Детоцентрический развод



Скачать 397.58 Kb.
страница1/4
Дата22.02.2016
Размер397.58 Kb.
  1   2   3   4

Детоцентрический развод



Эдвард В. Беал



ВВЕДЕНИЕ


В современном мире практика прекращения супружеских отношений меняется. В прошлом основной причиной прекращения этих отношений являлась смерть одного из супругов. На сегодняшний день, в большинстве случаев – этой причиной становится развод.


Терапия острых и хронических симптомов разводящихся семей, требует понимания как внутренних, так и социальных причин, приведших к разводу. Следует учитывать и влияние сложных межпоколенческих процессов.


Гармоничность брака определяется многими параметрами: функциональностью каждого из супругов, их взаимной эмоциональной близостью, балансом между супружескими и социальными влияниями, включая религиозные и светские законы, экономические и медицинские факторы, а также факторы расширенной семейной системы, каждый из которых влияет на способность индивида к саморегуляции.


Таким образом, супружеские отношения влияют на способность индивида регулировать свое функционирование. Клиническое приложение системной теории Мюррея Боуэна включает в себя биологические, семейные, социальные и мультигенерационные аспекты брака и их взаимное влияние.


Возможность стабильной, функциональной, долговременной эмоциональной связи между двумя людьми зависит от разнообразных и многочисленных факторов. Сложность строения коры головного мозга и продолжительность периода зависимости между родителем и ребенком, способствует восприятию большого объема информации, не передающейся генетически от предшествующих поколений. Дети получают опыт непосредственно в семье, наблюдая отношения между родителями.


Это объединение индивидов в функциональный, взаимозависимый союз, центрированный на репродукции, называемый моногамией, достигает достаточно совершенной формы в человеческой семье. Факторы, определяющие гармоничность супружеских отношений, включают физическое, социальное и эмоциональное благополучие индивидов, их влияние друг на друга и уровень давления социума на их брак. Это проявляется в качестве определенного предсказуемого паттерна в каждом созданном и длящемся супружеском союзе. Но, согласно данным антрополога Helen Fisher, прослеживается устойчивая кросс-культурная тенденция стремления института брака к упадку.


Изучая ежегодные демографические отчеты ООН, на материале 62 стран, Fisher выделила кросс-культурый паттерн, в котором пики разводов приходятся на период между 2-м и 4-м годами супружества – т.н. “зуд четвертого года”.


Этот паттерн прослеживается независимо от культурных аспектов, индивидуальных привычек или низкой/высокой частоте разводов.


В Америке пик разводов приходится на более ранний срок, совпадающий с окончанием обычного 2-х - 3-х летнего периода увлечения, что отличается от 4-х лет в общемировой практике.


Это можно объяснить тем, что люди, вступающие в брак преимущественно для реализации романтических и репродуктивных потребностей, разводятся, когда страсть угасает (Fisher, 1992).


Fisher также осторожно замечает, что «Американский пик разводов (через 2-3 года супружества) не имеет ничего общего с увеличивающимся количеством разводов в Америке» (Fisher, 1992 р.110).


Однако Fisher предполагает, что именно временной интервал, а не частота разводов имеет под собой биологическое или эволюционное основание. Развод наиболее типичен для молодых семей в первые 3-4 года супружества и для семей, не имеющих детей совсем или имеющих до 2-х детей. Большее количество детей, соответствует большей длительности супружества и меньшей вероятности развода. Привязанность в паре строится вокруг романтических отношений и репродукции и разрушается в связи с адюльтером или разводом, но как предполагает автор, долговременное супружество требует значительных усилий.


Стабильность долгосрочных супружеских отношений в Соединенных Штатах в наибольшей степени снижалась в течение последних тридцати лет. Непохоже, чтобы это означало одновременное изменение индивидуальных способностей к стабилизации близких отношений. Скорее это в большей степени отражает изменения возможностей общества регулировать стабильность брака. Понятно, что никто в обществе, основанном на самоопределении личности, с утверждением гражданских свобод, не будет запрещать каждому из двух взрослых индивидов инициировать развод. Частота расторжения брачных союзов поднимает вопросы, касающиеся природы и качества современной жизни в семье. Клинические исследования подтверждают, что наивысшая частота разводов имеет место в наименее зрелых кругах общества. Это семьи с высоким уровнем тревоги и явно выраженной детоцентрической позицией, передающие феномен развода от одного поколения к другому посредством конфликта и эмоционального разрыва.


Эта глава описывает процесс развода на социальном, семейном и многопоколенном уровне с обозначением феномена детоцентрического развода, как механизма межпоколенческой передачи эмоционального разрыва. Концепции системной семейной теории Боуэна (Bowen, 1978) использованы для описания этих феноменов при планировании терапевтических интервенций.






РАЗВОДЯЩЕЕСЯ ОБЩЕСТВО


Несмотря на наблюдения Fisher по поводу пика разводов на 4-м году супружества, показатель частоты прекращения супружеских отношений в Соединенных Штатах с 1860 до 1960 года сохранялся на одном уровне, исключая некоторые небольшие подъемы и снижения в случае войны или экономической депрессии. В течение этого времени, однако, частота разводов изменилась с 7% в 1860 до 35% в 1960 году. Поэтому, повышение количества супружеских разрывов в форме развода, компенсирует снижение количества расторжения браков вследствие смерти супруга, благодаря повышению продолжительности жизни в популяции в целом. Другими словами, повышение количества случаев выхода из супружества посредством развода, компенсировалось снижением случаев смерти до 1960 года (Castro and Bumpass, 1987).


Последние 30 лет, кривая частоты разрывов супружеских отношений резко возросла. В самом деле, около половины современных молодых людей проводят какое-то время в семье с одним родителем, что влияет на их собственные шансы быть успешными в супружестве. Меньшая часть американцев будут иметь стабильные семьи, в которых каждый из супругов жил в детстве в полной семье и впоследствии брак родителей не распался (Castro and Bumpass, 1987). Поскольку большинство разведенных мужчин и женщин повторно вступают в брак, семья и общество сталкиваются со значительными трудностями, связанными с регулирование имущественных вопросов. Не вызывает сомнения резкое изменение природы брака и уровня зрелости вступающих в брак индивидов. Фактически средний возраст вступления в брак значительно повысился. Вполне возможно, что столь быстрые перемены в большей степени обусловлены влиянием социальных факторов, регулирующих брак. Если браки зависимы от внесемейных факторов контроля, таких, как религиозные и светские законы, экономические перемены, то при сохранности отношений с предшествующими поколениями, возможно рассматривать повышение частоты разводов, как функцию влияния на этот контроль.






<h2>Социальные факторы

Экономика

Рост экономики США после II мировой войны предоставил большую возможность трудоустройства многим людям, особенно женщинам. Повышение экономического дохода женщины привело к большей эмоциональной независимости между полами. Эволюционировал стереотип женщины-домохозяйки и традиционного разделения труда в браке и семье, в котором мужчине полагалось работать, а женщине заботиться о домашнем хозяйстве. Женщины, работающие вне дома, стремятся к различным вариантам супружеских договоренностей по поводу разделения труда. Наиболее зрелые индивиды проявляют гибкость в регуляции этого вопроса. Менее зрелые – могут находить множество недостатков в неоправданных ожиданиях, что приводит к нарушениям брачного партнерства и конфликтам. Более высокая частота разводов среди преуспевающих женщин, отражает их большую экономическую независимость от мужчин в браке.






Религиозные и светские законы






Влияние религии на частоту разводов иллюстрируется решением Англиканской церкви в 1967, ввести концепцию развода, в котором нет виноватых, то есть церковь подтверждала, что люди не должны обвиняться за поведение, которое является результатом их душевных побуждений.

Ранее церковь предоставляла право развода только в случаях прелюбодеяния или физической жестокости. Церковь сменила свои воззрения и стала рассматривать новую идею о том, что история семейной жизни человека не может быть идеальным критерием, чтобы судить о состоянии души данного человека (Stone, 1989). В 1971, Калифорнийский Законодательный орган, цитируя Англиканскую церковь, принял законы, позволяющие завершение браков не только по причине прелюбодеяния или физической или моральной жестокости, но из-за психологической несовместимости или разочарования. Эти законодательные изменения быстро распространились в Соединенных Штатах. Теперь развод законодательно разрешен в пятидесяти штатах.


Результирующее влияние этих социальных перемен привело к облегчению процедуры вступления в брак и выхода из брачных отношений. Следовательно, повышение частоты разводов, оцениваемой от 52 до 80 процентов для тридцатилетних браков, при сохранении прежних тенденций, является результатом этих социальных влияний. Менее вероятным представляется столь острое изменение характеристик брачных союзов (Castro и Bumpass, 1987).






Дифференциация и Развод





Индивидуальная реакция на социальные изменения варьируется в зависимости от уровня дифференциации. Люди с более высоким уровнем дифференциации менее реактивны в отношении социальных перемен. Более низкий уровень дифференциации обусловливает большую реактивность. Отдельные случаи обнаруживают значительные различия, но хроническая реактивность может быть концепцией, позволяющей поэтапно проследить процесс взаимодействия семьи и общества. Увеличение частоты разводов может отражать регресс или тревогу в близких отношениях, вследствие увеличения реактивности и изменения факторов социального контроля. По нашему мнению, текущее снижение количества браков, существенное увеличение среднего возраста вступления в первый брак, и повышение частоты сожительства перед заключением брака и после развода, отражает хроническую реактивную тенденцию, при помощи которой общество пытается изменить и восстановить устойчивые взрослые отношения.


Долговременные наблюдения показывают, что браки с тридцатилетней историей имеют как минимум на 52 процента больший шанс выживания в течение последних нескольких лет, чем заключенные недавно (Castro и Bumpass, 1987). Показано также, что индивидуумы, находящиеся в эмоциональном разрыве с расширенной семьей, и с важными социальными традициями могут иметь меньшее количество ресурсов для ослабления реактивности в брачном взаимодействии и меньшее количество руководящих принципов для решения проблем и совместного принятия решений.


Социальный и семейный эмоциональный разрыв:

смерть или развод





Молодые супруги, несмотря на то, что они могут существовать в браке несколько лет, скорее расстанутся в связи с разводом родителей любого из них, чем из-за смерти одного родителя. Прочность брака зависит от уровня функциональности семьи, наличия в ней эмоциональных разрывов. По нашему мнению, развод нарушает функционирование всех членов семейства больше чем любое другое событие. Большинство исследователей соглашаются, что развод вызывает существенный регресс у всех членов семьи, включая обоих родителей. В случае смерти одного из супругов, оставшиеся члены семьи, в том числе и дети, занимают более взрослую позицию. Развод, проистекающий из долгосрочного супружеского конфликта, ведет к большему напряжению между поколениями и эмоциональному разрыву. Развод доброволен и эмоционально воспринимается детьми, как менее простительный. Для разведенного родителя, возникающие впоследствии романтичные треугольники расцениваются как менее допустимые, чем для вдовы или вдовца.


Эмоциональный раскол при разводе обычно приводит к преимущественному общению детей с матерью, (приблизительно 90% времени), в меньшей степени сохраняется близость с отцом и его расширенной семьей. Напротив, в случае смерти одного из супругов усиливается эмоциональная поддержка со стороны расширенной семьи с обеих сторон и дружеского круга. При разводе чаще всего такого не происходит.


Развод порождает развод. Процесс межпоколенческой передачи, работающий в семьях, вместе с социальными переменами, регулирующими брачные отношения, повышает вероятность разводов и степень эмоционального разрыва в последующих поколениях по сравнению с семьей происхождения.


Материалы двух исследований показывают, что белые женщины, чьи родители были разведены до их шестнадцатилетия, имеют от 59 до 69 процентов большую вероятность развода, чем женщины, выросшие в полных семьях (London, Kahn, и Pratt, 1988).


У белых мужчин из разведенных семей шанс развода больше на 32 процента (Glenn и Kramer, 1987).


Складывается впечатление, что ситуация эмоционального разрыва для дочерей, чьи отцы умерли, менее вероятна, поскольку для них риск развода был всего на 35% больше, чем для женщин из полных семей. Эмоциональный разрыв при разводах и в ситуации вдовства, видимо по-разному проявляется в повторных браках. Дочери, чьи родители разводятся и вступают в повторный брак, имеют в два раза больший риск развода, чем проживающие с обоими родителями. Вдовы, вступающие в повторный брак, видимо защищают своих дочерей от развода.


Эти тенденции сохраняются независимо от того, сколько лет было дочерям, когда распался брак родителей, но наиболее уязвимы в этой ситуации подростки. (London, Kahn, и Pratt, 1988).


Многие исследователи размышляют о механизмах, которые передают паттерн вероятности развода. Утверждается что раннее вступление в половую жизнь, добрачная беременность и делинквентность повышают вероятность развода, также как и вступление в брак в раннем возрасте(Castro и Bumpass, 1987). Однако, даже при учете в исследовании ранней сексуальности и добрачных беременностей, отмечается большее количество разводов среди взрослых, чьи родители были разведены. Дети из разведенных семей, вероятно, будут иметь не только неудовлетворенность собственными браками, но также и большую готовность к их расторжению. Кроме того, их манера ухаживания несколько отличается от таковой у детей из полных семей. Эта информация подтверждает важность изучения эмоциональных паттернов ядерной семьи и их влияние на процессы эмоциональных разрывов в разводящихся семьях.






ПРОЦЕСС РАЗВОДА И


ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ СИСТЕМА ЯДЕРНОЙ СЕМЬИ





Нет сомнений, что развод вносит существенные изменения в функционирование семьи и развитие ребенка. Имеют значение такие параметры как возраст ребенка, гендерный фактор, наличие опеки, особенности общения родителей после развода, а также повторное вступление в брак кого-либо из супругов. Однако, по нашему мнению, наиболее важными факторами являются - уникальные характеристики ребенка, особенности родительско-детских отношений, и в особенности – то, как семья реорганизуется после развода родителей. Теория семейных систем Боуэна, с ее акцентом на ядерных процессах семейного конфликта, адаптации, физическом или эмоциональном дистанцировании и детоцентризме, показывает, как семья реорганизуется после развода.


Исследования показывают, что вышеперечисленные параметры оказывают существенно влияние на остроту детской реакции по поводу родительского развода. Это симптомы, по поводу которых родители наиболее часто консультируются с психотерапевтом. Однако интенсивность симптомов определяют эмоциональные паттерны ядерной семьи и выраженность детоцентризма до и после развода, а также адаптивность долгосрочных паттернов взаимоотношений.


Характер симптомов, главным образом, отражают стадию роста и развития ребенка. Их интенсивность показывает уровень дифференциации и детоцентризма в семье. В раннем дошкольном возрасте, дети часто демонстрируют регрессивное поведение, особенно если развод значительно дезорганизовал их родителей. Старшие дошкольники часто обвиняют себя в разводе или в уходе одного из их родителей. Для детей школьного возраста стабилизационным фактором могут быть отношения со сверстниками, но переживания, вызванные разводом родителей, еще долго присутствуют в их жизни. Кроме того, школьникам труднее, чем младшим детям, использовать фантазию и игру, для того, чтобы представить свое будущее более приемлемым. Дети в позднем латентном периоде развития уже достаточно взрослые, чтобы беспокоиться из-за поведения их родителей и больше понимают очевидные проблемы лояльности и триангуляции, особенно в высоко детоцентрических разводах. Контакт ребенка с обоими родителями может стать постоянным источником конфликта разведенных родителей (Wallerstein and Blakeslee, 1989).


Юноши и девушки, не способные эмоционально отделиться от своих разведенных родителей имеют высокую вероятность развития регрессивного поведения в виде промискуитета, злоупотребления наркотиками и отсутствие интереса к образованию. Недавние исследования показали, что развод родителей оказывает влияние даже на молодых людей студенческого возраста, меняя их поведение в процессе ухаживания (Southworth and Schwartz. 1987).





Так как большинство разводов приходится на семьи со стажем около 7 лет, типичный случай обращения к профессионалу, занимающемуся вопросами психического здоровья, - конфликтующая супружеская пара с одним или двумя детьми дошкольного и раннего школьного возраста. Возраст, пол, индивидуальная сопротивляемость ребенка и способ его вовлечения в эмоциональное взаимодействие семьи, будут определять характер и интенсивность симптомов (Beal, 1991b). Около 15 процентов всех разводов, заканчиваются обращением в суд по вопросам опеки над детьми. С 1972, более миллиона американских детей ежегодно вовлекаются в процесс развода. Тем не менее, количество судебных споров по поводу опеки над ребенком может достичь 150,000 в год (Beal, 1991a).









Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница