован не на любовь, а на духовность, то считается грехом все противоположное, т. е. устремления к материальному. Тогда обладание деньгами стано­вится грехом, сексуальные желания — также, же­лание многого добиться и многое получить подле­жит осуждению. Вам с детства прививали тради­ции духовности и одновременно впрыснули яд их приоритетности над любовью. А неправильное ис­пользование моей системы может быть очень опас­но. Мне кажется, в таком случае лучше вообще не браться.

  • Хорошо, теперь я понял, что желание чело­веческого счастья не является грехом. А что же это тогда такое — зацепка за мечты, надежды и идеалы?

Я объясняю:

  • Если вы просто хотите добиться большего, чем другие, — это нормально. Но если вы добива­етесь чего-то для того, чтобы кого-то унизить, кому-то отомстить, себя поставить над кем-то, то есть в вашем желании изначально кроется агрес­сия по отношению к любви, к людям, тогда это и есть зацепка за мечты, планы, цели, за будущее. В таком случае будущее закрывается, и вам не по­зволят добиться того, чего вы хотите, или при до­стижении цели можно потерять здоровье и жизнь.

Мне одна девушка рассказала об очень интерес­ной ситуации, которая у нее сложилась.

  • Я начинала молиться, — говорила она, — и потом чувствовала, что просто летаю. Проходило некоторое время, и чем больше я молилась, тем больше почему-то начинала думать о деньгах. Причем неотвязно, до исступления. И если я пы­талась эти мысли уничтожить, выбросить, было еще хуже. Просто дьяволизм какой-то. И потом пропадало всякое желание молиться. Переставала молиться — становилось лучше.

  • Вы просто молились не Богу и любви, а ду­ховности, — объясняю я, — то есть сначала вы молились Богу, и поэтому летали, как на крыль­ях, потом, постепенно, включалось сознание, и духовность вытесняла любовь, а вы этого не чув­ствовали. И чтобы рывок вправо не разорвал вас, вы, интуитивно, включали рывок влево, к матери­альному.

  • А что же делать? Как молиться? — удивлен­но спросила она.

  • Просто нужно понять, что любовь может быть и безнравственной, и безденежной, и ничуть при этом не пострадает. А вот деньги и нравствен­ность без любви рассыплются в прах.

Одна дама, прочитав все книги и просмотрев все видеокассеты с моими выступлениями, при­зналась мне:

  • Все невероятно сложно, очень трудно все по­нять.

  • Все невероятно просто, — ответил я ей, — все, что я написал, можно свести к нескольким фразам:

  1. Всегда и везде сохранять любовь к Богу и увеличивать ее.

  2. Во всем видеть и любить Бога, чувствовать высшую волю.

  3. Не искать виноватых.

  4. Принимать мир и людей такими, каковы они есть. Мир выходит из любви, наполняется лю­бовью, уходит в любовь и становится любовью.

Некоторые, к сожалению, анализируют детали в тех книгах, что я написал, забывая о главном. И наоборот, некоторые, прочитав одну книгу, мо­гут поймать ощущение главного, и в принципе можно уже не читать остальные книги.

Два примера, о которых мне рассказали мои пациентки. Первая рассказала историю своей сестры:



  • У моей сестры был рак четвертой степени. Начался активный распад тканей и дикие боли. В июне она стала получать морфий. Она принима­ла его три месяца. Состояние ее все ухудшалось. В сентябре я ей дала прочитать ваши книги, пер­вую и вторую. Она прочитала их, многое поняла и пересмотрела. Ей стало лучше, но морфий она принимать продолжала. В декабре сестра отказа­лась от наркотика. Обратилась к врачам, чтобы провели повторное обследование. Врачи были в шоке — ни опухолей, ни метастазов не было. Еще через месяц она позвонила к вам в офис, и там ей достаточно грубо ответили. Она сказала, что в книги Лазарева больше не верит, в Библию не ве­рит. Через два месяца моя сестра умерла от рака.

  • Ваша сестра прочитала только две книги, — объясняю я, — в четвертой же есть понимание того, что нельзя молиться на идеалы, духовность, благородство. Хотя рак у нее исчез, но причины заболевания еще оставались. Любовь и духовность для нее были одним и тем же. Ей было дано испы­тание на унижение духовности для сохранения любви. Она его не выдержала. И чтобы спасти душу — умерла. Нужно понять, что надежды, как и разочарования, — это чисто человеческие поня­тия. Надежды, как и разочарования, есть функ­ции сознания. Поэтому надеяться на Бога, как и разочароваться в нем, невозможно. Бога можно только любить.

Другая пациентка рассказала о своей подруге. У той были проблемы с мочеполовой системой, которые усиливались. Она обратилась к врачам, и те провели обследование. Диагноз был просто без­надежен. Рак, обширное метастазирование, опера­ция бесполезна. Для полной картины ей предло­жили прийти через неделю и еще раз провести обследование. Она пришла к своей подруге и со­общила, что обречена и что нужно готовиться к уходу. «Хоть тебе и все равно умирать, — сказала подруга, — почитай вот эти книги, на душе легче станет». За три дня больная прочитала все мои книги. Еще через четыре дня пришла на обследо­вание. На повторном обследовании ни опухолей, ни метастазов уже не было. Врачи развели руками и сказали, что, наверное, перепутали снимки.

Почему один человек может измениться, а дру­гому легче болеть и умирать, я до сих пор не по­нимаю. То, что я понял, я изложил здесь. Но чув­ствую, что за этим кроется нечто большее. Иногда складывается впечатление, что человеку закрыва­ют возможность захотеть измениться. Вероятно, страдания, болезни и смерти очищают душу луч­ше, чем мой метод. И если человек не прошел испытаний в форме различных страданий, то ему не позволяют понять и принять то, что я говорю.

Кстати, многие не могут выздороветь потому, что ждут слишком быстрых результатов. Как мне ска­зал один пациент:


  • Я уже три дня работаю над собой, а резуль­татов не вижу.

  • Вы три последние жизни неправильно себя вели, — отвечаю я ему, — и хотите за три дня все изменить. На сегодня изменились ваши мысли, и нет гарантии, что они завтра не вернутся назад. Если ваши мысли принадлежат лично вам, то ваши чувства — это одновременно чувства ваших детей и внуков, ваших близких. Агрессивные чув­ства топят окружающих, а добродушные — спаса­ют их.

Когда я был в Израиле, мне рассказали такой случай.

У одного мальчика был рак, и он медленно умирал. Врачи оказались бессильны. У ребенка был любимый футболист, и он попросил мать, чтобы та помогла ему увидеться с кумиром. Фут­болист пришел и пообщался с мальчиком. А потом привел всю свою команду. Они стали навещать его. У ребенка начало улучшаться самочувствие. Потом футболисты стали брать его с собой на со­ревнования. И мальчик выздоровел. Чувство ра­дости и любви сделало то, что не смог сделать ни один специалист.

Я вспоминаю поразительное письмо, прочитан­ное мной в одном из журналов.

У молодого парня, имевшего жену и ребенка, был перелом позвоночника, и он оказался прико­ван к постели. Врачи сказали, что ходить он не будет и что это навсегда. Через некоторое время он пытался покончить жизнь самоубийством.

И тогда жена сказала, что она никогда не бросит его; если он умрет, она тоже умрет вместе с ним. И тем же вечером в палате, несмотря на присут­ствие посторонних, у них был сексуальный кон­такт, и все получилось. А через несколько месяцев он встал и пошел.

Нужно раз и навсегда понять простую вещь — неизлечимых заболеваний нет.

Насколько мы можем удержать в душе чувство радости и любви, настолько сможем постепенно преодолеть любую болезнь.

Кстати, когда меня спрашивают, как опреде­лить, правильно человек движется вперед или нет, я отвечаю: «Усиление контакта с Богом восприни­мается как чувство радости и любви, которое не зависит ни от чего, что бы ни случилось. Пробить­ся к этому состоянию бывает иногда очень тяже­ло. И если кто-то из близких помогает в этом, то такой путь намного сокращается».

В принципе я помогаю пациентам делать то же самое. При этом использую знания и накопленный опыт, передавая правильное восприятие мира, ко­торое у меня складывается, формируется через та­кие же страдания и испытания.

Меня иногда спрашивают, почему нет улучше­ния, хотя есть долгая, напряженная работа. Я от­вечаю: «Если вы обратились к Богу и к любви, не ищете виноватых, то у вас уже есть результат, у вас уже пошло улучшение. Вопрос времени, когда это станет видимым и реальным. Одной из глав­ных проблем, препятствующих быстрым измене­ниям, являются загрязненные души потомков. Де­тей, внуков и правнуков трудно загрязнить, — говорю я пациентам, — их души достаточно хоро­шо защищены. Чтобы „грязь“ прошла в их души, нужно долго носить в себе обиды или желание отомстить, быть недовольным окружающим миром и людьми. Но уж если запачкали, то очистить тоже будет тяжело. Если вы даже кардинально из­менились, очищение душ детей, внуков и потом­ков сразу не произойдет. Должно пройти какое-то время, которое будет гарантировать стабильность ваших внутренних изменений. Опять же, насколь­ко бесповоротно вы решили пойти вперед, на­столько быстрее очистятся потомки».



Недавно я общался с одной женщиной.

  • А я была у вас несколько раз на приеме, — говорит она мне.

Я стараюсь вспомнить, но почему-то не могу. Странно, обычно я помню пациента, даже если он один раз был у меня и пришел снова через не­сколько лет.

  • У меня была красная волчанка, — напоми­нает мне женщина.

Тут же вся картина восстанавливается. Еще бы не помнить. Она так мучительно начинала рабо­тать над собой. И большие дозы гормонов, кото­рые ей кололи, весьма мешали ей. Сейчас она сбросила 30—40 кг и выглядит моложе, поэтому я не узнал ее. Причина была элементарная: непо­мерная внутренняя гордыня, огромный ком пре­тензий к мужчинам и к себе. Все это передалось детям. Ее дочь могла погибнуть, и для ее спасения мать должна была болеть. Поэтому никакое лече­ние матери помочь не могло. Сначала женщине было исключительно тяжело работать над собой. Были периодические ухудшения, весьма сильные, но она не отчаивалась. И постепенно все стало ме­няться.

  • Последний год я вообще не принимаю ника­ких лекарств, но врачам говорю, что принимаю, чтобы не огорчать их. Скажите, — спрашивает она, — как сейчас мое состояние вы видите на тонком плане?

  • Сказать, что хорошо, не могу, — отвечаю я. — У вас все нормально, у вашей дочери тоже, но у ваших будущих внуков еще весьма много проблем. Так что поработать над собой вам еще придется.

Я вспоминаю, как шло развитие человечества. Раньше считалось счастьем отдыхать и ничего не делать. А работа была мучительным, изнуря­ющим занятием. Сейчас эти представления стали противоположно меняться. Но и по сей день рабо­та над собой, собственные глубинные изменения для многих являются невероятно тяжелым и му­чительным трудом. А истинным счастьем считает­ся простая реализация того, что дано от природы. Постепенно мы придем к тому, что истинным сча­стьем будет являться не механическая реализация того, что имеешь, а ежесекундное собственное из­менение, помогающее усилить стремление к любви и к Богу.



В ноябре 1997года у вас проходил семинар в санкт-петербурге. в чем был смысл этого се­минара?
Сергей николаевич, у меня при рождении сына (11.04.90) было два детских места, а ребе­нок один. влияет ли это на его жизнь и как?
Моему ребенку семь лет. у девочки сильное
Умоляю, помогите! мой сын уже год непре­рывно болеет бронхитом и пневмонией. лекар­ства не помогают. в чем причина его болезни?


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница