Дэн Браун Ангелы и демоны



страница54/95
Дата11.02.2016
Размер4,27 Mb.
1   ...   50   51   52   53   54   55   56   57   ...   95
    Навигация по данной странице:
  • Глава 81

Глава 80

Когда два часа назад Лэнгдон выходил из секретных архивов Ватикана, он и мечтать не мог о том, что когда нибудь туда вернется. Однако, пробежав рысцой вместе с гвардейцем весь путь, он, слегка задыхаясь, вошел в уже знакомое здание.

Солдат со шрамом на лице провел его мимо прозрачных кубов хранилищ. Тишина архива на сей раз действовала на Лэнгдона угнетающе, и он был очень благодарен швейцарцу, когда тот нарушил молчание.

– Мне кажется, сюда, – сказал гвардеец, приглашая Лэнгдона пройти в конец зала, где вдоль стены размещались стеклянные кубы, но только меньшего размера. Швейцарец обежал взглядом надписи на хранилищах и указал на одно из них. – Да, это как раз то, что нам надо. Коммандер сказал, что интересующие вас сведения вы, возможно, найдете здесь.

Лэнгдон прочитал надпись. ATTIVI VATICANI. Имущество Ватикана? Он просмотрел рубрикатор. Недвижимость... Валюта... Банк Ватикана... Антиквариат... Список казался бесконечным.

– Полный перечень всей собственности, – сказал швейцарец.

Боже! Несмотря на полумрак, Лэнгдон видел, что хранилище забито до отказа.

– Коммандер сказал, что все созданное Бернини под патронажем Ватикана внесено в соответствующие перечни активов.

Лэнгдон кивнул, осознав, что предположения Оливетти могут действительно оказаться верными. В то время, когда творил Бернини, все, что он сделал под покровительством папы, становилось по закону собственностью Святого престола. Правда, Это было не покровительство, а скорее феодализм, но крупные мастера тогда жили неплохо и жаловались крайне редко.

– Включая те работы, которые находятся вне Ватикана?

Солдат бросил на него удивленный взгляд и сказал:

– Естественно. Все католические храмы Рима являются собственностью Ватикана.

Лэнгдон посмотрел на список, который держал в руках. В нем значилось примерно двадцать церквей, стоящих вдоль линии, берущей начало у West Ponente. Третий алтарь науки находился в одной из них, и Лэнгдон надеялся, что ему хватит времени определить, в какой именно. В иных обстоятельствах он с удовольствием лично обследовал бы все эти храмы один за другим. Однако сегодня ему было отпущено всего двадцать минут, чтобы найти ту единственную церковь, в которой находится работа Бернини, имеющая какое либо отношение к огню.

Лэнгдон подошел к вращающимся, контролируемым электроникой дверям хранилища, а швейцарец остался стоять на месте. Ощутив какую то странную неуверенность, американец произнес с улыбкой:

– С воздухом все в порядке. Дышать можно, хотя кислорода и маловато.

– Мне приказано сопроводить вас до этого места, а затем немедленно вернуться в штабную комнату.

– Значит, вы меня покидаете?

– Да, синьор. Швейцарские гвардейцы в архив не допускаются. Проводив вас до этого места, я уже нарушил протокол. Коммандер не преминул мне об этом напомнить.

– Нарушили протокол? – Неужели этот человек не понимает, что происходит? – На чьей стороне ваш коммандер, черт бы его побрал?!

Выражение дружелюбия мгновенно исчезло с лица гвардейца, шрам под глазом начал нервно подергиваться, а взгляд напомнил взгляд самого Оливетти.

– Прошу прощения, – сказал Лэнгдон, сожалея о сказанном. – Это всего лишь... Я просто очень нуждаюсь в помощи.

Гвардеец остался непоколебим.

– Я обучен следовать приказам, а не обсуждать их. Когда вы обнаружите то, что ищете, немедленно свяжитесь с коммандером.

– Но как же я его найду? – разволновался Лэнгдон.

Швейцарец молча снял с пояса и положил на ближайший столик портативную рацию.

– Первый канал, – бросил он и растворился в темноте.



Глава 81

Телевизор скрывался в специальном шкафу, стоящем прямо напротив письменного стола понтифика. Это был самый современный «Хитачи» с огромным экраном. После того как его включили, все столпились вокруг. Виттория тоже подошла поближе.

Некоторое время, как и положено, экран оставался темным, а затем на нем возникла ведущая – молодая брюнетка с красивыми глазами.

– Я Келли Хорн Джонс из Эн би си, передача ведется прямо из Ватикана.

За ее спиной возникла площадь Святого Петра.

– Она врет! – выпалил Рошер. – Нам подсовывают картинки из архива. Освещение в соборе в данный момент отключено.

Оливетти остановил разоблачителя сердитым шипением.

– В ходе выборов папы произошли шокирующие события. – В голосе брюнетки зазвучали тревожные нотки. – Нам только что сообщили, что два члена коллегии кардиналов были сегодня зверски убиты.

Оливетти едва слышно выругался.

В этот миг в кабинет ворвался какой то гвардеец.

– Коммандер, – задыхаясь, выдавил он, – с центрального коммутатора сообщают, что телефоны просто взбесились. Все хотят узнать официальную позицию Ватикана...

– Немедленно отключить телефонную связь! – приказал Оливетти, не отрывая глаз от экрана, с которого продолжала вещать телеведущая.

– Но, синьор... – неуверенно произнес гвардеец.

– Выполняйте!

Гвардеец убежал.

Виттории казалось, что камерарий хочет что то сказать, но сдерживается. Клирик долго и мрачно смотрел на Оливетти, а затем вновь обратил взгляд на экран.

Эн би си теперь демонстрировала видеоматериал. Швейцарцы вынесли тело кардинала Эбнера из церкви Санта Мария дель Пополо и погрузили его в багажник «альфа ромео». Затем последовал стоп кадр, на котором крупным планом показалось обнаженное тело. Оно было видно лишь те несколько секунд, когда его клали в багажник.

– Какой мерзавец все это снимал?! – выкрикнул Оливетти.

Ведущая Эн би си продолжала рассказ:

– Как полагают наши эксперты, это тело кардинала Эбнера из Франкфурта, а люди, которые выносят его из церкви, судя по всему, швейцарские гвардейцы Ватикана.

Девица всем своим видом пыталась выразить охватившую ее печаль. Оператор дал ее лицо крупным планом, и ведущая загрустила еще сильнее.

– В данный момент Эн би си хочет предупредить зрителей, что кадры, которые они сейчас увидят, настолько страшны и выразительны, что не все смогут их выдержать. Мы просим отойти от телевизоров детей и людей со слабой психикой.

Виттория фыркнула, настолько ее рассмешила забота телекомпании о своих зрителях. Она прекрасно знала, что такое предупреждение у телевизионщиков называется дразнилкой. Она не слышала, чтобы кто нибудь уходил или переключал канал, услышав подобные слова.

– Повторяю, – сказала ведущая, – следующие кадры могут показаться некоторым зрителям шокирующими.

– Какие еще кадры? – спросил Оливетти, обращаясь к экрану. – Ведь вы только что показали...

На экране возникла пробирающаяся в толпе по площади Святого Петра парочка. Виттория мгновенно узнала в этих людях Роберта и себя. В самом углу изображения видна была надпись мелким шрифтом: «Материал предоставлен компанией Би би си». Сокращение Би би си ей о чем то говорило.

– О Боже, – прошептала она. – Только не это...

Камерарий недоуменно посмотрел на Оливетти и сказал:

– Вы, кажется, сообщили, что пленку удалось изъять. Или это мне показалось?

Тут раздался пронзительный крик ребенка, затем на экране появилась крошечная девчушка, тычущая пальчиком в сторону человека, больше всего похожего на залитого кровью бродягу. В кадре неожиданно возник Роберт Лэнгдон и попытался успокоить плачущую девочку.

Все, кто находился в кабинете папы, затаив дыхание, следили за разворачивающейся на их глазах драмой. Кардинал (они то знали, что это кардинал) упал. Упал, уткнувшись лицом в камни мостовой. Появилась Виттория и призвала всех к порядку. В кадре видна была лужа крови, следом за ней показали клеймо. Затем камера сосредоточилась на отчаянных попытках Виттории сделать искусственное дыхание методом «изо рта в рот».

– Эта разрывающая сердце сцена была снята всего несколько минут назад на площади Святого Петра, за стенами Ватикана. Достоверные источники сообщают, что это тело кардинала Ламассэ из Франции. Почему он так одет и по какой причине оказался не на конклаве, остается для всех тайной. Ватикан пока отказывается от каких либо комментариев.

Пленка опять пошла с самого начала.

– Отказывается от комментариев? – возмутился Рошер. – Да нам и минуты для этого не дали!

Девица тем временем продолжала вещать, а сцена смерти кардинала служила ей фоном.

– Эн би си не может с достоверностью назвать мотивы этих убийств, наши источники сообщают, что ответственность за них взяла на себя группа, называющаяся «Иллюминати».

– Что?! – взорвался Оливетти.

– ...узнать подробности об этой организации вы можете, посетив наш сайт по адресу...

– Non e posibile! – взревел Оливетти и повторил: – Это невозможно!!! – Выразив таким образом свое отношение к сообщению, он переключил телевизор на другой канал.

На этом канале передачу вел мужчина латиноамериканского типа.

– ...культ сатанистов, известных под названием «Иллюминати», по мнению некоторых историков...

Оливетти принялся поочередно нажимать кнопки пульта дистанционного управления. Все каналы вели прямые трансляции, многие шли на английском языке.

– ...несколько ранее этим же вечером швейцарские гвардейцы извлекли из церкви тело. Как считают, это был труп кардинала...

– ...свет в базилике и музеях погашен, что оставляет место для всякого рода спекуляций...

– ...мы беседуем со специалистом по теории заговоров Тайлером Тингли о шокирующем возрождении...

– ...ходят слухи, что этим вечером произойдут еще два убийства...

– ...возникает вопрос, не находится ли среди похищенных основной претендент на папский престол кардинал Баджиа...

Виттория отвернулась от экрана. События развивались с немыслимой скоростью. За окном становилось совсем темно, а человеческая трагедия словно магнит притягивала на площадь все новых и новых зевак. Людская толпа под окнами папского дворца разрасталась чуть ли не с каждой секундой. В нее непрерывно вливались потоки пешеходов, а журналисты поспешно выгружались из мини автобусов, чтобы успеть занять на площади лучшие места.

Оливетти отложил пульт дистанционного управления и, обращаясь к камерарию, произнес:

– Не могу представить, синьор, как такое могло произойти. Ведь мы действительно изъяли кассету из камеры. Камерарий был слишком потрясен, чтобы говорить. Никто не проронил ни слова. Швейцарские гвардейцы замерли по стойке «смирно».

– Создается впечатление, – наконец произнес камерарий (он был настолько опустошен, что даже не мог сердиться), – что нам не удалось сдержать развитие кризиса. На что, по правде говоря, я очень рассчитывал. – Клирик посмотрел на толпу людей за окном и добавил: – Я должен выступить с обращением.

– Ни в коем случае, синьор, – покачал головой Оливетти. – Это именно то, чего ждут от вас иллюминаты. Официально подтвердив их существование, вы придадите им новые силы. Нам следует молчать.

– А как быть с этими людьми? – спросил камерарий, показывая на площадь. – Очень скоро здесь соберутся десятки, а затем и сотни тысяч. Они могут оказаться в опасности, и я обязан их предупредить. Помимо этого, следует эвакуировать коллегию кардиналов.

– У нас еще есть время. Кроме того, капитан Рошер найдет антивещество; я в этом не сомневаюсь.

– У меня создается впечатление, что вы начинаете мне приказывать! – резко повернувшись к Оливетти, бросил камерарий.

– Ничего подобного, синьор, я всего лишь даю вам совет. Если вас беспокоит судьба людей на площади, мы можем объявить об утечке газа и очистить территорию. Заявлять же о том, что мы стали чьими то заложниками, просто опасно.

– Коммандер, я хочу, чтобы вы, да и все остальные поняли раз и навсегда – я никогда не использую этот кабинет для того, чтобы лгать миру. Если я решу что то заявить, то в моих словах будет только правда.

– Правда? Правда о том, что сатанисты угрожают уничтожить Ватикан? Такая правда лишь ослабит наши позиции.

– И насколько, по вашему, они ухудшатся по сравнению с тем, что мы уже имеем? – обжигая офицера взглядом, спросил клирик.

Рошер неожиданно вскрикнул и, схватив пульт дистанционного управления, прибавил звук. Все взоры обратились на экран.

Ведущая Эн би си, судя по ее виду, разволновалась по настоящему. Рядом с ней на экране была фотография покойного папы.

– ...экстренное сообщение. Его источником является Би би си. – Она взглянула мимо камеры, как бы ожидая команды продолжать. Видимо, получив ее, она мрачно посмотрела в камеру. – Сообщество «Иллюминати» только что взяло на себя ответственность... – Немного помявшись, она повторила: – Иллюминаты взяли на себя ответственность за смерть папы имевшую место пятнадцать дней назад.

У камерария от неожиданности отвисла челюсть.

До Виттории смысл услышанного дошел не сразу.

– Согласно традициям Ватикана, – продолжала ведущая, – вскрытие покойного папы не производится, поэтому нет никакой возможности подтвердить или опровергнуть заявление иллюминатов. Тем не менее представители братства «Иллюминати» утверждают, что причиной смерти папы был не инсульт, а яд.

В комнате повисла гробовая тишина.

Первым не выдержал Оливетти.

– Безумие! Наглая ложь! – взорвался коммандер.

Рошер принялся переключать каналы. Экстренное сообщение, подобно эпидемии чумы, передавалось от станции к станции. Все долдонили одно и то же, различались лишь заголовки, соревнующиеся в сенсационности подачи материала:

УБИЙСТВО В ВАТИКАНЕ

ПАПА ПАЛ ЖЕРТВОЙ ОТРАВЛЕНИЯ

САТАНА ОСКВЕРНЯЕТ ДОМ БОГА

– Да поможет нам Бог, – глядя в сторону, прошептал камерарий.

Рошер на мгновение задержался на Би би си:

– ...сообщил мне об убийстве в церкви Санта Мария дель Пополо... – и переключил на другой канал.

– Стоп, – сказал камерарий. – Назад...

Рошер вернулся назад. На экране возник ведущий новостей Би би си, рядом с ним находилась фотография довольно странного молодого человека с рыжей бородкой. Подпись под снимком гласила: ГЮНТЕР ГЛИК, ПРЯМО ИЗ ВАТИКАНА. Глик, видимо, вел репортаж по телефону, и слышимость была довольно скверной.

– ...мой оператор сумел снять вынос тела кардинала из капеллы Киджи.

– Хочу напомнить нашим зрителям, – произнес ведущий, – что репортер Би би си Гюнтер Глик был первым, кто сообщил эту сенсационную новость. Он дважды вступал в телефонный контакт с предполагаемым убийцей, направленным иллюминатами. Гюнтер, вы сказали, что убийца несколько минут назад позвонил вам и передал послание братства «Иллюминати»?

– Да, это так.

– И в этом послании говорится, что иллюминаты каким то образом несут ответственность за смерть папы?

– Совершенно верно. Звонивший сказал, что причиной смерти понтифика был вовсе не удар. Папа был отравлен иллюминатами.

Все находящиеся в кабинете окаменели.

– Отравлен? – удивился ведущий. – Но... но каким образом?

– Подробностей они не сообщают, – ответил Глик, – но говорят, что умертвили его с помощью лекарства, известного как... – послышался шорох бумаги, – как гепарин.

Камерарий, Оливетти и Рошер обменялись смущенными взглядами.

– Гепарин? – переспросил Рошер – он был явно взволнован. – Но ведь это же...

– Лекарство, которое давали папе, – побелевшими губами прошептал камерарий.

– Папа принимал гепарин? – спросила потрясенная Виттория.

– Он страдал от тромбофлебита, – ответил камерарий, – и раз в день ему делали инъекцию. Почему иллюминаты заявляют...

– В больших дозах гепарин смертелен, – вмешалась Виттория. – Это мощный препарат, препятствующий свертыванию крови. Его передозировка вызывает массивное внутреннее кровоизлияние и кровоизлияние в мозг.

– Откуда вам все это известно? – удивленно подняв брови, спросил Оливетти.

– Биологи используют его при изучении морских млекопитающих, чтобы воспрепятствовать появлению тромбов в результате снижения активности животных. В тех случаях, когда препарат применялся неправильно, животные погибали. – Выдержав короткую паузу, девушка продолжила: – У людей передозировка гепарина вызывает симптомы, схожие с теми, которые бывают при инсульте... без вскрытия их очень трудно различить. Камерарий казался крайне обеспокоенным.

– Синьор, – сказал Оливетти, – нет сомнения, что мы имеем дело с очередным рекламным трюком иллюминатов. Передозировка лекарства в случае с папой просто невозможна. К нему не было доступа. Но даже если проглотить наживку и выступить с опровержением, нам все равно не удастся опровергнуть заявление негодяев. Законы Ватикана запрещают вскрытие усопших понтификов. И даже в том случае, если мы решимся на нарушение этого правила, то все равно обнаружим следы гепарина от ежедневных инъекций.

– Верно! – Голос камерария звучал решительно и резко. – Но меня беспокоит даже не это. Никто за стенами Ватикана не знал, что его святейшество принимает это лекарство.

Все умолкли, обдумывая возможный смысл услышанного.

– Если имела место передозировка гепарина, – первой нарушила молчание Виттория, – то признаки этого в теле можно обнаружить.

– Мисс Ветра, – бросил, повернувшись к ней Оливетти, – повторяю, если вы пропустили это мимо ушей: законы Ватикана запрещают вскрытие усопшего понтифика. Мы не намерены осквернять тело его святейшества только потому, что враг сделал это возмутительное заявление.

– Я вовсе не предлагаю... – смущенно произнесла Виттория, которая отнюдь не желала проявить неуважение к телу покойного папы. – Я вовсе не предлагаю, чтобы вы эксгумировали тело... – Она умолкла, и в ее памяти вдруг всплыли слова, сказанные Лэнгдоном в капелле Киджи. Он тогда мимоходом заметил, что саркофаги, в которых покоятся останки пап, находятся на поверхности земли и никогда не цементируются. Этот обычай корнями уходит во времена фараонов, когда считалось, что захоронение гроба в землю навсегда заточает душу усопшего. Вместо захоронения стали использовать тяжелые, иногда весящие сотни фунтов каменные крышки. «Следовательно, технически возможно...» – подумала девушка.

– Какого рода признаки? – неожиданно спросил камерарий.

Виттория почувствовала, как ее сердце затрепетало от страха. Подавив волнение, она сказала:

– Чрезмерно большая доза гепарина вызывает кровотечение слизистой оболочки рта.

– Чего, простите?

– Десны жертвы начинают сильно кровоточить. После смерти кровь запекается, и ротовая полость умершего чернеет.

Виттория как то видела фотографию, сделанную в лондонском аквариуме, после того как пара касаток в результате ошибки дрессировщика получила слишком большую дозу гепарина. Безжизненные тела касаток плавали на поверхности бассейна, их пасти были открыты, и из них вываливались черные как сажа языки.

Камерарий, не проронив ни слова, уставился в окно.

– Синьор, если заявление об отравлении окажется правдой... – начал Рошер, и в тоне капитана на сей раз полностью отсутствовал присущий ему оптимизм.

– Это не может быть правдой, – перебил его Оливетти. – Доступ посторонних к папе был полностью исключен.

– Если это заявление окажется правдой, – повторил Рошер, – и наш святой отец был отравлен, то это может серьезно осложнить ход поисков антивещества. Убийство понтифика говорит о том, что враг проник в самое сердце Ватикана. В этом случае нельзя ограничиваться осмотром белых зон. Поскольку нашей системе безопасности нанесен такой сокрушительный удар, мы скорее всего не сможем обнаружить заряд вовремя.

Оливетти одарил подчиненного ледяным взглядом и произнес:

– Капитан, если хотите, я могу сказать вам, что произойдет...

– Нет, – неожиданно повернувшись, перебил камерарий. – Это я скажу вам, что произойдет в ближайшее время. – Клирик посмотрел в глаза Оливетти и продолжил: – Все зашло слишком далеко. Через двадцать минут я приму решение о том, приступать или не приступать к эвакуации Ватикана. Одновременно это будет решением о дальнейшей судьбе конклава. Это окончательно. Ясно?

Оливетти даже бровью не повел, но ничего не ответил.

Камерарий стал говорить напористо, так, словно открыл в себе новый источник энергии:

– Капитан Рошер, завершайте осмотр белых зон. Об окончании немедленно доложите.

Рошер кивнул и окинул Оливетти тяжелым взглядом. Камерарий подозвал к себе двух гвардейцев и сказал:

– Я хочу, чтобы репортер Би би си Гюнтер Глик был немедленно доставлен в этот кабинет. Если иллюминаты выходили с ним на связь, он сможет нам помочь. Ступайте.

Солдаты скрылись за дверью.

Затем камерарий обратился ко всем задержавшимся в кабинете швейцарским гвардейцам.

– Господа, я не могу допустить новых жертв. К десяти часам вечера вы должны найти двух оставшихся кардиналов и захватить чудовище, ответственное за эти убийства. Вам все ясно?

– Но, синьор, – возразил Оливетти, – мы не имеем представления, где...

– В этом направлении работает мистер Лэнгдон. Он кажется мне человеком способным, и я верю в его успех.

С этими словами камерарий решительно направился к дверям, на ходу указав на трех гвардейцев.

– Вы, вы и вы пойдете со мной.

Гвардейцы двинулись следом за ним.

У самых дверей камерарий задержался и, повернувшись к Виттории, бросил:

– Мисс Ветра, вы тоже... Прошу вас следовать за мной.


Каталог: data -> bib
bib -> Особенности национальной "охоты за головами" "Охотник"
bib -> Сергей Анатольевич Мусский 100 великих нобелевских лауреатов 100 великих
bib -> Проблемы церковного попечения о детях-сиротах Дети, оставшиеся без попечения родителей, история и современное состояние
bib -> Увеличению достигнутых результатов
bib -> Эдипов комплекс (комплекс Электры) найти и обезвредить
bib -> 100 идей для развития творческого потенциала сотрудников
bib -> Анвар Бакиров Базовые пресуппозиции – весело о важном или
bib -> Н. Н. Петров аутогенная тренировка для вас практическое пособие
bib -> Сканирование: Янко Слава (библиотека Fort/Da)


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   50   51   52   53   54   55   56   57   ...   95


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница