Детский суицид: профилактика и коррекция



Скачать 172.14 Kb.
страница1/4
Дата14.02.2016
Размер172.14 Kb.
ТипЛитература
  1   2   3   4
Институт повышения квалификации работников образования. НИИ педиатрии и репродукции человека НЦМЭ ВСНЦ СО РАМН.
ДЕТСКИЙ СУИЦИД: ПРОФИЛАКТИКА И КОРРЕКЦИЯ

Автор - составитель Белозерцева И.Н. - Иркутск: Сервико, 2001. - 47 с.

Рецензент - зав.кафедрой охраны здоровья и эколого-психологической безопасности ИПКРО д.б.н. Е.Н. Дзятковская

В методическом пособии представлены основные факторы риска и закономерности формирования суицидального поведения у детей, показана специфика детской суицидальности, дана клинико-психологическая характеристика детей, подверженных риску суицида, представлены методы профилактики и программа оказания квалифицированной помощи этим детям.

Рекомендуется психологам, социальным работникам, педагогам, родителям, студентам факультетов психологии и педагогических вузов.

ББК 88.8 Б-43

ОГЛАВЛЕНИЕ.
ВВЕДЕНИЕ 3

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ СУИЦИДА. СУИЦИД КАК СОЦИАЛЬНО -
ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА ОБЩЕСТВА И ЛИЧНОСТИ 5

САМОУБИЙСТВО ГЛАЗАМИ ПСИХИАТРОВ 8

МЕХАНИЗМ ФОРМИРОВАНИЯ ЛИЧНОСТНОГО СМЫСЛА
САМОУБИЙСТВА 9

ЦЕЛЬ САМОУБИЙСТВА 10

ЛИЧНОСТНЫЙ СМЫСЛ САМОУБИЙСТВ 11

ПРИЧИНЫ ПОКУШЕНИЙ НА САМОУБИЙСТВО 12

ГЛАВА 2. КЛИНИКО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА
ДЕТЕЙ-СУИЦИДЕНТОВ 15

ЭТИОЛОГИЯ И ПАТОГЕНЕЗ 16

КЛИНИЧЕСКИЕ ПРОЯВЛЕНИЯ 16

ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ ДЕТСКОЙ СУИЦИДАЛЬНОСТИ 18

ВЫВОДЫ 20

ГЛАВ АЗ. ПРОФИЛАКТИКА И КОРРЕКЦИЯ СУИЦИДАЛЬНОГО
ПОВЕДЕНИЯ У ДЕТЕЙ 21

ПРИЛОЖЕНИЕ 1. СПЕЦИФИКА ОРГАНИЗАЦИИ СОЦИАЛЬНО - ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ РАБОТЫ С СУИЦИДЕНТАМИ И ИХ ОКРУЖЕНИЕМ.. .28

ПРИЛОЖЕНИЕ 2. ПРЕВЕНЦИЯ, ИНТЕРВЕНЦИЯ И ПОСТВЕНЦИЯ
СУИЦИДАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ ПО ДОЦ. А.Н. МОХОВИКОВУ 30

ПРИЛОЖЕНИЕ 3. ПСИХОСОЦИАЛЬНЫЕ И ДИАГНОСТИКО-КОРРЕКЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ 35

ПРИЛОЖЕНИЕ 4. ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ 43

ЛИТЕРАТУРА 44


2ВВЕДЕНИЕ

Суицид рассматривается как ведущая причина смерти во всем мире. Согласно мировой статистике, ежедневно около 1200 жителей Земли ставят точку в своей жизни и еще 7500 пытаются это сделать. Каждый год из жизни добровольно уходят почти полмиллиона землян. Самыми суицидально опасными являются три возраста: юношеский (15-24 года), средний (45-50) и старческий - после 70 /44/.

По данным исследований А.Г. Амбрумовой, Г. Белоглазова, Я. Гилинского и др., на протяжении последних лет среди населения нашей страны наблюдается настоящая эпидемия суицидов /4/. При этом Россия прочно удерживает второе место в мире по неестественным смертям, и суицид в это печальное лидерство вносит свою весомую лепту: в 1984 г. она вышла на одно из первых мест в мире по уровню самоубийств. По статистике в России ежегодно самоубийство совершают более шестидесяти тысяч человек. Пик суицида в России был зарегистрирован в 1994 году, хотя "волна" попыток поднималась с 1991 года. Известно также, что после октября 1998 года был отмечен подъем суицида в Москве /44/.

Изучение возрастной структуры суицидентов в России показывает, что "пики" суицидальной активности приходятся на возраст от 18 до 29 лет (пик молодости) и на возраст старше 45 лет (пик инволюции), причем в молодом возрасте преобладают суицидальные попытки, в старшем возрасте -самоубийства /44/.

Региональная статистика самоубийств свидетельствует о том, что на юге и северо-востоке Сибири (республики Бурятия и Алтай, Читинская область, Чукотский автономный округ) смертность колеблется от 104 до 154 на 100 тыс. населения, превышая, таким образом, смертность в Европейских странах в 3-5 раз, в странах ЕС - в 5-7 раз /32/.

По данным Г. Белоглазова, «к группам повышенного суицидального риска относятся военнослужащие срочной службы (до 70% всех самоубийств в армии приходятся на первый год службы), заключенные (60% всех самоубийств в течение первых трех месяцев и в последние месяцы перед освобождением), офицеры в отставке, ветераны войн и военных конфликтов, лица, вышедшие на пенсию, врачи и представители некоторых других высококвалифицированных профессий. Среди врачей наиболее суицидально уязвимы две профессии: анестезиологи и психиатры. Представители и той, и другой группы на протяжении долгих лет изо дня в день работают в ситуациях между жизнью и смертью (физической и психической), видят страдание человека в терминальных ситуациях, накапливают все это и без надлежащего выхода эмоций выражают в суициде III.

Что касается других высококвалифицированных профессий, очень

часто на пике карьеры, где-то в 40-50 лет, наступает "депрессия победы" -это когда все силы и энергия потрачены на достижение своего жизненного успеха, но, дойдя до его пика, человек чувствует себя настолько обессиленным и опустошенным, что ему уже ничего не надо - он уже ничему не радуется и чувствует, что его жизнь закончена. Это особенно характерно для мужчин: по последним данным, свыше 80% самоубийств приходится на их долю. При этом по официальным данным, в 6 раз чаще совершают самоубийства гомосексуалисты, а лесбиянки в 2 раза чаще, чем их гетеросексуальные сверстники. Особо суицидально опасный возраст -подростковый и юношеский, когда происходит формирование сексуально-ролевой идентификации. (В этом случае происходит как бы эффект наложения одной группы риска на другую, что, конечно же, увеличивает вероятность суицида.)

Возрастная структура покушавшихся на свою жизнь свидетельствует о пике среди возрастных групп 20-24 лет и моложе 20.

При этом особенно бросается в глаза тот факт, что уровень самоубийств возрастает, если снижается рождаемость. Число самоубийств резко снижается во время войн /26/.

Многие исследователи отмечают сезонное распределение самоубийств: относительно более высокий весенне-летний пик (особенно в мае-июне) при осенне-зимнем минимуме. По дням недели в городах наиболее «суицидогенны» понедельник и среда, самый благополучный день — воскресенье, в сельской местности максимум самоубийств приходится на воскресенье и понедельник. В течение суток число самоубийств увеличивается от утра (4-9 час.) к полудню с максимумом от 10 до 15 часов.

При этом, как показывают последние данные, уровень завершенных самоубийств среди горожан в 1,3 раза выше, чем среди сельского населения.

Заметна явная тенденция к «омолаживанию» суицида: в таких крупных городах, как Москва, Санкт-Петербург и др., увеличение случаев подросткового суицида проявляется особенно значительно (в Петербурге лишь за девять месяцев 1998 года совершили суицидальные попытки 619 подростков; почти в полтора раза больше, чем за тот же период 1996 года).

В целом по России число самоубийств у детей в 1995 году составило 2911 против 2795 в 1994 году. В 1996 году покончили с собой 2756 детей в возрасте 5-18 лет, из них 2358 в возрасте 15-18 лет (5-11 лет - около 400). Статистика сообщает, что в России заканчивает жизнь самоубийством каждый десятый выпускник детского дома.

В Иркутске, как показал сравнительный анализ данных, общее количество суицидов в два раза превысило статистику по стране. Так например, за 1 полугодие 1996 года в токсикоцентре возвращено к жизни 179
4подростков, это на 27 % больше, чем за 1 полугодие 1995 года. У мальчиков «пик» суицидальное™ приходился на 9-14, у девочек — на 15-18 лет.

При этом статистика детей-суицидентов не учитывает так называемые "скрытые" суициды - дети поступают в больницу с травмами, ранениями, отравлениями, ожогами, и эти случаи получают статус "несчастных", в то время как являются попыткой суицида. Причем это вполне нормальные дети (среди общего числа совершающих суициды лишь 20 % детей, которые относятся к группе психически больных, остальные 80 % - психически здоровы). Иногда эти попытки ребенка привлечь к себе внимание взрослых таким страшным образом заканчиваются "благополучно" и не выходят за границы домашнего круга, оставаясь вне поля зрения специалистов.

Слабая разработка в отечественной психологии и педагогике проблемы детской суицидальности обусловила несомненную актуальность ее решения и определила цель настоящей работы: изучить закономерности формирования суицидального поведения и разработать принципы прогнозирования и коррекции суицидальности у детей.

Для реализации поставленной цели были решены следующие задачи:

изучена специфика детской суицидальности и выявлены основные
факторы риска;

дана клинико-психологическая характеристика детей, подверженных
риску суицида;

разработаны методы прогнозирования формирования суицидальности у
детей и программа ее профилактики и коррекции.

ГЛАВА 1.


ПОНЯТИЕ СУИЦИДА. САМОУБИЙСТВО КАК СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА ОБЩЕСТВА И ЛИЧНОСТИ. Под самоубийством понимаются два разнопорядковых явления: во-первых, индивидуальный поведенческий акт, умышленное лишение себя жизни конкретным человеком; во-вторых, относительно массовое, статистически устойчивое социальное явление, заключающееся в том, что некоторое количество людей добровольно уходят из жизни. Не признается самоубийством лишение себя жизни лицом, не осознающим смысл своих действий или их последствий (невменяемость, дети в возрасте до пяти лет), и в этом случае фиксируется смерть от несчастного случая.

Как индивидуальный поступок самоубийство служит предметом психологии, этики, медицины; как социальное явление - предметом социологии и социальной психологии. Суицидальное поведение включает суицидальные попытки (покушения), намерения (идеи) и завершенное самоубийство. Эти формы обычно рассматриваются как стадии или же

проявления одного феномена. Однако некоторые авторы относят завершенный и незавершенный суицид к различным, относительно самостоятельным явлениям, исходя, к частности, из того, что в ряде случаев покушения носят шантажный характер при отсутствии умысла на реальный уход из жизни.

В самом широком смысле самоубийство - вид саморазрушительного, аугодеструктивного поведения (наряду с пьянством, курением, потреблением наркотиков и т.д.). В более узком, медико-правовом смысле самоубийство означает вид насильственной смерти с указанием ее причины. Существует множество разновидностей суицидального поведения, а, следовательно, и их классификации по разным основаниям (причины, стадии, мотивы и др.).

Э. Дюркгейм, автор первого фундаментального социологического труда, посвященного самоубийствам (1897), различал их по причинам: эгоистические (как результат недостаточной интеграции общества, ослабления связей между индивидом и обществом); альтруистические (ради действительного или мнимого блага других); анемические (в кризисном обществе, находящемся в состоянии аномии, когда старые нормы не действуют, новые отсутствуют или не усвоены населением, существует конфликт норм, "нормативный вакуум" и т.п.).

Последователь Дюркгейма М. Хальбвакс частично отходит от классификации учителя, предлагая различать самоубийство искупительное (самообвинение), проклинающее (протестное) и дезиллюзионное (результат разочарования, неудовлетворенности своим статусом и др.). Хальбвакс отрицает альтруистическое самоубийство, считая его самостоятельным феноменом самопожертвования.

Е. Шнайдман выделяет три типа самоубийств: эротическое (самопорицающая депрессия), дуалистическое (следствие фрустрации, ненависти, стыда, гнева и т.п.). и "выламывающееся" - результат "выпадения" из поколенческих, родственных связей.

По стадиям или по определенности намерений Дорпат и Босвелл различают суицид жеста или демонстративный, противоречивое ("колеблющееся") покушение на свою жизнь, серьезное покушение и завершенное самоубийство.

Л. Векштайн приводит классификацию - перечень, насчитывающий тридцать видов суицидального поведения, включая хронический суицид лиц, имеющих алкогольные или наркотические проблемы; суицид "по небрежности" (когда суицидент игнорирует реальные факторы); рациональный суицид; психотический; экзистенциальный и др.

Бэгли с соавторами выделяет суицид как следствие хронической депрессии; социопатический и старческий или "гандикапный". А. Бэхлер


6различает самоубийство эскапистское (бегство, уход); агрессивное; жертвенное и "нелепое" (следствие самоутверждения в деятельности, сопряженной с риском гибели).

Таким образом, самоубийство - весьма сложный, многоаспектный (философский, психологический, нравственный, юридический, религиозный, культурологический, медицинский и пр.) междисциплинарный феномен. Каждый индивидуальный суицидальный акт имеет свои истоки, мотивы, может объясняться социально-психологической дезадаптацией личности, депривацией, фрустрацией, психическими отклонениями и т.п.

Амбрумова А. Г. и ряд других исследователей выдвигают концепцию того, что суицид - это феномен социально-психологической дезадаптации личности, т.е. ключевые понятия для данного явления - социально-психологическая адаптация и дезадаптация.

Под адаптацией вообще понимается приспособление - соответствие между живой системой и внешними условиями, причем адаптация - это и процесс, и его результат. Тогда понятие дезадаптации отражает различную степень и качество несоответствия организма и среды. Полное соответствие способствует развитию, полное несоответствие несовместимо с жизнедеятельностью. К системам, занимающим промежуточное положение между этими двумя полюсами, в одинаковой мере применим термин адаптация и дезадаптация; первый из них отражает позитивные приспособительные и компенсаторные компоненты, а второй характеризует систему со стороны ее недостаточности или дезорганизованности.

На уровне личности акцент в процессе адаптации переносится на социальные взаимодействия, опосредованные психической деятельностью и ее высшей формой - сознанием.

Объективным критерием успешности социально-психологической адаптации человека служит его поведение в обычной и экстремальных ситуациях. Авторы различают лимитирующую и трансформирующую адаптацию.

В условиях экстремальной ситуации разные личности неодинаково перестраивают свою приспособительную тактику. Наиболее устойчивые из них за счет пластичности и резервов сохраняют прежний общий уровень адаптации. Другая часть характеризуется временным снижением этого уровня, но без слома основных направлений адаптации. В этом случае дезадаптация носит лишь количественный характер, она лимитирована и не выходит за пределы качественной определенности адаптационного процесса, т.е. дезадаптация не привела к болезни, не породила патологических форм адаптации.

В тех случаях, когда экстремальные нагрузки падают на почву,

измененную конституционально (как это имеет место при психопатиях и некоторых неврозах), вероятность полома значительно возрастает. В таких случаях социально-психологическая дезадаптация влечет за собой качественную трансформацию приспособительного процесса, появление патологических форм адаптации. Этот вариант характерен для пограничных расстройств, при которых наиболее подвержены срыву ценностно-ориентационная и коммуникативная деятельность при общем снижении интенсивности и пластичности процесса приспособления.

Психотические расстройства представляют собой глобальную дезадаптацию с переходом на качественно новый уровень патологического реагирования.

Рассматривая социально-психологическую дезадаптацию в динамике, ведущей к суициду, выделяются две фазы: предиспозиционная и суицидальная.

Предиспозиционная фаза дезадаптации не служит прямой детерминантой суицидального поведения. Решающее значение для перехода ее в суицидальную имеет конфликт. Конфликт, переживаемый личностью, образуется из двух или нескольких разнонаправленных тенденций, одну из которых составляет основная, актуальная в данный момент потребность человека, а другую - тенденция, препятствующая ее удовлетворению. Конфликт при этом может быть внешним и внутренним.

Напряженность и сила конфликта зависят от силовых соотношений образующих его тенденций: чем больше выражено различие сил, тем проще конфликт разрешается; самым же трудным, приобретающим черты экстремальности, считается конфликт равносильных тенденций.

Разрешение конфликта зависит от значимости сферы, в которой он происходит, и от системы резервных адаптационных механизмов. В случае их слабости, т.е. в условиях предиспозиционной дезадаптации, и невозможности реальным способом изменить конфликтную ситуацию, единственной реакцией, подменяющей собой все другие типы, оказывается суицид как способ самоустранения от всякой деятельности.

Таким образом, из всего сказанного можно сделать вывод о том, что суицид есть "следствие социально-психологической дезадаптации личности в условиях переживаемого микросоциального конфликта".

САМОУБИЙСТВО ГЛАЗАМИ ПСИХИАТРОВ

До недавнего времени многие психиатры были убеждены, что покушение на самоубийство является симптомом психического расстройства и попытка покончить жизнь самоубийством непременно влекла за собой помещение человека в психиатрическую больницу. При этом принудительное лечение многих спасало от гибели.
8В дальнейшем само развитие психиатрии показало, что душевные болезни очень многообразны, степень психиатрических расстройств может быть весьма различна, а значит, и нарушения поведения, и способность человека отвечать за свои действия не одинаковы при различных проявлениях психических болезней. Развитие европейского гуманизма позволило со временем пересмотреть и некоторые постулаты клинической психиатрии, а с утверждением психоанализа, когда стали учитываться и бессознательные психические процессы, появился совершенно новый взгляд на душевные расстройства.

Тенденции же развития общества с ориентацией на индивидуальное, а не на коллективное сознание позволили исследователям увидеть те глубоко личные переживания психически не больного человека, которые лишают его возможности найти какой - либо иной, кроме смерти, выход из трагической жизненной ситуации. С развитием демократии в целом, с совершенствованием правовых основ общества исчезли статьи об уголовной ответственности за самоубийство. Осознанию высшей ценности человеческой жизни дало импульс к развитию различных отраслей гуманитарного знания и отразилось на эволюции представлений о феномене самоубийства.

В середине 70-х годов в Московском институте психиатрии был создан научный отдел под руководством профессора А.Г. Амбрумовой для научной разработки проблемы самоубийства. Ученые стали рассматривать суицид как явление человеческой жизни, в рамки клинической психиатрии не укладывающееся, как результат действия разнообразных причин личностного, психологического, эмоционального, ситуационного, социального характера.

Естественным следствием научных изысканий явилась необходимость создания новой, нетрадиционной системы мер по оказанию помощи людям, пытавшимся уйти из жизни - вне психоневрологического диспансера и психиатрической больницы.

Эти процессы повлекли за собой разработку разнообразных программ по оказанию помощи самоубийцам, по их спасению, по предупреждению самоубийств. Однако объектом этой деятельности являлись, как правило, взрослые суициденты и вне поля зрения остались дети группы суицидального риска.

МЕХАНИЗМ ФОРМИРОВАНИЯ ЛИЧНОСТНОГО СМЫСЛА САМОУБИЙСТВА.

Суицид - акт преднамеренной смерти, направленный на самого себя. Собственно суицидальное поведение - "любые внутренние и внешние формы психических актов, направляемые представлениями о лишении себя жизни".

Внутреннее суицидальное поведение включает в себя: суицидальные мысли, представления, переживания, а также суицидальные тенденции, среди

которых можно выделить замыслы и намерения. Практически целесообразно пользоваться тремя ступенями из этой шкалы:

Пассивные суицидальные мысли характеризуются представлениями,
фантазиями на тему своей смерти, но не на тему лишения себя жизни как
самопроизвольного действия ("хорошо бы умереть", "заснуть и не
проснуться" и т.п.).

Суицидальные замыслы - это активная форма проявления
суицидальности, т.е. тенденция к самоубийству, глубина которой
нарастает по мере разработки плана ее реализации. Продумываются
способы, время и место самоубийства.

Суицидальные намерения предполагают присоединение к замыслу
решения и волевого компонента, побуждающего к непосредственному
переходу во внешнее поведение.

Период от возникновения суицидальных мыслей до попыток их реализации традиционно называется пресуицидальным (пресуицидом). Длительность его может исчисляться минутами (острый пресуицид) или месяцами (хронический пресуицид). В случаях продолжительного пресуицида процесс развития внутренних форм суицидального поведения отчетливо проходит описанные выше этапы. Однако эта последовательность обнаруживается далеко не всегда. При острых пресуицидах можно наблюдать появление суицидальных замыслов и намерений сразу же.

Внешние формы суицидального поведения включают в себя суицидальные попытки и завершенные суициды.

Суицидальная попытка - это целенаправленное оперирование средствами лишения себя жизни, не закончившееся смертью. Она в своем развитии проходит две фазы: обратимости и необратимости. Исходя из суицидальной попытки и ее фаз, можно в каждом конкретном случае решить вопрос, имел ли место переход от суицидальных тенденций к покушению на самоубийство.

В соответствии со всем вышеизложенным, суицид можно рассматривать как действие, подчиненное конкретной цели покончить с собой, но включенное в более широкую систему предметной деятельности с соответствующим ей мотивом.

ЦЕЛЬ САМОУБИЙСТВА.

Казалось бы, что цель самоубийства всегда одна и та же - собственная смерть. Однако опыт заставляет внимательно отнестись к анализу цели саморазрушающих действий. Внимательный анализ дает возможность отграничить суицидальное поведение от внешне сходных вариантов самоповреждений (т.н. аграваций), а внутри суицидального поведения отличать истинные, серьезные суициды от демонстративно-шантажных.


10Целью истинных самоубийств и покушений действительно является лишение себя жизни. В качестве конечного результата предполагается смерть, хотя степень действительной желательности этого результата в разных случаях чрезвычайно различна, - отсюда и различия в условиях и способах суицидальных действий.

При демонстративно-шантажном суицидальном поведении цель - не лишение себя жизни, а демонстрация этого намерения. Нередко, правда, такая демонстрация заканчивается действительной смертью из-за недоучета реальных обстоятельств (так называется переигранная демонстрация).

В отличие от суицидального поведения, самоповреждение или членовредительство вообще не направляется представлениями о смерти.

ЛИЧНОСТНЫЙ СМЫСЛ САМОУБИЙСТВ.

Многочисленные наблюдения дают основания утверждать, что даже при истинных самоубийствах их непосредственная цель - прекращение жизни - в большинстве случаев не совпадает с мотивами поведения самоубийц.

Суицидальный акт является как бы средством, обслуживающим иной, вышеописанный мотив, причем не смертельный, а вполне жизненный. Парадокс самоубийства заключается в том, что прекращение жизни наполняется для самоубийцы морально-психологическим смыслом. Если бы самоубийство не обретало смысл, как все другие поведенческие акты, то оно и не было бы убийством себя, т.е. осознанным личностным поступком.

При этом детские самоубийства представляют собой совершенно самостоятельную и весьма серьезную проблему - отчасти потому, что они часто решаются уйти из жизни в результате конфликтов с родителями, учителями, друзьями, сверстниками и возлюбленными. Дети - самоубийцы -жертвы вдвойне: с одной стороны - тяжелейших жизненных коллизий, в которых они лишены поддержки взрослых, а с другой - собственной агрессии, собственных действий, истинные последствия которых они не всегда могут предвидеть. Бывает, впрочем, что дети расстаются с жизнью не потому, что они лишены любви и поддержки, а потому, что, наоборот, хотят, чтобы их оставили в покое.

Изучение специфики детской суицидальное га позволяет представить пять основных типов личностного смысла их самоубийств: "протест", "призыв", "избежание", "самонаказание", "отказ").

Смысл суицидов "протеста" заключается в непримиримости ребенка с какой-то ситуацией или явлением, в желании наказать обидчиков, причинить им вред хотя бы фактом собственной смерти.

Суть суицидального поведения типа "призыва" в том, чтобы активизировать реакции окружающих, обратить на себя их внимание, вызвать

своей смертью их сочувствие, сострадание.

При суицидах "избежания" (избежание стыда, позора, выставления на общее обозрение, общее посмешище, наказания или страдания), - смысл заключается в устранении себя от непереносимой угрозы чувству собственного достоинства.

"Самонаказание" можно определить как протест ребенка во внутреннем плане при своеобразной оппозиции двух "Я"; "Я - судьи" и "Я - подсудимого" — внутренний конфликт личности.. Причем моральный смысл суицидов самонаказания имеет разные оттенки в случаях уничтожения в себе своего же "врага" (так сказать по "приговору судьи") и в случаях "искупления вины" -вины не своего "другого Я", - а собственной, полностью и безраздельно принимаемой.

Что же касается суицидов "отказа", то здесь цель самоубийства и мотив поведения почти совпадают, когда ребенок, отчаявшись противостоять невыносимым с его точки зрения жизненным коллизиям и не находя сил противостоять этому, не видя смысла своего дальнейшего существования намеренно уходит из жизни, «подписывая акт о капитуляции».

Выделенные типы суицидального поведения детей - это аналоги общеповеденческих стратегий и взрослых в ситуациях конфликта, и им соответствуют те же типы морально-психологических позиций личности: протеста и обвинения окружающих; призыва к помощи, уклонения от борьбы и бегства от трудностей, самообвинения; отказа от деятельности и капитуляции.

Анализ индивидуального стиля поведения многих самоубийц, как взрослых, так и детей свидетельствует, что в жизненных ситуациях их реакции обычно тяготели к одному из перечисленных типов. Причем в конфликтных ситуациях поведенческие реакции совпадают по личностному смыслу с мотивами самоубийства.

ПРИЧИНЫ ПОКУШЕНИЙ НА САМОУБИЙСТВО. Депрессия

Причиной истинных суицидальных попыток в детстве нередко являлась депрессия. Депрессивные состояния и реакции возникают у подростков в трудных ситуациях довольно часто, неустойчивость настроения - одна т типичных черт их психики. Сама по себе депрессия не предопределяет с фатальностью появления суицидальных намерений. Но в детско-юношеском возрасте проблема соотношения депрессии и суицида сложна и неоднозначна. При обследовании выявляются затяжные реактивные реакции депрессии, при которых обнаруживаются типичные признаки, как идеи вины, чувство собственной ненужности и одиночества и, в то же время, депрессия у ребенка нередко протекает необычно: он не печален, не подавлен, а, наоборот,


1211

взвинчен и раздражен. Он не сидит в одиночестве и тоске, а пропадает неизвестно где и с кем. От него пахнет табаком и спиртным, он пропускает школу, ленится, замыкается в себе и грубит при попытке вмешательства в его дела. Такие депрессии называют маскированными, их высокая суицидальность заключается в трудности своевременного распознавания. Окружающие, не подозревая, что подросток страдает душевным расстройством, применяют к нему различные воспитательные, а часто карательные меры. Возникают конфликтные ситуации, которые депрессивный ребенок, как правило, расценивает как безвыходные.



Конфликты

Конфликты, выполняющие роль "последней капли' чрезвычайно разнообразны, иногда очень серьезны, а иногда - по крайней мере на взгляд взрослых - совершенно незначительны. Поводом к покушению на самоубийство служат неурядицы в различных сферах жизни детей. При этом нечасто удается обнаружить какой-то изолированный, локализованный в одной из сфер жизни суицидальный конфликт. Такие конфликты возникают у детей во всех сферах его жизни, и конфликты эти взаимосвязаны.

Однако, особенно значимая из них - семейная. Нарушение контактов между родителями и детьми - проблема вполне тривиальная, старая, как мир. Семейные сложности многообразны, они часто создают ситуации, когда ребенок остро переживает свое одиночество. При этом "разбитая" семья не всегда таит в себе опасность. В более значительной мере, как ни странно, суицидогенны семьи, благополучие которых как будто бы очевидно. Для них характерны ориентация на внешнее соблюдение общепринятых норм, стремление любыми средствами создать впечатление гармонии, завышенные и непоследовательные требования к детям с полным. равнодушием к их проблемам и нежеланием помочь, практика унизительных и жестоких наказаний, полная неспособность родных обеспечить ребенку поддержку. Все это делает детей совершенно беспомощными в ситуации конфликта - в частности, школьного. Родители, как правило, объединяются с администрацией школы, ребенок не сомневается в полном своем одиночестве и ненужности, его охватывает отчаяние. Иного выхода, кроме смерти, для себя он не видит. Подобные ситуации трагичны еще потому, что после совершения сыном или дочерью попытки самоубийства родители стараются ее скрыть, отвергают помощь. Преодолеть их сопротивление бывает очень трудно, но другого пути предупредить повторную попытку суицида нет.

У подавляющего большинства пытавшихся покончить с собой суицидентов более значимы, однако, оказываются школьные проблемы.

Проявления школьной дезадаптации многообразны: плохая успеваемость, дисциплина, нарушение взаимоотношений в школьном

коллективе. И в то же время школьные конфликты, предшествующие суициду, имеют общие черты: в них почти всегда проявляется прессинг школьного режима и тотальное неуважение к детям. Труднее всего приходится в школе нестандартному ребенку, своеобразие которого может проявляться в особенностях его поведения, в необычных склонностях, интересах. Полное пренебрежение индивидуальностью ребенка, стремление к дисциплине и единообразию любой ценой нередко сочетаются с равнодушием к детям, ощущением учителем и администрацией полной своей безнаказанности и абсолютной правоты.

Удел не только литературных персонажей, но и многих наших детей -самоубийство от несчастной любви. К отчаянному поступку их побуждают переживания ревности, одиночества и потери любимого, унизительность измены, отчаяние неразделенной любви, насмешки знакомых и близких по этому поводу. Проблемы сугубо сексуального характера встречаются у наших детей значительно реже, в то время как на Западе специалисты по подростковым самоубийствам, называют сексуальные конфликты (особенно связанные с гомосексуализмом) в числе наиболее актуальных и суицидоопасных.

Особо следует сказать о покушениях на самоубийство детей, которых можно назвать мистически настроенными. В жизни каждого ребенка рано или поздно наступает период осознания себя как ценности, когда он задумывается о собственном месте в мире, о конечности жизни, сущности смерти. К умозрительным настроениям метафизического свойства склонны более или менее все дети, способные к рефлексии, но есть среди них глубже других погруженные в свой внутренний мир, испытывающие затруднения в общении с окружающими, чувствующие невозможность выразить себя. Это, как правило, подростки с лабильно-сензитивной и шизоидной акцентуацией характера., сосредоточенные на своем внутреннем мире, своих чувствах и переживаниях, неадекватно остро воспринимающие какие-то жизненные ситуации, проблемы. Они несколько отрешены от действительности, сторонятся более активных сверстников, при этом могут создавать впечатление хорошо адаптированных, не имеющих конфликтов ни в школе, ни дома и, как представляется окружающим, вполне благополучных. Однако своеобразие их психического склада в сочетании с постоянно раздирающими внутренними конфликтами создают условия для формирования так называемой суицидальной личности.

К вышеперечисленным причинам, являющимся толчком к самоубийству можно отнести и факт подражательности, следования модели поведения своих «кумиров» или известных людей, покончивших жизнь самоубийством.
1413

Острота и содержание смысложизненных проблем меняются в пределах относительно коротких отрезков жизни под влиянием ситуаций. События или ситуации, заставляющие резко переоценивать отношение к жизни, порождающие чувство бессмысленности дальнейшего существования - это кризисные состояния.

Кризисные состояния можно характеризовать как "перекрытие" источников жизненного смысла: блокаду жизненных целей, представление о невозможности самоактуализации, разрыв между "должным" и "сущим", между собственной и окружающей жизнью. Результирующая всех этих воздействий выражается в утрате жизненного смысла, интереса к жизни, перспективы, а следовательно, стимулов к деятельности. Возникают феномены отчужденной безнадежности. Проявляется отрицательное эмоциональное отношение к жизни: от ощущения ее тягости, мучительности до отвращения. Подобные состояния могут возникать как в итоге длительного ряда жизненных трудностей, так и под действием острых, одномоментных тяжелых психотравм. Наличие кризисного состояния с перечисленным набором признаков - необходимое, но недостаточное условие суицидального поведения. Для его появления требуется не только негативное отношение к жизни, но и своеобразное позитивное ценностное отношение к смерти, которое имеет различные степени эмоционального выражения: от нейтрального принятия до интенсивного желания смерти. Это относится к истинному суицидальному поведению, а не к его демонстративно-шантажным формам.

Таким образом, главный механизм, специфичный для суицидального поведения и запускающий акт самоубийства - это инверсия (переворот) отношений к жизни и смерти. Жизнь утрачивает все степени положительного отношения и воспринимается только негативно, в то время как смерть меняет свой знак с (- ) на (+). С этого момента начинается формирование цели самоубийства и разработка плана ее реализации.

ГЛАВА 2.

КЛИНИКО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

ДЕТЕЙ-СУИЦИДЕНТОВ.

"Какое ужасающее противоречие в том, что ребенок, рожденный и предназначенный непосредственно для радостного и невинного наслаждения жизнью, сам на себя накладывает руки".

Байер.

ЭПИДЕМИОЛОГИЯ. Изучение распространенности суицидальных попыток и суицидов среди детей показало, что с каждым годом их количество



неуклонно нарастает, грозя приобрести, наряду с демографическим кризисом, статус национальной катастрофы. Суицидальные попытки и суициды характерны для детей из семей всех социальных слоев. При этом девочками в 3 раза чаще совершаются демонстративно-шантажные суициды, в то время как мальчиками - истинные. Количество завершенных суицидов среди мальчиков в три раза выше, чем среди девочек.

ЭТИОЛОГИЯ И ПАТОГЕНЕЗ. Причины суицидальных попыток и собственно суицидов сложны и многообразны. Как подсчитала Всемирная организация здравоохранения, существует более 800 мотиваций суицида.

В настоящее время их можно рассматривать с позиций широкой биопсихосоциальной патологической модели. Исследования ряда авторов как у нас в стране, так и за рубежом показали, что риск суицидальности увеличен в тех семьях, где в поколениях имеются указания на суицидальные попытки или суицид в анамнезе (при суицидальных действиях у детей и подростков особое значение приобретает фактор "внушающего влияния самоубийцы в качестве примера". В наших случаях такое влияние мы отметили у мальчиков в 40% и у девочек в 50% - в качестве примера служили суицидальные попытки родителей, соседей, сотрудников учреждения, в котором воспитывались дети, друзей и т.д.). У 6% покончивших с собой один из родителей был суицидентом; у 25% склонных к суициду детей предпринимал попытку суицида один из родителей; у 44% - близкий родственник.

Раннее проведенными исследованиями показано, что разные формы органического поражения головного мозга, нарушения, возникающие у детей на ранних стадиях онтогенеза, влекут за собой своеобразие развития организма/личности и могут послужить «пусковым» механизмом формирования суицидального поведения.

В настоящее время рассматривается роль нейрохимических механизмов мозга в предрасположенности к суициду /28/. Установлена связь между риском суицида и длительным воздействием на организм волн низкой частоты.

По данным В.И. Хаснулина, уровень и динамика суицидального поведения может зависеть и от космических факторов — солнечной активности, геомагнитных бурь, фаз луны и т.д.

КЛИНИЧЕСКИЕ ПРОЯВЛЕНИЯ. Клинический анализ показал, что все обследованные дети-суициденты обнаруживали признаки депрессии не только в ближайшем пресуицидальном периоде, но и значительно ранее. Однако возрастные особенности, такие как стертость и рудиментарность симптоматики, преобладание астенических симптомов, соматические эквиваленты и нарушения поведения, маскирующие депрессию, затрудняли диагностику и приводили к недооценке педагогами и врачами опасности в
1615

отношении суицида. Если у взрослых депрессия является немаловажным фактором в формировании суицидальных тенденций, то в детско-подростковом возрасте проблема соотношения депрессии и суицида более сложна и неоднозначна. Суицидальные действия являются выражением желания устранить себя из конфликта, по возможности уйти от него, при этом как выход предусматривается не обязательно смерть, а возможность болезни.

При этом хроническая неуспешность приводит к нарушению эмоциональной сферы ребенка, он все более отгораживается от контактов, становится замкнутым, апатичным, сосредоточенным на себе, и поэтому рассеянным внешне. Родители отмечают сниженное настроение, плохой аппетит или избирательность в пище, плаксивость, агрессивность, расстройства сна, жалобы на недомогания.

Психологическое обследование выявляет наличие акцентуации характера чаще всего лабильно-сензитивного, истероидно-демонстративного и шизоидного типов, повышенную личностную и реактивную тревожность, множественные страхи, отсутствие чувства защищенности, неуверенность, заниженную самооценку, негативизм в ситуациях, требующих от ребенка выполнения непосильных или неприятных для него действий, нарушение отношений с окружающими, реакция депривации, наблюдающиеся у подростков младшего и среднего возраста, воспитанных в семьях, социальное благополучие которых обманчиво, а также в закрытых детских учреждениях; когда обнаруживаются ортодоксальные установки в семье, школе, практика наказаний, нередко жестоких и унизительных, отсутствие эмоциональных связей, то есть факторы, способствующие длительной депривации детей и подростков в условиях семьи, закрытого детского учреждения или школы. Суициды в этих случаях совершались на высоте аффекта, в момент наивысшего напряжения конфликтной ситуации. Типичными для суицидов детского возраста являлись реакции бегства, завершающиеся отравлением, повешением, выбрасыванием из окна, применением огнестрела, утоплением и т.д. По возрасту распределение было от 5-и до 18 лет.

Объективное обследование психиатра выявляло затяжные реактивные депрессии на фоне, как правило, дидактогении и дидактоскалогении, при которых обнаруживаются такие типичные признаки, как идеи вины, чувство собственной ненужности и одиночества и, в то же время, сугубо детские особенности синдрома, такие как проявления детской агрессивности, возбудимости, эмоциональной неустойчивости. Такое своеобразие депрессивной симптоматики особенно ярко проявляется в препубертатном возрасте. Дополнительные факторы, такие как плохая отметка, конфликт в микросоциуме (с воспитателем, товарищами) играют роль "последней капли".

Таким образом, общими признаками детей-суицидентов являются:

трудности обучения в школе, широкий спектр соматовегетативной симптоматики, напряжение адаптации, расстройства эмоциональной и поведенческой сфер, наличие акцентуаций характера, имеющих корреляционные связи с суицидальностью, напряженность сферы общения, полиморфность дезадаптации с постепенно формирующимся личностным смыслом самоубийства.

ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ ДЕТСКОЙ СУИЦИДАЛЬНОСТИ.

Истинные покушения. Когда осознанной целью покушения на самоубийство является смерть, такая суицидальная попытка называется истинной. Истинные покушения на самоубийство у детей являются результатом сложных, совершенно безысходных коллизий, нередко ими же создаваемых. Особенности характера, психологического строя, с безудержностью, неустойчивостью, жаждой впечатлений, тягой к самостоятельности, эгоцентризмом и максимализмом, крайней ранимостью и изменчивостью настроения, скрытностью, сменяемой навязчивой откровенностью, свойственные детям, в том числе особенно в период отрочества, способствуют возможности самоубийства. Беззаботный, радостный ребенок неожиданно превращается в непредсказуемое существо, настоятельно требующее своего места в семейной иерархии и вступающее в отчаянную борьбу за свои права по любому поводу. Он зачастую совершенно невыносим, в сущности же беззащитен и болезненно уязвим.

В острой ситуации решение о самоубийстве возникает у него иногда моментально. Покушение совершается в решающий момент конфликта, на глазах у всех, при помощи первых попавшихся под руку предметов: ножа, бритвы, средств бытовой химии. Наиболее опасный и охотно применяемый в этих случаях способ - когда ребенок бросается с большой высоты.

Мотивы такого рода поступков, как правило, агрессивны - отомстить, доказать свою правоту, настоять на своем, наказать обидчика. Вообще у детей в целом и подростков, в частности, агрессивность и неистовство в любую секунду могут обернуться против них самих, и такие покушения часто имеют тяжелые последствия.

Тяжкие, неразрешимые жизненные обстоятельства в период предпубертата и пубертата побуждают, как правило, к тщательно обдуманным покушениям, при которых выбирается наиболее опасный для жизни способ, такое время суток (день, пока все на работе, или же ночь), когда попытку легче скрыть.

Демонстративные покушения. К сожалению, в обыденном сознании до сих пор бытует представление о "несерьезности" детских самоубийств, о том, что они лишь шантажируют таким образом взрослых, что ответом на "шантаж" должны быть меры воспитательного, а то и карательного характера.

17

18



Желание устраниться лишь на время, "умереть не до конца" - типичное детское решение трудной ситуации. Ребенок нередко выбирает совершенно "безвредные" таблетки, действие которых между тем может оказаться непредсказуемо тяжелым (дети редко прибегают к травматичным и калечащим способам самоубийства, они чаше всего боятся физической боли). Такова цена так называемых "переигранных демонстраций".

В покушениях на самоубийство у детей действительно много демонстративного, и совершая суицидальную попытку, они зачастую предполагают жить, надеясь с помощью суицида изменить конфликтную ситуацию. Вместе с тем дети никогда не имитируют суицид. Они - как правило, без длительных раздумий - совершают крайне опасные для жизни поступки, не вполне предвидя последствия своих действий. В основе такой беспечности - несформированность у них сознания ценности человеческой жизни, как чужой, так и своей собственной. Дети, особенно те, что помладше, не вполне отдают себе отчет в необратимости, окончательности смерти; они убеждены, что можно казаться умершим для окружающих, но при этом наблюдать свои похороны и раскаяния обидчиков.

Проанализируем личностные особенности детей младшего и подросткового возраста, которые способствуют возникновению "суицидальных намерений:

1. Демонстративность - стремление детей привлечь внимание
окружающих к своим несчастьям, добиться сочувствия, понимания;
характерна как для детей младшего возраста, так и отрочества.



Аффективность - эмоциональная доминированность над
интеллектуальным контролем в оценке ситуации, крайний случай - блокада
интеллекта; доминирует в подростковом возрасте.

Уникальность - восприимчивость личности как явления
исключительного, недостаточность умения использовать свои и чужой
жизненный опыт; характерна для подростковой категории, иногда - для
младшей возрастной группы..

Несостоятельность - преобладание в сознании личности
собственной некомпетентности, ненужности, исключенности из мира;
характерна для обеих категорий.

Максимализм - преобладание в сознании личности ребенка
сверхзначимости потери и умаление ценности любого достижения; личность
фиксируется только на неудачах и не может конструктивно планировать
будущее; характерна для обеих категорий, но чаще проявляется в отрочестве.

Все выделенные личностные особенности, способствующие возникновению суицидальных намерений, в преобладающей степени характерны для подросткового возраста. Поскольку в этой возрастной

категории преобладают наиболее психотравмируемые, эмоционально "зацикленные" личности.

Специфика суицидального поведения детей:

граница между истинным и демонстративно-шантажным суицидальным
поведением весьма условна;

обнаруживается высокая готовность к принятию суицидального решения
под воздействием ситуационных факторов различной степени значимости;

не оформлено представление о смерти (многие дети, которых удалось
спасти, до конца не осознавали последствий своих действий и на самом
деле не хотели умирать; более младшие из них думали, что умрут не
навсегда, "попугают" маму с папой или того, кому хотели досадить,
отомстить и проснуться).

ВЫВОДЫ:

Риск суицидального поведения диагностируется у значительного числа
детей, имеющих нарушения психосоциальной адаптации. У мальчиков
«пик» суицидальности приходится на 9-34, а у девочек -- на 15-18 лет.



Условия воспитания и обучения, и формирующиеся в юс процессе
психологические особенности личности определяют спектр значимых
психотравмирующих ситуаций, клиническую картину дезадаптационных
форм психического приспособления и стратегию поведения в условиях
стресса.

Обнаружена связь более высокого риска развития суицидального
поведения у детей с наследственной отягощенностью и нарушениями
эмоционально-волевой сферы личности.

Клиническая картина дезадаптационных форм психического
приспособления показала, что в полиморфной симптоматике состояний
психической дезадаптации преобладают аффективные,
соматовегетативные и поведенческие проявления в виде эмоциональной
лабильности, чувства страха, раздражительности, агрессивности,
депрессивности.

Знание особенностей детской суицидальности позволяет определить
основные направления профилактики и коррекции суицидального
поведения среди детей.


2019



Каталог: content -> files -> upload -> 131
131 -> Дмитрий Калинский 5 шагов к счастливому я генетика счастья
131 -> Программа по курсу "Учись учиться" для 1-х 4-х классов общеобразовательной школы. Иркутск: Сервико, 2001. 60 с
131 -> 1 Функции симптоматического поведения в семейной системе
131 -> Ирвин Ялом. Лечение от любви и другие психотерапевтические новеллы
131 -> Е. К. Лютова, Г. Б. Монина «Тренинг эффективного взаимодействия с детьми»
131 -> Печатается по решению редакционно-издательского совета ипкро психологические методы работы с образом. Составители
131 -> Н. В. Волкова Подготовка ребенка к школе Вопросы Ответы Диагностика учебное пособие
131 -> Посттравматические расстройства Методические материалы
131 -> Психологическая помощь акцентуированным подросткам
131 -> Общие принципы тренинговой работы


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница